Забвение

Голубое небо, прекрасные подруги и добрые соседи. Идеальный мир для идеальной единорожки. Идеальный и... беспощадный.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Бонни

Звонок из Понивилльского госпиталя заставляет Лиру встретится лицом к лицу со своим худшим страхом - её любимая пони попала в больницу.

Лира Бон-Бон

/҈̞̱̙͙̋̋̔̏̐̕͜?̶̫̥̲̲͚҇̆̿̽͜М҈̨͔̣̱̬̞̽̃̕@҈̛͖͍̣̳̰̿͋͢Т̴̢͈̖̤̝͕҇̂̔̆͌̏Р̷̰̭̭̲̰̍̑̓͜͞№̷̨̱̞҇̍͋͂Ц̷̡̙̖̲͍̥͌̊͌̋͗̕А̵̜̖̬̫̊͋͢͡#̸͖̤̳̲̉̔̎͆́̕͢

В кафе на встрече с подругами Твайлайт слышит голос, который не должна была слышать.

Твайлайт Спаркл

Бессонница

Что случается, когда вдруг бога Хаоса поражает бессонница? И как вернуть спокойный сон тому, кто не знает покоя, а ведает лишь только хаос?

Флаттершай Рэрити Принцесса Селестия Дискорд

Эквестрийский колобок

Жил-был старик-грифон со своей старухой-грифиной. Лет им было уже много, летать и охотиться они давно не могли, вот и грустили на одной овсянке. Подумал старик, да и говорит…

Флаттершай

Incidamus

Может ли пони быть настолько подавлен, что его кьютимарка исчезнет? Или до такого ни один себя не доведёт? А если всё таки она пропадёт, то что будет дальше?

Другие пони

Фейерверки

Темпест Шедоу нашла себе доброе призвание в жизни, веселя жеребят фейерверками. Как хорошо дарить радость!

Принцесса Селестия

Янтарь в темноте

Это история богини, сохранившей верность своей детской мечте, и её сестры, всю жизнь защищавшей свой мир. Это рассказ о волшебнице, собравшей великую экспедицию к новым землям, и о её подруге, умевшей сражаться и побеждать любой ценой. А ещё это сказка о приключениях компании жеребят и о пересечении очень разных культур; сказка о войне богов с законами мироздания и о тех храбрецах, что снова и снова встают против воли высших сил.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Бон-Бон Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

Застрявшее во рту манго

Night Flight была во всём похожа на обычных фестралов: острые клыки, кожистые крылья... и невероятная любовь к манго.

Морковный заговор

Таинственные силы похищают часть урожая морковки, чтобы не дать Кэррот Топ стать успешной фермершей. Теперь ей нужно найти похитителя и разоблачить заговор.

Твайлайт Спаркл Кэррот Топ

Автор рисунка: Stinkehund
II. О достойном наказании IV. Дорога в прошлое

III. За пеленой прошлого

Здесь рассказывается о медицинской тайне доктора Хруффа, его благородных стремлениях и рискованном шаге, на который он пошел во имя Истины.

Итак, миссис Кросс – всё случилось еще до того, как славная Дерпи Хувс была отправлена из Клаудсдейла в Понивилль. На то были свои, особенные причины. И доктор Хруфф приложил к этому все возможные усилия.

Когда-то несколько земных пони, которые просто имели несчастье заблудиться в Вечнодиком лесу, начали звать на помощь своих друзей. Но кроме них на зов откликнулась маленькая серая пегаска, которая каким-то неизвестным образом сюда забралась. Она была очень худой, разговаривала и двигалась с трудом. Летать она еще не умела – не тот возраст. Но зато у неё уже появилась кьютимарка – поднимающиеся вверх пузырьки. Что они означают, она так и не объяснила. Возможно, эта тайна находится за теми самыми замками, которые она сама сотворила для себя… но об этом позже.

