Fallout Equestria: Twenty Minutes

Сможете ли вы рискнуть своей жизнью, чтобы спасти жизнь незнакомцу? Что если на спасение вам будет отведено лишь двадцать минут?

Другие пони

На виражах души моей

Радуга соглашается провести двухнедельный отпуск с семьей Спитфайр, за время которого с ней произойдет много интересного, веселого, занимательного, а порой и трагичного, из чего она сделает множество разнообразных выводов, полезных и не совсем.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Другие пони ОС - пони

Противоречие

Пусть они все говорят, что ты мертв. Но я не перестану надеяться, что когда-нибудь дверь скрипнет, и в углу комнаты появятся зеленые прорези твоих глаз. Страшных, вгоняющих в ужас, но таких желанных, таких...родных...

ОС - пони Король Сомбра

Гроза

Гроза пугающее и одновременно завораживающее зрелище. Но если ты всего боишься, то вся прелесть пропадает и остаётся только страх, который порой не возможно перебороть в одиночку...

Флаттершай Энджел

Шесть капель крови

Всем добрый день/вечер! Хочу представить Вашему вниманию свой фанф по вселенной МЛП, под названием "Шесть капель крови". В этом фанфе будет изложена история дворцовых интриг, борьбы Великих домов за власть и становления Эквестрии. Действие происходит во временном отрезке между доэквестрийской эпохой Великого холода, которая была показанна в эпизоде "Heart's warming Eve" и воцарением принцессы Селестии. Описание будет вестись от лица представителей одного из Великих домов королевства единорогов дома Санг (sang с французского переводится как "кровь"). В рассказе имеют место быть сцены насилия и крови, так что вы предупреждены. Что ж, довольно пустой болтовни и перейдём к чтению.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Оккулат.

"Тьма и свет - две стороны одной медали. Когда научишься понимать их, тогда и обретешь истинное могущество!" Кем был Старсвирл? Кем были его друзья? Почему нам так мало известно о детстве принцесс? А что было там, в прошлом? Что за ужасы скрывает оно? Этот фанфик дает ответы на вопросы, которыми задавался каждый брони. Он о прошлом. Далеком прошлом, о котором нам так мало известно. Вообще, по сути, является личным мнением автора, о том "как оно могло бы быть". Надеюсь вам понравится! Evil eternal!!!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Король Сомбра

True face of justice

Горячая и засушливая страна Вармсендс граничит с западом Эквестрии. Из песчаной соседки в сторону Кантерлота движется Армия Освобождения, которая, по их мнению, собирается свергнуть тысячелетний гнет правления четырех принцесс. Эта армия, состоящая только лишь из земнопони и, вовсе не имеющая магии, собирается выступить против могущественных Аликорнов! Храбрость или безумие? Глупость или расчет?

Другие пони ОС - пони

Меткоискатели и легенда о Радужном Идоле

Что произойдёт, если смешать в кучу трёх непоседливых кобылок и ревностно охраняемое сокровище? Беда. Хотя может получиться и неплохая закуска.

Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

S.T.A.L.K.E.R. - Новый артефакт

Обычный сталкер Кольт, живет обычной жизнью. Как и все сталкеры, топчет зону, таскает артефакты торговцам. Но в один прекрасный день, попадает не в то место и не в тот час. Что-же его ждет? Что ему приготовила судьба?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Она пятнистая

Луна глубоко спрятала тёмный секрет от пони, за которыми она приглядывает с такой любовью. Если они узнают о нём, она может разве что представить, какой урон это нанесет её имиджу. Твайлайт же считает его бесценным, и планирует раскрыть раз и навсегда. Во имя пятнышек.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Автор рисунка: aJVL
Глава 8 - Грезы. Часть 2

Глава 9 - По ту сторону. Часть 1

Еле перебирая ногами, скелетообразное существо, наконец, добралось до вершины утеса. Взглянув вниз, на пустынную долину, оно сразу же поняло, что его положение, мягко говоря, печально. Даже смертный добрался бы быстрее, что уж говорить о тех, кому удалось сбежать от всевидящих Жнецов! Почти два местных часа на такой ерундовый подъем — позор высшей степени для одного из наиболее доверенных и сильных колдунов рода хасанекров.

Миссия обещала быть простой. Пробраться в иной мир, провести разведку, найти то, что нужно, уничтожить то, что нужно, по возможности добыть как можно больше рабов. Разумеется, все не могло быть так просто, и хасанекр, в принципе, понимал данную догму. Проблемы начались сразу же, когда он выяснил, что магическая аура обнаруженного мира, как оказалось, сильно накренена в сторону света. Не иначе как многовековая активность светлых магов при недостатке темных. Значит, скоро, вероятнее всего, появится какой-нибудь избранный и вернет все в свое русло. Есть же легенда об Избранном из какого-то далекого мира, вроде даже целой галактики, полной звездных систем, которых обучался на путях света, но потом скатился во тьму, перерезал всех светлых... Чем легенда кончалась, хасанекр не помнил, да и не интересовали его всякие мелкие истории. Есть дела куда важнее — например, выжить. Да, он справедливо полагал, что выделенный отряд справится с любой угрозой. И во второй раз его настигла неудача. Стоило на пару минут отвлечься, стоило оставить этих идиотов без надзора, как их тут же уничтожили. Колдун дал себе слово больше никогда не брезговать нормальными войсками... Если ему, конечно, удастся выбраться отсюда. Исполнение плана вдруг оказалось под огромным вопросом.

