Сборник рассказов: странных и неоднозначных

Сборник легендарных рассказов, читайте и наслаждайтесь мозг включать а так же относится к этим произведениям как к чему-то серьезному - не желательно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Тьма в сердцах

Что, если Трикси так и не усвоила урок после возвращения с Амулетом Аликорна? А что, если и не в ней дело? Твайлайт придется снова спасать Эквестрию, но на этот раз надо тьмой в сердце может одержать верх только... тьма.

Твайлайт Спаркл Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Найтмэр Мун

Продолжение стэйблриджских хроник

Второй сборник историй о том, как учёные пони регулярно спасают Эквестрию от глобальных и не очень катастроф, которые как происходили так и не прекращаются. Но теперь противостоящих напастям героев стало больше, мест действия тоже…

ОС - пони

Иная Эквестрия: Чёрное и белое

В этом произведении я попытался расширить привычные всем пределы Эквестрии, попытавшись воссоздать её прошлоё, расширить настоящее и предугадать её возможное будущее. Во многом это фанфик не по вселенной MLP, но мир в этой вселенной, значительно её дополняющий и раскрывающий. Предполагаемый размер моего творения, а также обилие поднимаемых в нём тем, сюжетных поворотов, персонажей, идей, событий, способны найти отголосок, по моему мнению, в немалом количестве людей.

Другие пони

Кобылки дедушки Рича

Где-то далеко за Понивиллем, в богатом особняке доживает свои годы известный богач, филантроп и основатель первого в Эквестрии эротического журнала, жеребец по имени Филти Рич.

Диамонд Тиара Фото Финиш Другие пони

Небольшие картинки

Зарисовки из совсем древних времён, задолго до Эквестрии, двух Сестёр, и других событий сериала. Алое здесь — не известная нам понька из спа-салона, а зебра, королева античного государства на Южном континенте, имеющая силу, под стать более поздним аликорнам. (Да-да, я в курсе, что в античности не было королей, но чтоб не обзывать её региной или басилевсихой, пусть будет королевой). На мой взгляд как-то так должна думать и действовать древняя правительница, и, стало быть, бедной Селестии, при переходе на новый общественный уклад, пришлось основательно перевернуть себе мозги, что тем более трудно в столь почтенном возрасте. А также перебивкой - другие зарисовки, уже из современности.

Тот неловкий момент, когда...

Насколько сложно может быть взять книгу в библиотеке?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

Таверна между Мэйнхэттеном и Кантерлотом

Где стандартный попаданец, отличающийся от пони только хишным человеческим разумом, может быть полезней всего? Не на ферме - фермеров много. Не в колдовстве - у него нет магии. Может быть в обычной науке? Полезен, однако есть задача поважнее - кое что, с чем не справится не ведающее зла создание.

Другие пони Человеки Шайнинг Армор

Дело о пропавшей тыкве

Великий детектив вышла в отставку...

Лира Бон-Бон

Что?

Итак, Твайлайт Спаркл превратились в маленькую кучку пепла. Ваши действия?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек Спайк

Автор рисунка: aJVL
Интерлюдия Интерлюдия, ч.2

Глава 3 "Неровое Поветрие"

Фловер недоуменно моргнула. Потом ещё раз. Вид Бона, спокойно жующего булочку, никак не вязался с нормальной реакцией на новость, полученную кобылкой несколько минут назад.

– Чума? – переспросила Хоуп, – Ты точно уверен? Может, ошибся руной…

Единорог коротко мотнул головой, выводя очередную запись:

«Нет. Чума».

– Понятно, – задумчиво протянула Фловер, – Мне можно начинать паниковать? – постаралась она добавить в голос как можно больше яда.

«Нет. Иммунитет. Можно заболеть только один раз».

– Бон, хватит! Это уже не смешно!

«Ты видела точки?»

Этот вопрос заставил Фловер резко напрячься. Если это то, что она подумала…

– Чёрные родинки?

«Начальная стадия»

– Но это ведь всего лишь пятна… – потеряно прошептала Хоуп.