В клинике Понивилля, куда её привели, мы мало что о ней знали. Она сама о себе мало что знала, и была очень молчалива и замкнута. Всё, что мы могли от неё узнать – её зовут Дерпи Хувс. И на этом, увы, всё. Была только одна, казалось бы, несущественная особенность – когда она увидела маффины на столике у медсестры, она сразу же пришла в оживление. Это вызвало у неё очень положительную реакцию. Впервые за восемь кропотливых часов, что мы пытались её разговорить, она наконец улыбнулась. А получив маффин, она смогла назвать своё имя. Но больше она ничего вспомнить так и не смогла, что окончательно спутало все планы.

Хувс… всё оказалось не так просто, как мы думали. Её фамилия нам ничего не дала. Мы прорыскали все города, одно время даже писали письмо к принцессе Селестии… но ничего не помогло. Во всей Эквестрии не нашлось ни одного Хувса. И никто не мог ничего рассказать об этой юной пегаске. И никто за ней не приходил.

Мы могли бы оставить её здесь, в Понивилле, однако в этом не было надобности. Дети пегасов должны были проходить лётные тренировки, а в нашем городке для этого не было никаких условий. Поэтому Дерпи отправили в Клаудсдейл.

После этого Доктор Хруфф о ней ничего не слышал. Услышал после; это известие так взволновало и встревожило его, что он немедленно, побросав все свои дела и клинику, отправился за ней. И ценой невероятных усилий он упросил, чтобы Дерпи обследовалась лично у него.

Доктор Хруфф был профессионалом. За свою практику он вылечил немало пони, пегасов и единорогов. Но в отличие от остальных, он увлекался наиболее сложными подвидами медицины. Он специализировался на душевных болезнях среди пони. Изучал особенности их темперамента, их повадки, основные инстинкты, способы мышления, а также само проявление кьютимарок. Одна из его работ – «Влияние кьютимарки на становление личности пони» удостоилась особого внимания Принцессы, и заняла своё почетное место в Королевской библиотеке, где каждый может ознакомиться с ней в разделе «Нечитаемое».

Помимо этого, доктор очень любил путешествовать по жарким странам, на самый юг Эквестрии. Однажды он вылечил сына вождя одного из племени зебр, что населяли дикие и голодные пустоши. За это вождь отблагодарил его, и рассказал ему историю о колдунье в его племени, которая умела разговаривать с духами и исцелять больных словами. Всё это показалось Хруффу очень интересным, и потому он попросил у неё аудиенции.

Эта старая зебра знала очень многое. Доктор немало почерпнул свежих знаний из её историй, о чем впоследствии написал очень полезную книгу, «О влиянии трав и грибов на становление личности пони» (она лежит как раз рядом с его предыдущим опусом, не ошибётесь). Что касается «исцеления словами», то доктор Хруфф столкнулся с очень сложной и методической системой лечения. Больного одурманивали специальными травами, отбивая на барабанах тактовый ритм, усыпляющий сознание и снижающий работу сердца. Таким образом, больной впадал в некое состояние транса, длившееся очень долгое время – фактически, пока сама колдунья не прикажет ему выйти оттуда.

Свой метод она показала на одном из зебр её племени, страдавшем от помутнения рассудка. Он считал себя коровой, и очень боялся, что его вовремя не смогут подоить. Колдунья же ввела его в такой сон, и убедила его, что она и есть доярка, но доить его не собирается. Почему? Ну, например, потому что он не является коровой.

Наутро зебра просыпался, но ничего о своем лечении не помнил. Равно как и не помнил того, как бегал по своей деревне и бодал окружающих. Но коровой он быть перестал, что окончательно потрясло даже такого матерого материалиста, как наш несчастный доктор Хруфф.

Он назвал эту практику «гипнозом», и всячески её расхваливал на всех конференциях. Но… когда его коллеги узнали, что практика эта относится к так называемой «народной медицине», они восприняли её слишком критично. Они посчитали это открытие «слишком опасным и непредсказуемым», хотя даже не смогли понять, как оно работает, и зачем это нужно.

