Автор рисунка: Siansaar
Глава 4. «К новому начальнику подлизываются, танцуя на могилке старого» Глава 6. "Небеса могут подождать"

Глава 5. "Обычное несовпадение."

И вот момент настал

Тому уйти, чем жизнь всегда горела

Наполнить чувств светящийся фиал

Тем, что всегда душа хотела.

Жила своим, ты, об ином и не мечтая

Тебе любовь бездонной пропастью казалась

Ты чувств гармонии боялась

Ее очарованье отвергая.

Но вот, все изменилось

Пронзила грудь твою нежданная стрела

И новая забота появилась

За грань ты новую зашла

Боялась ты спросить

Тебе любовь бездонной пропастью казалась

Но, в тот момент, когда в неё взглянуть пыталась

Ты поняла — не стоит так предвзято говорить,

Лишь нужно в неё прыгнуть, и лететь, любить, творить.

Вернемся пока к Эквестрии. А в Эквестрии в это время царила ночь. Полная Луна заливала мертвенно — бледным светом окрестности Понивилля, и сам городок. У его окраин был слышен вой волков из Вечнодикого леса, доводивший новорожденных жеребят до истеричного плача, а молодых, таких как Эпплблум, заставлял испуганно залезать под одеяло и дрожать от страха. Сегодня она не заснет, а в школу придет сонная, и пока будет дремать на уроках, Даймонд Тиара и Сильвер Спун успеют подложить (отложить, лол — прим. автора) в ее портфель пару кирпичей. Но кроме уставших родителей и испуганных жеребят, из жителей деревни не спал еще кое-кто. Пегас, по имени Виндчейзер, лежал на стоге сена во все том же "Сладком Яблочке", одним копытом обнимая Эпплджек, а другое подложив себе под голову. Мягко говоря, не очень удобно, но ему, черт побери, приходилось терпеть. Терпеть лунный свет, назойливо бивший ему в лицо упругими лучами, пробившимися сквозь покрытие крыши. И при всем при этом, пегас умудрялся думать. Думать, что он здесь делает. Что его сюда привело. И что он на самом деле сбежал не из — за постоянного ропота на его служебное положение, вытекшее якобы из его Кантерлотского блата, нет. Он сбежал как последняя баба, в истерике, чтобы все поняли, как он на самом деле для них важен? Может ему стоит вернуться? Но засмеют ведь. Гордыня не позволит ему посмотреть в глаза Спитфайр. Ему хотелось чтобы его на коленях слезно просили, чтобы он вернулся, и исправил неполадки с генератором дождя. Хм...Но его ведь даже никто не ищет, значит пока эти дураки думают, что справятся без него. Ну ну...

Черт. Ему не спится. В голову постоянно лезут мысли о проблемах, которые ему предстоит решить, сколько еще предстоит сделать в жизни, как он будет жить дальше. Его жизнь скатилась в никуда, и в голове постоянно звучала фраза "Мы в дерьме", чуть не доводя пегаса до истеричного смеха.

Эпплджек шевельнулась, и покрепче прижалась к пастельно — голубой шерсти, тихо вздохнув. Блин, ему придется встать пораньше, чтобы потом не выслушивать истерику фермерши, которой внезапно может стать стыдно. Хотя... вставать? Да он даже заснуть не может, так что беспокоиться не о чем. Снова посмотрев на уткнувшуюся в его крыло пони, он наблюдал как меняется лицо Эпплджек, будто она с кем — то спорила. Шептала что — то неразборчивое, покрываясь холодным потом. Это выглядело жутковато, мягко говоря.

-Нет, нет, нет, нет... не нужно...

А может, у Эпплджек лунатизм? И сейчас она ему вмажет задними копытами, приняв его за дерево. Бред, да, но ночью обычно нельзя увидеть грань между абсурдом и реальностью. Пони начала ёрзать, продолжая говорить во сне. И только сейчас Виндчейзер заметил, что цветовая гамма неба изменилась. Появился алый, огненный цвета, начинающие медленно заливать небосвод, словно просачиваясь сквозь невидимое полотно. Эпплджек говорила все громче, затем с шепота перешла на крик, резко вскочив, после очередного "Неет!". Джеки восстанавливала дыхание, будто бежала несколько километров подряд, и так же обливалась потом.

