Автор рисунка: Devinian
VII. Откровения доктора Кросс. IX. Особенности интерьера

VIII. Клоуны от медицины

Мнда. Это глава мне далась с большим трудом.

-Привет, малышка.

Лунный свет осветил измученную мордашку Пинки Пай. Розовая пони дрожала всем своим телом, лёжа на холодной земле. Она непонимающе глядела на ту, кто ниспослал ей такое благословение. В этом свете она казалась подобной Луне и Селестии одновременно.

Но на самом деле, это была белая пегаска в пальто. Доктор Кросс просто смотрела на неё. Слишком странно? Нет, пожалуй. Не буравила её взглядом, не выражала никаких эмоций, будь то осуждение, или гнев… скорее, так может смотреть только судья, выслушивая последнее слово, прежде чем вынести свой приговор.

-Я так и думала, что ты здесь. Как только услышала, что случилось.

-Вы заберете меня? – Пинки посмотрела на неё. В её голосе была слышна мольба.

Доктор задумалась.

-А… ты этого хочешь? – спросила она.

-Не знаю. Наверное. Если я такое совершила, то я… и правда больна.

-Серьезно? И ты будешь мучить себя током до конца своих дней, надеясь, что тебя вылечат, а ты вернешься к нормальной жизни? Я бы подумала, что ты просто хочешь сбежать. Прямо, как сейчас.

-Я не понимаю…

-Все врачи сбились с копыт, разыскивая тебя. Они и сейчас неподалеку отсюда бродят. Если бы у тебя была возможность сбежать, ты бы сделала это?

-А смысл?.. Вы же сами сказали, что у меня больше не будет нормальной жизни.

-Не спорю, — кивнула доктор Кросс, — вот только, услышав историю от Флаттершай…

-Как она? – с надеждой спросила у неё Пинки.

-Э… ну… хорошо, — сбивчиво ответила ей доктор, — она просила прощения за то, что не могла тебя навестить в больнице…

-Может, это и к лучшему, — вздохнула Пинки и отвернулась.

-Пинки, послушай меня. Здесь небезопасно. Заведующий пока не хочет афишировать твой побег перед стражей – сама понимаешь, что это за проблема. К тому же, из закрытой камеры сбежал Коффин, а он… кстати, где он?

-Он ушел, — просто ответила она.

Доктор Кросс вздохнула.

-Мнда… это проблема. Ладно. Пинки… я хочу кое-что тебе сказать: твой замкнутый круг подходит к завершению. Я только хочу задать тебе один вопрос. Если ты на него ответишь правильно, то я дам тебе очень важное письмо, — и доктор показала ей маленький белый конвертик, — я не уверена о том, что в нем, но… это связано с тобой. И на твоем правильном ответе моя новая теория подтвердится.

-А если нет?

-Ну… тогда прости меня, ладно? – невесело усмехнулась Кросс, — тогда тебе придется вернуться в клинику. Но я лично буду следить за твоим выздоровлением. Никакого душа, никакого тока… может даже, найду тебе палату с отоплением. Хотя я не удивлюсь, если окажусь в соседней палате, рядом с тобой. Будем вместе с тобой кушать горькие таблетки и смотреть на луну.

Доктор Кросс зажмурила глаза. Она тщательно обдумывала тот вопрос, который задаст, ведь от него зависело всё. Пытаясь сопоставить всё то, что случилось, все те нестыковки, которые она заметила и в разговоре с Флаттершай, и…

Доктор Кросс задала ей небольшой вопрос. Настолько простой и обыденный по своей сути, что Пинки Пай даже не понимала, к чему он. Она просто на него ответила, но при этом испуганно поглядывала на пегаску. Такое ощущение, будто она столкнулась не с талантливым врачом, а с еще одним пациентом

***

-Прочитай это письмо, Пинки. И будь осторожна. Я смогу пустить врачей по ложному следу, но пожалуйста, не подставляйся сама.

И доктор Кросс злорадно улыбнулась:

-А заодно дам хорошего пинка одному шарлатану от медицины.

Пинки прыснула. Впервые за долгое время врач ей так понравился – не считая доктора Редхарт, которую она давно не видела.

-Береги себя, — сказала доктор, целуя Пинки в лоб. Ей он показался очень мягким, несмотря на небольшие морщинки, появляющиеся у совершенно запустившей себя пони. Кросс даже зажмурилась, но как-то совладала с собой, и, провожая её до ворот, помахала ей копытцем.

Когда же Пинки Пай развернула письмо, она некоторое время читала его, внимательно вглядываясь в каждую строчку. А затем, глянув на доктора, шумно вздохнула и понеслась в сторону Понивилля.

Письмо упало в небольшую грязевую лужицу. Развернув его, доктор Кросс понимающе кивнула и пошла – но в другую сторону, туда, где рыскали санитары Понивилльской клиники.

***

…Этой ночью заведующий больницей действительно получил хорошего пинка под зад.

-Доктор Кросс?! – воскликнул он, поправляя выпавший монокль.

-Добрый вечер. Вижу, у вас тут вечеринка? – невозмутимо заметила доктор, глядя на свою коллегу-медсестру, неистово лающую и на цепи. Не подумайте ничего предосудительного – медсестры иногда выполняли роль ищеек, берущих нужный след. Интересная идея, если учитывать, что настоящих собак в городе не так уже и много – и те состоят на верной службе у некоторых стражников.

