Сила – это магия!

Тестостерон, мужественность, крепкие матерные выражения. Читать только настоящим мужикам, потому что пони — это для крутых.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Трикси, Великая и Могучая

Рождение спасительницы

История о Дэш и ее ребенке, который является гибридом человека и пони, а в копытах этого ребенка судьба Эквестрии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Биг Макинтош Спитфайр Сорен Дерпи Хувз Лира Другие пони ОС - пони Человеки Бабс Сид

Октавия любит потяжелее / Octavia loves heavier

Винил Скрэтч стало крайне интересно, почему её близкая подруга Октавия начала слишком часто встречаться с подругами. Не выдержав любопытства, она решает проследить за ней. Однако она не знает, что этим она откроет один из самых скрываемых секретов Октавии Мелоди.

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Добродетель магии

Давным-давно три племени пони поселились в прекрасных землях Эквестрии. Мало кто знает, как они жили раньше, и ещё меньше - что творилось тогда вокруг. Не осталось ни картин, ни летописей, ни преданий о диких морях на краю света и странных народах, что их населяли. Эта история - одна из немногих, которые удалось сохранить. Она повествует о маленьком единороге, которому не повезло родиться и жить в окружении земных пони, с трудом находя свой путь и не зная своей настоящей природы. Не зная, что магия - это добродетель, точно такая же, как надежда или отвага.

ОС - пони

Поколение Хе. Про Зебрику. Часть вторая.

Продолжаю понемногу сочинять древнюю историю Зебрики. Попробую ещё немного про двух зеброкорнов, которые уцелели в судьбоносном сражении за власть. Тут они немного уже подустали от дел правления, но ещё довольно бодры и жадны до жизни.

My Little Sapper's Son

Марк побывал в Эквестрии, а, судя по всему, это у них семейное - теперь очередь сына путешествовать по мирам!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

С великой любовью приходит великая учёба

После некоторых проблем с попыткой заставить Рэйнбоу выучить математику, Твайлайт только что призналась в любви к той. Что шокировало ее еще больше, так это то, что пегаска была не против и сказала, что любит ее в ответ. Сможет ли принцесса заставить Рэйнбоу выучить самые основы математики, используя эти знания?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Растительное буйство

После возвращения принцессы Луны прошёл год. Сёстры снова вмесе и кажется, что их ничто не сможет разлучить.

Принцесса Луна

"Золотой день"

По соседству с Эквестрией раскинулась огромная страна Кей. Вот уже несколько сотен лет в ней царит анархия и безвластие. За все эти года Кей стала раем для любителей наживы, давала полную свободу разнообразным культам, кроме того здесь ведётся война за многочисленные ресурсы которыми обладает странна, но главной её ценностью являются тайн оставленные столетиями назад.

ОС - пони

Селестия по-прежнему паук, а Кризалис не была проинформирована

Однажды Селестия проснулась пауком. Довольно любопытное событие, но принцесса отнеслась к нему удивительно спокойно. Она решила не предпринимать никаких дальнейших действий, кроме как сообщить своим подданным о том, что она изменилась, и просто продолжить свою жизнь. В довольно неблагоприятном развитии событий, королева чейнджлингов, поскольку она не считалась гражданином Эквестрии, не была проинформирована о происшествии. Это привело к довольно неловкой ситуации, когда она впервые встретила Селестию после трансформации. Селестия нашла эту встречу довольно занимательной. Кризалис нет.

Принцесса Селестия Кризалис

Автор рисунка: Stinkehund
Часть 5 (Оливер) – Глава 1 Часть 5 (Оливер) – Глава 3

Часть 5 (Оливер) – Глава 2

Найт Спикер — Night Speaker — Ночной Глашатай

— Ты каждый час звонил? – нахмурилась Алекс, глядя на Оливера сомневающимся взглядом.

— Пока были снаружи – каждые тридцать минут. Адриан и Скай уже несколько часов не отвечают.

Мория оттолкнула недоеденный обед и свирепо на него уставилась. Неважно, что Оливер вложил в него много сил, как и в любую другую трапезу, которую он приготовил. Не его вина была в том, что приготовить банкет из вегетарианских сухпайков он не сумел!

