К Началу

Данный фанфик был написан в качестве некой пародии на финальную арку пятого сезона. В нем не следует искать некого глубокого смысла. В своей рецензии Олдбой написал, что тут «классическая концовка загнанного в угол автора». В этом я с ним не соглашусь. Концовка здесь ровно такая, какая должна быть в абсурдном переосмыслении финальной арки. И если вы ждали чего-то большего, уж извините. Я тоже чего-то такого ждал от концовки сезона. PS грамматика может и будет страдать…

Твайлайт Спаркл Спайк

Эквестрийский колобок

Жил-был старик-грифон со своей старухой-грифиной. Лет им было уже много, летать и охотиться они давно не могли, вот и грустили на одной овсянке. Подумал старик, да и говорит…

Флаттершай

Тринадцатый/The13th

Давным давно когда еще не было ни тех кого называют "принцессами", и светилами управляли единороги, когда не было существа известного как "Дух Хаоса", а сами непарнокопытные жили отдельными племенами... Это было время старых войн и загадочных чужеземцев... А сейчас эти события давно забыты и все что о них напоминает это ежегодный праздник Вечера Согревающего Сердца (Heart Warming Eve)

Другие пони ОС - пони

My Little Humans: История Найтмэр

Фик предыстория оригинального My Little Humans, описывающий историю Найтмэр Мун после ее поражения. Рекомендуется прочесть оригинал :)

Найтмэр Мун

Глупышка Твай попала в переплёт

Колгейт устраивает вечеринку с играми на её новенькой Пони Коньстэйшн, однако к ней приходят только Пинки Пай и Твайлайт Спаркл. Будучи учёной, Твайлайт решает вплотную приступить к исследованию одного из джойстиков и запутывается в незнакомых технологиях (в прямом смысле). Тем временем Пинки кормит всех подозрительными сладостями, обеспечивая незабываемую ночь для Твайлайт и Колгейт...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Колгейт

Tyra B

Браян Миккелсен с нетерпением ожидал своего двухнедельного отпуска после двух недель работы на буровой платформе Маерск, месторождение Тира. Перевод на берег 24 мая 2015 года, после следующей смены и крепкого дневного сна. Перевод никогда не случился, как и 24 мая 2015 года. И проснуться в собственном теле ему тоже не удалось. История во вселенной Ponies after People, в которой разворачиваются события "Последнего пони на Земле". Для понимания происходящего прочтение "Последнего пони на Земле" обязательно.

ОС - пони

Недотёпа (RGRE)

Простая сатира на сильный и слабый пол, в мире где кобылы считают себя сильным полом.

Твайлайт Спаркл Человеки

Съезд ученых

Немного ворчливый физрук по имени Виллчаир, которому задерживают зарплату, в отчаянии едет на съезд учёных в Кантерлот, чтобы узнать о причинах задержки. Удастся ли ему узнать это или ему помешают обстоятельства?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Сестра Рэдхарт

Неожиданный поворот судьбы

История о том как в мульти-вселенной в самый обычный день в человек попадает в Эквестрию=). Стандартно до жути.=) Это мой первый опыт в написании рассказов так что критикуйте указывайте на ошибки и научите нуба святой истине писания рассказов.(огромное спасибо за вычитку supersaxar,Dashka)

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Человеки

Пиррова победа Трикси.

Трикси победила! Но рада ли она этому? Или еще точнее, рада ли она тому, что привело к победе? Она точно не рада тому, что дороги назад нет.

Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая Найтмэр Мун

Автор рисунка: Devinian
Глава 10: И грянул гром Глава 12: Последний рывок

Глава 11: Дом, милый дом

Что же, спустя день я, наконец-то, прибыл на материк. Или это очередной остров? Нет, это действительно материк! Старая добрая Эквестрия, которая должна отдать мне кое-что. Самое интересное, так это то, что вопрос с Громом решился сам собой: Гром был глиняным, разумеется он не пережил такого плаванья. Что же, мир ему. Так, куда я попал? Местные брошюры, в графе "Их разыскивают" вместе с моей фотографией, утверждали, что я в Балтимэре. Ну, что могу сказать? Городок скромный, но менее скромный, чем Понивилль. Рядом пляж, солнце, красота! Но на данный момент, кроме стражников, вооружённых мечами и копьями, по пляжу никто не ходил. Тогда, когда я находился в самом городке, а не на пляже, охрана мне не мешала. Я прокрался на местный железнодорожный вокзал, залез в поезд "Балтимэр-Кантерлот" и, разумеется, спрятался в отделе с багажом. Где-то проехав половину пути, меня посетила одна мысль: "Как я проникну в столичное здание и заберу оттуда нужную мне вещь голыми копытами?" Думаю, мне сильно повезёт (я такой наивный) и теперь можно просто спокойно доехать до Кантерлота. Поезд остановился. Некоторое время он постоял, потом я услышал снаружи чьи-то голоса.

— Да какая опасность, начальник? – спросил кто-то снаружи. – Я лично проверял содержимое груза перед отъездом, всё чисто, даже стерильно!

— Разумеется, — отказал первому чей-то бас, — но мы обязаны проверить каждый транспорт, попавший на границу Кантерлота.

— К тому же, — заговорил третий, более молодой, голос, — вы не имеете права останавливаться в Кантерлоте.

Я попятился, если они зайдут сюда, то меня не только арестуют, но и что похуже. Дверь грузового вагона зазвенела, и я врезался в гору чемоданов, под которой и был погребён заживо. В вагон зашли трое, два стража и, видимо, машинист поезда. Первым вошёл тёмно-синий страж в возрасте, одетый в золотые латы, за ним шёл молодой парнишка жёлтого цвета, тоже стражник, строй замыкал бледно-зелёный машинист с чёрной кепкой на голове. Машинист вытаращил глаза при виде груды чемоданов, под которой лежал я.

— Надеюсь, вы не расскажете пассажирам о грузе? – с дрожью в голосе, спросил машинист, поправляя свою кепку.

— А стоит? – хихикнул молодой страж, после чего получил подзатыльник от своего старшего напарника.

— Ладно, — буркнул старший, — проезжайте, но задерживаться вам не позволят.

— Рас так, то долго я проехать не смогу! – занервничал машинист. – Мне надо паровой котёл наполнить, да и уголь не бесконечный.

— Значит, тебе повезло, — злорадно улыбнулся старший стражник и вышел из грузового вагона. Вслед за ним отправился молодой стражник, но машинист не торопился выходить. Он подошёл к моей куче чемоданов и поправил пару сумок.

— Если Плавник тебе доверяет, то и я доверяю, — прошептал машинист. — Не спи, следующая остановка – Понивилль! — с этими словами, машинист вышел из вагона. Как гора с плеч, кто бы мог подумать, что он знает Плавника? Поезд тронулся, и мы поехали дальше. Я вылез из-под груды чемоданов, отряхиваясь от хлама, а точнее содержимого некоторых чемоданов. Я подложил себе под голову пару сумок и не заметил, как заснул.

Поезд остановился. Я приоткрыл глаз и тут же подпрыгнул, когда заметил паука, спускающегося по паутине сверху прямо мне на нос. Ох уж эти членистоногие твари! Я выглянул через щель грузового вагона и понял, что я на месте. Я приоткрыл дверь вагона и, убедившись, что меня никто не заметит, покинул свой вагон "класса люкс". Уже темнело, но кто меня остановит? Теперь осталось только отправиться к себе домой, забрать что-либо полезное и ограбить столицу! Что может пойти не так? Я медленно шёл по тёмным улицам Понивилля. Сонные жители не спешили возвращаться домой, мне приходилось соблюдать крайнюю осторожность. На горизонте показался мой дом, и… Я тут же осознал, что просто войти внутрь у меня не получится: вокруг моей скромной обители кружили охранники, видимо, ожидая моего прихода. Блин, мне симпатизирует золото, но не тогда, когда в него облачены агрессивные, относительно меня, ребята. Я подошёл поближе, спрятавшись за деревом напротив. Что же, я подошёл ближе, но не вошёл. Сверху что-то зашуршало. Я неуверенно поднял голову и задумался, паниковать или расслабиться: на ветке сидела Рейнбоу Деш. Синяя пегаска испуганно смотрела на меня, закрыв копытами рот.