Некромант вздохнул, после чего почесал ворона под клювиком. Задумчиво цокнув языком, написал очередное предложение:

«Жаль, что ты не видишь ауры»

Вскочившая от волнения Фловер принялась мерить шагами комнату. В голове у неё роились всё более тревожные мысли. Было понятно, что единорог не врал. Но, если это действительно так, деревню ожидают по-настоящему большие проблемы. Самым страшным было то, что главная целительница не смогла распознать заразу. Свет, да она и сейчас не может определить её!

– Что это за болезнь? – коротко поинтересовалась Хоуп, – Какие признаки, уровень заразности, пути передачи, способы лечения? Последнее – самое важное. Мел не жалей, я потом найду ещё.

Некромант тихонько фыркнул, глядя на перемену в характере Фловер.

«Неровое Поветрие. Крайне заразна, передается воздушно-капельным путем, на малом расстоянии. Врожденный иммунитет есть только у тех, чьи родители переболели. Убивает в зависимости от состояния: чем здоровее жертва, тем дольше протянет. Но, если не дать лекарство, всё равно вскоре погибнет».

– Срок?

«Неделя. Дольше только маги на усиливающих зельях».

– Хорошо, – уселась обратно кобылка, – Значит, у нас есть ещё семь дней…

– Кар! Нет! – вмешался ворон под управлением некроманта. Помотав головой, Бон взял очередной мелок:

«Через неделю это село превратится в один большой могильник».

– Что нужно для лекарства?

Прочитав список, Хоуп спрятала лицо в копытцах.

– Ничего не выйдет, – глухо пробормотала она, – Кое-что у меня есть, что-то я могу достать, но вот лепестки сиина... Он цветёт только ранней осенью, а сейчас лето.

«А местные друиды? Хотя бы один? Эти ботаники должны специализироваться на таких трюках»

– Есть один, но он такой друид... – всхлипнула Фловер, – Охотник, научившийся паре трюков. Может, у тебя осталось? Хотя бы немного? – с надеждой поинтересовалась она.

Вместо ответа некромант глубоко вздохнул. Взяв один из её мешочков, он достал маленькое синее зёрнышко и положил на стол. Накрыв его копытом, Бон принялся беззвучно шевелить губами, словно читая заклинание. Один его глаз позеленел, а радужка завертелась, словно водоворот. Из семечка принялся проклевываться росток. Спустя несколько секунд на столе красовался небольшой цветок с ярко-синими лепестками.

– Ты… – прошептала с пересохшим горлом Фловер, – Ты не говорил, что…

– Мар-р-рг Жизни?

Единорог грустно ухмыльнулся и принялся почесывать замолчавшего Дюранго.

– Хорошо, – снова поднялась со своего места Хоуп, – Мне, собственно, всё равно. Главное, чтобы ты смог приготовить достаточно лекарств…

Некромант покачал головой.

– Нет?

– Кар! Вр-р-ремя! З-зёрна! Больше!

– Ладно, – согласилась Фловер, – Я знаю, где достать семена. Пойдёшь со мной? Если Рокки, не дай Свет, тоже заражен, ему может понадобиться помощь.

Домик охотника располагался в лесу, примерно в двух с половинной часах ходьбы от деревни. Небольшая деревянная избушка с соломенной крышей и крохотным сарайчиком демонстрировала, что тут живет отшельник.

Уже на подходе Фловер почувствовала неладное. Как она объяснила Бону, в это время Рокки занимается починкой инструментов и выделкой шкур. Конечно, иногда случались и чрезвычайные ситуации, заставляющие его задерживаться в лесу, но сейчас кобылка испытывала необъяснимую тревогу.

– Заперто, – произнесла Фловер, проверив дверь. – Подождем?

Вместо ответа Бон мотнул головой, после чего легонько оттолкнул её сторону. Принюхиваясь к воздуху, он хмурился всё больше и больше. Подойдя поближе к двери, некромант приставил к ней копыто и закрыл глаза. По дереву во все стороны словно бы хлынула невидимая волна, а сами доски начали стремительно гнить. Кивнув самому себе, единорог нанес быстрый пинок, и те осыпались щепками.

Стоящая за ним Хоуп побледнела, пытаясь сдержать рвотные позывы. Вонь, хлынувшая из проёма, буквально выворачивала её наизнанку. Бон же даже не поморщился.