— Нам надо возвращаться. Тут мы больше ничего не выясним.

Джозеф выглядел нервно, видимо, потому, что открыто спорил с Морией. Но он не был настолько робок, чтобы так легко со всем соглашаться.

— Даже если никто в Александрии не имеет отношения к пожару, мы можем рано или поздно наткнуться на тех, кто имеет. Если у меня будет достаточно времени, чтобы расколоть эти их руны, мы сможем поискать в книгах какую-то защиту.

Оливер наблюдал за перепалкой не пытаясь вставить слово, присматриваясь к тому, как Алекс всем этим командовала, как даже после того, как ей стало шестнадцать, они всё равно считали её главной. Он тоже так считал, и её недавняя «смерть» только усилила её авторитет в их сознании.

Подумав несколько секунд, Алекс снова на него взглянула.

— То, что они перестали выходить на связь именно тогда, когда отправились на свою шпионскую миссию, не может значить ничего хорошего. Даже те пони, которые в обычной ситуации добры и рассудительны, могут озвереть, если поймают кого-то, кто за ними шпионит. В любом случае, мы нужны нашим друзьям. – Она повернулась к Джозефу. – У тебя ведь уже есть снимки всех рун, которые ты нашёл, так?

— Их было не так много. Похоже, кто-то их умышленно уничтожил. Но мне удалось найти несколько исключений, вот как эти:

Kar-kar-t-nt-kar-w-bb-tul-bn-bbqm-vmy-min-w-kar-t-vq-p-kar-qhp-mak-g-mes-min-fx-hk-min-n-wbr-vri-nt-mak-b-min-lq-p-kar-qhp-mak-g-vri-cxz-vri-m-kum-tul-jhv-nd-min-hz-m-tul-tul-kb-mes

— Почти уверен, что они используют какой-то алгоритм моноалфавитной подмены. В буквах есть последовательности, которые указывают на ключ в двенадцать букв, или меньше. Это не Одиум прощает, я уже проверил. Никак не могу точно понять, что это за короткие группы, но подозреваю, что что-то связанное с гласными, и я знаю, что почти разобрался. Только…

Алекс его прервала.

— Но картинки у тебя есть, так? Ты ведь можешь продолжить работать по пути?

Он кивнул и открыл рот, чтобы что-то сказать. Мория очень нежно положила ему копыто в рот, и Алекс одобрительно улыбнулась.

— Хорошо. Лететь нам всё равно несколько часов. Можешь по дороге поработать, скажешь, если что-то обнаружишь.

Алекс посмотрела на Оливера и Морию.

— Вас это устраивает?

Оливер в ответ пожал плечами.

— Их сожгли насмерть, я за них только помолиться могу. Я бы предпочёл, чтобы у нас был шанс их похоронить, но за этим мы всегда можем вернуться. Нам ведь за бензин платить не приходится.

Все согласились. На обратном пути помощь Оливера не требовалась, за исключением того, что он буквально заставил всех пристегнуться перед взлётом. Ему не нужны были повторения предыдущего дня, особенно с теми, у кого не было способностей к регенерации сломанных шей и проломленных черепов. Несмотря на их страхи, никакие огненные драконы на них не нападали, им даже воздушные ямы не встретились. Когда они добрались до нужной высоты и сверхзвуковой скорости, Оливер неохотно признал, что можно без особого риска покинуть кресла.

— Нам нужен план, — Алекс уже забралась на соседнее с ним сидение. Так как Мория пилотировала, а Джозеф утонул в своих кодах, он оставался единственным, на ком она могла проверить свои идеи.

— Ты когда-нибудь планировал спасательную операцию? Может, сможем приспособить уже готовую.

Он покачал головой и ухмыльнулся.

— Никогда. Я помогал людям разрабатывать диеты и расписания тренировок, но не думаю, что от них нам тут будет польза.

— Не будет. – Она на несколько мгновений умолкла, играя с большим металлическим браслетом на ноге. На браслете был экран, который, после нескольких минут возни, заполнился картинкой с воздуха. Оливер сначала подумал, что это изображение с камеры на самолёте, пока не заметил, что оно не двигается, и что он его узнаёт.

— Спутник HPI?