Спустя некоторое Дерпи вновь оказалась в клинике Клаудсдейла. Никто не мог понять, что с ней произошло. Она очень резко менялась; из веселой и задорной превращалась в холодную и мрачную. Минуты веселья и смеха так же резко сменялись плачем без всякой видимой на то причины. Лучшие врачи со стороны пегасов мучились в догадках, что же с ней происходит.

Вот тогда к ним на помощь и пришел доктор Хруфф. Он настоял, чтобы её перевели в его клинику, в Понивилль, где будет лично наблюдать за ней. Кто-то отнёсся к этому заявлению скептически, но многие медики Эквестрии ценили его гений, который брался за самые сложные дела в медицине. Хотя, возможно, они просто хотели свалить умственно-неполноценную пегаску на его голову, чтобы самим не мучаться зря. Возможен и этот вариант.


Доктор Хруфф обследовал Дерпи в течение целого месяца. Поначалу он шел по старинным медицинским методам. Но затем, испробовав всё, что только возможно, пришел к следующему выводу: а что, если её болезнь не связана ни с её врожденными патологиями, ни с какими-либо другими известными болезнями? Что, если он столкнулся с болезнью именно своей специализации? Неужели она душевнобольна?

Непохоже, чтобы она бредила. У неё очень часто менялось настроение, это да. Еще ей часто снились кошмары, смысл которых она не могла объяснить. Очень часто она к кому-то обращалась во сне – но это знакомо многим пони, и Хруфф сталкивался с вещами и похуже.

И тогда Хруфф, отчаявшись найти рациональное обоснование для болезни, решился на крайнюю меру. Он знал, что медицинское сообщество не одобрит такую выходку, но выхода иного он найти так и не смог.

Он написал письмо на юг. К той самой колдунье, которая рассказала ему о методике гипноза. И она откликнулась на его зов, и тайно прибыла в Понивилль, чтобы ему помочь.


-Это… очень рискованно, — вставила словечко доктор Кросс.

-Разумеется, — кивнул доктор Броксо, — он очень многим рисковал ради её спасения. Между обычной медициной и народной всегда существовала мнимая борьба за власть. Суть в том, что когда мы бессильны, пони начинают идти к народным лекарям. А там уже не без шарлатанов. Впрочем, — тут он усмехнулся, — в старые времена и нас, обычных лекарей, считали ничем не лучшими обманщиками и воришками.

-Она прибыла в строго означенное время, как и просил её доктор Хруфф. Он не мог довериться даже своим верным товарищам; он всё делал в абсолютнейшем страхе за себя и свою карьеру, и не хотел никого в это впутывать.

Они пригласили Дерпи, усыпили её травами, а затем… с ней заговорила Халкофа.

-Кто?

-Так звали эту зебру. Она общалась с Дерпи, пытаясь разузнать у неё всю правду. Начиная с самого детства – так у них принято. И столкнулась с неразрешимой проблемой: Дерпи ничего не собиралась ей рассказывать. Абсолютно ничего. Вся её память о детских годах оказалась… спрятанной. Исчезнувшей, как будто её никогда и не было.

«Память юной пегаски кто-то забрал, не иначе как демон над ней колдовал», — сокрушенно объявила она и развела копытами. Она была бессильна что-либо сделать.

Доктор Хруфф понимал, что это – полный провал. Но внезапно он решился на другое – он попросил Халкофу расспросить у Дерпи не её детство, а чуть более позднее время. Например, о её учебе в Клаудсдейле. И что так сильно повлияло на неё в то время.

-И она рассказала? – спросила Ред Кросс.

Воцарилась пауза. Доктор Хруфф покачал головой.

-Всё, что там случилось, мы… узнали от её лучшего и единственного друга. Он был там всё то время, и он смог объяснить, что же произошло.