Автор рисунка: Noben
Глава II: Рэйнбоу Дэш Глава IV: Флаттершай

Глава III: Рэрити

Я помню её визит, будто это было только вчера…

Открылась дверь, в помещение вплыл обыкновенный для Понивилля ночной туман, её силуэт, озаренный лунным светом, появился в дверном проёме. Она оттолкнула дверь изящным копытцем и гордо вошла, высокого держа голову, как настоящая принцесса. Что-то подсказывало мне, что она тут не для того, чтобы выплакаться.

С другой стороны, моя таверна не очень-то подходила для того, чтобы кобылка из высшего общества тут что-то праздновала. Конечно, дарёному дракону в зубы не смотрят, так что я был рад, когда она грациозно подошла и присела на стул с моего конца барной стойки.

— Бармен, коктейль “Космэрополитан”, пожалуйста!”

— Сию минуту, — сказал я, подготавливая бутыль и бокал для мартини. Высокие манеры моей гостьи приятно отличались от поведения двух кобылок, которые посетили мой бар до неё.

— У меня отличная память на лица, особенно такие прекрасные, как у вас, — сказал я, наливая напиток в бокал, стоящий перед ней. Она приняла комплимент даже глазом не моргнув. Наверняка она уже сто раз слышала подобные слова. — Вы тут не часто появляетесь, так ведь?

— Обычно нет, но иногда бываю, когда есть настроение, — улыбнулась она, пригубив свой коктейль. — Кроме того, не каждый день Принцесса Селестия лично просит сшить ей платье для Галы, да ещё и платит в три раза больше обычного!

В три раза больше? Да ваш супруг, наверное, просто вне себя от счастья?

Нежные щечки мой гостьи порозовели. Я может и старый грубый козлище, но как же приятно знать, что я все еще могу вогнать красивую кобылку в краску.

— О, у меня нет супруга,” — поправила меня она, — “Я Рэрити, к слову”.

Святая Селестия, если б только я был лет на десять моложе!

— То есть вы хотите сказать, что никто в Понивилле в вас не влюблён?

Она вздохнула. Женщины — как мины, один неверный шаг и — бабах! — настроение испорчено.

— Ну… насчет пони не знаю, но боюсь, что один дракон сохнет по мне уже не первый год.

Межвидовой романчик? Ну что ж, мы рады всем и каждому, и не мне их судить. Когда-то в институте и я крутил шашни с грифоншей, да только не обо мне речь.

— Правда? Неразделенная любовь — это печально, — сказал я сочувственно.

Рэрити одним глотком допила коктейль и легонько стукнула копытцем по столу.

— Ну, она не то что бы неразделенная, — нерешительно ответила она, — Спайк мне не безразличен и я люблю его, просто… наверное, не так, как он меня.

Она бросила горестный взгляд на свой пустой бокал, и я тут же наполнил его вторым “космо”.

— Говорят, что любовь — это поле боя… — вздохнула она.

— Значит, этот дракончик от тебя без ума? — резюмировал я. Иногда лучше просто повторить то, что уже было сказано. Можно сойти за умного даже не предложив ничего путного.

— Похоже, что так оно и есть. Я надеялась, что он поймет — у нас ничего не получится из-за разницы в возрасте. Это очень нехорошо с моей стороны, но я думала, — даже надеялась, — что он попробует поухаживать за моей младшей сестрой. Они хотя бы одного возраста!

Я пожал плечами. Каждый хоть раз да испытывал неразделенную любовь. Когда я был маленьким шустрым жеребенком, я до безумства любил свою няню. Кэнди Страйп была королевой, а я — лишь жалким простолюдином. Мне казалось, что весь мир провожал грациозную походку Кэнди завистливым взглядом, а сам я чувствовал себя рядом с ней совсем малюсеньким, незначительным. Ладно, история-то о проблемах Рэрити, а не моих.

— Значит, дело не выгорело? — Угадать чувства поняш не так уж и сложно. Если бы все закончилось хорошо, речь Рэрити не была бы так печальна.