-Эпплджек! -негромко позвал Виндчейзер.

Она резко обернулась, пару секунд испуганно смотря на пегаса. Затем из её взгляда пропало удивление, перемешанное с ужасом, и она выдохнула.

-А, ты...

-Что с тобой, Дискорд побери?

-Да... Кошмар просто дурацкий.

-Расскажи, что в нем было, станет легче

-Слушай, мне тяжело это рассказывать, я просто хочу забыть про это.

-Ну ладно — Чейз откинулся на сено, — ложись, бедняжка.

Просто улыбнувшись, ЭйДжей прилегла рядом с ним, задумчиво посматривая на его профиль. Хотя, в её задумчивом взгляде присутствовала еле заметная искра обеспокоенности.

-Эй, Чейз.

-Что? — обернулся Пегас, и увидел перед собой два больших зеленых глаза. Они смотрели на него отчаянно, как будто с мольбой, что было так не похоже на всегда бодрую и уверенную в себе поняшку-фермершу.

— Мы друг другу этого еще не говорили, это будто подразумевалось, но... ты ведь меня любишь?

Виндчейзер, прикрыв глаза, расплылся в улыбке.

-Слушай, ну конечно. Иначе б мы сейчас не лежали на одном сеновале, хе-хе.

-Опять ты пошлишь!

-Ладно, ладно, успокойся. Люблю я тебя.

Чейз медленно выпростал свое крыло из-под сена, и обнял им дрожащую кобылку

-Хэй, Эпплджек. Не бойся. Это всего лишь кошмар. А если он станет явью, я защищу тебя от него, чего бы мне это ни стоило.

-Великие титаны... Как же мне повезло найти тебя, Чейз... — кобылка зарылась носом в его гриву

-Хехе, а ведь это я тебя нашел, свалившись на твое дерево, — усмехнулся пегас.

-Даа... Можно сказать “свалился с неба”, хи-хи...

-Так, а теперь спать, я и так уже наверное буду до полдня спать. Полночи заснуть не мог.

-Ладно, ладно, спи, флейтист ты мой. — она ласково улыбнулась, и поцеловала Чейза в щеку, которая тут же залилась румянцем. Затем, она легла так, чтобы её глаза находились на уровне глаз Виндчейзера, и медленно заснула.

Как же здорово, что есть на свете такая хорошая пони, думал Виндчейзер, глядя влюбленными глазами на прекрасные черты спящей кобылки. "Она лучшая, кого я когда-либо встречал на своем пути. Такая добрая, такая по-простому прекрасная. Что, если мне больше не нужно искать решения моих проблем? Ведь мое счастье теперь ясно мне... И оно лежит тут, рядом. Плевать на самооценку, самоопределение, гордость. Вот оно, счастье. Больше ничего не надо."

-Да чтоб тебя леший... — процедил пегас, закрывая лицо копытом, из-за ослепляющего его восходящего солнца. Закат Файрфрет обычно предпочитает встречать с земли, но вчера он просто, буквально, заснул в полете, и упал на облако. Повезло еще, иначе его пришлось бы отдирать от земли.

Так как вчера его поиски не увенчались успехом, сегодня он должен стараться еще усердней. Если бы на эту Рейнбоу Дэш можно было положиться... Но нет, эта зазнайка, пока летала, так выпячивала круп, поглядывая на Файфрета, что вряд ли нашла бы даже свое любимое дерево. Не нужно было говорить, что его послала Спитфайр, тогда бы это чудо в перьях не петушилось. Интересно, какое реактивное ускорение ее круп может выдать, если она узнает, с кем у Спит роман, хе-хе.

