Автор рисунка: Stinkehund
Глава 18. Новые жители Глава 20. Сюрприз и караван

Глава 19. Душевный разговор

Дэн разговаривает с Луной.

Арзес "строит" офицера.

Глава 19. Душевный разговор.
Кантерлот. Башня принцесс.
Черный аликорн, воспользовавшись телепортацией, вместо того, что бы

оказаться перед дворцом, обнаружил, что стоит на балконе принцесс. "Вот так

заклинание! Не всегда оно точно работает" — раздумывал Дэн. — "Теперь

понятно как Селестия..."
 — Видел бы ты сейчас себя со стороны! — голос принцессы Луны донёсся из-за

занавесок. — Челюсть не потеряй!

 — Принцесса, вы почему не в постели? — задал глупый вопрос черный аликорн,

смотря внутрь занавешенного окна-двери на балкон.

Занавеска раздвинулась и появилась головка принцессы. Она не стала выходить,

а лишь, весело улыбнувшись, подмигнула Дэну и отозвалась:

 — Это я тебя сюда телепортировала. — она что-то жевала. — Пришлось встать,

сестра улетает куда-то по делам. Я должна бодрствовать. Заходи, я хотела с

тобой поговорить. — и она скрылась за занавесками.

Черный аликорн, просунув голову через занавески, увидел небольшое помещение

с полом, из розового мрамора, лепным потолком и мозаичными стенами, с

красивыми витражами изображавшими Селестию и Луну. Чуть справа, стоял небольшой

столик с яствами и несколько подушек-сидений.

 — Вы... Ты Луна всегда кушаешь в разных местах? — поинтересовался Дэн.

 — Ваш завтрак с сестрой уже не свежий, это раз. — начала Луна пройдя к столу.

 — Ух-ты!

 — Во вторых, я не люблю разные молочные вещи. — Луна уже запихнула небольшой

кусок салата себе в рот, с помощью телекинеза, даже не обращаясь к вилкам и

ножам. — В третьих, мне до Дискорда все эти этикеты, если ем одна. И наконец,

если я ем вне своего графика и рядом нет "вечно учащей" сестры, я ем там где

пожелаю.

 — А чем плохи наставления сестры? — Дэн улыбнулся.

 — Знаешь, "черныш", я не на много младше её. — Луна жевала аккуратно, но

всё-таки полный рот и разговор давали о себе знать. — Просто учить надо было

сразу как на троны сели, а не тогда, когда тыща лет прошла. Нет, ты не думай,

я люблю сестру, но занудство то же мне не по нраву.

 — А в хуфбол правителю перед прислугой играть можно? — черный аликорн не

смотрел на Луну, он разглядывал витражи.

 — Ха! — листочек салата вылетел изо рта принцессы и шлёпнулся за пределами

стола. — Ну увлеклась немножко. Стыдно было конечно... А ты откуда узнал?

 — Селестия рассказала.

 — Понимаешь, Дэн, — Луна перестала жевать и грустно посмотрела на

черного аликорна. — Я росла без своих сверстников и магическая мощь,

дарованная нам, и наша ноша правителей страны, делает нас неприкасаемыми для

рядовых жителей. Трудно сойтись с тем, кто уйдёт раньше тебя, и потом нам

нельзя терять статуса. Это мне Тия всё объясняла. Но когда я гоняла по

коридорам дворца мяч, я себя не чувствовала принцессой, а просто счастливой

кобылкой резвящейся на поляне.

 — Сколько витражей на твоём счету? — хитро прищурившись, спросил Дэн.

 — Семь... Нет, восемь! — хихикнула Луна. — Звон разбитого стекла, если

честно, завораживает. Но потом стыдно-стыдно.

 — Значит не всё ещё потеряно в твоём воспитании. — серьёзно сказал "фон".

 — Много ты понимаешь в воспитании принцесс! — гордо задрав носик, ответила

Луна.

 — Луна, мне не столько лет как тебе, но морально, я старше тебя. — грустно

сказал черный аликорн. — Да, у меня нет той мощи что есть у вас сестрой, нет

власти, как у вас. Но я жил в мире, где к восемнадцати-двадцати годам

становятся самостоятельными личностями. А что за мир, откуда я родом, тебе

лучше не знать. И потом, через ту жестокость что я прошел, и то что я военный

и офицер с не маленьким званием, разве ни о чём не говорит? Ну я не берусь

тебя наставлять на путь истинный, но ты просто чаще прислушивайся к сестре.

Луна повернулась к Дэну и смотрела своим задумчивым взглядом ему в глаза,

черный аликорн, тем временем продолжал.