Она кивнула.

— Прямо страшно, как близко они могут на нас взглянуть, да? Эту картинку они получили три минуты назад. Думаю, в сообщении ещё говорилось, что следующую пошлют, когда один из спутников снова будет в правильной позиции через… двадцать три минуты. Пока что это вся информация, какая у нас есть. Видишь что-нибудь интересное?

Чтобы поглядеть, Оливеру пришлось наклониться поближе, что стало намного удобнее проделать, после того, как он отстегнул громоздкие страховочные ремни. Он не мог подавить ощущение, что она намеревалась его к этому вынудить с самого начала. Так что он наклонился и посмотрел, пытаясь разобрать на крохотном экранчике как можно больше. То, на что она показывала, он заметил через пару секунд.

— Это Адриан!

Его характерные цвета на спутниковой фотографии выглядели блёкло, но Оливер всё равно был уверен, что на фотографии именно Адриан.

— Разрешение тут… полметра, максимум, — он вздрогнул. – Тяжело сказать, но похоже, что он вместе с несколькими новичками. Думаю… это крылья Кэрол, цвет подходит. Жаль, что это не видео, можно было бы рассмотреть, связали ли они его.

Алекс выглядела обеспокоенной.

— У них есть стационарные спутники, которые могут дать более стабильную картинку, но сейчас у них нет свободных камер, которые можно было бы нам выделить. Не смогла нипони заставить признаться, в чём там у них дело.

— И все шпионские спутники у них. – Он на несколько мгновений нахмурился над картинкой. – Они направляются прямо в библиотеку. – Он попытался успокоиться, потому что для того, что он собирался предложить, он должен был быть совершенно спокоен. – Может, у них проблемы с оборудованием, а не с пони? Может, у них или у нас телефоны перестали работать по какой-то несвязанной причине?

— Угу, — кивнула Алекс и встала. – Я попрошу Джозефа проверить, когда приземлимся. Он что-то говорил о том, что на такой скорости приёма не будет. – Она спрыгнула на пол. – Я пойду поговорю про место для посадки с нашим пилотом.

Их беременным пилотом. Которая нипони ни слова об этом не сказала, насколько он знал.

За последние несколько дней он много раз подумывал рассказать Джозефу о своих подозрениях, с самого момента, как догадался, в чём дело. Технически, так как это были всего лишь подозрения, и Мория никогда не подходила к нему за медицинским советом, у него не было обязанности держать это в секрете.

С более практической точки зрения, ему очень не хотелось разгребать последствия того, что может вызвать такое признание. Тем не менее, у него ещё была возможность как-нибудь решить вопрос, не влезая в него слишком глубоко.

— Можешь ей передать, что если таблетки от головокружения, которые я ей дал, не помогают, пусть скажет мне и я ей дам чего-нибудь посерьёзней?

Алекс подняла бровь.

— Не вопрос, только сначала приземлимся. Автопилот там или не автопилот, мы бы без неё уже разок умерли, – она показала на стену. – Может, поможешь Джозефу с шифром? Или, может, попробуешь связаться с HPI через их коммуникатор. Думаю, там есть инструкции на случай если надо связаться с гражданской спутниковой сетью…

Оливер её перебил.

— Мы с Джозефом разберёмся. – Под “мы” он, разумеется, подразумевал в основном Джозефа. Конечно, если был хоть малейший шанс оторвать единорога от полувзломанного шифра хотя бы на несколько минут.

Оливер перебрался к сидению Джозефа. С момента, как они сочли передвижение безопасным, он уже успел там устроиться, подперев себя в сидячем положении подушками и одеялами, которые он стащил с их кроватей. Открутив большую часть сидения возле себя, он создал удобную зону, в которой он мог сидеть повернувшись вбок и работать на ноутбуке, посвечивая рогом каждый раз, когда надо было подвигать мышкой или нажать на кнопку.

Оливер несколько минут наблюдал, ожидая перерыва в концентрации Джозефа. Только когда единорог поднял на него свой взгляд, он заговорил.

— Привет, Джо. Можно тебя на пару минут одолжить?

Единорог бросил на него хмурый взгляд, способный, наверное, заставить молоко свернуться.

— Это важней расшифровки?