Пегас потянулся. Ему, конечно, хотелось поспать еще пару часиков. А искать в такую рань было бессмысленно. Хотя, можно наведаться к Спит... Нет, лучше уж поспать здесь, на таком резко ставшим мягким и уютным облаке. Фрет уткнулся мордой в одно из завихрений облака, и громко засопел.

Тем временем теплые лучики солнца упали на лицо оранжевой поняши. Эпплджек протерла глаза, и увидела умилительную картину: спящий рядом в обнимку с ней Виндчейзер слегка приоткрыл рот, и оттуда свисала тонкая ниточка слюны. Немного поморгав глазами, ЭйДжей хитро ухмыльнулась. Ей пришла в голову идея. Вплотную приблизившись к лицу Чейза, она аккуратно слизнула ниточку своим шершавым язычком, и тут, как будто внезапно, толкнула его копытцем в грудь. Пегас же рефлекторно подался вперед, и коснулся губ Эпплджек, которая вторым копытом придерживала его за спину, чтобы тот не отстранился.

Это пробуждение было лучшим, и, пожалуй, самым неожиданным в жизни Виндчейзера. Проснувшись, он почувствовал нежный поцелуй, и увидел перед своим лицом задорные зеленые глаза, веснушки, и светлую челку, касавшуюся его лба.

-Вставай, Виндчейзер. Новый день ждет, — услышал он хрипловатый голос, который слышал уже которую ночь в своих мечтах.

Он поднял копыта, и обнял лежащую у него на груди поняшку. Эпплджек же в ответ нежно поцеловала его в губы, задержав дыхание, и зарылась в его гриву. Спустя пару минут Джеки подняла голову, и приподняла уголки рта.

-Слушай, я конечно понимаю, это клево, но мне надо идти работать, летний урожай не ждет.

-Хех, ну я тогда тоже не буду отлеживаться, пошли, помогать буду.

Уже вставшая фермерша с саркастичной усмешкой посмотрела на пегаса.

-Да можешь не придумывать причину, я ж понимаю, что просто хочешь снова пялиться на меня, как вчера.

-Эммм... Ну... — Чейз залился румянцем, и не нашелся, что ответить.

-Ну ладно, ты догоняй давай. — Эппл натянула шляпу, и толкнула дверь сарая, погрузившись в мир ослепляющего солнечного света.

Виндчейзер стряхнул с себя сено, протер глаза, и последовал примеру Джеки, защурившись, защищаясь от утреннего солнца.

-Ййихаа! Лови яблочки, Чейз! — закричала ЭйДжей, разгоннясь и пиная ствол большого дерева. Винд, подхватив на спину пару ведер, в прыжке поймал почти все яблоки, свалившиеся с дерева, и приземлился с невероятно гордым видом.

-Слушай, а ведь крыло то больше и не болит — сделав еще пару взмахов самоудовлетворенно сказал он. Может попробовать полеты?

-Чейз, постой, я так не думаю. Доктор сказала, что летать ты не сможешь неделю, так что советую придерживаться этого.

-Хмм... интересно, можно ли как-нибудь сократить это ожидание? — Вздохнув, сказал пегас.

Поняша наморщила лоб -Можно раскошелиться, и заказать реабилитирующий массаж у Алоэ и Лотус. О, эти кобылки мастерски работают копытцами, хе-хе.

-Ну... -Чейз покраснел и потупился, — я...

-Чего ты там хочешь мне сказать?

-Я не хочу пускать в свою жизнь кобылок, кроме тебя, — Выдохнул Виндчейзер, залившись краской.

-Хех, да небось до меня у тебя еще табун целый был.

-Эммм... Ну... Честно говоря, у меня до тебя никого не было вообще... -замялся пегас.

Эпплджек не нашлась что ответить. Настало неловкое молчание

-Нуу... Я просто думала, что к такому, как ты, кобылки должны сразу липнуть.

Чейз вздохнул.

-Эх... Да у меня и времени то не было на личную жизнь. Задротство и учеба в Кантерлоте, затем работа в Клаудсдейле. Учеба, сон, работа, сон. Про себя вообще не думал...