 — Почему до сих пор, ты не принимала участия в управлении страной? Я не

говорю о ситуации, когда ты сидишь на троне и приветствуешь гостей или публику

с балкона, а о том, что ты принимаешь решения. Самостоятельность, вот что тебе

нужно. Ты думаешь Тие легко со всем этим бар... беспорядком справится? Вот по

этому, у неё на тебя и времени не хватает. Возьми часть обязанностей на себя,

не бойся принимать решения и увидишь, у Селестии появится время что бы вам на

двоих мячом поиграться. Только чур вне дворца. — и черный аликорн подмигнул

ночной принцессе.

Принцесса потрясённо молчала. Никто, даже Тия не говорила ей так и такое.

 — Прости меня, Луна. — Дэн выглядел смущённым. — Я не знаю зачем это я так

с тобой разоткровенничался.

 — Нет, всё в порядке, Дэн. — нежным и тихим голосом начала принцесса. — Ты

рано или поздно должен был это сказать. — Луна погрустнела. — Ты прав, я уже

не та что была когда... Когда Найтмер Мун пришла в этот мир. Но я не хочу

подводить сестру. Она здесь тысячу лет была одна, делала поступки из-за

которых её стали считать святой. А я влезу со своими идеями и испорчу всё?

 — Значит надо пытаться делать верно! — черный аликорн улыбнулся. — Не бойся

сделать не верный шаг, иначе не узнаешь что верно, а что нет. Это не мои слова,

это истина известная очень давно.

Принцесса повеселела. "Ради этих глаз, что излучают счастье, стоит забыть

откуда я и кто я." — Дэн с лёгкой улыбкой смотрел на принцессу.

 — Ну, — принцесса как-то странно посмотрела на черного аликорна. — А ты, уже

сделал что-то верное?

 — Наверное, — Дэн отвернулся и смотрел в потолок. — Когда пришел в этот мир.

 — YAY! — веселью Луны могли позавидовать дети детского сада, когда к ним

пришел Дед Мороз. — Ты наверное голоден? — искусству "переключения" у ночной

принцессы можно было учиться вечно.

 — Есть немного. — скромно ответил черный аликорн.

Два "тазика" с овощными и фруктовыми салатами, плавно перелетели к Дэну.

 — Ешь, я уже не хочу. — по детски предложила Луна.

Дэн, схватив в копыто вилку, приступил к поеданию салата. Тем временем,

принцесса, вышла из-за стола, и начала просто подпрыгивать и напевать какой-то

мотив. "Ребёнок, волею судеб оказавшейся вторым по мощи правителем страны. Да,

Судьба, какие странные повороты и шаги у тебя. А что я здесь делаю, это ведь

тоже Судьба... Или нет?" — раздумывал черный аликорн, пережевывая какие-то

экзотические фрукты.

 — Что ты там поёшь, Луна? — проглотив фруктовую смесь спросил Дэн.

Принцесса перестала прыгать, чуть покраснела, повернулась к столу и ответила:

 — Песня из моего детства. — Луна опустила голову, закрыла глаза и из её глаз

выкатились две слезинки.

 — Ну, — Дэн изобразил недовольство. — Прям как маленькая. Не надо хныкать!

Ты правительница страны, ты, своей энергией управляешь луной, сотворяешь ночь

и звёздное небо, ты, своей магией затмеваешь всех, кроме своей сестры, и

вдруг, при мне, плачешь по какой-то песенке. — пока черный аликорн произносил

это, принцесса медленно поднимала голову, её взгляд из грустно задумчивого,

плавно менялся к гордому и строгому. Шея распрямлялась, а стойка становилась

из какой-то домашней, в гордую осанку правительницы.

 — Ах, ты смерд! — гордо произнесла принцесса, явно играя роль. — Сейчас ты

узнаешь гнев правительницы ночи!

Сверкнула молния, под потолком возникли тёмносерые тучи, которые кружились

над принцессой. Мелкие молнии сверкали в них, а сама принцесса, вдруг чуть

изменившись, стала выше в росте. Её шерстка сменила цвет с тёмно-синего, на

черный, зрачки стали вертикальными, а глаза зелёными. Грива, с темно-синего,

переливающегося мелкими искорками, цвета, стала напоминать ночной туман, что

переливался как звёздный свет. Вместо диадемы и нагрудника с изображением

луны, появились серебристо-голубые доспехи и шлем, а во рту сверкнули острые

зубы.