Внутреннее убранство дома поражало своей аскетичностью: стол, используемый как для еды, так и для работы, две табуретки. На грубо сделанных полках – мешочки вперемешку со шкурами и чучелами. Хозяин жилища, молодой грифон, лежал завернутый в одеяло на одноместной кровати в углу комнаты.

– Спит? – дрожащим голосом поинтересовалась травница. Тело её друга выглядело ничуть не повреждённым. Даже черных точек, и тех не было.

Бон покачал головой. Подойдя ближе, он приоткрыл веко грифона, демонстрируя неподвижный зрачок.

– Рокки… Рокки… – шмыгнула Фловер, изо всех сил стараясь не расплакаться.

«Собери всё, что нужно» – показал ей табличку некромант.

– Д-да, сейчас… – принялась та сгребать вещи покойного. Это у неё получалось плохо: те выскальзывали из дрожащих копыт, словно живые.

Возня за спиной заставила Хоуп рывком развернуться: Бон сосредоточенно полировал свой нож полой плаща, кидая оценивающий взгляд на тело.

– Ты что задумал? – напряжённо спросила Фловер, на всякий случай взвешивая в копыте одно из чучел.

– Вс-с-скрытие! Кар!

– Зачем? Мы же и так знаем, что его убило! Зачем тебе ещё и вскрытие?!

«Нужно точное время смерти. К тому же, хочу удостовериться…»

– Никакого почтения к останкам, – проворчала Хоуп и, волевым усилием прекратив дрожь в ногах, вернулась к сбору. – Между прочим, он был моим другом.

«Плоть, это всего лишь плоть. Обычный кусок мяса, оставшийся после удаления души. Мне нет никакого дела до того, что с ней станет»

– Советую держать такие мысли при себе, – угрожающе приподняла один из стульев Хоуп. – Иначе эта табуретка станет твоим новым головным убором.

– Кар! Это стул!

– Ничего страшного, после применения будет табуреткой.

Бон только отмахнулся. Сделав аккуратный надрез, он начал вскрывать грудную клетку мертвеца…

«Время смерти – два дня назад»

Сделав заключение, некромант принялся счищать кровь с лезвия. Стоящая рядом кобылка покачивалась из стороны в сторону, стараясь не упасть. После увиденного её всё-таки вырвало.

Стало понятно, откуда шёл настолько сильный смрад – внутренности охотника превратились во что-то вроде полупереваренного куска сырого мяса, сочившегося слизью. А вот кости и двигательные мышцы, как ни странно, практически не пострадали.

– Что это? – подавленно задала вопрос Фловер. – Что с… с его...

«Последствия. Убивая, Неровое Поветрие постепенно преобразовывает внутренние органы в слизь, укрепляющую кости и увеличивающую мышечную массу, замедляя при этом их разложение. Сейчас твой друг сильнее, чем был при жизни. Когда-нибудь процесс остановится»

– Ты так и не сказал, от чего он заразился.

– Кар! От др-р-ругого прокажённого!

Единорог рассеяно пожал плечами.

– А носители инфекции? Крысы, птицы? Может быть, насекомые?

– Крур! Исключено!

«Только на разумных»

– Какая-то неправильная болезнь, – усомнилась Фловер. – Обычно подавляющее количество штаммов возбудителей чумы славится своими путями распространения. Чем опаснее – тем хуже. А твоё Поветрие, передающееся только при контакте жителей, да ещё и относительно близком… Что-то не сходится.

«Потому что это – дефект»

Фловер недоверчиво посмотрела на табличку. Моргнула ещё раз, надеясь, что у Бона просто неразборчивый почерк. Надпись на доске ничуть не изменилась.

– Как у болезни может быть дефект? – недоуменно спросила она. – Если только это не…

«Оружие – закончил за кобылку маг, доставая очередной мелок. – Неровое Поветрие было названо в честь его создателя – Неро Могильщика. Укрепляя тело, болезнь превращает жертву в готовую основу для умертвия. Ходячим мертвецам низшего класса органы без надобности. А теперь представь, что у такого вот мастера будет под ногой несколько сотен трупов»

– Но у нас же мир! Зачем Некрополису снова развязывать войну?!