На лице Эпплджек появилось странное выражение.

-Знаешь... А ты напоминаешь мне себя. Я ведь тоже всю жизнь отдаюсь работе на благо нашей семьи... Хочу, чтобы моя сестренка была счастлива, чтобы у нее все всегда было. А мне хорошо и на работе. В этом и есть моя жизнь, мое счастье... Видеть, как мои близкие радуются... Не есть ли это та причина, ради которой стоит жить?

-Чейз опять вздохнул, -Эх, хотел бы я понять и прочувствовать твое стремление. Я всю жизнь был отвратительным самому себе эгоистом, которому в жизни никто никогда не был нужен. И не то, чтобы меня заботило свое благо — мне было наплевать даже на свои проблемы. Я слишком ленивый и апатичный. Но... мне кажется, что я знаю, чему теперь предназначена моя жизнь.
(Мысли Виндчейзера неслись потоком: “Какая же я тряпка... Я ведь даже не смогу сказать ей то, чего я стыжусь больше всего...”)
Эпплджек, уже стоя вплотную к нему, быстро вскинула голову, посмотрев Чейзу прямо в глаза

-Моя жизнь принадлежит тебе, Эпплджек, — Твердо сказал Виндчейзер, глядя ей в глаза (ЭйДжей невольно отметила, что, несмотря на решимость в голосе, его глаза дрожали. Неужели она действительно так важна ему) Все, что мне нужно — видеть твое счастье... счастье твоих близких. Я люблю тебя, ЭйДжей... Ты... единственная, для кого в моей гребаной жизни я хоть что-то значу. И... очень боюсь потерять тебя...

-Знаешь... а ведь в моей жизни с твоим появлением мне тоже стало не так одиноко. Вроде у меня есть брат, сестренка, бабуля, но я все-равно чувствовала себя что-ли отрешенной... Не такой... После встречи с тобой, у меня появился тот, кому я могу открыть душу, рассказать секреты...

Виндчейзер протянул копыто, обняв поняшку за шейку, и прошептал ей в ухо: “Да... Помни: я люблю тебя. Я всегда помогу тебе, ты всегда можешь мне все рассказать. Я живу ради тебя.”

_________________________________________________________

-Слушай, Дэш, отвали, у меня и без тебя дел по горло!

-Винил, меня послала Спитфайр, и если я не не отыщу этого ублюдка, она меня засунет в аппарат для замешивания теста!

Винил сняла очки, и красными зрачками взглянула на нетерпеливую пегаску.

-Скоко раз те повторять? Я тусуюсь в клубах ночью, сижу дома днем. Когда по-твоему я должна увидеть, да еще и обратить внимание на какого-то кантерлотского придурка?

“Наркоманка чертова”

-Ладно, лети отсюда, повторяю, у меня дел выше крыши.

Рэйнбоу Дэш разочаровано развернулась, и рванула ввысь.

Она снова стала парвнирет где? От него тоже ни слуху ни духу. Ну что за хрень... О! Эпплджек куда-то идет! Спросим у нее...” -и радужная пегаска рванула к земле.

Идущая по понивилльской аллее Эпплджек услышала резкий свист, затем пыль вокруг нее закружило размытое радужное пятно, и вот, напротив стоит Рейнбоу Дэш.

-О, привет, Дэши.

-Хэй, Эпплджек. Я по делу, порученному мне самой Спитфайр. — гордо выпятив грудь, сообщила Рейнбоу.

-Прости, Дэш, я спешу, у меня нет времени говорить.

-Но я ищ...

-Я сказала: нет времени! Я очень тороплюсь, прости Дэш, в следующий раз.

-Черт, да что вы все сегодня такие злые? Уныние, безысходность, пост-рок, епт.

Пегаска решила наведаться к Флаттершай. Может хоть она что-то заметила, пока ходила в город. Или не заметила, все равно. Главное, что ей любой ценой надо было отыскать Виндчейзера. Или она почувствует, как её используют в качестве сырья для кондитерских изделий.

