Меняя маски

Я - Пинкамина Диана Пай, альтэр-эго вашей любимицы и хохотушки. Вполне возможно, что эти записи будут утеряны, но я считаю своим долгом рассказать, что случилось несколько месяцев назад, когда прошлое настигло меня...

Флаттершай Пинки Пай Другие пони

About the cutie mark

Свити Белль и Скуталу уже получили свои кьютимарки. Эпплблум, оставшись единственной пони в классе, которая не получила еще свой знак, начинает усердно искать помощь у взрослых пони. Как ни странно, откликается Пинки Пай. Но добры ли ее намеренья помочь Эпплблум? Каким образом Эпплблум получить свою кьютимарку, и пострадают ли при этом другие?

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплблум Другие пони

Ламия

У Ориолы есть проблема. Она никак не перестанет есть жеребцов. У Рарити есть проблема. Её подруга никак не перестанет есть жеребцов. У Твайлайт Спаркл есть проблема. В её городе поселился пониядный монстр. Спайк просто радуется, что он не жеребец.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк ОС - пони

Полосатая история.

Почему Зекора говорит стихами, где ее родственники, и умеет ли Пинки понимать друзей, об этом и немногом другом этот фик.

Зекора

Падение Эквестрии

Война пришла в Эквестрию. Страна пони подвергается жестокой атаке иноземных захватчиков. Кто они, что привело их в Эквестрию, какие у них цели? Война не обходит стороной и шестерых лучших подруг из Понивилля.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Спитфайр Сорен Другие пони

Упавшее небо

7-я часть цикла "Мир Солнечной пони". Принцесса Селестия оказывается на земле, попутно теряя все свои волшебные силы и умения. Это, конечно, печально, но с другой стороны теперь можно расслабиться и устроить себе самый настоящий отпуск. Тем более, о ней есть кому позаботиться.

Принцесса Селестия Человеки

Путеводная Звезда

Эта история расскажет вам о том, как счищая пыль и налёт времён с событий давно ушедших лет, пони шаг за шагом меняют своё представление не только об истоках собственной цивилизации, но и устремляют свой взор в хорошо забытое будущее. Будущее, где их, возможно, ещё ждут...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Дэринг Ду Чейнджлинги

Адрес неизвестен

Кажется, что для Дерпи Хувс каждый новый день хуже предыдущего. Всю жизнь её воспринимают как ходячую катастрофу. Из-за косоглазия её считают бестолковой, странной, ломающей всё пони. Как вообще она надеется преодолеть и избавиться от всего, что ей навязали? Для Дерпи это невозможно. Было невозможно, пока судьба не столкнула её с фиолетовой единорожкой. Станет ли эта встреча очередной неудачей или обернётся возможностью, которую она искала? И как эта возможность повлияет на её жизнь?

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз

Из чего состоит радуга

Из чего на самом деле создаётся радуга? Ужасный кошмар, приснившийся Скуталу незадолго до экзамена Лётной Академии, заставляет её задуматься над этим вопросом. Но она даже не предполагала, что вскоре ей предстоит узнать на него ответ.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Дракон из паралельного мира - 2.0

Это продолжение фанфика который я писал годом ранее и попытка сделать нечто действительно годное. Трое персонажей — чуть-чуть поехавший человек, больной на голову дракон и его подопечная неведомая тварька но пожалуй самая адекватная среди них троих. И все они попадают в Эквестрию, кто-то с целью влиться в общество, кто с целью свинячить и дебоширить, а кое-кто всегда хотел сюда вернуться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Принц Блюблад Опалесенс Совелий Филомина ОС - пони Человеки Бабс Сид Стража Дворца

Автор рисунка: Stinkehund
Лучше предостеречься, чем потом сожалеть

Следствие ведут спецслужбы

Толстая дверь звукоизолирующей комнаты открылась и сначала из неё вышел сам Дмитрий, а затем двое опрашивающих, последний из которых закрыл дверь. Когда жертву жуткого происшествия вывели из коридора, в другом коридоре открылась дверь «технической» комнаты из которой вышел человек в деловой одежде и динамиком в ухе, с отходящим от динамика проводом, который уходил под пиджак. Словом, типичный агент спецслужб из фильмов, только этот был без тёмных очков.