— Тихо, — прошептал я, — только не шуми.

Радужногривая пегаска, не меняя своего выражения лица, спустилась ко мне с дерева, словно синий ангел, очень напуганный ангел.

— Вернер, — тихо прошипела она, — тебя же ищут. Что ты мог сделать, что тебя вся Эквестрия ищет?

— А я знаю? – прошептал я ей. – Хотя единственное, что я знаю, так то, что на меня убийство повесили. Да и из тюрьмы сбежал.

— Ты не можешь просто так тут сидеть.

— Я просто хочу вспомнить всё, — теперь я начал нервничать. – Разве я много прошу?

— Но я должна тебя сдать, — утверждала Рейнбоу. – Ты опасен для Эквестрии.

— И ты в это веришь?

— Ну…

— Слушай, если я сделал что-то плохое до того, как потерял память, то мне очень жал. А теперь давай так, ты помогаешь мне проникнуть незаметно в мой дом, ждёшь час, а потом ори хоть на всю Эквестрию, что я у себя дома. Согласна?

Радужногривая пегаска отвела от меня задумчивый взгляд.

— Я делаю это только из-за Скуталу, — с серьёзным выражением мордочки сказала Рейнбоу Деш и исчезла в листве дерева. Вспомнив, что я не умею летать, синяя пегаска обхватила меня копытами и подняла в воздух.

— Ты весишь тонну, — выдавила из себя Рейнбоу, — чем тебя в тюрьме кормили?

— До сих пор задаю себе этот вопрос, — мрачно ответил я. Мы поднялись на самую верхушку дерева и моему взору предстало аккуратно припаркованное рядом облако. Деш забросила меня себе на спину, легла на облако и начала плавно махать крыльями. Облако, вместе с нами на борту, медленно проплывало над облачёнными в золотую броню стражниками. "Правильно, жалкие пешки, — злорадствовал мой мозг, — не обращайте внимания на медленно проплывающее облако, самое НЕ подозрительное облако!"
— Эм, Рейнбоу, — неуверенно спросил я, — кто такая эта "Скуталу?"
— Приехали! – буркнула пегаска и я не заметил, как упал на крышу своего дома. – Дальше сам.

С этими словами облако поплыло себе дальше, я же начал осматриваться в поисках входа.
" Ну, конечно же, — проворчал мне мозг, когда я заметил трубу, — как ещё можно зайти в дом?"
Черепица угрожающе скрипела под копытами, пока я приближался к дымоходу. Кое-что на трубе привлекло моё внимание: из одного кирпича дымохода торчал немного ржавый крюк. В этот момент перед глазами что-то появилось, словно взгляд на мир чужими глазами. Был дождливый осенний вечер. Я, одетый в зелёный дождевик, вставлял в этот самый крюк длинный стержень, от которого шёл провод и исчезал в темноте дымохода. По лестнице ко мне на крышу поднималась она: та самая кобылка с фотографии. Прекрасная, словно картинка, очаровательная, словно… Я восхищался её красотой. Она держала зонтик, чтобы не намочить ещё сильнее свою приятного голубого цвета шёрстку, из-под мокрой рыжей гривы на меня заботливо смотрели два изумрудно-зелёных глаза. Она мне что-то говорила, но я её просто не слышал. Это было всего лишь видение, но я засомневался в этом, когда в стержень ударила молния и по телу пробежали мурашки.