________________________________________

Виндчейзер беззаботно лежал под яблоней, посербывая сидр, и смотрел на клочки неба, которые можно было увидеть сквозь уже подсохшую о жары листву.

Был слышен гул со стороны деревни, который заглушала пестрая птичка, пристроившаяся на ветке прямо над головой пегаса. Успев скоренько сделать всю работу на сегодня, чтобы приятно удивить ЭйДжей, ушедшую помогать своей подруге-пекарше, он лежал, размышляя о бытии. Внезапно пришло какое-то давно не испытываемое желание повидать своего старого друга — Файрфрета. Интересно, как он там... До сих пор мечтает о недоступной гордячке Спитфайр? Все-таки, Чейзу не хватало друга. Помнится, Фрет был единственным, кто всегда поддерживал Виндчейзера... Пока тот не уволился, и не покинул Кантерлот. Эх... так резко менять свою жизнь... непривычно. Винд все еще скучал по минутам уединения со своей флейтой... И тем минутам, что они проводили в дружеских беседах с Файрфретом. Но он, скорее всего находился в закрытом для него самим собой Клаудсдейле... Да, черт побери, гордыня — это оправдание.

Нет, он не собирается возвращаться туда. Только при условии, если его обширные знания об устройстве всех механизмов Фабрики Радуги действительно им понадобятся. Но, пока ему никто не посылал никаких весточек, никто его не искал. Что ж, должно быть у них все путем.

Отхлебнув еще сидра, он привстал, и попытался расправить травмированное крыло. Черт, растяжка потеряна, боль в мышцах. Расправляя и складывая крыло, он пытался размяться. “Хм... Если я попытаюсь лететь по прямой, то из-за неравномерно раскрытых крыльев меня может смещать влево... Нехорошо...”

Тут Виндчейзер завидел вдали приближающуюся к “Сладкому яблочку” фигуру темно-красного жеребца внушительного телосложения. Немного обеспокоенно поднял голову, привстал на локтях, в ожидании, пока тот приблизится.

-Эй, кто ты? Спросил Виндчейзер у подошедшего почти вплотную жеребца.

-Тот же вопрос могу задать тебе, незнакомец. Живу тут я, а не ты — насмешливо-спокойно проговорил Биг Мак.

Чейз, мягко говоря, пересрался, когда над ним, словно гора, вырос мускулистый жеребец, раза в два больше его самого. Сам он никогда в драках участия старался не принимать, и сейчас лихорадочно продумывал в голове варианты мирного решения этой ситуации.

-Cлушай, я всего лишь...

“Лучше не говорить, что я парень ЭйДжей”
-...Друг ЭйДжей. Я... Эм... Помогаю ей со сбором урожая, и...

-Что-то не вижу, чтобы ты пинал яблони вместе с ней.

-Эм... Она ушла помогать своей подруге с выпечкой, а я уже закончил сбивать яблоки с той территории, которую она мне указала, вот и все.

-Ну, посмотрим, что скажет она, когда вернется. А пока я прослежу, чтобы ты не убежал. Кто тебя знает...

-Хех, куда я убегу от ЭйДжей? — усмехнулся Виндчейзер, — Ну ладно. Раз так, я продолжу дремать под этим деревом, если не возражаешь. В конце концов, я устал, мне надо немного отдохнуть.

Виндчейзер прикрыл глаза, беззаботно откинулся на корень дерева, и продолжить посербывать сидр. Биг Мак удивился наглости пегаса, но отошел, и побрел в направлении фермы.

_______________________________________________________

ЭйДжей, наконец-то закончив свои дела в “Сахарном уголке”, возвращалась домой, сетуя на сильную усталость, при том, что ей еще работать и работать. Проходя мимо одной из яблонь, она услышала храп. Обернувшись, она увидела Чейза с флягой сидра около него, беззаботно дрыхнущего в тени дерева. Надо отдать ему должное, он успел сделать всю сегодняшнюю работу за двоих. Вот... трудоголик. Хотя... одно яблочко висит, и прямо над ним. “Хе-хе, сейчас сделаем из него Поньютона”, подумала Эпплджек, разбегаясь и ударяя по яблоне задними копытами. Яблочко упало точно на макушку немного употребившего пегаса, который тут же подскочил, как ошпаренный. Не успел Виндчейзер опомниться, как в его объятья влетела оранжевая поняшка.

