S03E05
III. ЭСТ V. Самый опасный пони

IV. Самое красивое платье.

Особенная благодарность блогу EP за предоставленную музыку Magic Emine. Madness has been doubled!

Осень в Понивилле – это очень красивая, хотя и грустная атмосфера проходящих хмурых деньков. Так называемое «кобылье лето», когда яркое солнце заставляет юных жеребят скучать за школьной доской, прошло совсем недавно, а грязь и слякоть еще не успели ударить по чистым мощеным дорожкам. Ворох из ярких кленовых листьев проносится на пути у доктора Кросс, возвещая о самом интересном времени года, когда во многих творчески настроенных пони просыпается хандра и абсолютное погружение в мир, полный темных мыслей и неприятных эмоций.

Доктор Кросс с интересом наблюдала за тем, как жители города занимаются своими делами. Кто-то торгуется, кто-то спешит по своим делам, кто-то возит на своей спине тяжелую телегу. Ничего не меняется, только доктор следует по своей дороге, здороваясь с теми, кто здоровается с ней. Она была тепло одета, и, накидывая на себя теплое черное пальто, она наслаждалась приятной и ненавязчивой дождем погодой.

Бутик «Карусель» был очень хорошо заметен. Среди всех зданий Понивилля он слишком кичливо бросался в глаза своей странной архитектурой. Фасад здания, форма, цвет – всё это так и пестрело кружевами, нежными цветами (в основном, голубоватыми и розово-фиолетовыми) и решетчатыми окнами, отмытыми и отчищенными до зеркального блеска. А вот доктору Кросс это место не очень понравилось. Слишком кичливо, почти как в Кентерлоте. Ей нравился строгий и классический стиль некоторых зданий города. Или высокие многоэтажки Филлидельфии, в которых многочисленные подворотни и улочки заставят даже пегаса чувствовать себя маленьким.

Собравшись с мыслями, доктор Ред Кросс подошла к двери и постучала копытцем.

***

Открыли ей не сразу. Было слышно, как кто-то куда-то спешит, торопится. Некоторое время из последнего этажа доносились звуки граммофона. Спустя некоторое время и он затих.

Дверь ей открыла невысокая кобылка темно-сиреневого окраса в черном свитере.

-Добрый день, — вежливо поздоровалась она, — Добро пожаловать в бутик «Карусель».

-Здравствуйте, — ответила ей Кросс, — простите, вы Рэрити?

-Нет, что вы. Я её ассистентка. Рэрити у себя в мастерской, и она на данный момент не принимает заказы. У неё очень загруженный график работы.

-Простите, но я не по поводу платья…

-И очень зря, — ассистентка отошла, пропуская главного модельера всея Эквестрии.

Это была белоснежная единорожка, с длинными завитыми локонами. Вот только всё в ней – и прическа, и стильный наряд, и строгая черная шапочка говорили о ней, как об обладательнице тонкой душевной организации и творческой натуре со всеми их известными недостатками. Неудивительно, что мир моды выбрал её своим главным покровителем и защитником. В ней чувствовалась грация, свобода мысли и оригинальная воплощенность идей о том, как миром будет править красота.

Рэрити смотрела своим строгим взглядом на доктора из-под очков. Похоже, что внешний вид Ред Кросс не подходил под её оценочную систему. Да и опытного взгляда хватало на то, чтобы заметить у доктора небрежное отношение к внешнему виду. Конечно, строгость её одежд этого не показывала, но взгляд вымученной пегаски был так понятен и без лишних слов. Это внушало определенную жалость к её скромной особе.

-Вы очень запустили себя, эээ…

-Ред Кросс. Я доктор, — представилась она. Она и Рэрити шли в мастерскую. Точнее, доктор следовала за ней, оглядываясь по сторонам.

-Да. Дорогая Ред, вы хотя бы тенями пользовались! Ваши мешки под глазами очень хорошо убираются с помощью пары огурчиков, два раза в день. Такое ощущение, будто вы на погрузке вагонов работаете, а не в больнице!

-Я и в больницах особенно не работаю. В последнее время, — призналась Кросс.

-Тем более. Наверное, у вас очень много свободного времени, но вы совершенно себя запустили! У нас есть отличный спа-салон, очень вам рекомендую для душевного отдыха.