— Что это было? – тихо спросил я у… самого себя, когда собрался с мыслями. Я не имел при себе много времени, поэтому сразу же полез в трубу. Спустившись где-то на половину, я услышал голоса, злорадный смех, звон стаканов и хлопок дверью. Я спустился и оказался в абсолютно пустой гостиной (хотя шпага и коврик в центре комнаты почему-то были на месте). Я спустился в подвал, где обязательно должны были быть (не знаю) черновики или другие записки, чтобы я понял, как выглядит та штуковина, которая вернёт мне память. Я перевернул всё вверх дном, но ничего нужного таки не нашёл. Перелистав ещё одну тетрадь, я психанул и швырнул её в зеркало. Что-то за зеркалом зашевелилось. Я подошёл к зеркалу ближе и отодвинул его. Позади зеркала пряталась от чужих глаз большая, где-то с моё копыто, красная кнопка. На кнопке не было никаких обозначений вроде "Не нажимать" или "Самоликвидация", поэтому я, недолго думая, жмякнул по кнопке. Заспиртованные органы зазвенели, когда шкаф начал отодвигаться, демонстрируя мне не совсем уж и глубокий спуск, в конце которого была железная дверь. На двери скромно висел противогаз в компании таблички "экипировать перед входом". Я надел противогаз, глубоко вдохнул и закашлялся, проглотив облако пыли (видимо, им давно не пользовались). Решив поторопиться, я повернул дверную ручку и дверь со скрипом открылась. Я протёр стёкла противогаза, но кроме непроглядного мрака ничего не увидел. Толи по привычке, толи ко мне частично вернулась память, но я начал искать на стене переключатель. Когда я нашёл его, то пожалел о содеянном: я попал в ещё одну лабораторию! Первое, что бросалось в глаза, это хирургический стол в центре комнаты, на нём лежало чьё-то изувеченное тело. У тёмно-зелёной твари с крылышками, как у мухи, был вспорот живот, а из этой раны ещё торчали какие-то инструменты. Бр-р-р, мурашки по коже. Меня в чувства привела моя логическая часть. "Расслабься, — говорила она, — будь тут Медик, он бы обязательно сказал что-то вроде "Мёртвые не кусаются"
Я выдохнул и продолжил рассматривать, возможно, свою лабораторию. Стол с этим… этим сторожила, к счастью, неодушевлённая парочка: справа от стола стоял макет скелета единорога, слева – массивный чёрный доспех, который защищал пони внутри целиком, от головы до кончика хвоста. Возле скелета стояли две офисные тумбы и высокий шкаф, который был доверху набит всяким хламом. Со стороны доспеха стоял книжный шкафчик и письменный стол со стулом с кожаной спинкой. Я стряхнул со стула пыль и сел за стол. Над столом висели две грамоты за выдающиеся вклады в развитие науки, оформленные на моё имя, золотая медаль с красной лентой и вырванные из газет статьи с фотографиями. На одной была моя фотография с заголовком "Алхимия только начинает жить", на другой газете фотография разломанного в хлам паровоза с заголовком "Покушение на Вернера Ириса привело к гибели пятидесяти пони". Я таки оторвал взгляд от газет и посмотрел на стол, на котором лежали две тетради, записки о каком-то проекте и три кулона. Каждый кулон выглядел как простое золотое кольцо на серебреной цепочке, но внутри кольца была натянута какая-то жила или что-то в этом роде. Я начал листать тетради, перебирал записки и, кажется, нашёл то, что искал.
"Итак, — начиналась небрежная запись, — как показало восьмое (исправлено на девятое) вскрытие, внутри каждого оборотня есть особая мышца, которая контактирует с кристаллом неизвестного происхождения в районе сердца. Каждый кристалл имеет массу двадцать три карата. Исследования показали, что данная конструкция является неким механизмом трансформации (далее МТ), при помощи которого оборотни изменяют свой внешний облик. МТ может работать и вне организма хозяина, но из-за…" Запись прерывается. Я вновь начал перебирать записки.
"Золото является идеальной и долговечной заменой кристалла МТ. Дополнительно: я сделал пару рабочих прототипов для простых пони, теперь мастерство персонажа выйдет на новый уровень. Эх, видела бы меня моя Колли". Я магически поднял один из кулонов и с недоверием одел его себе на шею. Ничего не произошло. Он бракованный? Я взял другой и тот же результат. Забросив это дело, я посмотрел на книжный шкаф, который в основном был заполнен книгами о анатомии, средневековой алхимии и чёрной магии. Между книгами торчала тетрадь, видимо, спрятанная впопыхах. Почему я сразу не обратил на это внимания? На красной тоненькой тетради была приклеена надпись "Амнезия, модель 6, инструкция по эксплуатации". Я завизжал от радости, когда заметил в оглавлении главу "Возвращение памяти". Хоть в главе было много тавтологии, вроде принципа работы и сравнения со старыми проектами, но я таки нашёл то, что искал: под очередным сравнением был вклеен рисунок с подписью "Мемориальный накопытник". Фактически, это был накопыытник, только украшенный драгоценными камнями и выглядел больно тяжёлым. Я в последний раз осмотрел комнату, и моё внимание вновь кое-что привлекло: в шкафу возле скелета на самой верхней полке что-то стояло. Это что-то напоминало навороченное чёрное ружьё с рубином на дуле. Оружие стояло на стеклянной подставке, а под самим "ружьём" стояла маленькая деревянная табличка с надписью "Амнезия-6".