«Иногда, чтобы использовать некромантские разработки, вовсе необязательно быть некромантом. Или магом. Уходим»

Спрятав табличку в сумку, единорог направился в сторону выхода.

– Бон, подожди!

Замерев в дверях, некромант чуть раздраженно обернулся на оклик.

– Мы… Мы можем его похоронить?

Закатив глаза, маг легонько притопнул ногой, а его рог на секунду сверкнул зеленоватой вспышкой. Фловер взвизгнула, упала на круп и закрыла копытцами глаза, когда грифон внезапно дёрнулся, приподнимаясь с кровати. Встав, он вышел во двор, не обращая внимания ни на бывшую подругу, ни на своего нового повелителя, ни даже на собственные внутренности, вываливающиеся из брюха.

Вышедшие следом пони увидели, как Рокки взял из сарая лопату и принялся копать.

– Что ты ему приказал? – уже предполагая ответ, тихонько поинтересовалась Хоуп.

«Всегда ненавидел копать. Умер – его проблемы»

– Эмм, ясно… – задумчиво протянула Хоуп. – Бон, а как он закопается?

Этот вопрос вогнал единорога в ступор. Задумчиво нахмурив лоб, он оценивающе посмотрел на мертвого раба.

– Ладно, не напрягайся, – вздохнула Фловер, сбрасывая сумки. – Так уж и быть, я сама поработаю лопа…

Она не успела закончить предложение, как с рога некроманта сорвался небольшой клубок серого тумана. Пролетев пару шагов, он столкнулся со всё ещё копающим Рокки. На глазах у ошеломлённой Хоуп в ямку упала горстка праха. Спланировавший на землю Дюранго задумчиво каркнул и легонько прихлопнул лапкой остатки.

Маг смерил Фловер настороженным взглядом, при этом стараясь как можно более незаметно убрать телекинезом подальше стулья.

«Теперь никто не потревожит. Можем идти».

Им помешали. Из-за деревьев показалось массивное тело с горящими глазами, словно бы слепленное из частей различных животных.

– Мантикора... – ахнула травница, в страхе отступая обратно в дом. Она сразу поняла, в каком плачевном положении они оказались: от мантикоры непросто убежать даже здоровому пони, а уж если у тебя повреждена нога...

Облизнувшись, бестия сделала несколько мягких шагов в сторону Бона, но тут же остановилась, наморщив кошачий лоб. Скорпионий хвост заметался из стороны в сторону.

Единорог не шевелился. Очень медленно он погрузил переднее копыто в балахон и вынул деревянную свирель. Приложив её к губам, он резко дунул, словно в обычную дудку.

Фловер поморщилась. Звук резанул по ушам, словно бритва. Мантикора недовольно рявкнула, готовясь к прыжку, но тут из глубины леса донёсся утробный рык.

Хоуп оцепенела. Она никогда не слышала подобного прежде: глубокий, протяжный рёв заставлял чувствовать себя ничтожным и беззащитным перед взором невидимого монстра. Почему-то Фловер знала, что исторгшее его чудовище находилось очень, очень далеко. И если оно придёт, не поздоровится никому.

Хищница зло рявкнула. Развернувшись, она потрусила прочь и скрылась в кустах.

– Что... Что это было?

Некромант вздрогнул и вывел дрожащей ногой:

«Лес... Хозяин леса…»

– Хозяин Леса... – тихо повторила Фловер. Она ничего не поняла, но сейчас было явно не время для расспросов.

– Кар... Домой... – слабо прокаркал Дюранго, устраиваясь поудобнее на голове хозяина.


Дома их уже ждали. Еще издалека Фловер увидела, как у входа парит Берри, бешено молотя передними копытами в дверь. Рядом переминалась с ноги на ногу Грин Обст, через спину которой было перекинуто тело.

– Эпл! – ахнула Хоуп, мгновенно переходя в карьер.

Услышав травницу, продавщица петрушки встрепенулась и пихнула пегаску. Та мгновенно обернулась.

– Что произошло? – коротко поинтересовалась Хоуп, одновременно пытаясь осмотреть потерявшую сознание минотавру. Выглядела та плохо: из ноздрей сочилась слизь, глаза налились кровью, а все лицо было буквально усыпано черными точками, словно при оспе.