Ладно, если бы его подчиненные проиграли местным силам обороны. Это было бы логично. Дроны предназначены на исполнение всевозможной грязной работы, а не ведения боев, пусть их используют и для последнего. Превосходя противника числом, они, конечно, способны нанести кое-какой урон, но в малом или равном числе почти полностью бесполезны. Их уничтожили. Когда колдун подоспел на место активации портала, то с удивлением для себя обнаружил, что его солдат убили не солдаты или силы милиции, а группа гражданских. Группа гражданских! Они не использовали никаких магических артефактов, полагались только на свои силы! И, несмотря на это, все хасанекры, караулившие портал, пали! Оставить лошадок без должного наказания колдун не мог, ради чего дал им бой. Ему почти удалось победить, но он не ожидал, каким могущественным оружием обладают местные. Лишь спустя несколько дней он случайно выведал, что те артефакты называются Элементами Гармонии и служат центральной системой обороны всего местного государства разумных лошадок — Эквестрии. Судя по всему, артефакты способны нанести гораздо больше урона, чем думали и применяли на практике кобылки, но одному колдуну хватило и того минимума. Ему пришлось с позором сбежать, чтобы сохранить свою жизнь, однако воздействие Элементов на мертвое тело не обошлось без последствий. В момент телепортации он потерял большую часть энергии, что питала его душу, а вместе с тем огромное количество сил. За последние две недели ему удалось поживиться на паре-тройке заблудших пони. Надо сказать, застав падение цивилизации хасов, он испытывал ненависть по отношению ко всем копытным, а потому неплохо отыгрался на местных. Однако нескольких жестоко убитых пони оказалось не достаточно. Нужно больше. Увы, больше взять негде, и хасанекру пришлось наскоро организовать практически отчаянный поход в надежде найти хоть что-то.

Интуиция и ориентирование по потокам магии повели его на восток, в сторону горного хребта. В отчаянии хасанекр пустился исследовать горы. За это время все, что ему удалось найти — это двух грифонов, похожих на патрульный отряд или наемников. Удивительно, но они оказались разумными. Впрочем, наличие мозгов их не спасло, и жизни обоих стали очередной подпиткой истощенного "организма" черного колдуна. Он попытался найти еще, обнаружить какое-нибудь поселение, даже изучил каждую вещь убитых, но все тщетно. Ни единого упоминания о каких бы то ни было городах или деревеньках, даже карты при грифонах не нашлось, что довольно странно. Пришлось путешествовать по старинке. Около трех дней исследовал местность одинокий чародей, пока не наткнулся на кое-что странное. Кое-что, что вело его уже вторые сутки.

Магия. Огромное количество магической энергии исходило из одного-единственного места. Ее бы не хватило, чтобы напоить даже высший состав улья, но более чем доставало для одного-единственного колдуна. Вдохновленный возможным успехом в своих поисках, хасанекр отправился ей навстречу. Идти пришлось долго. Сказывалось истощение. Но оно, вероятно, того стоило. Конечно, это могла быть ловушка. Даже не так — это с большой вероятностью ловушка. А куда деваться-то? Жить хочется, жить надо, цель не то что не достигнута, а даже не начала достигаться. Нужно как можно скорее возвращаться к работе. Да, хасанекры бессмертны для времени, однако ему как-то не хотелось оставаться ни здесь, ни в родном мире, когда то, что тут скрыто, придет в движение. Ой, как не хотелось...

Погоня за источником магии привела его в просторную пещеру. Размерами она не просто уступала любой пещере хасанекров; она не имела и ними ничего общего. Впрочем, кто-нибудь вполне мог использовать ее для организации тайничка... или ловушки. Осознавая опасность, колдун снял фламберг с пояса и огляделся по сторонам. Никого. Однако все равно ему кажется, что уже давно за ним кто-то следит. Если бы все его силы были на своих местах, он бы, возможно, смог узнать гораздо больше, но сейчас основывал результаты только на своей интуиции — довольно развитой для хасанекра, надо сказать. Так уж случилось, что он частенько участвовал в охоте за рабами и нередко сражался с различными смертными. В основном с людьми и эльфами, хотя пришлось пару раз столкнуться с какими-то демонами. Так что опыт был, и он подсказывал, что в данный момент рекомендуется сохранять осторожность. Кто бы сомневался?

Чародей прошел вперед, всматриваясь в темные углы. Ничего примечательного, никаких следов ловушки. Даже когда половина пещеры осталась позади, не произошло ровным счетом ничего. Хасанекр продолжил путь и позволил себе расслабиться только по достижении конца пещеры. Что бы не служило источником магии, оно там, за каменной стеной. Причем стена, похоже, искусственная. Либо давно кто-то вырезал кусок скалы, сделал тайник и поставил все на место. Что ж, действенная защита против мародеров, но не против опытного колдуна. Хасанекр протянул руку вперед. Что бы не скрывалось по ту сторону породы, оно манило к себе. Более того, он обнаружил, что содержимое "сейфа" отличается друг от друга, отдает разными аурами, но вместе создает поле, способное сравнять с землей, вероятно, все что угодно. Это его устраивало. Осталось только найти вход.

Недолго побродив по пещере, он обнаружил небольшой рычаг. Удивившись идиотизму строителей тайника — разве можно прятать рычаг у всех на виду? — хасанекр без тени сомнений дернул за него. Он совершенно точно знал, что это ни в коем случае не ловушка. По крайней мере, не из тех, какая способна навредить бессмертному существу. Надо сказать, он удивился, когда не сработало никакого механизма обороны, и каменная плита без всяких проблем отъехала вниз. Но то, что обнаружилось за ней, вбило существо с опытом в несколько тысячелетий в короткий приступ ступора.

Это было нечто вроде стеллажа, похожего на таблицу. А то, что содержалось внутри... Маленькие пучки магической энергии, каждый из которых принимал форму какого-либо предмета или явления природы, зачастую в схематичной или причудливой форме. Их тут было около пары сотен, причем ни одна не повторялась. Однако даже не то самое удивительное — все они обладали уникальной структурой и, вероятно, позволяли тому, кто обладает ими, достичь невиданного умения в той или иной области производства. А вот производства чего — дело второстепенное. Колдун понял, что это его шанс. Энергия, заключенная в этом хранилище, не только восстановит его баланс, но даст могущество, о каком он мог только мечтать. И, возможно... Возможно, ему удастся лично справиться с угрозой хасанекрскому Улью, что сокрыта в этих местах. Нет, такую удачу упускать нельзя.