 — Ещё не понял, негодяй? — громко произнесла Луна, теперь уже в образе

Найтмер Мун, более глубоким и страшным голосом. — Сейчас я тебя уничтожу!

Но Дэн, в отличии от подданных, не был напуган. Он просто встал из-за

стола, подошел к принцессе и улыбнувшись, громко сказал:

 — Я всегда хотел это увидеть. — и черный аликорн засмеялся. — Не, это

круто! Спецэффекты вообще круче голливудских.

Принцесса, не меняя формы, с удивлением глядела на Дэна, который не дрожал

как осиновый лист, а радовался такой метаморфозе.

 — Ты, что, меня не боишься? — тихо спросила преображенная принцесса.

 — Зачем? — вопросом на вопрос ответил Дэн.

Тучи исчезли, принцесса вернула свой облик, и с удивлением глядела на Дэна.

 — Ну... — и Луна не знала что сказать. — Все пони пугаются, когда я в этом

образе, на Ночи Кошмаров присутствую.

 — Но я-то не из этого мира, — черный аликорн чуть распахнул крылья, и

сверкнул своими красными глазами. — И потом, я сам с не совсем ангельской

внешностью, сам могу ночью кого-нибудь напугать. Да неужели такая милая

и добрая правительница, может что-то сделать тому, кто всегда готов сделать

это.

Дэн преклонил колени, протянув правое переднее копыто к копытцу принцессы,

приподнял её ногу, и склонившись, нежно поцеловал серебряный накопытник.

Принцесса стояла как статуя, она, от удивления и нахлынувших чувств, не могла

сказать ни слова. Потом, переведя дыхание, молвила:

 — Я никогда не думала, что ты способен на такое, Дэн.

 — Ну, с кем не бывает. — скромно ответил черный аликорн, плавно поднимаясь

и немного краснея.

Принцесса наклонила голову, хитро поглядела на Дэна, чуть похлопала своими

ресничками и улыбнулась, той непосредственной улыбкой, очень похожей на

полумесяц.

 — А ты, "черныш", оказывается не просто "спецназ капитан". — Луна смотрела

на черного аликорна оценивающе. — Ты ещё знаешь как с кобылками себя вести.

 — Ну миры у нас разные, а принципы те же. — тихо ответил тот.

Некоторое время они простояли молча.

 — Хочу тебя кое с кем познакомить. — принцесса стала серьёзной. — Ты меня

никогда не спрашивал об этом, но у каждого правителя, кроме гвардии, есть

личный телохранитель. У меня тоже есть, только... Она днём всегда меня

охраняет по торжественным выходам.

 — Она? — удивился Дэн.

 — Она! Шеф-сержант гвардии, — Луна повысила голос. — Фризер Шторм!

За дверью комнаты будто бы вспыхнула молния. Двери распахнулись и в комнату,

с гордо поднятой головой, на которой красовался белый шлем с плюмажем, очень

напоминающим гриву и хвост принцессы, только не с вкраплением звездочек, а

снежинок, вошла она.

Бело-голубого цвета, единорог, на крупе красовалось изображение трёх

переплетённых снежинок, белые, как горный снег, хвост и грива. Закованная в

серебристые, сверкающие доспехи, с эмблемой полумесяца и щита. Глаза, цвета

бледной морской волны, вертикальные зрачки строго и цепко держащие черного

аликорна, как бы в перекрестье прицела, и ярко-белый рог который чуть светился.

Взгляд этот, Дэн видел лишь раз, в ТОЙ жизни. Какой-то наёмник-снайпер из

Эстонии, в Чечне, в Гудермесском районе попался, так вот у того, был именно

такой взгляд. И ещё Дэн ощутил как от этой "снежной королевы" исходит волна

холода, и там, где наступает она копытами, на мраморном полу остаются

причудливые узоры как на стеклах окон, во время сильного мороза.

Не дойдя двух шагов до принцессы, "оживший морозильник", так окрестил её

про себя Дэн, преклонила колено и низким, глубоким голосом, без эмоций

спросила:

 — Вы звали меня, Ваше королевское высочество?

 — Да, Фризер. — ответила строгим голосом принцесса. — Хочу тебя познакомить

с моим гостем из других земель, и другом, Дэном фон Бюрреном. Он прибыл к нам

недавно, но уже заручился моим доверием и доверием моей сестры.

Ледяная единорог встала, подошла к черному аликорну и моргнув, сменила

взгляд с сосредоточенного, на изучающий. Встала перед Дэном, протянула копыто

и произнесла, опять не проявляя эмоций:

 — Здравствуйте мистер Дэн, меня зовут Фризер Шторм. Я личный телохранитель

её королевского высочества принцессы Луны. Капитан ночных стражей Рубен Шедоу

хорошо отзывался о вас, однако мне никак не удавалось с вами познакомиться.