Оливер почти не смог удержать себя от комментария о том, что никакое время, потраченное на взлом шифра, не стоило ничего, до того самого момента, как он наконец его взломает. Он об этом подумывал, но смог сдержаться и всё это не выпалить. Почему-то ему казалось, что они будут не очень убедительными. Вместо этого он сказал:

— Настолько же важно, и не займёт много времени. Я боюсь, что у нас может быть сбой оборудования. Мы никак не можем узнать, потеряли ли Клауди Скайз и Адриан Вонг доступ к своим телефонам, но используя тот, который HPI встроила в этот самолёт, мы хотя бы можем убедиться, что проблема не с нашей стороны. Алекс говорит, тут есть узел связи, и что ты можешь помочь позвонить с него в гражданскую сеть. Как думаешь, можешь мне это устроить?

Джозеф выглядел так, как будто уже собрался сказать нет. Впрочем, он ничего не сказал, просто осмотрел Оливера сверху донизу, захлопнул крышку ноутбука и поднялся.

— Используем вот тот компьютер, он ближе того, что в спальне.

Десять минут спустя они были в сети. Джозеф вернулся к своей работе, как только убедился, что телефон работает, использовав компьютерную магию, которая внушала Оливеру уважение не меньше, чем та, которую он творил рогом.

Это оставило Оливера в довольно неудобном положении. В действительности это была ситуация, в которой он с момента апокалипсиса заставал себя всё чаще – от него требовалась общительность. До конца всего он мог пересчитать всех своих друзей по пальцам одной руки. Раньше он не поддерживал отношения дольше, чем пара месяцев, и все они заканчивались льдом, а не пламенем.

Оливеру не нравилось общество других людей. Даже когда случился конец света, сама идея позвонить, даже знакомым пони, наполняла его ужасом. Выползание из кровати в дни, когда ему требовалось большую часть дня провести в обществе других, требовало серьёзного волевого усилия, чтобы подавить стремление спрятаться и позволить миру как-нибудь самому себя урегулировать.

В последние полгода с ним произошло нечто неожиданное. Проведя столько времени в обществе одних и тех же людей, Оливер наконец-то начал вспоминать, что такое иметь друзей. Теперь он не мог их бросить, по крайней мере, не тогда, когда его отказ от действий мог спровоцировать кровавую баню. Мория уже была на тропе войны, а Джозеф к ней немедленно присоединится, если почувствует, что Скай в опасности. Лучшее что он мог сделать – убедиться, что они ошибались во всём, особенно – в работоспособности своих телефонов.

Так что он заставил себя надеть наушники, предназначенные для человека, сдвинув их так, чтобы хотя бы один наушник доставал до уха, а микрофон торчал прямо перед глазами. Затем, вдохнув поглубже, он набрал Адриана. Телефон звонил и звонил, со странной задержкой, которая была у всех спутниковых телефонов. Хотя, наверное, ближе к правде будет то, что она была у всех телефонов, потому что выжили только спутниковые.

В этой сети большинство телефонов давали десять гудков прежде чем сбросить звонок на голосовую почту, что означало рассоединение. Сервера голосовой почты давно отключились, поэтому вместо того, чтобы переключить вызов на рабочую станцию, звонок просто прерывался.

В этот раз телефон прекратил звонить на девятом. Когда он это сделал, Оливер расслышал громкий разговор на заднем плане, хоть разобрать в чём дело было и невозможно. Он напомнил себе — то, что он слышит произошло несколько секунд назад, и начал говорить.

— Адриан, ты в порядке? – спросил он. – Это Оливер. Мы никак до тебя и Клауди Скай дозвониться не можем с самого полудня. Просто хотели убедиться, что всё хорошо.

За его вопросом последовала долгая приглушённая тишина, как будто кто-то просто прикрыл трубку рукой. Не то чтобы у кого-то нынче были руки.

— Адриан сейчас не может говорить, — сказал чей-то голос, явно не Адриана. Он принадлежал одному из новичков. С именами у Оливера было ужасно, так что он не помнил, который именно. Голос мужской, но не такой глубокий, как у Абрамса.

— Меня зовут Найт Спикер, и нам надо обсудить важное дело.