Автор рисунка: BonesWolbach
Четвертая. Последняя.

Пятая.

Большая перемена закончилась. Под звон колокольчика Черили повела учеников обратно в класс, поручив подвернувшемуся под копыто бедняге Снэйлзу оттирать молоко со стола и собирать вещи Тиары. Скуталу, под угрюмым присмотром Арчера, ожесточенно растиралась полотенцем, только что отмывшись от молока в питьевом фонтане на краю двора.

 — Ну дела... — выдохнула Эпплблум, кинув на подругу озадаченный взгляд, — И што теперь?

 — Ничего! — всхлипнула Сильвер, — Добились своего? Довольны?!
 — Ты это, извини нас, — начала было Свити, прикоснувшись копытом к плечу Сильвер Спун, но та грубо его отбросила.

 — Хватит извиняться, тупые пустобокие! Можете сколько угодно издеваться теперь надо мной, но не смейте трогать Тиару, иначе я за себя не отвечаю, ясно вам?!

 — Мы и не думали над тобой издеваться. И почему ты её так защищаешь? — спросила Свитибелль, — Судя по тому, что мы видели там, в кафе у мисс Пэйгл, это она с тобой поругалась, а не ты с ней.
 — Вам, тупым пустобоким, никогда не понять!

Эпплблум всплеснула копытами и закатила глаза.

 — И чем же мы тупее Тиары? — Свитибелль сохранила спокойствие и подняла одну бровь, сложив копытца на груди.

 — Да вы тупее половины класса! Ну кто еще мог догадаться сбиться в кучу и заниматься всякой чушью вместо того, чтобы делать любимое дело? А?

 — Эй, не назвай наш Орден Меткоискаталей кучей! — воскликнула Эпплблум.
 — Вот именно что куча! "Орден" какой-то придумали, правильно вас Тиара крестьянами называет, им свойственно сбиваться в кучи, чтобы компенсировать недостаток мозгов у каждого отдельного пони.

 — Думаешь у нас мало мозгов?
 — Знаю!
 — Знаешь? Хорошо... — безразлично проговорила Свитибелль, — А знаешь ли ты хоть что-нибудь о контроле погоды или законах накопления воды в облаках? Скуталу хоть и живёт здесь с нами, но учит всё это, чтобы в будущем быть хорошим пегасом. Я уже не говорю про Эпплблум, которая знает про фермерство столько специфических штук, что у нас с тобой голова кругом пойдет, если она начнет всё рассказывать. — Эпплблум смущенно опустила глаза и зашаркала ножкой, — Это тебе или Тиаре известно?
 — Это всё... крестьянская чушь! — всхлипнула Сильвер Спун, — Это знают все земные пони и пегасы.

 — Но ведь вы с Тиарой тоже земные пони.

 — Мы другие! Мы не собираемся всю жизнь копаться здесь в грязи!

 — И именно поэтому вы принципиально не общаетесь ни с кем кроме друг дружки?
 — А о чем нам общаться? Вы только и можете, что болтать обо всякой чепухе, да скакать по окрестностям. В то время как мы с Тиарой изучали серьезные вещи, которые в будущем помогут нам... Ей... — Сильвер Спун снова отвернулась к дереву и начала плакать.

 — "Серьезные вещи"? — спросила Свитибелль, вытаскивая из сумки Сильвер учебник по французскому, который она только что читала. Это вот этот le manuel de la langue française — серьезные вещи?

Сильвер Спун замерла.

 — Cela signifie voici tu lisait tout ce temps? — продолжила Свитибелль, самодовольно поглядывая на оторопевшую Эпплблум, — Je ne pense pas que le manuel de base français t'aidera ainsi. Sans bon professeur tu en tout cas clairement ne comprendras rien.

 — От...откуда ты... — Сильвер Спун ошарашенно разглядывала единорожку так, будто видит её в первый раз. Впрочем, Эпплблум занималась точно тем же.

 — От сестры. Только не надо думать, что мне это нравится. Рерити моего разрешения не спрашивает, когда начинает промывать мозги своими уроками.

 — Ты сказала... Рерити... твоя сестра?
 — Ну да, — недоуменно ответила Свитибелль, — я думала все это знают.