— Не выгорело, — вздохнула она, подперев щечку одним копытом и водя другим по краешку стакана, — Еще чуть-чуть, и я сказала бы ему прямо: “у тебя нет шансов“.

— Но если так оно и есть, то что же тебя остановило?

— Если б только я сама знала. Ну не могу я разбить ему сердце! Кроме того, Спайк заслуживает быть счастливым с какой-нибудь поняшей… или дракошей. Я понимаю, что нехорошо и дальше водить его за нос, но я просто не могу представить себе жизнь без него.

Похоже в сердце моей гостьи живет нечто большее, чем просто дружба.

— Насколько мне позволено судить, — начал я, — в тебя влюблен молодой дракон, но ты не знаешь как объяснить ему, что у вас из-за разницы в возрасте ничего не получится? — В нашем городке жил только один дракон, так что легко было догадаться, о ком говорит Рэрити.

— Все верно, — ответила она, прикончив свой напиток и жестом попросив добавки. — Ну почему в жизни всё так сложно?

Я улыбнулся. Как много клиентов сидели вот на этом же месте и задавали этот же самый вопрос.

— Жить было бы не интересно, будь всё просто.

— Может не так интересно, зато более предсказуемо, — посетовала она.

— Если не секрет, почему другие пони тобой не интересуются? — напрашивался резонный вопрос, однако Рэрити не посчитала его резонным.

— Ну знаешь ли, я… — вспыхнула она, поддерживая копытцем локоны своей идеальные завитой гривки, как вдруг из-за алкоголя и тяжких мыслей её будто прорвало:

— Я затворница! — принялась хныкать Рэрити. А уж хныкать-то она умела. -Я целыми днями вкалываю за швейной машинкой, создавая наряды, и всё ради чего? Большая часть пони вообще не носит одежду!

— Быть портняжкой в Эквестрии — как быть бутылкой дорогого шампанского. К тебе обращаются только по праздникам, — попытался я отвлечь её от грустных мыслей о неправильном выборе профессии.

Но ничего не вышло — может Рэрити становится агрессивной, когда выпьет?

— Я вообще-то модельер, а не портняжка. И да будет тебе известно, что пони выстраиваются в очередь, чтобы купить платье моего дизайна на любое официальное мероприятие!

— Вот видишь, ты не так бесполезна, как о себе думаешь!

Ой.

— Бесполезна?! — возмущенно воскликнула она. Надо быстро думать, что сказать, пока она не швырнула в меня бокалом с остатками “космо”.

— Бесполезна не в смысле “не приносящая пользу”, а в смысле… — думай, Фрости, думай! — ...А в смысле, что у тебя сейчас нет заказов, потому что не намечается никаких крупных мероприятий!

Она прожигала меня взглядом еще секунду, а потом успокоилась. Её плечи расслабились, а прижатые к голове ушки вернулись в обычное положение.

— Конечно, не стоит ожидать от бармена знания закулисья мира моды… — мне ещё повезло, что я отделался одними нравоучениями. Я разрядил опасную ситуацию так ловко, что мог бы даже работать сапером!

— Мне кажется, тебе просто надо найти, чем занять себя пока нет заказов.

Она хлопнула напиток одним глотком и уставилась на пустой бокал, раздумывая о том, стоит ли заказать ещё.

— Это правда. Я пытаюсь проводить время с Свити Бэлль, но она ещё слишком маленькая и может только держать ткани да прикалывать детали булавками, — пожаловалась Рэрити, заказывая ещё один напиток. А я и рад услужить — каждый бокал коктейля “космо” приносит мне по девять битов! — Если подумать, единственные взрослые пони, с которыми я общаюсь — это мои друзья, а они не очень-то меня понимают…

Ну хоть что-то.

— Друзья? Это те пони, которые с тобой на всех фото в газетах?

Рэрити улыбнулась. Всем нравится, когда признают их заслуги.