-Наверное. Возможно. Но у меня есть к вам неотложное дело…

-Да-да, — отмахнулась Рэрити, — у меня неотложные дела приходят из Кентерлота по две сотни нарядов в месяц. И каждому нужно что-то новое, роскошное, оригинальное! Кто-то из них даже не пытается следовать высокой моде, они желают выглядеть не так, как все! Я выкручиваюсь, как могу. Но зато теперь я смогла нанять ассистентку. Инкхарт!

-Да-да? – послышался голосок той самой пони.

-Доктор Кросс, не желаете ли чаю? – дождавшись кивка, Рэрити крикнула, — поставь чайник, приготовь наш сервиз!

-Хорошо! – раздалось из кухни. Единорожка провела доктора в свою мастерскую.

И здесь Кросс встретилась с королевским стилем Кентерлота, который до многих городов или не доходил вообще (Эппллуза, йииииха!), или с большим опозданием, в виде отдельных богатых домов в Филлидельфии. Здесь же богатство соседствовало с излишней роскошью. Стулья с бархатной обивкой, диван из красного дерева, искусно отделанные полки, на которых красовались инструменты модельерши… впрочем, Кросс увидела здесь и типичный творческий беспорядок – здесь куски ткани соседствовали с ножницами, а клубками нити игралась пушистая белая кошка.

-Опал, оставь в покое мои нитки! – крикнула Рэрити. Опал в ответ только лениво мяукнула и откатила красный клубок под рабочий стол.

-Вы простите меня за этот небольшой беспорядок, просто работа…

-Я вас так понимаю, — вырвалось у доктора Кросс. Единорожка внимательно её осмотрела.

-Кстати, а почему вы носите эти пальто? Они же для земных пони, нет никакой свободы для крыльев!

-А как вы догадались, что я пегас? – полюбопытствовала доктор.

-Ваша осанка, доктор. У моей подруги, и многих пегасов после лётной академии такая же.

Инкхарт выкатила поднос с чаем. Там же были и сахарница, и небольшая серебряная тарелочка со сладостями.

-Ну что же. Вот и наш чай подоспел. Инкхарт, спасибо тебе.

-Не за что, — улыбнулась пони и ушла, оставив их наедине. Рэрити, к удивлению доктора, довольно резво подскочила к своей швейной машинке. Спустя несколько минут она вновь застрекотала под её умелыми копытцами

-Не обращайте на меня внимания. Мне пришла в голову совершенная идея. Берите печенье, сахар… угощайтесь!

-Это очень странно, конечно, но… я пришла сюда по просьбе Твайлайт Спаркл.

-Твайли! – радостно воскликнула Рэрити, — как её дела в Кентерлоте?

-Эээ… дело в том, что она просила меня о помощи. Её подруга, Пинки Пай…

Как интересно. Доктор Кросс, не мигая, смотрела за тем, как изменилась реакция Рэрити. Да, она стояла к ней спиной, но при этом единорожка остановила свою машину и повернулась к ней. Её губы слегка подрагивали.

-П-пинки…? – заикаясь, спросила она.

-Да. Это вы ведь её привели в психиатрическую клинику.

-Д-да, я… но она тоже была моей лучшей подругой!

-«Была»? – нахмурилась доктор Кросс.

-Кто вы такая? Что вам здесь нужно? Зачем вы…

-Дорогая Рэрити, я всего лишь желаю помочь вашей подруге, — ровно сказала ей Ред, Твайлайт Спаркл, заведующий отделением – они все упоминали о каком-то странном происшествии, которое произошло много месяцев тому назад…

-Четыре месяца, — прошептала она. Рэрити оставила в покое машинку. Вместо этого она подошла к своему дивану и улеглась на нем, обреченно вздохнув.

-Четыре месяца тому назад что-то произошло, да?

-Ничего не изменилось, дорогая Кросс, — произнесла она, — абсолютно ничего. То, что свершилось, свершится снова. А круг, на котором замкнулась Пинки, будет повторяться вновь и вновь.

-Вы в порядке? – забеспокоилась за неё Кросс. Доктор имела при себе несколько ампул с морфием, но пускать их в ход ей совершенно не хотелось. Своим добром, в отличие от олицетворения Щедрости, она делиться не любила. Чем угодно, только не этим.

Вдруг Рэрити подошла к ней чуть поближе.

-Доктор Кросс. У вас есть брат или сестра? – тихо спросила она. Магия её рога притянула из какой-то полки небольшую фотографию в позолоченной рамке.

-У меня никого нет, — осторожно ответила доктор Кросс.