Серебристая кобылка несколько секунд тупо смотрела на дерево, а затем быстро начала приводить себя в порядок.

 — Хе-хе, не знала, что ты умеешь чуднО говорить, Свити, — дружелюбно сказала Эпплблум, толкнув подругу в плечо.

 — Это французский, ты сама на нём говорила, когда у тебя была ненастоящая Меткосыпь.

 — Да я не помню пошти ничего с того дня... и не сильно-то хочу помнить. Мисс Черили была права, вдруг мы бы поругались тогда, не знаю што бы я делала...

Свитибелль грустно улыбнулась и протянула копыта, чтобы обнять подругу, но её прервал возмущенный крик Скуталу:

 — Фу-у-у! Вы что тут за сопли развели?

Пегаска одним прыжком оказалась между соратницами и поочередно заглянула им в глаза. Её грива была все еще мокрой и взъерошенной, так что вид у Скут был более чем боевой.

 — Итак, вижу вы тут времени зря не теряли, — продолжила она, — с моей стороны полный провал. Эта психованная даже слова не сказала, только глаза вытаращила и молоком запустила. Хорошо что Арчер меня схватил, иначе быть бы беде. А у вас что?
 — А мул его знает, что... — ответила Свитибелль, нарочно повысив голос, — Сильвер Спун считает нас тупыми крестьянами и не хочет ничего рассказывать.
 — Чего-о? — протянула пегаска, смерив серебристую кобылку взглядом, — Может она хочет узнать, кем я считаю её саму?
 — Тише, Скут, не усугубляй...

Сильвер Спун деловито взмахнула хвостом и подошла к Свити, уставившись на неё всё еще красными от слёз глазами.

 — Я понятия не имею что вам от меня нужно, — начала она, — но я готова пойти на сделку. Ты представишь меня мисс Рерити, а я сделаю всё что вы пожелаете.

 — Какой поворот! — Скуталу присвистнула и обошла серебристую пони по часовой стрелке, оценивающе её разглядывая. Сильвер прикусила нижнюю губу и постаралась смотреть прямо перед собой, — Девочки, а можно я её потом вымажу в смоле и перьями обсыплю?
 — Скут, ну что с тобой такое сегодня? — сказала Свитибелль, — Не будем мы ни над кем издеваться.

 — Но ведь она сказала “всё что угодно”, — обиженно проговорила пегаска.

 — “Всё что угодно” это если я представлю её своей сестре. Чего я делать совершенно не хочу, — ответила единорожка, вглядываясь в мордочку Сильвер Спун, — мне кажется здесь кроется какой-то хитрый план.

 — Никаких гадостей, — серьезно сказала Сильвер, — всё честно. Можете потом и в смолу и куда угодно, мне плевать.

 — Да-а, не на это мы рассчитывали... — прошептала Свитибелль, еще раз оглянув двор. Она задержала взгляд на окнах школы и заметила Черили, с тревогой наблюдающую за их компанией.

***

 — Привет, сис... — подала голос Свитибелль, открывая дверь рабочего кабинета своей сестры. За окнами уже вечерело, и “Карусель” только что закрылась. Но это не останавливало жизнь в доме — действие переносилось на второй этаж, в кабинет.

Фиолетовая грива хозяйки была перетянута платком, а помещение походило на круглое озеро, вместо воды наполненное кусками ткани, шелковых лент и запутанными клубками ниток. Сама хозяйка торчала посреди этого трикотажного буйства словно бело-голубой айсберг, то и дело озаряемый вспышками магического света. Это отбрасывались в сторону нагромождения ткани, которым пришлось стать неудачным экспериментом. Вслед за этим к доске для эскизов летел влекомый телекинезом карандаш и делал несколько беспощадных правок.

 — Добрый вечер, дорогуша. Как дела в школе? — пропела Рерити, не отрываясь от злобно стучащей швейной машины.
 — Ничего хорошего. Я с подругами, можно мы войдем?

 — Ох, здравствуйте девочки, конечно входите!
 — Здравствуйте, мисс Рерити! — хором крикнули Меткоискатели и привычным движением взгромоздились на ближайший клочок суши — этим островком оказался большой сундук для шелка. Конечно, в пределах досягаемости была еще и кровать, но сейчас она была оккупирована Опал, злобно сверкавшей глазами на малейшее поползновение в свою сторону.
 — Bonne soirée... — тихо проговорила Сильвер Спун, с опаской заглядывая в помещение.