— Как всё прошло? — произнёс динамик, — есть новая информация?

— Не беспокойтесь, всё прошло так, как было спланировано, — агент приподнял пиджак и доложил об успехе в рацию, — двигаюсь к точке.

— Ожидаем, конец связи, — ответил динамик.

Не каждый день ФСБ посылает агентов на публичные задания, требующих тесного контакта с гражданскими, но экстренные ситуации, на подобие этой, являются исключениями. Никто до сих пор не знал подробностей случившегося, а к фармацевтической мегакорпорации TIE Enterprises сильного доверия не было, так как мало кто считал показания человека под экспериментальным препаратом правдивыми. Теперь же ФСБ располагала не только подтверждением показаний, данных Дмитрием сотруднику TIE Enterprises, но и большими подробностями. Доля сомнений, конечно, ещё была, но полиграф установил, что Дима не лгал, а способностей к обману полиграфа у пострадавшего не нашли.

Агент уже покинул пятиэтажное здание службы доверия «Цапля», оставив жёлтые коридоры и квадратную плитку позади. По дороге он шёл неспешно, осматривая деревья с кустами и покидывая взгляд на оживлённую дорогу впереди. До неё агенту идти было не нужно. Вместо этого на первой развилке силовик свернул направо, к парковке, где в рядах разноцветных машин разных марок стоял чёрный седан с такими же чёрными номерами и синими линиями по бокам. На линиях печатными белыми буквами было написано «ФСБ», а на передних дверях можно было увидеть эмблему службы. На месте водителя сидел другой агент, ожидавший нашего героя. И вот ожидание водителя закончилось — агент сел на соседнее место и захлопнул дверь.

— Докладывайте, — монотонно и твёрдо сказал водитель.

— Пострадавший допрошен и отпущен, теперь за ним и за семьями пропавших будет установлено наблюдение, — начал агент ФСБ, — получены цифровая и текстовая копии транскрипта, а также аудио- и видео- файлы с записью допроса.

— Вы уверены, что пострадавший не лгал?

— А зачем ему лгать? Это служба доверия, мы уговорили свидетельницу привести его в эту службу. Пострадавший, судя по всему, испытывает чувство вины по отношению к свидетельнице, что играет нам на руку. Тем более скрытый полиграф не зафиксировал признаков лжи.

— Вы исключаете даже модификацию воспоминаний? И я, и вы знаете, что эта корпорация умеет так делать.

— Исключаю. У TIE Enterprises нет никаких оснований этого делать. Если факт подобного вскроется, корпорация потеряет поддержку со стороны ООН и иных вышестоящих структур. Ей это ни к чему.

— Допустим. Но это не отменяет того, что парнишка мог просто получить приход от этой нервотрёпки. Мы и галлюцинации за доказательства считать будем?

— Я советую вам прекратить этот спор раз и навсегда, потому что проверкой доказательств будет заниматься комиссия, а вы видели только отчёты криминалистов и работников корпорации. Если галлюцинации и присутствовали, их влияние на общую картину незначительно. Я просматривал те отчёты и уже вижу, что пересказ событий вполне совпадает с тем известными нам фактами и рассказанным сотруднику TIE Enterprises.

— Так и быть, агент Нерибов. Суд всё решит. Или вы уже сейчас можете сказать мне, кто стоит за этим?

— Окончательного решения, понятно, ещё нет, но того, что я знаю, хватает для приписывания похищения неизвестной ранее группе Преображателей.

— Преображатели... — начал водитель, — никак не успокоятся со своими грёзами. Какой это будет тогда случай, Нерибов? Четвёртый?

— Четвёртый в Республике Беларусь, являющейся единицей Славянской Конфедерации, и тридцать первый на территории всей Конфедерации. Мировое количество случаев неизвестно.

— Вот об этом я и говорю, агент Нерибов. В мире никто не сосчитает этих случаев. А сколько случаев проходят мимо нас, даже когда мы считаем?
— Я бы о таком не задумывался, агент Лабосов. Это серьёзно может подорвать наш моральный дух.