Ритуал поглощения магической энергии известен каждому колдуну из рода хасанекров. Простое образование нескольких могущественных рун, основание канала передачи энергии, формирование воронки... Дальше все шло само собой. Или почти само собой. Когда мелкие комки энергии начали конфликтовать друг с другом, хасанекру пришлось приложить некоторые усилия, чтобы не дать им разлететься во все стороны, тем самым нарушив тонкую структуру заклинания. Сделать это было довольно трудно. Более того, пучки никак не желали впитываться вместе. Пришлось пойти на ухищрения и разорвать их оболочки. Да, это рискованно, может нарушить структуру приобретаемых навыков, но зато сама энергия при этом не страдала и могла быть использована в дальнейшем. Колдун, в принципе, большего и не желал. Прием подействовал даже больше, чем он думал поначалу. Разрыв оболочек не привел к разрыву структуры, и теперь пучки чуть ли не самостоятельно склеивались в единую структуру. Хасанекр почувствовал себя полным жизненно важной энергии и... кое-чего нового, чего он никогда не знал. Боже, какие горизонты открылись перед ним! То, о чем он раньше не мог и подумать, считая бесполезным, теперь наверняка могло получаться у него даже лучше, чем у многих человеческих или эльфийских мастеров. Умение вязать причудливые фигурки из воздушных шаров — колдун не знал, что такое эти "воздушные шары", но, учитывая, что используются они, как он понял, для развлечения публики, решил, что может использовать в дальнейшем для прикрытия. Знание множества сортов яблок и способов ухода за ними — вряд ли пригодится, хотя сбрасывать со счетов не стоит. Умение стоять на лыжах — это уже нечто полезное, особенно при путешествии в горной или северной местности. Более того, новые умения касались также многих общих талантов. Кто бы раньше не владел этими навыками, никто не приближался к истине, однако каждый неведомо для себя самого исследовал какую-то отдельную систему... В результате совокупность всех их умений превратилась в одно огромное мастерство в области базовой магии. Хасанекр, изучив его, понял, что тут есть кое-что интересное и для него. Также его прельстила способность некоторых местных летать, а также получение соответствующего таланта. Да, у него нет крыльев — и что с того? Магию-то никто не отменял. И это все лишь вершина айсберга, за которым скрывается много всего полезного, условно полезного и бесполезного. Колдун понял, что ему придется потратить очень много времени, чтобы разобраться в самом себе. Но оно определенно того стоило.

Ритуалу потребовалось много времени. По приблизительным подсчетам хасанекра, на все про все у него ушло около получасу — немалый срок для заклинания, какое он знает наизусть и использовал сотни, если не тысячи, раз. Впервые он по-настоящему почувствовал себя полным сил и энергии. Не то чувство насыщения с последствующим беспокойством о дате новой попойки, но то, что он утратил тысячелетия назад — жизнь. Пусть призрачная, но жизнь. Невольно колдун вспомнил далекие времена, когда Улей только начинал свою активность. Их преследовали все, кто только мог организовать крепкий поход. В основном это было древнее эльфийское королевство, демоны и зачатки человеческих государств. Прошли годы, врагов появилось гораздо больше, но и род хасанекров укрепился так, что ныне их и целой армией из гнездовий не выкуришь. А тогда, в древнем прошлом, ему приходилось в одиночку искать средства пропитания, скрываясь в лесах и тенях ночного неба. Юный и неопытный охотник, он множество раз оказывался на грани гибели, но сумел устоять и возвыситься. Теперь он — один из известнейших и опаснейших охотников рода вечномертвых. И он не забыл своих истоков.

 — Эй! — послышался женский голос. — Кто вы? Как вы сюда попали? Что...

Хасанекр повернул голову. У входа в пещеру стояла единорожка бледно-розового окраса с фиолетовыми волосами, между которыми просвечивала голубая прядь. На ее бедре колдун заметил символ в виде знака равенства. Кем бы она не приходилась этому миру, она обладала очень странной магической аурой. Сравнить эту ауру можно было разве что с водоворотом, всасывающим в себя все, что попадает достаточно близко. Иными словами, кобылка наверняка умеет выкачивать магическую энергию своих жертв. Что ж, это все объясняло. Найденный хасанекром тайник принадлежал ей, и там она хранила украденные таланты местных жителей. Только, теперь не она ими владела...

 — Что вы творите? — возмутилась единорожка, заметив пропажу драгоценного улова. — Да вы...

Рог кобылки покрылся голубоватым свечением. Колдун не пошевелился. Он уже знал, что девочка ему не соперник.

 — А ну-ка верни все на место! — потребовала пони. — Живо!

Угрожать хасанекру — идея заведомо идиотская. Колдун уже проработал в сознании десятки способов удавить наглую букашку. Однако сперва он решил как следует напугать ее. Будучи существом интересной внешности, ему стоило для этого только повернуться... Что он и сделал.

Увидев, что из себя представляет вторженец, кобылка, охнув, отскочила на пару шагов. И принялась медленно пятиться к выходу, когда в костлявых руках врага зажглись черные искрящиеся огоньки заклинаний. Впрочем, амбициозность и выработанное многолетним опытом чувство собственной непобедимости ("Я же умею отделять пони от их талантов!") заставили ее остановиться и активировать ритуал, какой она проводила десятки раз. Хасанекр стоял неподвижно, ожидая первого шага со стороны соперницы.

Луч голубоватой энергии устремился в скелетообразную тварь. Тот, воззвав к своим силам, обратил свою энергию в барьер, пустив как можно больше на фламберг. Расчет подтвердился, и заклинание пони ударило по оружию, выступившего в роли главного защитника. То покрылось очень нехорошим сиянием, со временем начало медленно плавиться. Однако возможность потери меча хасанекра не интересовала. Нужно действовать, пока кобылка не заметила подвоха. Сосредоточив значимую часть призванной энергии на ладонях, он, воспользовавшись древним, сложным и довольно энергоемким колдовством, сумел схватить поле, генерируемое заклинанием местной, после чего направил в него крупную долю черной магии и сразу же, пока пони не оборвала связь, привел слаженную структуру магии в крайне несбалансированное состояние. Дальше дело техники. Колдун знал, что может истратить на данный трюк очень много, но хотел покончить с наглой букашкой как можно красивее — так, чтобы о нем узнали даже в самых далеких краях этой страны. Небольшая корректировка магической связи между ним и кобылкой привела к окончательному изнашиванию каналов. Подведя их к критической точке, он перехватил часть потоков и вбил в них столько темной энергии, сколько смог. Результат очевиден.