– А я знаю-то? – огрызнулась Обст. – Сидела с Берри, последние сплетни обсуждала, а тут Эпл без стука вваливается. Ну, я и говорю мол, Эпл, сегодня не воскресенье, так чего нажираться? А она на меня как глянет на меня своими буркалами красными, так я сразу и за сковородку, Берри за скалку…

– Сначала подумала, что бешеная, – вклинилась пегаска.

– … А Эпл и давай на пол кровью рвать, – продолжила Грин, – Смекнули мы, что дело совсем дрянь, так сразу и потащили к тебе.

– Давно стоите? – напряженно спросила кобылка, лихорадочно пытаясь отпереть замок.

– Минут пять как, – настороженно протянула Грин, с недоверием пропуская некроманта вперед.

На кобылку единорог не обратил никакого внимания. Поняв, в каком состоянии одна из подруг Фловер, он вместе с Дюранго развил бурную деятельность. Перенеся минотавру в постель, он замерил её пульс, поджёг несколько веточек, после чего взялся за виски пациентки. Та сразу задышала гораздо спокойнее.

«Состояние тяжелое» – в такт его мыслям принялся писать мел. – «Она почти на грани. Готовь микстуру, а я пока подпитаю её. Всем лишним выйти»

– Подпитаешь? – не поняла кобылка, лихорадочно смешивая травы и зажигая очаг. – Чем?!

Вместо ответа единорог издал какой-то тихий горловой звук. Рог снова засветился зеленым светом, а из его кончика потянулась тоненькая нить ко лбу несчастной. Той явно стало немного лучше.

Наконец, лекарство было готово. К сожалению, Эпл так и не пришла в сознание, поэтому пришлось вливать его ей в рот чуть ли не силой, следя за тем, чтобы минотавра не захлебнулась.

– Получилось? – напряженно поинтересовалась Хоуп, не видя никаких изменений в состоянии подруги.

Жеребец кивнул. Отойдя от кровати, он строго посмотрел на травницу, указал копытом на минотавру, после чего сложил передние ноги крестом. Пациентку нельзя было беспокоить.

– Долго же мы провозились… – посмотрела в окошко Фловер, – Вечер уже. Нужно бы…

Её прервал легкий теплый ветерок, овеявший лицо. Обернувшись, кобылка увидела, что некромант вдруг подобрался, прижимая к себе посох. Его взгляд метался по всей лачуге, словно что-то ища.

– Бон? – непонимающе склонила голову набок травница.

«Они идут» – быстро написал маг, отступая поближе к печке.

– Кто «они»?.. – задала вопрос кобылка, но тут она уже услышала сама.

Недалеко от дома раздавался нарастающий гомон, производимый множеством глоток. Прислушавшись, можно было различить фразы вроде «Смерть Чёрным!», «На кол!» и «Спасём знахарку!». Сомнений быть не могло. Разгневанная толпа явилась по душу некроманта.

– «Спасём знахарку»?! – ошеломлённо переспросила у Бона Фловер. – Они что, думают, что ты меня захватил?!!

«Околдовал»

Закончив надпись, единорог посмотрел на неё тоскливым взглядом.

– Ладно, некогда. Уйти сможешь?

– Поздно! Кар!

Многоголосый гвалт окончательно перерос во всеобщий ор. Стало ясно, что селяне уже находятся на пороге.

– Ну уж нет! – покраснела от ярости Хоуп. – Я этого так не оставлю! Бон, сиди здесь, сейчас я им покажу доктора в гневе!

Взяв ухват, она решительным шагом подошла к двери, явно намереваясь пришибить первого, кому хватит смелости позариться на её постояльца.

– Фловер, открывай! – раздался с улицы густой бас. – Мы знаем, что некромант у тебя!

– Нет его! Ушел!

За дверью воцарилось молчание. Пару минут слышалось тихое обсуждение, а затем кто-то крикнул:

– Да брешет она! Сам десять минут назад в окошке морду его чёрную видел! Пони, не верьте ей! Обмануть хочет! Околдовал её чернокнижник чарами проклятущими, а посему сожжем его без жалости! Сжечь! Сжечь!