-Эмм... Это было... Внезапно — удивленно сказал пегас, потирая макушку.

-Больно было?

-Нет, конечно, — улыбнулся Виндчейзер.- Для меня даже падение с разгоном не было больно.

-И тем не менее, ты сломал крыло.

-Растянул, попрошу уточнить. И я уже им могу спокойно двигать. — он продемонстрировал возможность динамики своих летательных конечностей. -Кстати, тут приходил какой-то жеребец, сказал, что живет тут. Он твой родственник?

-Агась, — раздался голос за их спиной, — я ее брат. А ты, судя по всему, не просто друг ЭйДжей?

-Ну, как тебе объяснить... — замялся Чейз- Формально это так...

ЭйДжей отпустила Чейза, и подошла к Маку.

-Маки, познакомься, это Виндчейзер. С недавнего времени это очень важный пони для меня. Чейз, а это мой брат, Биг Мак. Я уверена, вы подружитесь, — улыбнулась поняша.

-Вот как... ну, тогда привет тебе, Виндчейзер. И прости за немного недружелюбный прием, сам понимаешь, мало ли какой проходимец может забраться на ферму, — проговорил Мак, протягивая Чейзу копыто и всматриваясь в его лицо.

-Приятно! Хотя твоё имя я уже слышал, но тем не менее.

-Хм, а, собственно, где ты живешь?

Неловкое молчание.

-Ну... Живу то я в Клаудсдейле, но... По определенным обстоятельствам, я не могу туда вернуться, и... мне пришлось перекантоваться у вас в сарае...

-Чейз... — начала ЭйДжей — сегодня ты можешь поспать у меня в комнате...

-ЭйДжей — было возразил Биг Мак.

-Все в порядке, большой М, я не против, не волнуйся за меня. — чуть было не прыснул смехом пегас.

-Чейз!

-Что? Пошутить уже нельзя?

_______________________________________

Алое солнце уже садилось за горизонт, который было видно из окна комнаты Эпплджек. Его закатные лучи, пробиваясь сквозь стекло, падали на лицо оранжевой поняшки, придавая ему некую таинственность в глазах Чейза.

-Посмотри, как красиво, — прошептала Джеки, глядя в окно.

Последние лучи солнца обрисовывали контуры яблочных деревьев, так что казалось, что они окружены каким-то волшебным светом. Вся трава блестела под угасающим солнечным светом, как будто это была не трава, а космос, с мириадами звезд-песчинок, прекрасных в своем единении. Щебет птиц, стрекот кузнечиков, все звуки создавали атмосферу теплой, уютной романтики... Ощущение домашнего уюта вкупе с пылким пламенем любви, что горел в сердцах двух маленьких пони, что были перед лицом вселенной, словно две беззащитные песчинки на дне океана... Но, все же, огонь их яркой любви не давал им затеряться среди сотен тысяч других, поддерживая их на плаву.

-Мне так хорошо с тобой... — прошептала ЭйДжей, сжимая копыто Чейза своим. Чейз, отвлекшись от созерцания живописного вечернего пейзажа, повернулся к ней, и тепло улыбнулся.

-И мне с тобой... Я обожаю тебя, моя маленькая поняшка, — проговорил он, утопая взглядом в ее бездонных зеленых глазах, обняв ЭйДжей, которая подалась ему навстречу. Медленно приблизившись, он коснулся губами ее губ, задержав дыхание. Поняша ответила на поцелуй, обхватив пегаса всеми четырьмя копытцами, полулежа на нем, и обнимая его за шею. Виндчейзер начал нежно целовать ее шею, спускаясь все ниже и ниже, заставляя ЭйДжей закрывать глаза от наплывавших волн счастья и удовольствия...