Надеюсь, вы не будете вмешиваться в МОЮ работу на публике?

Черный аликорн, стукнув своим копытом, по копыту единорога, улыбнулся.

 — Ну что вы, сержант, — Дэн стал серьёзным. — Конечно не буду. Кстати, а как

вы применяете свои способности, будьте так добры, продемонстрируйте.

Фризер, ещё раз смерив взглядом черного аликорна, оглянулась, с помощью

телекинеза вытащила со стола яблоко. Направила на него рог и ярко-голубая

вспышка, как от молнии, озарила помещение и ощутимо повеяло холодом. В воздухе

закружилась ледяная крупа. Мгновение, и яблоко, не меняя формы, стало ледяной

фигуркой. Шеф-сержант, наклонила голову и выпустила ледяное яблоко из

телекинеза. С характерным звуком падения ледяного тела, яблоко разбилось на

тысячу мелких ледяных осколков.

 — Так будет с каждым, — в голосе Фризер зазвучали лёд и металл. — Кто

посмеет хоть как-то повредить принцессе Луне. — она повернулась к ошарашенному

черному аликорну, смотря на его реакцию.

 — Не хило! — протянул Дэн. — Арзес правда такое тоже вроде изучал, но у вас

сержант, это вышло эффектнее.

 — Спасибо, Фризер. — подала голос принцесса ночи. — Я скоро выйду на балкон

к публике, что бы все видели что я здесь, и правитель на месте. Иди, проверь

охрану.

Шеф-сержант, поклонилась принцессе, ещё раз оглянулась, своим фирменным
"взглядом ледяного прицела", на черного аликорна, от которого у Дэна пробежали

мурашки, и покинула помещение.

Луна, с лёгкой хитринкой в глазах, посмотрела на Дэна.

 — Ты видел что может единорог? — принцесса наклонила голову. — Учти, таких

как она, единицы. Тебе она в качестве защитника подойдёт?

 — Впечатляет! — черный аликорн всё ещё смотрел на осколки от яблока, которые

быстро таяли на теплом полу. — Не знаю, слишком она "холодна".

 — Это плата за знания. — ответила принцесса грустно. — Такова участь всех

единорогов, взявших на себя смертельные заклинания. Вот по этому я и хочу

знать, вы с Арзесом, случаем, не с ледяными сердцами как она?

 — Нет, у нас сердца обычные, — "фон" немного застеснялся. – Если бы они были

ледяными, разве бы мы шутили, разве бы Арзес не открыл своё сердце твоей

сестре?

 — Ты просто какой-то странный. — синий аликорн задумалась. — Иногда говоришь

как учитель или наставник и почти без эмоций, и вдруг целуешь мне копыто.

 — Да, Луна. — Дэн мягко улыбнулся. — Если честно, я тоже привязался к

тебе... Что я говорю. Нет, всё правильно. Просто не хочется разочаровать тебя

Луна, если вдруг что-то со мной случиться, а ты опять останешься одна.

 — Не надо о грустном! — тихо сказала принцесса.

 — Не, это у меня "черный" юмор такой. — хмыкнул Дэн.

 — А какой ещё у тебя бывает юмор? — спросила Луна, приподняв бровь.

 — Ну... — "фон" задумался. — Много анекдотов знаю, правда не все они

приличные, и не все они к вашему миру имеют отношение. В моём мире хохмачей,

что выступают на эстраде, хватало. Хотя и для вашего мира, наверное, такое

одностишие подойдёт: "О как внезапно кончился диван!".

Луна весело посмотрела на черного аликорна и сказала:

 — На сегодня хватит нежностей и сюрпризов. Мне надо идти, тебя, на сколько

я знаю, тоже ждут, иди и ты. — и, сверкнув рогом, принцесса исчезла из комнаты.
Оставшись один, Дэн, задумался. "Каждый единорог обладает уникальными и

неповторимыми способностями. Один разгоняет тучи, другой... другая всё

замораживает как морозильник. Меня, как аликорна, накачали тоже под завязку,

но только тёмной магией: ни лечения, ни восстановления, ни телекинеза мне не

досталось. Однако, Андрюху, нашего Арзеса, накачали силами природы, правда

несколько в интуитивной форме. Ему даже не надо напрягаться и задумываться

как и что применить из заклинаний. Только подумал и уже... Хотя то же лечения

и восстановления ему не досталось. Другое дело, что только он из нас умеет так
"жонглировать" атомами и материей. Никто так не может, а он может. Не, я ему