Голубоватый луч, принявший более темный оттенок и начавший исторгать молнии во все стороны, резко стал черным и с грохотом разорвался в сторону кобылки. Она не успела даже пискнуть, когда магия "выстрелила" ею из пещеры, словно арбалет болтом. Хасанекру оставалось только смотреть, как охваченная энергией точка по широкой дуге улетает вниз, в сторону небольшого поселения, какое он почему-то не заметил при подъеме.

Выйдя из пещеры, колдун огляделся по сторонам. Достигнутые успехи не вылетали из его головы. Всего пару недель назад он не мог и думать о подобном могуществе — как не смог бы использовать без действительно важной причины настолько сложную магическую комбинацию — однако сейчас чувствовал, что способен без всяких проблем завалить целую пещеру... Впрочем, почему бы не поэкспериментировать на практике? Хасанекр охватил магией потолок пещеры и несколькими мощными толчками организовал небольшое землетрясение. Сработало! Всю пещеру завалило камнями и мелкой крошкой, а его энергетический запас почти что не убавился! Он точно заставит этот мир считаться с ним. И не только этот...


Поезд двигался на удивление медленно. Из последних сил Инкиира заставляла себя не прерывать медитацию, сконцентрировавшись целиком и полностью на витающих вокруг нее сферах. А так хотелось! Так хотелось заглянуть в кабину машиниста и выразить ему все до единой претензии насчет скорости поезда! В Понивилль он ехать не захотел, видите ли! Кто-то оккупировал городок, видите ли! Какой-то темный и наверняка смертельно опасный маг, видите ли! Ох, сколько нервов Инкиира потратила, чтобы убедить его в безопасности маршрута. Даже пришлось деньжаток подкинуть выше всяких приличий. Но даже так вряд ли она чего-то добилась бы, если бы не дипломатические навыки Сан... и ментальное воздействие Лоны. Преимущественно ментальное воздействие Лоны. И все равно машинист, сын дискордов, с крайним нежеланием вел паровоз в сторону захваченного темной силой городка. Инкиира терпела. Пока что. Но подруги догадывались, что ее терпение скоро кончится. И тогда кто-то может пострадать.

Наконец, поезд начал сбавлять скорость, противно скрипя колесами. Инкиира сразу же прекратила медитацию и выглянула в окно. Судя по открывшемуся виду, до Понивилля оставалось еще где-то около полукилометра. Тогда почему же машинист решил остановить машину? Видимо, решил не рисковать. Тем более, пятьсот метров — расстояние ерундовое. Инкиира решила так же.

 — Ладно, — сказала. — Пошли.

 — И ты прямо-таки не прибьешь водителя за то, что высаживает нас так далеко? — хихикнула солнечная пегаска.

 — Хрен с ним, — отмахнулась единорожка. — Скрытность не помешает.

 — Согласна, — выразила свою позицию Лона.

Троица вылезла из поезда. Они оказались единственными пассажирами (почему-то больше никто не захотел ехать в Понивилль), так что не пришлось протискиваться через толпу других пони. Более того, даже проводница не встретилась им на пути, не желая покидать безопасное, как она считала, помещение. Инкиира презрительно фыркнула, проходя мимо соответствующей двери. Именно она первой выскочила из вагона, осматриваясь по сторонам. Голубоватый купол барьера над Понивиллем, видимый даже из самого Кантерлота, теперь предстал перед нею огромной глыбой, а ведь расстояние до него оставалось приличным. Кобылка задумчиво прикинула, какой силой может обладать их враг. И мысленно решила пока что с ним не связываться. Тем более, что в Понивилле их ничто не держит. Зато в Вечнодиком лесу — да.

 — Ну? — спросила Лона, с сомнением поглядывая на купол барьера. — Разберемся или...

 — Или, — кивнула Инкиира. — Не хочу задерживаться дольше положенного.

 — А потом? — поинтересовалась Сан.

Чародейка еще раз взглянула на барьер, прикидывая, сумеет ли противостоять его создателю. От защитного поля ощутимо веяло магией, причем его создатель наверняка не испытывал при этом особого дискомфорта. Иначе говоря, он относился к разряду тех, кого стоит избегать любой ценой.

 — Посмотрим, — сказала она.

Троица направилась в сторону Понивилля. Однако, не доходя метров двухсот до купола, резко свернула к Вечнодикому лесу и пошагала к нему, лишь изредка бросая заинтересованные взгляды на городок. Там, в принципе, ничего интересного не происходило. Недовольные правлением тирана пони, странные флаги багрового цвета с черным силуэтом головы единорога почти на каждом здании, какая-то клетка посреди городка (пустая) и там же статуя нынешнего правителя новорожденного государства... Инкиире показалось, что где-то изображенную в виде статуи бестию она уже видела, однако решила до поры, до времени не придавать тому большого значения. Приоритеты не те.

Вскоре перед ними вырос громадной темно-зеленой стеной его высочество Вечнодикий лес. Место, по праву считающееся среди пони проклятым. Впрочем, Инкиира справедливо полагала, что ничего такого уж страшного в нем нет. А пони, на самом деле, уже вовсе размякли и погрязли в тишине и покое, раз считают, что свободное функционирование погоды без влияния пегасов и само существование диких зверей, способных убить пони — это дикость, это что-то сверхвыдающееся, ужасное и вообще этого быть не должно. Как не должно, если живая природа только по таким законам и живет? Не съешь ты — съедят тебя. Инкиира и ее подруги с этими законами познакомились очень давно, а потому с хищниками встречались очень редко. Да и то чаще всего им попадался молодняк, обладающий максимумом горячей крови и минимумом мозгов, а потому не знавший, с кем можно потягаться силами, а кого стоит обходить за пару верст или даже миль. Так, на всякий случай.