-Мне сложно говорить о таком, — Рэрити пододвинула её поближе, так, чтобы доктор могла видеть ту, кто на ней изображен.

Кросс увидела на фотокарточке маленькую кобылку с розово-фиолетовой гривой. Она тоже была единорожкой, как и Рэрити – они вообще были очень похожи, судя по всему.

-Кто это?

-Это моя сестра. Свити Белль.

Доктор Кросс посмотрела на Рэрити. Она видела, как сложно ей было сдерживать эмоции. Её губы дрожали еще сильнее, а глаза потихоньку наполнялись слезами.

-Пожалуйста… — осевшим голосом сказала она, — перестаньте… говорить… о Пинки Пай. Я не могу… не могу снова. Каждый раз, когда я вижу свою сестру, я… у меня много заказов, понимаете? Я не могу постоянно срываться. Тем более, сейчас осень.

Кросс промолчала. Ситуация была критической. Ей не очень хотелось встречаться с еще одной безумной пони на своем пути – только в пределах специального учреждения.

-Я до сих пор помню тот день. Свити, малышка… вы, видимо, не представляете, как было тяжело видеть такое. А я видела. Я всю жизнь мечтала, как сошью ей идеальное платье… на свадьбу, например. Или когда она получит свою отметину. Я же сама Щедрость, верно? Я же могу подарить своей сестричке самое лучшее платье во всей Эквестрии. Хоть целую сотню, на любой сезон моды! – и Рэрити горько усмехнулась. И тут же доктор Кросс отпрянула в испуге – единорог с такой силой отшвырнула фотокарточку, что рамка сломалась. На фотокарточке красовалась черная ленточка из чистого бархата.

-НО НЕ НА ПОХОРОНЫ, доктор Кросс! Не на похороны! Не этого я хотела, понимаете?! – завопила она. Доктор отступила к выходу – Рэрити совершенно обезумела от горя.

-Прошу вас, Рэрити, успокойтесь…

-Не могу! Не могу! Зачем вы пришли сюда?! Всю жизнь мне напоминать?! – продолжала кричать она, — я же не Пинки Пай, у меня всё в порядке с головой, я не теряю время в своих копытах! Ни слова о Пинки, прошу вас! Ни слова!!!

-Я, пожалуй, пойду, — сказала Ред. Рэрити больше её не слушала. Выйдя из двери, она еще несколько секунд прислушивалась к бессвязным крикам модельерши. После этого крики закончились, доктор услышала громкие стенания. К ней уже спешила Инкхарт.

Некоторое время спустя доктор Кросс, покидая бутик, услышала:

-Доктор! Доктор!

Это была Инкхарт. Пони тихо подошла к ней, и, оглядываясь по сторонам, спросила:

-Вы разговаривали с Рэрити про её подругу, да?

-Да, а как вы…

-Четыре месяца назад они все были неразлучны. Рэрити, Твайлайт Спаркл, Эпплджек, Флаттершай, Пинки и Рэйнбоу Дэш… они были элементами Гармонии. Они были олицетворением Дружбы и всей магии, которая хранила Эквестрии на протяжении веков.

-Но что случилось?

-Я не знаю, я совсем недавно переехала в Понивилль, — честно ответила Инкхарт, — я знаю, что Рэрити потеряла в то время свою сестру. И с тех пор вся дружба элементов словно испарилась. Они просто разошлись. Пинки попала в больницу, Рэйнбоу Дэш улетела в Клаудсдейл. Семья Эпплов переехали на юг, к родственникам. А Твайлайт в последнее время пропадает по делам Селестии. Вот и всё на этом…

-Кто-нибудь еще сможет мне об этом рассказать? Может, остались свидетели тех времен?

Инкхарт призадумалась:

-Да, есть кое-кто, — вспомнила она, — у Пинки вы вряд ли что-нибудь узнаете. Но еще есть Флаттершай. Она была свидетелем того, что случилось. Но хочу вам сказать, что подруги были для неё многим, а их потеря заметно преобразила её. Она и так тихая, а после тех событий она очень сильно ушла в себя. Её дом недалеко отсюда. Спросите у кого-нибудь, вам подскажут.

-Спасибо, — вздохнув, поблагодарила её Кросс. У доктора не было никаких сомнений в том, что ей еще придется побегать в поисках Истины.

Вот только… где же ты находишься, Правда? Уж не в безумии ли?