— Всё из-за тебя, — проскрежетал я через зубы, — Амнезия шесть.

Закрыв дверь, я позволил себе снять противогаз и вдохнуть на полную грудь. Я подошёл к зеркалу, снова нажал на кнопку и шкаф вновь занял своё прежнее место. Я посмотрел на своё отражение: всё тот же высокий оранжевый единорог-циклоп, худощавого телосложения и... Медальоном на шее? М-да, я таки забыл его снять. Золотое кольцо на серебряной цепочке было охвачено полем моего телекинеза и в этот момент жила начала выбрасывать зеленоватые искры. Я напрягся сильнее и железа начала сильнее искрить и даже дёргаться. Я напрягся ещё сильнее и меня охватило кольцо зелёного пламени. Не успел я одуматься, как был полностью поглощён зелёным огнём. Тело затекло, рог пульсировал, голова угрожала разорваться на сотни кровоточащих кусочков. Пламя стихло, я чувствовал себя уже лучше, но сердце сильно болело. Что же произошло? Я посмотрел в зеркало, и земля ушла из-под копыт: в зеркале отражался не я, в нём был стражник. Белый стреноженный единорог, облачённый в золотые доспехи, зажмурил правый глаз и смотрел на меня с не меньшим испугом. Я осмотрел себя и таки убедился, что у меня получилось преобразиться (правда, не понятно, откуда появились доспехи, но зачем мне жаловаться?). Правда у меня не было ноги и только этот факт меня выдавал. Что же, посмеялись и хватит, теперь надо принять свой прежний облик. Я представил себя, как я должен выглядеть, и сконцентрировался на медальоне. На удивление, у меня без труда получилось вернуться в себя. Сверху послышись чьи-то тяжёлые шаги.

— А это точно здесь? — спросил чей-то знакомый бас.

— А если он лжёт, — донёсся ещё один, но уже скрипящий, голос, — можно я ему язык оторву?

— Зачем вам мой язык? — возмутился третий голос, который я физически не могу забыть.

— Лерой... — проскрежетал я сквозь зубы и вылез из подвала. Передо мной стоял Медик, удивлённо вытаращив на меня глаза. Позади меня стоял тёмно-серый Козырь, который с любопытством рассматривал мою шпагу. Возле Козыря стоял Светлячок, который разжёг огонь в камине, но маску снимать не хотел.

— Вернер восстал из могилы! — крикнул Медик и прижался к стене

— Да ладно? — вылез из моей кухни Цитрон, обнимая кастрюлю с борщом (странно, что он не испортился).

— Что вы тут делаете? — спросил я, когда вылез из подвала. — Как вы четверо тут оказались?!

— Почему четверо? — развернулся ко мне Козырь. — Нас шестеро. Вуден Вренч и Лерой с нами пришли.

— Как вы меня нашли?

— Благодарим Лероя, — пропел чавкающий Цитрон.

— Как вы вошли?! — не мог успокоиться я.

— Через дверь, — ответил Козырь.

— Там же толпа стражников!