Без тени сомнений троица кобылок ступила под темный кров Вечнодикого. И опять припомнили слабоумие эквестрианцев. Говорят, непролазен этот лес. Говорят, заблудиться тут нетрудно. Брехня! Да, терновники, да, бурелом встречается, да, можно потонуть в трясине со всеми концами, да, действительно можно потерять ориентирование в пространстве и больше из лесу не выйти (а уж размерчиками он превышал даже громадный Белохвостый лес). И что? Кто знает само понятие "нормальный дикий лес", тот поймет, что Вечнодикий, по сути, сущая лапочка, если сравнивать с некоторыми, на каких часто и проклятий никаких нет и быть не может. Может, тут темно, жутко и всякая дрянь под ногами ползает (например, метровая сороконожка, какую Инкиира машинально ударила слабой магической молнией), зато не скучно. И найти можно много чего интересного. Не зря же здесь зебра по имени Зекора поселилась! Между прочим, с ведьмой полосатого племени Инкиира давно водила знакомство и регулярно навещала. Сейчас она решила обойтись без лишних остановок, а потому прошла мимо, обнаружив знакомый поворот. К слову, в Вечнодиком лесу встречались тропы и повороты троп, так что назвать его совсем уж диким можно было только с большой натяжкой.

 — Хоть бы мантикора какая выскочила, — произнесла Инкиира, всматриваясь в черные заросли и ветви терновых кустов. — А то, боюсь, не дойду до замка. Со скуки ко всем Дискордам подохну.

 — Ох, не напоминай мне этого подонка, — попросила Лона. — Одни нервы от него.

 — Ну... — протянула ведущая. — Это ж Дискорд. Хаос. Что, реально думала остановить его своими силами?

 — Своими — нет. Но друзей позвать могла.

 — Или меня подождать, — ненароком предложила Инкиира.

 — Да, как вариант. Но, боюсь, проще восстановить Понивилль после одного Дискорда, чем после Дискорда и вашей сладкой парочки.

Сан хмыкнула, идя позади собеседниц. Уж кто, а она знала Инкииру очень-очень давно. Почти что с ее первого реального дела. Да уж, ту охоту на какого-то болотного призрака, сопровождающуюся бесконечной враждой с местными кровопийцами и встречей с одной гидрой, она запомнила на всю жизнь.

 — Что, завидуешь? — хитро улыбнувшись, обратилась Инкиира к Лоне.

 — С чего бы? У меня другие приоритеты, другие методы. И, между прочим, финансирование гораздо лучше, чем у некоторых.

 — Меня, между прочим, сама принцесса Селестия обеспечивает! — возразила чародейка. — Ну... Пока что.

 — Вот именно. В этом я лучше тебя. У меня все стабильно.

Инкиира фыркнула, но ничего не сказала.

 — И разрушение целых деревень в мои методы также не входит, — воспользовавшись случаем, продолжила Лона.

 — Да ну тебя! — отмахнулась Инкиира.

Сан хихикнула в сторонке. К спорам подруг она привыкла годы назад и, чего скрывать, даже наслаждалась этим. А ведь кроме Лоны приструнить Инкииру до сих пор удавалось только принцессе Луне, принцессе Селестии (правда, уже не с таким успехом) и одному далекому знакомому с севера, какой наглядно продемонстрировал кобылке, в чем заключается проблема недостатка физического развития у многих магов. После этого единорожка как минимум пару недель хромала, после чего всерьез обратилась к спортивному образу жизни. Инструктором у нее, конечно, служила сама Сан — та, между прочим, спорт никогда не презирала и при первой же возможности устремлялась в небо, исполняя такие трюки, от лицезрения которых многим на земле становилось не по себе. Ну, не может пегас так двигаться, обладать такой выносливостью, считали они! Сан доказала, что может.

Дальнейший путь троица провела в полной тишине, вслушиваясь в звуки дневного Вечнодикого. Правда, ничего интересного за почти час блуждания среди жутковатых деревьев они так и не обнаружили. Да и сам выглянувший между лесными массивами дворец — точнее, то, что от него осталось — едва ли можно было назвать впечатляющим. Руины — они и далеко на юге руины.

Пять минут блуждания по пусть впечатляющим но скучным развалинам (без входа в сам дворец) не принесли ожидаемых результатов. Единственное, троица наткнулась на пару кокатрисов, решивших поискать себе ужин. Но едва ли это можно считать вопиющим случаем. Так что, выкинув пару мелких трупиков в ближайшие кусты на радость местным падальщикам, кобылки решились зайти в сам замок и осмотреть его внутренности. Конечно же, об обследовании верхних уровней не могло идти и речи. Нужно искать что-нибудь спрятанное, да понадежнее. Ибо только дурак будет прятать по-настоящему ценные сокровища и средства ведения войны у всех на виду.

В общем и целом архитектура старого замка сильно отличалась от архитектуры Кантерлота. Сразу видно, что строился он не без активного влияния принцессы Луны, которая, в отличие от Селестии, любит темные тона и готичный стиль архитектуры. И пускай прошло около тысячи лет с тех пор, как пони покинули старый замок и окружавший его город, ныне обратившийся в прах, древнее строение стоит, продолжая внушать своим внутренним убранством. А если призадуматься, то понимаешь, что вся эта разруха пошла строению только на пользу. Паутина по всевозможным углам, многочисленные трещины и пробоины в стенах, разбитые витражи, полнейшая темень в некоторых коридорах, а также остаток темной магии Найтмер Мун могут заставить любого слабонервного сразу же развернуться и убежать куда подальше от замка. Кто знает, какие чудеса и ужасы могут скрываться между стенами древнего дворца?