тогда перед отправкой говорил про "технику безопасности", он обещал "ничего

такого" не творить и не вытворять, мало ли... Кому охота без коллайдера УПС

получить, причём в мире, где об этом и ничего не слыхивали. Хотя, на сколько

я знаю, тут тоже есть заклинания превращения дерева в золото и т.п. Правда они

не понимают сути этого, им главное результат. А вот Арзес это может сделать

осознанно, просто изменив структуру атомов одного элемента и сделав из него

другой. Интересно, а он сможет из груды металла сделать какой-нибудь механизм?

Перед переходом он ничего об этом не говорил, но вот я сейчас частично

догадываюсь что он сможет. Не, ну какова эта Фризер! Раз, и ледышка. Типа тихо

здесь и не было никого. Интересно, а что умеет сама Луняша? Судя по всему она

круть неимоверная, управлять спутником планеты это вам не фаерболами кидаться.

Чтоб ЗАЖЕЧЬ звезду, это какой мощью и энергией надо обладать? Всё упирается в

знания, всё в них, но вот мощь... Откуда она у неё и у сестры? Не, потом

узнаем, может быть..." Черный аликорн вышел из оцепенения, открыв двери

комнаты, оказался в просторном коридоре. У дверей стояли два белых пегаса

стражника, одинаковые на вид, с той лишь разницей, что у одного были синие,

а у другого зелёные глаза. Стражники только покосились на черного аликорна, но

ничего не предприняли.

 — Подскажите, уважаемые, как найти ваш штаб? — вежливо поинтересовался черный

аликорн у стражников.

 — Спустись на первый этаж. По большому коридору выйдешь к воротам дворца.

Там спросишь. — ответил один.

 — А куда идти? — спросил Дэн.

 — Вон, в конце коридора, малахитовые двери, там лестница винтовая на первый

этаж. — ответил другой.

 — Спасибо, братва! — ответил "фон" и галопом поскакал к указанным дверям.

 — Лайнс, — спросил пегас с зелёными глазами. — Ты видел как этот "кошмарик"
заходил к принцессе?

 — Нет, Линц, — ответил синеглазый. — Я стою смену столько-же сколько и

ты, так что...

 — Всё ясно, не санкционированный доступ с помощью телепортации. — отметил

зеленоглазый. — Придётся доложить наверх.

Кантерлот. Замковый двор. Караулка.
 — Таки ведь, БЫЛА, а не ТАМ. — прозвучало под крышей караулки.

 — Кто тут такой юморительный? — грозный вопрос "понячего Шварца", на

мгновение поверг в тишину даже Арзеса. — Если я сказал "Кризалис", значит
"опасность".

 — Здравствуйте, лейтенант — гроза всех врагов Кантерлота, — поприветствовал

здоровяка аликорн, чем вызвал усмешки у всех присутствующих. — Я просто хотел

сказать, что уже поздно применять заклинание лечения, когда отвалились почки.

Уже не хихиканья, а еле сдерживаемый ржач прозвучал в караулке.

Флаттер Громинг, отодвинув копытом сержанта, встал рядом с белым аликорном

и злобно посмотрел на него сверху вниз.

 — Я очень не люблю... — начал грозно распаляться лейтенант.

 — Я то же многое чего не люблю, — ответил Эндрю, подняв взгляд. — Да же тебя,

такого большого и замечательного. — один из единорогов согнулся и свалился на

пол от приступа беззвучного смеха. — Начальник, я тут по делу, и ты тоже мне

нужен.

 — Ты кто такой чтоб я с тобой ещё разговаривал? — всё ещё буяня, продолжал

Флаттер.

 — Я ваш новый инструктор, лейтенант. — устало ответил Арзес и улыбнулся.

 — А документ? — уже немного спокойнее спросил "качок".

 — Вон, у лампы лежит. Можешь прочесть, если грамотный. — и белый аликорн,

встав со стула весело подмигнул единорогам и обратился к другому лейтенанту

пегасу. — Войд, давай, действуй, у тебя полчаса от силы. И это, все идите,

мы тут с вашим громилой кое о чём побеседуем. — закончил белый аликорн,

повернувшись к Громингу.

Единороги и Войд быстро покинули караулку. Снаружи донёсся дружный смех.