Хоуп сразу же узнала голос Пиджина.

– Сжечь! – вразнобой подхватила толпа.

– Сжечь!

– Сжечь некромансера!

– Прислужник мракобесия!

– На костёр ублюдка!

Фловер прошиб холодный пот. Храбрость храбростью, но вряд ли она сможет сдержать даже четверых, а их там гораздо больше. Непонятно только, как Грин и Берри это допустили…

Внезапно на плечо легло тяжелое копыто. Повернувшись, кобылка наткнулась на мрачный взгляд единорога.

«Задержи их» – появилась на доске очередная надпись.

– Задержать? На сколько?

«Полминуты»

Кивнув, Хоуп быстро отперла засов, после чего мгновенно проскользнула на улицу, и закрыла дверь.

Казалось, возле домика знахарки собралась вся деревня, хотя это было всё же не так. В основном толпу составляли жеребцы-пони и грифоны. Была и пара подвыпивших минотавров. Удерживая в копытах, руках и лапах зажжённые факелы, вилы, грабли и другие подобные предметы, они с яростным блеском в глазах слушали фанатично распинающегося ветерана последней войны.

Фловер принялась лихорадочно обшаривать глазами толпу, пытаясь найти в ней подругу-земнопони и пегаску, но натыкалась лишь на взгляды, полные жажды крови.

– От самого начала времен некроманты – корень всякого зла! – кричал Пиджин, размахивая саблей, – Они орудие Тьмы и Хаоса, что строят козни против обычных пони и грифонов! Они влекомы лишь гневом, гордыней и жаждой власти! Ради удовлетворения своих безжалостных амбиций маги смерти готовы посягнуть на одну из самых наших главных сокровищ – души умерших!

– Уроды!

– Мрази!

– Проклятые твари!

– Выродки!

– Сжечь! Сжечь грязного выродка!

– Всё это, конечно, интересно, но каким боком относится ко мне? – насмешливо прервала накал травница, стараясь чтобы её голос не дрожал.

– Хоуп, девочка моя, – пробасил староста-земнопони, по совместительству трактирщик «Весёлого Драконикуса», — ты...

– Я уже не девочка, и тем более не ваша!

– Пусть так, – поморщился трактирщик, швыряя в рот карамельный шарик, . – Впусти нас. Некромант должен быть уничтожен.

– Сожжён без всякой жалости, – уточнил Пиджин. – Порой этим ублюдкам стрелы в горло недостаточно.

– Я уже сказала, что он ушёл, – раздраженно отрезала Фловер.

– Тогда просто покажи хату, – пожал плечами староста.

– Да пожалуйста!

Открывая дверь, Хоуп искренне молилась, чтобы Бону хватило времени. Пропустив вперед старосту, она закрыла глаза, принимаясь считать до десяти…

– Надо же, похоже и вправду…

Некроманта в комнате не было. В очаге продолжал пылать огонь, в горшках продолжало кипеть зелье, в кровати посапывала минотавра. И ни следа чёрного единорога. Посох её дедушки стоял аккуратно прислонённым к стене.

– А-А-А!!!

Вопль какой-то любопытной кобылки чуть не оглушил Хоуп. Зажав копытцами уши, она посмотрела на паникующую пони. Возле стожка сена стояла плетенная корзинка, из-за бортика которой виднелась тёмная чешуя. Не переставая визжать, селянка стрелой вылетела за дверь.

– Ф-Фловер, – ошарашенно пробормотал Пиджин, отступая вместе со старостой.– С к-каких это пор ты разводишь… их…

В корзинке лежала кобра. Угольно-чёрная с серой «шапочкой», она свернулась клубком, словно спала. Хвост-погремушка, придающий ей сходство с гремучими, времени от времени шевелился, издавая тихий шуршащий звук.

Проснувшись от возгласа, рептилия зевнула, скосила на них лиловый глаз, а после на пару секунд язвительно оскалила клыки.

– Я… Я использую её для эликсиров, – вовремя нашлась Хоуп. – Да, точно, для зелий!

– Зелий? – недоверчиво глянул на неё земнопони.