 — Bonsoir... Эээ. Что? — Рарити развернулась и удивленно взглянула на серебристую пони поверх рабочих очков.

В комнате на миг воцарилась тишина, непривычная после громкого стука швейной машины и легкого звона заклинания левитации.

 — Свити, дорогуша, мне кажется ты забыла представить свою новую гостью, — сказала хозяйка, быстро взглянув в зеркальце и удостоверившись в безупречности собственного внешнего вида.

Свитибелль, тяжко вздохнув, подтолкнула Сильвер Спун ближе к своей сестре.

 — Рерити, это Сильвер Спун, наша одноклассница. Сильвер Спун — это моя сестра, Рерити.

 — Приятно познакомиться, мисс, — сказала Сильвер и сделала книксен.
 — Оу, мне тоже очень приятно, юная леди, — хохотнула Рерити, с интересом разглядывая серебристую кобылку, — мне кажется я уже видела вас в компании моей сестры. Надеюсь они с друзьями не слишком докучают вам?
 — Рерити! — зашипела Свитибелль.
 — Отнюдь, они привносят в серые школьные будни некоторое разнообразие, — улыбнулась Сильвер.

 — Хи-хи, да уж, с ними не соскучишься. А ведь кажется, что только недавно...
 — Рерити! — еще громче шикнула Свити, — Хватит общаться с ней как с взрослой пони! Сильвер, ты здесь по делу, давай выкладывай!
 — По делу? Вам нужно что-то из одежды?
 — Не нужно на “Вы”, мисс Рерити. — вздохнула Сильвер, присаживаясь перед ней, — И, нет, мне не нужно платье, я по другому поводу.

Модельерша аккуратно отложила в сторону рабочие очки и подняла брови вверх, изобразив внимание.

 — Мисс Рерити, — начала Сильвер Спун, — мне нужна работа.

 — Чего-о? — громко протянула Свити.
 — Дорогуша, помолчи, — сердито сказала Рерити своей сестре. Свитибелль насупилась и принялась сверлить Сильвер глазами.

 — Спасибо, — сказала серебристая кобылка, с некоторым злорадством взглянув на Свитибелль, — я всегда считала бутик “Карусель” единственным местом в Понивиле, способным потягаться в изысканности с лучшими магазинами Кантерлота. А вас, мисс Рерити, образцом изящества и утонченного вкуса.

Свитибелль в отвращении высунула язык, а Рерити обворожительно улыбнулась и хитро взглянула на собеседницу.

 — А ты умеешь подойти к делу с правильной стороны, милая, — сказала она, снимая платок стягивавший гриву, — но я все еще не понимаю сути, ты хочешь здесь работать?
 — Да, так и есть, — ответила Сильвер и ее мордочка сделалась серьезной.

 — Родители дают тебе мало карманных денег? По-моему это совсем не повод чтобы искать работу. Жеребенок всегда может продавать лимонад или помочь кому-нибудь с садом, чтобы заработать себе на мороженое.

 — У меня вообще нет карманных денег, мисс Рерити, — жестко сказала Сильвер, — и мне нужна настоящая работа, без жеребячества.

Рерити некоторое время внимательно смотрела на Сильвер Спун, нахмурившись и катая по столу катушку ниток.

Свити, девочки, не могли бы вы пойти поиграть на улице?
 — Это еще почему?
 — Просто пойдите и погуляйте, я прошу, — сказала Рерити тоном, не терпящим возражений.

***

Недоуменно переглядываясь, Эпплблум и Скуталу покинули комнату. Вслед за ними вышла и Свити, разбрасывая копытцами попадавшиеся на пути куски материи и вполголоса проклиная свою неосмотрительность.

Как только на первом этаже стихли звуки копыт, по округе разнесся далекий раскат грома. Рерити выглянула в открытое окно и удовлетворенно вдохнула пахнущий озоном воздух: по небу носились погодные пегасы, готовясь к долгожданной летней грозе.
Над «Каруселью» быстро проплыла небольшая чёрная туча, подгоняемая десятком пегасов. От их компании отделилась ярко раскрашенная фигурка и мгновенно оказалась прямо напротив окна, из которого выглядывала Рерити.