 — Ну, лейтенант. — Арзес внутренне торжествовал, увидев как бессильно

опустились перепончатые крылья "понячьего Шварца", прочитавшего мандат. — Вы

убедились что я не враг? Теперь объясните мне, не знакомому с вашими порядками,

почему вы прибежали с криком "хватай мешки, вокзал отходит", когда поезд, на

который мы должны были сесть, уже в пяти минутах от конечной станции?

Ночной огромный лейтенант повернулся, и с недоумением вытаращился на аликорна.

 — Какой поезд? — видно аналитический участок мозга у него отсутствовал

напрочь.

Арзес поглядел грустно в потолок, вздохнул и, опять поглядев на Флаттера

Громинга, но уже с лёгким сожалением, спросил по другому:

 — Я хотел-бы знать, лейтенант, — Арзес едва не матернулся. — Почему вы

влетели в караулку с криком "тревога", при условии что сам критический момент

давно произошел и исправить ситуацию, то воинство что находилось в этой

караулке, не смогло бы в принципе?

 — Ну тревогу-то поднять надо! — лейтенант считал себя правым всегда.

 — Я сейчас тебе, "гром", объясню, что у вас тут не так, — белый аликорн

решил, что если тут встречаются ТАКИЕ лейтенанты, то даже если случись война с

грифонами, они разнесут эту гвардию на запчасти. — Во первых, у вас на подлёте

к Кантерлоту есть патрули? Или они только с высоты облаков что-то

рассматривать на земле пытаются? Погоди, я сейчас все вопросы озвучу. Патрули

у вас постоянные или раз в час, два? Где были патрули, когда эта "Кризалис"

оказалась в окрестностях Кантерлота? Кто был обязан засечь эту нарушительницу

ещё на подлёте к зоне безопасности? Или вы вообще не в курсе что это такое?

Вы хоть понимаете, что вам тут кирдык если пропустите ТОЛПУ через ваши

патрули? И кто вам сказал, что к вам враг придёт обязательно парадным входом?
На накаченного пегаса было страшно смотреть. Он как-то съёжился, глаза

смотрели в пол, уши и крылья обвисли. В общем напоминал нашкодившего школьника

которого застукал завуч и привёл к директору школы на разборки.

 — Лейтенант, я не ругаюсь и не отчитываю тебя, — Эндрю поменял тембр голоса

на более мягкий. — Я понимаю, возможно в этом виноват не ты, а просто ваша

структура организации охраны. — пегас приободрился и смотрел на Арзеса с

интересом и вниманием. — Но ведь ты-то не просто рядовой или сержант командир

десятка гвардейцев. Звание лейтенанта это ведь у вас не пустой звук, правда?

Да, ты типа маленький начальник и не всё от тебя зависит. Но голова-то у тебя

не только для того чтоб "в неё есть" и шлем носить, не так ли? Ты мог бы,

например, найти тех летунов-лопухов которые пропустили "Кризалис" через границу

Кантерлота? Я уверен, мог. Ну так притащил бы их сюда и наказал за
"крылоздяйство". Я бы это ещё понял, а шуметь "пожар", когда уже одни угли,

извини, офицер, я этого не понимаю.

 — Простите, сэр Арзес, — пегас говорил тихо, что совсем не соответствовало

его размерам. — Вы такие вещи рассказываете, главное умные вещи. Я понимаю

что вы в этом специалист, но у нас многое делается как и тысячу лет назад.

 — Вот, "крепыш", — Арзес улыбнулся. — Придётся менять уставы и тактику. Я,

думаю, и систему охраны Кантерлота менять придётся. Месяца два придётся

попотеть, потом привыкните. Будете любого нарушителя ещё миль за пять до замка

ловить и обезвреживать.

 — Откуда вы, сэр? — раскрыв широко глаза, спросил униженный пегас.

 — Из другого мира, — тихо ответил белый аликорн, уткнувшись взглядом в

одну точку. — Там, где караул и патрули ставят так, что через них не то что

мышь, но и гусеница не пролезет. Конечно, в том мире и выжить сложнее и

сама жизнь не сказка, но там это диктует принцип выживания. Я сказал

достаточно для того, что бы ты понял. Так, теперь о главном. Ты смотрю

местный силач, тебе не понадобятся мои уроки по самообороне без оружия.

Или хочешь прийти? — Арзес хитро посмотрел на Флаттера.

 — Тяжелые вещи я люблю поднимать в воздух. — уже улыбаясь ответил пегас.

 — Сила и быстрота, это две большие разницы. — с хитрым прищуром заметил

Эндрю.