– Ну, да, – кивнула пони, – Яд королевской кобры входит во множество составов. К примеру…

– Врёшь! – внезапно рявкнул побледневший Пиджин, лихорадочно пытаясь нащупать висящий на поясе нож, – Это он! Это некромансер!

– Что?! – нахмурился староста.

– Он превратился! Превратился в змею! – наконец-таки вытянул оружие бывший солдат. – Сейчас я… – сделал он замах.

– Ах ты!!! – встала между рептилией и грифоном Фловер, – Слушай сюда, алкаш, – прошипела она ему прямо в лицо, – Я копила на эту кобру год! Если ты хоть когтем прикоснёшься к ней, можешь забыть о всяких припарках, притираниях и лекарствах для печени и почек! Видит Свет, ты меня уже достал! Да будь ты хоть четырежды ветераном Некромантских Войн и пять раз награждённым орденом Вечности, это ещё не повод вести себя как последняя свинья! Клянусь богами, если увижу твою пьяную рожу возле Бона, можешь сразу забыть о медицинской страховке, да и вообще об обслуживании. Крутись как знаешь и не приходи, когда опять сожрёшь ягоду пиолему! Откачивать не стану!

– Да я тебя!..

– Пиджин! – прикрикнул хозяин таверны. – Достаточно! Некроманты не умеют превращаться в животных! Даже я знаю, что это прерогатива друидов!

– Хс-с-с!

Все как по команде уставились на корзинку. Кобра, подняв голову, расправила капюшон. Её холодный взгляд, устремлённый прямо на Пиджина, не предвещал ничего хорошего.

– Сейчас кинется… – пробормотал ветеран, становясь в стойку.

– Хоуп, – напряженно произнёс староста, – Я понимаю, что это теперь твой питомец, но если змей укусит кого-нибудь из деревни…

– Не укусит, – заверила его Фловер, – Бона дрессировали. Верно я говорю? – легонько погладила она аспида по макушке. Вместо ответа змей вновь зевнул, затем подполз к одному из самых маленьких пустых горшочков. Раскрыв рот, он замер так, чтобы клыки оказались точно над горлышком. В емкость упала одна капля, вторая…

– Понятно, – кивнул трактирщик, – Пиджин, мы уходим.

– Но!..

– Никаких «но»! Некроманта здесь нет, а обижать самого квалифицированного врача тебе уже я не позволю!

– Змей и есть…

– Геть отсюда!!!

Кинув последний полный ненависти взгляд в сторону кобры, грифон молча вышел вслед за главой селения. Спорить с ним — последнее дело.

– Слава Свету, всё закончилось, – устало присела на лавку кобылка, – Вот уж не знала, что ты ещё и перекидываться умеешь.

– С-с-с… – прошипела рептилия. Внезапно Фловер поняла, что змей мелко-мелко дрожит, все еще не отрывая взгляда от двери. В его глазах был нешуточный страх. Подсев к некроманту, Хоуп успокаивающее погладила его по "шапочке". В ответ тот вздрогнул, затем лизнул её раздвоенным языком в нос.

– Ну… ладно… – засмущалась та, не зная как расценивать этот жест трансформировавшегося жеребца, – Странно, что Эпл не проснулась после такого-то гама.

Внимательно посмотрев на Фловер, Бон снова высунул язык и опять ткнул в сторону тихо посапывающей минотавры. Присмотревшись получше, Хоуп смогла различить две крохотные дырочки в правой ноге подруги.

– Ты её укусил? – удивлённо пробормотала кобылка, – Но разве яд королевской кобры не смертелен?

Змей указал на себя хвостом, после чего отрицательно мотнул головой.

– Твой случай особый… – невольно зевнула Хоуп, – Ладно… Му-а… Пора приниматься… за противоядие…

На кобылку накатывала одна волна сонливости за другой. Кое-как доковыляв до очага, она через силу попыталась поставить следующую порцию микстуры на огонь, но перед глазами плыли разноцветные круги. Неожиданно она осознала, что означал жест Бона.

– Проклятый… некромант… – сонно проворчала Фловер, оседая в «гнёздышко» и мимолетом отмечая, что наглый ворон снова позарился на её постель. Последнее, что она увидела — королевская кобра, объятая зелёным пламенем. А после лишь сновидения.