 — Я бы на твоем месте не планировала ничего на этот вечер! – раздался радостный крик Рейнбоу Дэш. Она явно была на взводе: вся растрепанная, насквозь мокрая, но широко улыбающаяся. Вкупе с горящими энтузиазмом глазами эта улыбка немного пугала, — Мы притащили такую первоклассную бурю, что она мигом размочит весь этот пропекшийся на солнце городок!

 — Давно пора было, даже меня эта недельная жара уже порядком достала. Это вредно для гривы, — сказала Рерити, — кстати, не окажешь услугу?
 — Примерять на мне очередной наряд? Даже не надейся, — фыркнула Рейнбоу, выжимая хвост.
 — Нет, только что отсюда вышла моя сестра с подругами, скажи им, чтобы торопились по домам.

Дэш посмотрела наверх и возмущённо всплеснула передними ногами: «Ну кто так облако тащит?! А ну слева заходи! Да не ты, а она!! Клаудкикер, кому говорила, не летай под заряженной тучей! Ох… Кто-нибудь, позовите доктора для Клаудкикер. Извини, Рарити, эти куропатки без меня ничего не могут. Если увижу жеребят, скажу им, чтобы поторапливались. Пока!»

 — Погоди, что значит «если увижу»? Дэш! – крикнула Рэрити, но радужная молния уже металась среди буксируемых туч, раздавая указания и изрыгая такие выражения, что хозяйка «Карусели» невольно порадовалась тому, что жеребят нигде не видно.

Сокрушенно вздохнув, Рерити закрыла окно на щеколду и задернула занавески.

 — Скоро гроза, — сказала она, зажигая свечи на вычурном бронзовом канделябре, — но, думаю, мы успеем поговорить о… делах.
 — Я не займу много вашего времени, — отозвалась Сильвер Спун.
 — Может быть, хочешь чаю?
 — Да, было бы неплохо.

Через несколько минут хозяйка вернулась с целым чайным сервизом на большом подносе. Сервиз явно был новым, и Рерити не упускала возможности похвастаться им даже перед такой маленькой гостьей. Собственно чаю там отводилось совсем немного места — основное пространство подноса занимала масса вычурных ложечек, миниатюрных вазочек с вареньями и подставок с пирожными.

 — Этот замечательный сервиз мне прислали только недавно, прямиком из магазина “De Lamerie” в Кантерлоте. Этот же самый магазин поставляет посуду ко двору самой Принцессы, так что это поистине королевская роскошь, моя дорогая. Не сочти за хвастовство, конечно.
 — Ну что вы, мисс Рерити, — улыбнулась Сильвер, медленно поворачивая копытцем чашку на блюдце и разглядывая ее, — мне кажется, такая леди как вы более чем достойна пить чай из самых лучших сервизов этой страны.

Рерити заливисто рассмеялась, и чайник, висящий в ее магическом поле, начал заметно раскачиваться в воздухе.

 — Ох, моя дорогая, ты явно напрашиваешься на ответную похвалу. Пожалуй, Свити стоило бы поучиться, — проговорила единорожка, аккуратно разливая чай по чашкам. Отзвуки грома за окном становились все отчетливее.

 — Я ничем не лучше вашей сестры, мисс, — ответила Сильвер Спун, придвигая чашку ближе к себе, — но её проблема в том, что она общается с этими… хмм… подругами. Они постоянно вовлекают ее во всякие безумства и бесполезную трату времени. Не удивлюсь, если она до сих пор не получила кьютимарку именно из-за них.

Рерити тепло взглянула на серебристую кобылку и поднесла ко рту чашку с чаем.

 — Рано или поздно кьютимарку получает любой пони. Ни я, ни наши родители не видим ничего плохого в том, что у Свити есть такие преданные друзья, с которыми она весело проводит время. Ведь друзья это главное, не так ли?

Сильвер Спун задержала взгляд на маленькой шкатулке с драгоценностями, стоящей на прикроватном столике. Даже несвязного щебетания о драгоценностях, услышанного когда-то от Даймонд Тиары, ей хватило, чтобы заметить — многие драгоценности в шкатулке были дешевой бижутерией. Тиара ненавидела бижутерию, но совершенно не обращала внимания на ожерелье своей подруги. Бывшей подруги... Сильвер перевела взгляд на Рерити, которая с великолепным изяществом откусывала маленький кусочек успевшего подсохнуть пирожного.