 — Ну если я с кем-то в воздухе сшибусь, — гордо выпятив грудь, заявил

лейтенант. — То кому-то госпиталь будет обеспечен. И это точно не мне.

 — Да? — спросил аликорн, и быстрым движением, роняя себя на пол и, вытягивая

задние копыта, сделал подсечку здоровяку. Тот даже не успел взмахнуть

крыльями, а уже оказался на полу. Арзес, продолжив движение по касательной,

быстро вскочил на четыре ноги и опустил копыто на шею пегаса.

 — Вы мертвы, лейтенант. — тихо сказал белый аликорн. Он приподнял копыто

и из него выскочило остроотточенное черное лезвие едва не коснувшись шеи

лежащего и ошарашенного Флаттера Громинга.

Лезвие бесшумно скрылось, и Арзес, грустно смотря на лейтенанта, тихо сказал:

 — Всё, первый урок по тактике боя закончен. Подъём.

 — Чтоб меня Дискорд любил! — удивлению Громинга не было предела. — Ну вы

прям волшебник, мистер Арзес! — добавил он поднимаясь на ноги. — Научите, а?

 — Ты у меня будешь в отдельной программе. — улыбнувшись ответил Эндрю. — Ты

у меня ещё драконов в воздухе валить научишься. Но о том, о чем мы говорили

с тобой, я о безопасности замка, ты тоже не забывай. Ты же не рядовой боец,

ты лейтенант гвардии. И прежде чем совершить что-то, — белый аликорн ткнул

себя два раза копытом в голову, — Думай.

За окном вспыхнуло черное пламя, через некоторое время, оно угасло. В круге

угасающего пламени стоял черный аликорн с кожистыми перепончатыми крыльями и

белыми гривой и хвостом. Немного постояв, аликорн направился в караулку.

 — Это свои. — сказал белый аликорн пегасу, увидев как напрягся лейтенант.

Дэн фон Бюррен, успешно войдя в караулку, увидел перед собой не только

того, кого он был бы очень рад видеть, но и искомого Флаттера Громинга.

 — Всем большой! — поприветствовал он и Арзеса и лейтенанта. — Я очень

рад что я вас здесь застукал. — и черный аликорн, сверкнув своими глазами,

хихикнул.

 — Вот, лейтенант, — белый аликорн, указал копытом в сторону Дэна. — Перед

вами мой лучший товарищ, специалист по ведению антитеррористических операций,

бывший капитан спецназа, Дэн фон Бюррен. Он знает о драках без оружия, намного

больше чем я. Вы его не бойтесь, он просто так страшно выглядит, а на самом

деле он очень добрый, там, где-то в глубине души.

 — Здравствуйте. — Флаттер Громинг с интересом рассматривал черного аликорна.

 — Ты, лейтенант, представься, — Дэн посмотрел на пегаса. — Я наверное тебя

ищу, в штабе не было того, кого я искал, мне сказали где надо поискать.

 — Флаттер... — начал "понячий Шварц".

 — О! — черный аликорн аж засиял. — Я рад, очень рад знакомству лейтенант

Громинг. Через минут десять, мы наверное в мой дом пойдём, не так ли?

 — Да, у меня есть такое поручение принцессы. — Флаттер Громинг говорил

официально. — Мне надо подобрать команду для вашей охраны.

 — Давай без сэров и чинов, "гром". — тихо попросил Арзес.

 — Ну, я ... — видно что пегас привык только официально, если оппонентов больше

одного. — Хорошо, Арзес. Мистер Дэн, вы тут с мистером Арзесом минут пять

посидите, я мигом соберу ваш эскорт. Хе-хей! — выкрикнул лейтенант и вылетел,

именно вылетел, через ещё не закрытую дверь караулки.

Черный и белый аликорны смотрели друг на друга, они не виделись всего полдня,

а казалось, что не виделись неделю.

 — Как сам себе ничего? — спросил первым Арзес.

 — Да я тут... — Дэн задумался. — На Кризалис напоролся, на королеву

перевертышей. Ну попикапнул её немного, дык она так испугалась что я пациент

дурдома и у меня "белочка", что слиняла быстрее чем ртуть из разбитого

градусника.

 — Кэп, ты дурак или родом так? — строго спросил Арзес. — А если бы она тебя

в кокон запихнула? У неё это на уровне инстинктов, ты даже не представляешь по

какому обрыву ты ходил.

 — Слушай, я может и не знаю, на сколько крута Кризи. — Дэн обиделся. — Но я

умею разговаривать с дамами, они аж тают. Даже эта черная вурдалачка была в

охренении от моих фраз. Ты бы видел её глаза...