— Да, это они. Я их очень люблю и всегда стараюсь помочь им во всех приключениях, какими бы трудными они не были. Но как только я прошу их помощи в дизайне новой модели, я слышу одни оправдания, — обиженно фыркнула она, — Иногда мне кажется, что я регулярно вижу Флаттершай только потому, что она пользуется моей скидкой постоянного клиента в спа. Остальные друзья даже не хотят… общаться...

Тревога, приближаются рыдания! Приглушённое освещение бара замерцало в её наполненных слезами глазах. Ещё чуть-чуть и они польются неудержимым потоком. Я видел немало девушек из высшего общества, которые приходили выплакаться в мой захудалый бар только потому, что тут их не увидит никто из важных персон.

У меня под барной стойкой именно для таких случаев припасена коробка с салфетками.

— Мне суждено остаться одинокой заброшенной старой девой! — трагически вскричала она, воздев копытца горе. — Мои друзья общаются со мной только если им нужна моя помощь, но как только я прошу их о чем-то — их и след простыл!

— Ну не интересуются они модой, но это же не значит, что они не любят тебя.

— Именно это оно и значит!” — жалобы Рэрити были не совсем беспочвенны, — если бы мы не были Элементами Гармонии, знали бы мы друг друга вообще?

Хороший вопрос, но ответа на него у меня не было. Хотите верьте, хотите нет, но я не очень-то хорошо разбираюсь в экзистенциальных кризисах. Девчачьи проблемы? Я к вашим услугам! Проблемы с парнем? Объясню ситуацию с мужской точки зрения. Как удалить травяные пятна на платье после кувырканий с прекрасным незнакомцем в королевском саду во время Галы? Ну… может в газировке замочить? Короче, вы поняли.

Я знал, что как профессиональный бармен, я должен постараться успокоить кобылку на грани истерики.

— Вы не очень-то друг друга знаете, да?

— Да…

— В таком случае, мне кажется, что тебе стоит попытаться поработать с тем, что имеешь. Ты когда-нибудь пробовала заинтересовать друзей в своей работе?

Она уже достаточно успокоилась, сдерживала всхлипы и её копытца почти не дрожали.

— Вообще-то нет…

— Может, стоит попробовать? Как звали ту пони, с которой вы ходите в спа-салон?

— Флаттершай, — пробормотала она.

— Почему бы не спросить её, может она как-нибудь захочет тебе помочь? — предложил я.

— Кстати говоря, она хорошо разбирается в шитье...

— Вот видишь! Плюс я уверен, что твоя младшая сестричка и этот твой Спайк наверняка будут не против провести с тобой побольше времени.

Рэрити замерла, обдумывая мои слова, а потом оттолкнула свой стакан.

— Счёт, пожалуйста, — сказала она твёрдо. Надеюсь, что мне удалось убедить её, но я не был уверен.

Пока я подсчитывал, сколько коктейлей она выпила, к Рэрити подсел новый посетитель. Это был высокий сиреневый дракон с висячими усами, одетый в длинное пальто-тренч, а на голове у него красовался цилиндр. Мы с Рэрити обменялись взглядами и она мне подмигнула. Я улыбнулся, повернувшись к нервничающему молодому клиенту:

— Чего изволите, сударь?

Он откашлялся, стараясь придать своему голосу грубости.

— Да, мне один алкоголь, пожалуйста, — сказал он уверенно. Я с пониманием глянул на Рэрити и снова повернулся к дракону.

— Сию минуту. Позвольте поинтересоваться, а сколько вам лет? — Спросил я, мгновенно разрушив напускную уверенность моего нового клиента.

— Подходящего возраста, чтобы пить алкоголь, как и все взрослые люди, конечно!

Так, у меня есть два варианта: вышвырнуть его из бара за попытку выпить, будучи несовершеннолетним, даже не озаботившись нормально замаскироваться. Или же я мог просто налить ему безалкогольного шипучего сидра и посмотреть, что будет дальше. Рэрити изо всех сил пыталась сдержать хихиканье, когда наш усатый гость повернулся к ней. Лицо Спайка я узнал, как только он вошел, но не понимал, как ему удалось выглядеть таким высоким без ходуль.