 — Да, пожалуй, вы правы, — согласилась Сильвер Спун, — а теперь давайте перейдем к делу.
 — Ох, конечно. — Рерити отложила пирожное и вытерла рот салфеткой, — Ко мне не часто заходят воспитанные, точнее достаточно воспитанные гости. Итак…
 — Мне нужна работа.
 — Позволь спросить, что заставило тебя пойти на это? По-моему тебе еще рано набираться профессиональных навыков.
 — Я предпочла бы не обсуждать мою мотивацию, мисс Рерити. Мне нужны деньги для себя и своей семьи, думаю, этого будет достаточно, — твердо сказала Сильвер.
 — Вот как… Деньги значит, — протянула Рерити, положив подбородок на копыто, — ну хорошо, мне этого достаточно. Тогда позволь другой вопрос, почему ты пришла именно ко мне? У тебя ложечка на кьютимарке, уж не хочешь ли ты быть горничной или официанткой?
 — Земных пони не берут в официантки, мисс. — ответила Сильвер, слабо улыбнувшись, — Я могла бы сейчас сказать о том, что ваш бутик это единственное приличное место во всем городе. Хоть это и правда, но я пришла сюда не только по этой причине. Видите ли, так как вы постоянно обращаетесь с разными дорогими и изысканными вещами, я бы могла вам с этим помочь.
 — С чем именно?

Сильвер Спун подняла чайное блюдце и показала его Рерити.

 — Вот, например, этот сервиз. Вы никогда не замечали за ним ничего странного?
 — Эм, нет… — сказала Рерити, недоуменно разглядывая собственную чашку.
 — Да, вы держите чашку магией, и могли не ощущать такие вещи, но вы наверняка замечали, что чай в этом сервизе быстро остывает. Я держу блюдце копытом уже довольно долго, но металл продолжает быть холодным. Потому что это не серебро, мисс. Серебро очень теплопроводно, и быстро принимает температуру того, с чем соприкасается. Далее, инкрустация на этом блюдце сделана дешевым инструментом, с царапинами на ключевых точках. У гербового вензеля на чашке не хватает нескольких ленточек. На донышке вместо пробы серебра выбит какой-то непонятный символ, а печать мастера съехала к краю на целых пол-сантиметра. — Сильвер Спун глубоко вздохнула и добавила, аккуратно положив блюдце на стол и придавив сверху копытом, — В «De Lamerie» такого не допускают. Это подделка, мисс Рерити. Вас надули.

Рерити открыла рот, чтобы что-то возразить, но, по-видимому, так и не смогла придумать ничего вразумительного. Вместо этого она отставила чашку в сторону и отрешенно посмотрела на полный вычурной посуды поднос, который еще минуту назад был одной из величайших ценностей в этом доме.

 — Мисс, именно с такими делами я могу вам помогать, — продолжила Сильвер Спун, — ведь в ваших копытах постоянно оказываются вещи, которым нужен знающий оценщик. Вы превосходно разбираетесь в моде и дизайне одежды, но вы не можете знать всего сразу, чтобы отличать ценности от дешевки. Вы не можете допустить того, чтобы на платье какой-нибудь знатной особы вдруг оказалась бижутерия вместо настоящих драгоценностей. Да, не сочтите за нахальство, но я говорю о вашей шкатулке. Без сомнения вы предпочитаете носить самые лучшие драгоценности. Однако, даже моих скудных познаний в этой области хватает на то, чтобы определить – там полно бижутерии. Итак, я хочу быть вашей помощницей.

Задернутые занавески насквозь просветила вспышка молнии, вслед за которой раздался такой раскат грома, что посуда на столике слабо звякнула. Сильвер Спун поёжилась, представляя какой ливень начнется там с минуты на минуту. Нужно будет попросить у Рерити непромокаемый плащ в долг…
Слабый желтый свет нескольких свечей в канделябре на мгновение померк, когда единорожка, не вставая из-за стола, использовала магию чтобы задвинуть поверх легких занавесок тяжелые глухие шторы.