-Я бы хотела поговорить с вами о ваших новых медицинских методах. Например, про вашу токовую терапию.

-Но это одобренная процедура…

-Да что вы говорите, уважаемый? – доктор Кросс состроила милые глазки, потом сделала физиономию, в общем – веселилась, как могла. Смотреть на этот разгул безумия было как минимум забавно. Медсестра на цепи даже расхохоталась.

-Вы простите меня, дорогой мой друг, но вы из какого века к нам прибыли? С каких это пор больным перестали вкалывать болеутоляющие?

-Это… да откуда вы знаете?! – заведующий бочком отступал назад, не пытаясь совладать с напором со стороны Ред Кросс. А в гневе она выглядела страшной.

-Неважно! – крикнула доктор, — вы хоть понимаете, что всё это время вы били током здоровую пони, без единой патологии в голове?!

-Подождите… как так? – заведующий нервно сглотнул, — я, я… позвольте, но всё указывало! Показания, история с её пироманией… больше пятнадцати свидетелей…

-Ну, в этом нет вашей вины. Хоть в чем-то нет, — пробормотала она, — но всё же!

Вы же не следователь… да и стража молодцы, даже не разбираясь, укатали бедную поняшку в больницу. Конечно, я ожидала медицинского дела, а вместо этого передо мной появилось банальное преступление… хотя, оно очень гениально по своей сути. Но всё-таки я врач, а не следователь, — заметила Кросс, — а вы же своими процедурами только превратили голову Пинки в бублик.

-Бублик?

-Замкнутый круг Пинкамины Дианы Пай. Милашка совершенно отбилась. Сейчас она бежит в дом Кейков, чтобы остановить придуманного убийцу, из-за которого случилась эта заварушка.

-Что вы несете, дерр Кросс? – к жеребцу вернулась какая-то доля смелости, — она и есть убийца. Да, я признаю, настоящая Пинки Пай бы такого никогда не сделала. А кого мы можем обвинить в таком несчастье? Чейджлингов?

-Эти ребята знают толк в перевоплощениях, — признала Кросс, — но даже им не сравниться с той, кто этой ночью нанесет новый удар. Это будет Пинки. И совершенно другая Пинки, о которой вы даже и в страшных снах подумать не сможете.

Это серьезно. Нам нужно позвать стражу. И поторопиться, пока ничего плохого не случилось. А если хотите, — доктор Кросс небрежным движением копыта вытащила из кармашка письмо, — то я прочитаю вам вот это.

***

…Берри Пунш этой ночью останется с малышами Кейков.

Паунд и Пампкин. Чудесные детишки, но очень крикливые. Крик вообще выводит меня из колеи, но эти сорванцы… они просто ужасны. Мне нужно подготовиться.

У Берри есть свои слабости. Я подумываю оставить в доме хороший пунш Кентерлотского разлива. Он ей понравится. Очень крепкий, долгая настойка в дубовой бочке. Обычные понивилльские сорта по сравнению с ним, как простой сок.

Она немного поспит. Ничего страшного. Четыре месяца прошли, и я готова вновь нанести удар. Мой самый лучший друг сегодня получит двух чудесных жеребят, чтобы обнять их своей хваткой. Его жаркие объятия я очень хорошо помню. Еще с той чудесной вечеринки.

Немного керосина из лампы… Я готова. Этой ночью свершится что-то поистине грандиозное.

***

Пинки Пай бежала со всех копыт, не чувствуя усталости. Она спешила, но при этом постоянно оглядывалась – нет ли погони.

Ночной Понивилль тихий и пустой. Огни нигде не горят, все жители давно забылись сном. Яркое утром строение кондитерского магазинчика Кейков было покрыто мраком. Свет там не горел. В её голове возникали страшные картины, потому что это письмо обещало много ужасных вещей. О том, что с детишками, для которых Пинки раньше часто замещала родителей, пока те были в отъезде, могло что-то случиться, она боялась и подумать.

Дом был открыт. Внутри пусто и темно. Чувствуя, как дрожат её копыта, Пинки осторожно взглянула внутрь.

-Берри! – фиолетовая пони лежала на кровати. Она не шевелилась. Рядом лежала недопитая бутылка с пуншем. Подбежав к ней, Пинки осторожно пощупала её. Живая. Просто забылась в пьяном сне.

-Паунд? Пампкин? Мистер и Миссис Кейк? – в ответ лишь тишина.

Через несколько секунд она услышала чьи-то голоса на втором этаже. Чувствуя опасность, Пинки резво забралась по лестнице.

-Не бойтесь, всё хорошо. Вы же помните меня? Я же так похожа на неё… а вы такие милые…

Пинки застыла. У лестничного пролета она столкнулась с пони, которая как две капли воды была похожа на неё. Такая же длинная прическа, такой же взгляд, та же улыбка… вот только она была серого окраса, как и её грива, правда та была несколько темнее. В остальном это была вылитая Пинки. Только кьютимарка была другой. Бока украшали три маленьких синих огонька.

-Привет, сестричка.