Но, несмотря на это, кобылкам не везло, причем клинически. Два часа они бродили между бесчисленными коридорами, залами и тайными переходами разрушенного замка, умудрились как минимум три раза заблудиться, но так и не нашли ничего, хотя бы отдаленно напоминающего проход в особо тайные секции. Они перепробовали все возможные варианты: от магического сканирования до лапанья всех подозрительных элементов — но нашли только немаленькую сеть переходов между самими коридорами и залами, а это немного не то. Оставалась только одна надежда — личные покои принцесс. Разузнав при помощи все того же магического сканирования верную дорогу, троица отправилась в последний путь перед выходом из замка. Задерживаться тут хоть на секунду дольше они почему-то не горели желанием.

Мало того, что идти пришлось дольше предсказанного, так еще и путь преградила громадная дверь, защитные чары с которой за прошедшее тысячелетие почти что не спали. Сразу видно, что за ней прячется нечто важное: в данном случае покои принцесс... бывшие. Взлом двери занял немало времени, так что внутри кобылки оказались только минут через десять. Зато находка оправдывала ожидания... пока что.

Нет, они не нашли ничего, что можно было бы использовать в качестве оружия или полезного знания. Перед ними открылся недлинный холл, по окончанию раздваивающийся и ведущий соответственно к комнаты принцесс. Здесь обитала совсем не такая аура, как во всем прочем замке. Более того, сюда не пробрался ни один паучок, не смела залетать пыль и, похоже, даже время не было властно над личными помещениями правительниц Эквестрии. Как, впрочем, и над самими правительницами.

 — У меня плохое предчувствие, — предупредила Лона. — Советую глядеть в оба.

 — Да ты прямо-таки экстрасенс, — усмехнулась Инкиира. — Давай уже, топай, — прошла вперед, подзывая старую подругу. — Здесь нет ничего, с чем бы мы не могли справиться.

 — Тебе так только кажется, — фыркнула та.

 — Это вызов?

 — Только в твоих мечтах.

Кобылки сделали несколько осторожных шажков вперед, попеременно глядя то на запертую дверь покоев Селестии, то на запертую дверь покоев Луны.

 — Куда идем? — спросила Сан.

 — Предложения? — уточнила Лона.

 — Вы меня знаете. Предпочитаю лишний раз не лазать по темным и наверняка опасным местам.

 — Ага, — недоверчиво кивнула Инкиира. — А по освещенным и наверняка опасным, значит, можно?

 — Одно дело — оказаться в ловушке без своих сил. Другое — со своими силами. Тебе ли не знать?

Шок кивнула, проходя в сторону покоев Селестии. Замерев возле массивной двери, она призвала магию и пустила тонкий ее лучик на единственное препятствие. Створки двери тут же покрылись угрожающим золотистым свечением.

 — Больше тысячи лет... — восторженно произнесла единорог. — Черт, не думала, что оно настолько живучее.

 — Трехступенчатая система защиты! — безостановочно кивая, добавила Лона. — Заклинания продвинутого уровня! Они же больше ста лет обычно не живут... Похоже, кто-то что-то тщательно от нас скрывает.

 — Ненадолго, — заверила Инкиира. — Осталось только найти способ пробраться внутрь.

 — Может, пробить стену? — предложила Сан.

 — И то, что от нас троих останется, можно будет отсылать в Кантерлот в спичечном коробке, — возразила Лона. — Нет, нужно найти способ проникнуть внутрь без применения силы. Либо какой-нибудь тайный ход, какой еще поди отыщи, либо расшифровка системы защиты. И я даже не знаю, что из этого труднее. Шансы весело сдохнуть, кстати, почти равны.

 — Либо дискордова куча ловушек, либо испепеляющая без всяких угрызений совести защита, — усмехнувшись, перефразировала Инкиира. — Да уж, будет весело.

Еще раз осмотрев дверь, она вздохнула и продолжила:

 — Как говорится, кто не рискует, тот... — запнулась, принялась вспоминать нужные слова. — Проклятье, забыла!

 — Тот не пьет, — напомнила Лона.

 — Точно? — недоверчиво спросила Шок. — А то я что-то не уверена.

 — А есть разница?

Снова усмехнувшись, единорожка покачала головой в знак отрицания.

 — Нет. Нету.

 — И что ты задумала? — заранее поинтересовалась Сан.

 — Даже Селестия не всесильна. Думаю, система защиты порядком истончилась за прошедшее время. Как ее не восстанавливай, а принцессы в этом замке бывают... очень редко. Скорее всего, в заклинаниях столько ошибок, что обойти их сможет и мелкий дух.

 — На самом деле, принцессы были здесь чуть больше года назад, — напомнила Лона. — Возвращение Найтмер Мун, а потом принцессы Луны. Помнишь?

 — Да. И я искренне надеюсь, что тогда им не пришло в голову модернизировать систему заклинаний. Но на всякий случай... — кобылка обернулась. — Держитесь, что ли, подальше.

 — Вряд ли ты справишься сама, даже с учетом старости магии, — возразила Лона. — Я поддержу, если что.

Шок кивнула.

 — Ладно, — согласилась. — Только будь осторожнее.

 — Непременно.

Пытались ли вы когда-нибудь поймать солнечный луч? Наверняка пытались в детстве. И получилось ли у вас? Вот именно. Луч солнца поймать невозможно... или почти невозможно. И именно этим объясняется сложность пут солнечной магии. Инкиира сразу подозревала, что будет трудно, но не подозревала, насколько. Разодрать внешнюю оболочку, при этом следя за активностью оборонительных свойств наложенного на двери заклинания, не составило особого труда. Однако за ней скрывался маленький сюрприз. Как и предполагалось, ошибки есть, и видны они невооруженным взглядом. Щит, похоже, действительно обновлялся чуть больше года назад, однако обновлялся в крайней спешке. Похоже, принцесса куда-то спешила и не хотела оказаться замеченной в подозрительных манипуляциях. Но это не значит, что распутать сложнейшие путы магии будет просто. Поймать солнечный луч при помощи магической энергии вполне возможно... для тех, кто с детства посвятил себя изучению сил света и световых лучей. Остальным же остается только нервно ворчать, сталкиваясь с подобными структурами. Конечно, на все найдется свой козырь, и Инкиира знала парочку, способных сломить даже поток солнечной энергии. Только, нынче уровень немножко другой.