Сильвер Спун затаила дыхание, наблюдая как Рерити, не спеша, собрала сервиз обратно на поднос.

 — Знаешь, дорогая, — тихо сказала единорожка, рассматривая вазочку с вареньем, которая висела в магическом поле прямо перед ее глазами. Хрусталь на ней красиво искрился в свете магии и свечей, — я конечно же в курсе, что весь этот сервиз всего лишь дешевая подделка. Думала, никто не догадается, хе-хе, здешние жители обычно не так искушены в этих делах. Позволь тебе кое-что рассказать:
Однажды в дверь «Карусели» постучала одна почтенная пони, уже очень пожилая. Судя по благородной осанке и безупречным манерам, она была явно не простых кровей. Но она носила старую, потертую шляпку, а на ее копытах были обыкновенные железные подковы, какие даже Эпплджек не станет надевать. Эта пони сделала мне заказ: самое лучшее бальное платье, какое я смогла бы сделать. Её внучка, давно потерявшая родителей, училась в Мейнхеттенской школе для благородных кобыл. Я не понаслышке знаю, что там учатся только лучшие из лучших, самые сливки общества, ведь я сама мечтала туда попасть. Увы, я из простой семьи, и для меня дорога в эту школу всегда была закрыта. Но у той пони был шанс, она родилась в семье разорившихся дворян, с детства много училась и работала над собой, чтобы попасть в эту школу, и её усилия принесли плоды. Её плохо приняли в классе, но она была хуже остальных только скромностью одежды и невозможностью отправиться на каникулах в тур на личном дирижабле. Она держалась достойно, не обращая внимания на подколки, как и подобает благородной пони.
Даже потеря родителей в каком-то досадном инциденте не сломила ее дух. Она продолжила учиться, подрабатывая помощью в магазине шляпок и уроками этикета для жеребят разбогатевших предпринимателей и чиновников. Её бабушка распродала все вещи, оставшиеся от некогда блестящей жизни, переехала в маленькую квартирку под самой крышей разваливающегося дома. Она делала всё, чтобы внучка ни в чем не нуждалась, и стала настоящей леди, при взгляде на которую любой джентльпони сразу позабыл бы об ее скромном одеянии и отсутствии драгоценностей, но увидел бы истинное благородство и изысканные манеры. Такой, какой была когда-то она сама.
К сожалению, количество фамильных ценностей было далеко не безграничным, и, в конце концов, у них кончились деньги. Ровно за месяц до того, как этой пони предстояло появиться на выпускном балу.
И тогда… и тогда её бабушка пришла ко мне. Не знаю, чьему совету она следовала, приехав из самого Мейнхеттена на паровозе с домашним скотом, но мне это очень польстило. В качестве платы она привезла последнюю более-менее ценную вещь, оставшуюся у неё: этот самый сервиз. Знаешь, она искренне верила, что это подлинный сервиз “De Lamerie”, хотя я с первого взгляда определила, что он не стоит и десятой части цены платья, которое хотела заказать эта старая пони. И, как видишь, я приняла заказ, и сшила такое платье, какое сшила бы себе самой. Буквально позавчера пришло письмо о том, что копыта ее внучки прямо на балу попросил сын одного из графов западных земель Эквестрии. И весть, которую это письмо принесло, с лихвой покрыла остатки расходов на создание платья.

Что касается материалов, которые я использую… Они не могут быть подделкой, потому что я нахожу их сама, это мой талант, в конце концов. И именно эти вещи делают мои платья неповторимыми.
Я получаю огромные деньги за продажу своих изделий, ко мне обращаются знаменитые пони из самого Кантерлота. Если бы я тратила всё на себя, здесь бы давно стоял настоящий дворец. Но «Карусель» это просто старый деревянный сарай, а в моей шкатулке для драгоценностей полно бижутерии. Потому что я отдаю практически все заработанные деньги на благотворительность. Я Элемент Щедрости, в конце концов.

Рерити картинно приосанилась и подмигнула оторопевшей от всей этой истории Сильвер Спун.