 — Хе-хе. — Арзес улыбнулся. Дэн так эмоционально это изобразил, что белый

аликорн легко представил как выглядела эта сцена. — Ладно, только учти, Дэн,

второй раз это не прокатит. Она тебя в момент расшифрует, сгребчает и не

подавится. — он нахмурился.

 — У меня возникла идея. — Дэн был в нетерпении.

 — Ну-ну, давай, идейный. — Эндрю улыбнулся.

 — Она мне свиданку дня через три назначила, ночью. У водопада, под западной

скалой. Я там всё осмотрел, и решил ей сюрприз устроить. — черный аликорн едва

не плясал от восторга. — Вот хочу с тобой посоветоваться, чем её валить и как.

 — Скелеты, она их вряд ли засечёт. — белый аликорн прикрыл глаза, думал. — Я

сам бы не стал туда лезть, но проконтролировать не помешает. Только возникает

проблема, где взять столько скелетов? — Арзес посмотрел на своего друга.

 — Тут есть за городом, кладбище ночных пегасов. — черный аликорн говорил

с жаром. — Видел, когда с балкона принцесс-сестёр осматривался. Думаю там их

за три часа до ночи поднять и пёхом, за полчаса дойдём и рассредоточимся. Эх,

жаль нет аркана или сети-ловушки.

 — Ну синтезировать сеть я смогу, — Эндрю хмыкнул. — Но только мне в лес надо,

не из воздуха же создавать. Я пока антиводу делал едва не высох. Только

кладбище пегасов я бы не стал выбирать. — белый аликорн скептически пожал

плечами. – Они же перед смертью, часто как лебеди и орлы делают, а это

чревато сломанными костями. Тебе нужно кладбище единорогов. Я тут спрошу где

оно, пришлю тебе посыльного с бумажкой.

 — Хорошо, так и порешим. — Дэн что-то отметив про себя, переключился на

другое. — У тебя от их уставья показушного голова не болит?

 — Не, мне нравится их "просвещать". — Арзес скромно улыбнулся. — Если ты

конечно не против. Тем более, мне дали вон ту бумажку. — и белый аликорн

указал на бумажку рядом с лампой.

Дэн подошел к лампе, прочитал. Повернул голову, поднял одну бровь и

вытаращился на Арзеса.

 — Да, теперь я инструктор. — весело ответил тот. — А ты как?

 — А я, похоже, за день успел двух принцесс "перестроить". — тихо сказал

черный аликорн, слегка краснея.

 — Что?! Обеих?! — Арзес аж подпрыгнул.

Дэн фон Бюррен улыбнулся, и кивнул головой утвердительно. Потом, поняв что

ему не верят, вслух сказал:

 — Достаточно было по душам с Селестией и Луной поговорить без их слуг.

 — Не, ну ты, блин, даёшь! — белый аликорн с удивлением глядел на Дэна.

 — Ты только учти, Селестия — не мой типаж. — Дэн улыбнулся. — Мне "такого

добра" не надо. — но Арзес хитро прищурился. — Да, не надо. Ты всё правильно

понял.

 — А Кризи? — ехидно спросил белый.

 — Свят, свят, свят! — Дэн изобразил копытом что крестится. — Не надо мне

такого ЧУДА.

Белый аликорн опустил голову. Взгляд у него стал задумчивым и грустным.

 — Дэн, — тихо сказал он. — А не быстро ли мы шагаем? — он поднял голову

и посмотрел в глаза черного.

 — Арзес, — черный аликорн подмигнул. — Не думай о будущем, успеем. Просто

живи и пусть всё идёт по своему. Я бы не торопился, конечно, но и "растягивать"
бы не стал. Надеюсь, ты хорошо меня понял?

 — Да, согласен. — ответил тот и улыбнулся.

 — Только учти, я бы тут не расслаблялся. — Ден стал серьёзным. — Я конечно

понимаю что тебя учить, только портить. Сам прекрасно знаешь: если начало очень

хорошее, жди кирпича на голову.

В окошко кто-то постучал. Снаружи раздался голос:

 — Мистер Дэн фон Бюррен. Колонна ваших сопровождающих построена, можем

отправляться.

 — Ну, до встречи, через два дня. — пожелал черный аликорн белому и вышел из

караулки.

 — Успехов, тебе, Денис. — тихо ответил Арзес, забрал телекинезом свой жетон

и мандат. Аккуратно положил их в поясную сумку. Задумался.

"Теперь надо ждать Войта, теперь главные новости от него. Как ты там,

Лариска?"