 — Сан! — воскликнула взломщица, стараясь не потерять концентрацию на дверях. — Мне бы пригодилась твоя помощь!

 — Моя? — удивилась пегаска. — Ты там ничего не спутала? Я, вообще-то, не маг!

 — Мне похрен! Тащи сюда свой желтенький круп! Быстро!

 — Да что с тобой такое? — пробормотала Сан, однако спорить с подругой не стала.

 — Я сейчас окочурюсь тут! — воскликнула Инкиира. — Так что, да, мне есть, о чем волноваться!

Не успела пегаска подойти к двери, как ее охватила фиолетовая магическая аура Инкииры. Кобылка не сразу поняла, что происходит и что задумала охотница на всевозможную нечисть. Оказалось, что Шок решила использовать ее магические каналы (какие используются пегасами для полетов и возможности управления погодой) в качестве наглядного образца для более успешного вскрытия двери. Лона тем временем вывела на полу несколько небольших рун, призванных оградить горе-взломщицу от некоторых неприятных последствий. Конечно, они не спасут, если заклинание взорвется или вдруг активируется, однако позволят избежать мелких неприятностей вроде небольших разрядов магии. "Спасибо," — еле слышно произнесла Инкиира, когда один такой разряд чуть не ударил ее по рогу. Пусть мелочь, но разряд по самому чувствительному месту единорожьего тела — это страшно. Особенно когда потеря концентрации внимания может окончиться фатально.

На взлом первой ступени обороны кобылке понадобилось около пяти минут. Непрерывное использование довольно сложной магии и максимальное сосредоточение знатно вымотали ее, однако именно сейчас отступать крайне опасно. Неизвестно, что случится, если хоть на мгновение погасить заклинание. Скорее всего, система, оставшаяся без одного иэ элементов, попросту взорвется вместе со всем королевским крылом замка. Пришлось сразу приступать ко второй части работы. Благо, между второй и третьей наверняка можно будет устроить небольшой перерыв на полминуты-минуту, пока до системы не дойдет, что произошло нечто неправильное. Лона, видя усталость подруги и понимая, чем может окончиться неудача, сразу же передала Инкиире часть своих сил. Это немного помогло, и единорожка продолжила кропотливую работу. Минут через шесть, наконец, пал второй слой, и Инкиира, мгновенно погасив магию, тяжело выдохнула. Пот струился с нее словно после прогулки в самом сердце пустыни, движения стали либо резкими и неосторожными, либо, наоборот, медлительными. Дыхание и вовсе сбилось. Однако рано отступать. Остался последний слой.

 — Ладно тебе, Инки, — сказала Лона. — Давай уж я этим займусь.

 — А ты уверена? — уточнила взломщица: в принципе, она была не против, если бы кто-нибудь подменил ее, однако побаивалась, что подруга сможет наделать пару ошибок, чего, разумеется, допускать никак нельзя.

 — С солнечной магией мне сталкиваться не приходилось, — призналась охотница, — но, думаю, внутренний слой вряд ли содержит какую-нибудь подлость.

Инкиира призадумалась. С одной стороны, хочется пропустить, да и в опыте Лоны она не сомневалась (по крайней мере, во многих других магических науках). С другой, риск-то великоват.

 — Ладно, — решила. — Только осторожнее.

Лона, кивнув, сменила ее и тут же "вгрызлась" в последнее заклинание, лежащее на двери. Взлом не потребовал много времени. Пускай Лона не обладала сильными познаниями в области магии света, ее навыков построения рун и обращения с призрачными сущностями (и Инкиира была уверена, что по крайней мере одна такая сущность, оставаясь невидимкой, вовсю помогала подруге) вполне хватило, чтобы быстро и безопасно разобраться с "замком". Как только последнее заклятие пало, дверь открылась сама собой.

 — Оперативно, — оценила Шок.

 — Топай давай, — тяжело дыша, отозвалась Лона.

Покои принцессы Селестии... Вызывали ощущение, что кто-то перепутал их не просто с покоями принцессы Луны, а с каким-нибудь ульем чейнджлингов. Иными словами, сразу создалось впечатление, что кто-то здесь уже побывал. Кто-то определенно злой натуры. Все поверхности — когда-то наверняка удивляющие своим богатством — ныне были покрыты странным черным наростом, по которому то и дело пробегали розоватые магические разряды. Только лишь по самому центру пола их не наблюдалось. Троица кобылок осторожно вошла в комнату, стараясь лишний раз не наступать на странного паразита. Наверняка это какая-нибудь гадость, вызванная вторжением Найтмер Мун. Да уж, рано охотницы радовались, что покои принцесс избежали кощунства неразумных сил.

 — Боже... — произнесла Лона, всматриваясь не столько в обустройство покоев, сколько в покрывающего почти все поверхности паразита. — Кажется, я знаю, что это такое.

 — И что же? — поинтересовалась Инкиира.

 — Девочки... — охотник застыла на месте, сделала пару осторожных шагов назад. — Уходим отсюда. Быстро!

Шок и Сан сразу увидели выражение страха на ее лице. Учитывая, что испугать Лону очень трудно — раз уж гидре не удалось сокрушить ее морально, то что уж ожидать от мелких духов — появилось нехорошее подозрение, что покои как минимум являются ловушкой. Как максимум — чьей-то опочивальней или даже столовой... Что, в принципе, одно и то же.

 — Хорошо, — поддержала Инкиира, оглядевшись и поняв, что в покоях ничего интересного уже нет. — Пошли, — обратилась к Сан.

Пегаска кивнула, поглядывая на черный покров. Кобылки, стараясь не создавать ненужного шума, как можно осторожнее покинули комнату и заперли дверь за собой. Только когда опасность оказалась позади, Лона позволила себе облегченно выдохнуть и расслабиться.

 — И что это было? — сразу спросила Инкиира.

 — Я не уверена... — прикусив нижнюю губу, отвечала Лона. — Но, похоже, это ничто иное как печать Эндера.