 — И это одна из причин, почему я не могу взять тебя на работу, милая, — продолжила она вкрадчиво, — я не могу позволить себе потратить ни одного лишнего бита. Потому что его может не хватить на миску супа для какого-нибудь несчастного жеребенка в Хуффингтоне, или на дорогостоящее магическое лечение для одинокой старушки в Клаудсдейле.
 — Одна из причин? – тихо переспросила Сильвер, погасшим взглядом рассматривая свое копытце.
 — Вторая причина также проста. Жеребятам нужно скакать на солнышке, качаться на качелях и ходить в школу, а не работать для того чтобы исправлять ошибки своей непутевой семьи. Да-да, я в курсе твоей ситуации, наш городок маленький, как пуговка, тут слухи распространяются как круги на поверхности лужи. В общем, — Рерити вздохнула, — в общем, я вынуждена тебе отказать.

Стекло слабо шуршало от легких капель начинающегося ливня, а раскаты грома стали длинными и глубокими. Казалось, они доносятся до самого Кантерлота, отражаются от горных склонов и возвращаются обратно. Сильвер Спун медленно поднялась и, неловко переставляя ноги среди завалов ткани, покрывающих пол, побрела к оставленным у двери школьным сумкам.

 — Спасибо за чай и угощение, мисс Рерити, — тихо сказала она, пытаясь сдержать дрожащую нижнюю губу, — Извините, что заняла ваше время своими бесполезными просьбами.
 — Ты нисколько меня не стеснила, дорогуша. Мне всегда приятно поболтать с воспитанной пони, и вдвойне приятно, что эта пони так молода. Я в твоем возрасте была совершенно неотесанной нахалкой. Ух, если бы еще Свитибелль прислушивалась к моим…
 — Извините, мисс, — прервала её Сильвер Спун, — там начинается дождь, не могли бы вы дать мне на время какой-нибудь плащ?
 — О, конечно-конечно, — пропела Рерити и раскрыла магией ближайший шкаф.

Через мгновение перед глазами модельерши уже висел в воздухе кусок непромокаемой ткани. Еще через минуту, сопровождаемую несколькими вспышками магии и полетами острых швейных игл на опасных скоростях, он уже превратился в добротный плащ для жеребенка.

 — Сколько я вам за него должна, мисс? – спросила Сильвер, не веря своим глазам.
 — Ой, да брось, это пустяковая работа. Считай, что твоей оплатой был наш маленький разговор. Мне нужно было кому-нибудь рассказать всю ту чепуху, что висела у меня в голове. Иначе я бы точно сболтнула ее Эпплджек, которая бы меня непременно засмеяла. Она хорошая пони, но в вопросах траты денег очень принципиальна.
 — До свидания, мисс, — сказала Сильвер Спун и повернулась, было, к двери, но ее остановил окрик Рерити.
 — Эй, подожди-ка, дорогуша, — укоризненно промолвила она, — ты ведь не думаешь, что я отпущу нуждающуюся пони не попытавшись ей помочь?

Рерити повернулась к своей доске для эскизов, сплошь устланной желтоватыми листками бумаги, на которых угольным карандашом были начерчены совершенно непонятные обывателю геометрические фигуры и числовые обозначения. С доски слетел один из листков, на обороте которого в изящном танце заплясало писчее перо, прилетевшее откуда-то из-под кровати вместе с чернильницей. Сильвер Спун постаралась не думать, зачем Рерити держит под кроватью письменные принадлежности.

 — Вот, возьми-ка это, — сказала единорожка, отправляя свернутый листок прямо в седельную сумку Сильвер, — это не денежный чек и не координаты клада. Как говаривала Грэнни Смит: «Если хочешь помочь бедному пони — дай ему не яблоко, а яблочных семян». На этом клочке бумаги просто адрес одного моего хорошего знакомого, который занимает определенное положение в Кантерлотском обществе. Твои родители могут обратиться к нему со своей просьбой, ссылаясь на мое имя. Он обязательно поможет им с любым банковскими операциями, и не только, — Рерити хитро подмигнула, — ты главное следи, чтобы они опять не наделали глупостей, у тебя есть голова на плечах . А теперь беги-ка домой, пока ливень не вошел в полную силу.

Не дожидаясь ответа от проглотившей язык Сильвер Спун, Рерити настойчиво проводила ее к выходу, улыбнулась на прощание и заперла дверь изнутри, поморщившись от резкого холодного ветра.