— Зря вы так считаете, агент Нерибов. Если бы вы подумали о том, что мы ловим только самых худших Преображателей, неспособных скрыть себя и следы своей деятельности, то сразу бы задумались о том, сколько профессиональных Преображателей скрываются от нас и делают свои грязные дела прямо сейчас.

Нерибов замолчал. Лабосов продолжал смотреть на улицу через лобовое стекло, думая, что его напарник что-нибудь ответит, но ответа агент так и не дождался. Вздохнув, водитель завёл двигатель.

— Агент Нерибов, у меня есть к вам последний вопрос перед тем, как разговоры станут опасны.

— Я вас слушаю, агент Лабосов.

— Вы знаете что с этим «выжившим» собираются делать?

— Я слышал, что его собираются использовать в качестве приманки для захвата группы Преображателей. Ещё кто-то упоминал о его возможном зачислении в список заинтересованности проекта URSA, но точно утверждать не берусь.

— Вот как, — сказал водитель, положив руки на руль, — бедный парнишка. Не завидую ему. Тяжёлая доля выпала. Но ничего, переживёт.

Чёрный седан начал выезжать со своего места. Совсем скоро машина спецслужб покинула парковку и влилась в поток гражданских автомобилей Минска. Случай Дмитрия был определённо интересным, но не первым, и уж точно не последним. Это происшествие стало ещё одной ступенью накала обстановки в Славянской Конфедерации. Факт мог быть доказан радио, которое установлено в чёрном седане. То и дело в новостях говорилось об участившихся случаях нападения в столице и иных крупных городах, о странном заболевании, основными симптомами которого были недомогание, слабость и расплывчатость мыслей. Кульминацией торжества стало объявление о террористическом акте в Бобруйске, которое наши агенты застали в машине. Сообщалось, что радикальные шовинисты взяли в заложники несколько десятков человек и успели убить как минимум девять из них до того, как террористов схватили правоохранительные органы.

Только агенты ФСБ знали правду. Только агенты ФСБ знали, что вооружённые нападения в большинстве своём были самосудом радикалов над сверхъестественным, что болезнь и болезнью не была, а была последствием длительного контакта с сущностями, известными правительству под названием «Инсектоиды». Только агенты ФСБ знали, что Славянский Оборонный Батальон, члены которого регулярно устраивают террористические акты по всей стране, был не террористической шовинистической организацией, а был... Нет, не организованной силой. Знаменем, идеей разрозненных групп радикалов. Они, пострадав от сверхъестественных явлений, возжелали мести, но не понимали, как бороться со сверхъестественным, ведь они — обычные люди, а не супергерои. ФСБ не смогла установить кто и когда предложил идею «Батальона», но тот, кто сделал это, явно знал, с чем имеет дело, ведь группы, выступающие под этим знаменем, на удивление точно расправляются с аномалиями — уровень их знаний о паранормальном сопоставим с тем, какой имеют спецслужбы Конфедерации. Ни разу не было замечено, чтобы информация о сверхъестественном передавалась через обычный интернет, однако отдел по борьбе с киберпреступлениями несколько раз сообщал о том, что инструкции по борьбе с инсектоидами были опубликованы на сайтах так называемого «тёмного интернета».

Как бы то ни было, груз ответственности ложится на плечи спецслужб. В двадцать первом веке, в эпоху относительного спокойствия, основной угрозой европейскому государству является не другие государства, не природные катаклизмы, а терроризм. Но если с ним справлялись до этого, то после Всплеска-23 появился новый вид терроризма — паранормальный. Этот вид терроризма бросил вызов всем государствам мира и только совместными усилиями они могут противостоять ему. Если ФСБ и ГРУ Славянской Конфедерации сейчас сдадут позиции и покажут слабость перед сверхъестественным и его противниками, если они позволят гражданам узнать об огромной опасности, которая угрожает им каждый день, то потеряют это мирное славянское государство, которое впервые со времён Советского Союза объединило славяно-балтийские земли восточной Европы.