 — Что? — попросила повтора чародейка.

 — Ты не слышала об Эндере? — удивилась охотница.

 — Никогда.

 — Это что-то вроде темной силы, не так ли? — предположила Сан.

 — Почти, — кивнула Лона. — Эндер — это уникальная сила, что находится за пределами миров... Между мирами, я думаю. Иногда — как, похоже, сейчас — он пробирается в мир смертных, чтобы распространить на него свое влияние... Ну, вы видели, к чему это приводит.

 — Всего-то? — фыркнула Инкиира: простое покрытие не казалось ей страшным непоправимым проклятием.

 — Нет, — будто бы обрезала рассказчица. — Это только печать. Мельчайшая частичка по сравнению с тем, на что на самом деле способен Эндер. Он извращает миры, превращая цветущие леса и равнины в нечто... Я даже не знаю. По рассказам моих учителей и предшественников, земли Эндера похожи на сборище летающих островов из какого-то странного камня, соединенных мостами из... Вы видели, чего. Вся эта дрянь окружена вихрями расщепляющей и сокрушающей магической энергии. И оно населено бесчисленным множеством существ... по сравнению с которыми все злобные твари Эквестрии — милые котятки.

 — Но что оно тут забыло? — спросила Инкиира, копытом указав на дверь.

 — Я не знаю, — пожала плечами Лона. — Но появление Эндера — оно как поток воды из крана. Сначала появляется несколько капель, а потом...

Единорог вздохнула. Она не стала продолжать: друзья и без ее слов понимали, что происходит потом.

 — Надо сообщить принцессе Селестии, — сказала Шок. — Она должна знать...

 — Она знает, — послышался от входа в королевское крыло знакомый грозный голос.

Кобылки обернулись в его сторону. У входа, облаченная в легкий черный доспех, стояла Ее Высочество Принцесса Луна. Пусть ее голос казался грозным и величавым, лицо правительницы ночи выражало обеспокоенность и психическую усталость.

 — Принцесса, — выйдя вперед, поклонилась Инкиира; ее поступку последовала и Сан.

Только лишь Лона осталась стоять в стороне. По некоторым причинам она не подчинялась принцессам, а по другим даже могла с ними сравниться. Хотя никто, разумеется, истинных корней их отношений не знал и потому не собирался подчиняться "какой-то там" страннице.

 — Что вы здесь делаете? — спросила Луна. — Эти руины хранят множество опасностей... Больше, чем даже я и Селестия можем себе представить. Это может быть опасно. Особенно в свете последних событий.

 — Что-то произошло? — сразу же выцедила нужную для себя информацию Инкиира.

 — Да... Но это не ваша забота. Я сама справлюсь — как бы Селестии не хотелось остановить меня.

 — Остановить? — спросила Сан.

 — Да, — кивнула принцесса ночи. — Боюсь, сейчас я действую немного... Ладно, я совершенно точно действую против ее воли. Но таковы времена. Увы, я не могу назвать вам причину моего очередного разрыва с Селестией. Скажу только, что теперь от меня, возможно, зависит будущее Эквестрии.

 — Все настолько плохо? — уточнила Инкиира.

 — Хуже, чем я могла себе представить, когда только освободилась от влияния Найтмер Мун, — вынужденно согласилась повелительница ночного светила. — Боюсь, без Элементов Гармонии у нас могут возникнуть серьезные проблемы. Есть кое-что... Я надеюсь, мне хватит сил, чтобы уничтожить это. Или хотя бы исправить часть моих ошибок.

Принцесса, закрыв глаза, склонила голову и тяжело вздохнула.

 — Прошлое мое, боюсь, полно боли и страдания, — сказала она. — Больше, чем хотелось бы. Но... — она воспрянула, посмотрела на кобылок. — Никогда не поздно все исправить.

 — Только скажите, принцесса, и мы нанесем удар там, где нужно, — заверила Инкиира.

Аликорн усмехнулась.

 — Всегда поражалась твоей целеустремленности и кровожадности, моя дорогая, — продолжила нести речь в массы. — Но пойми, здесь от вас будет больше пользы, чем там.

 — Понивилль, — догадалась чародейка. — Вы хотите, чтобы мы освободили Понивилль.

 — Именно, — улыбнувшись, подтвердила принцесса. — Я не сразу поняла, что произошло, но когда до меня дошло... Скажем так, в кантерлотских подземельях — те, что, вроде как, зовутся тюрьмой — стало парой заключенных меньше. Это надо же! Продать Амулет Аликорна! Символ... Символ Дискорд знает какой эпохи!

 — Никогда о нем не слышала, — призналась Инкиира.

 — Зато я слышала пару легенд, — сказала Лона. — Насколько я поняла, Амулет Аликорна — один из тех артефактов, что дарует силу, но портит владельца. Так? — обратилась к Луне.

Та кивнула в знак согласия.

 — Значит, надо его вернуть... или уничтожить, — вывела Инкиира. — А кому продали-то? — спросила у принцессы.

 — Думаю, вы слышали о ней. Трикси Луламун. Фокусница, блуждающая по всей Эквестрии.

Чародейка усмехнулась.

 — Да, знаю такую, — подозрительно хитрым голоском произнесла. — Хорошо, что появился повод для встречи.

 — Будьте предельно осторожны, — попросила аликорн. — Я не знаю, что Амулет Аликорна мог сотворить с Трикси. Мы уже, возможно, потеряли Элементы Гармонии. Я не позволю, чтобы пропали и вы.

 — Не волнуйтесь. И не с такими сволочами приходилось сталкиваться. Тем более, Трикси я знаю, как облупленную. Будет повод лишний раз надавать по ее чересчур любопытному рогу.

 — Тогда удачи вам, девочки. Увидимся.

Принцесса распахнула крылья и исчезла в голубоватой вспышке магической телепортации.

 — Я так понимаю, мы отправляемся в Понивилль? — уточнила Лона.

Инкиира кровожадно улыбнулась.

 — О, да...

Продолжение следует...