Если бы я вдруг не услышал голоса жеребят, доносящиеся из его пальто, я бы решил, что он настоящий мастер-ходулист. Похоже, что эти детишки решили устроить старый добрый прикол “сядь друг дружке на плечи и притворись взрослым”. Как оригинально!

— Вы тут часто бываете, господин… простите, не знаю вашего имени, — начала Рэрити, решившая подыграть Спайку.

— Меня зовут… эээ… Барни... Стульчак? — ответил он нервно. Ну чего же ты, даже не придумал себе имени? Что за дети пошли, а?

Рэрити с трудом сдержала смешок и продолжила: “Приятно познакомиться… Барни. Меня зовут Рэрити.

— Очень приятно, Рэрити.

А пацан молодец, видно, что очень старается. Не знаю только, как он убедил жеребят, сидящих в душном старом пальто ему помочь.

Спайк и Рэрити были в самом разгаре “знакомства”, когда я услышал голосок изнутри пальто господина Барни.

— Спайк, давай скорее! Свити Бэлль постоянно пукает, я не знаю, как долго могу продержаться!

— Ничего я не пукаю! Это, небось ты сама и пукаешь, Скуталу! Или правильнее будет сказать “Пукалу”?

— А ну обе замолчите, дайте Спайку поговорить с Рэрити. И это я пукаю.

Синхронный вопль “фууу!” донесся из тренча и две девочки-жеребенка оранжевая с фиолетовой гривкой и белая, с двуцветной сиреневой гривкой высунулись из пальто к вящему ужасу Спайка.

— Ой, привет, — пискнула оранжевая, застенчиво улыбаясь.

По Эквестрийским законам поняши младше восемнадцати не имеют права находиться в баре после восьми вечера, так что мне пришлось указать Спайку и трём девчонкам на дверь. Рэрити приказала им подождать её снаружи. Я думал, что она устроит им нагоняй, но леди Рэрити удивила меня.

— Кажется, сейчас кому-то влетит?

Она улыбнулась и покачала головой, протягивая мне деньги.

— Нет, я почти на сто процентов уверена, что это Свити Бэлль и её подружки силком затащили Спайка сюда, а не наоборот, — её настроение значительно улучшилось. Её развеселила выходка детишек.

— Но Спайк был мне предан с тех самых пор, как приехал в Понивиль и, должна признать, он очаровашка. Может даже влюблюсь в него, как подрастёт…

— Он, небось, только об этом и мечтает, — ответил я, протирая стакан чистой полотенцем.

— Спасибо, что с пониманием отнесся к выходке Спайка и девочек. Уверена, что ты мог просто вышвырнуть их за дверь”

Я усмехнулся. Я никогда не упущу возможность немного повеселиться на работе.

— Нет проблем. Иногда стаканчик безалкогольного сидра может помочь маленькому дракончику почувствовать себя взрослым.

— Не могу не согласиться, — улыбнулась она. Рэрити казалась куда прекрасней, когда на её лице играла улыбка, чем когда она хмурилась — это точно.

— Спасибо за коктейли, Фрости. А сейчас прошу меня простить — мне надо отчитать трёх жеребят и одного дракончика.

— Всегда пожалуйста, — сказал я.

— Может как-нибудь пропустим по стаканчику, когда ты не на работе. — и с этими словами она покинула мой бар. Только тогда я заметил, что она написала номер телефона на счёте. Я убрал его в баночку для чаевых — вдруг пригодится в будущем.

Следующая пони, посетившая мой бар, регулярно появлялась тут в течение пары лет, но не для того, чтобы выпить. Сколько её знаю — никогда не видел, чтобы она хотя бы пригубила алкогольный напиток. Я никогда бы и не подумал, что она была Элементом Доброты, если бы она сама не сказала.

Во время выступления она скрывалась за сценическим псевдонимом “Флаттерс” — она всегда мастерски скрывала свою личность. Будучи милая и скромной поняшей днём, Флаттешай имела свою тёмную сторону, и раз в неделю выступала в таверне “Рога и Крылья”, доводя толпу до экстаза.