— Повторю ещё раз, для особенных, через дверь!

Я повернул голову к выходу и ответ пришёл сам собой: собранные в одну аккуратную кучу, лежали сильно избитые стражники, словно их несколько раз паровоз сбил. Потом я обратил внимание на выломанную дверь, разломанную пополам (краткая расшифровка выражения "через дверь").

— Ладно, тогда как вы покинули "Пятиугольник?"
— Мы тюремный корабль угнали! — радостно воскликнул Татуировщик, выскочив из моей комнаты.

— Потом в нас начали бросать бомбы, когда заметили начало нашей регаты, — добавил Медик. — Поверишь, из двадцати трёх пассажиров только мы шестеро показали хорошее умение плавать.

— Ну не скажи... — улыбнулся Вуден Вренч. — Мы бы тоже пошли на корм рыбам, ешли бы не наш большой, во вшех шмышлах этого шлова, друг! — жёлтый дедок по-дружески стукнул Козыря, копытом, на что громила только фыркнул и взмахнул своим угольно-чёрным хвостом.

— Ёу, дед, ты будешь дальше играть? — показался из моей комнаты (кто бы мог подумать?) Лерой!

— Лерой... — проскрежетал я сквозь зубы (это уже входит в привычку).

— Я... — Лерой начал пятиться. — Я... Здесь... Лучше... Посижу...

— Я сел в тюрьму из-за тебя, не так ли?

— Не... Так... Ну...

— Из двадцати трёх персон, ты умудрился не утонуть? Похоже ты доказал, что говно не тонет!

— Так, что тут происходит? — ввязался в наши разборки Козырь.

— Я сел из-за Лероя!

— Так... — эта фраза от Козыря звучала очень устрашающе. Мне даже стало жалко Лероя. Хотя нет, показалось.

— Да я вообще не знаю из-за чего ты в тюрьму попал! — начал истерить Лерой. — Я должен был просидеть в "Пятиугольнике" пять дней за мелкое хулиганство!

— Почему я должен тебе верить? — с ещё большей злобой, спросил я.

— Да потому что принцескам нравится, что ты им жопы лижешь! Они бы тебя дальше Кантерлота не отпустили! — и тут Лерой треснул и начал рыдать. Я перевёл взгляд на Козыря, который толи со злостью, толи с удивлением, смотрел на меня из-под потолка.

— Я бы обиделся, — заявил он и отправился рассматривать дальше мою шпагу.

Я перевёл взгляд на заплаканного Лероя.

— А с тобой мы поговорим чуть позже.

— А что я? — всхлипнул Лерой.

— Я тебе всё вспомню. И Сапёра, и почему я в тюрьму сел, всё до последнего слова вспомню.

Я вышел из своей комнаты и начал себя протезировать. Медик и Вуден Вренч внимательно следили за каждым моим движением. В отличии от Медика, Татуировщику не понравилось то, что я использовал кровь в своих опытах, но он пообещал найти мне аналог, не требующий крови вообще. Так, копыто на месте, глаз изумрудный на месте, маскироваться я умею, грех не ограбить столицу.

— И что теперь? — спросил Козырь, заметив меня более-менее целого.

— Я думаю ограбить Кантерлот. Ни кто не против?

— Ошень шмешная шутка, — хихикнул жёлтый дедок и вскоре добавил: — Ты же шутишь?

— Цитрон не одобряет такого безрассудства, — пропел оранжевый толстяк (кажется, он всё время будет петь).

— Серьёзно, Алхимик, это не круто, — сказал Козырь. — Почему-то правительство боится тебя больше всего, или просто считает нас мёртвыми. Но факт остаётся фактом: пока Селестия не положит твою голову себе под подушку всё это не устаканится.

— Насколько всё плохо? — поинтересовался я.

— Тебе дышать опасно, я уже молчу о ограблении, внимание, столицы! Разве что если ты — оборотень или другой трансформер-покемон.

— Не переживай, — улыбнулся я, — вот что, а слиться с толпой я смогу, гарантирую.

— Тогда ты не будешь против, если мы тебя до вокзала проведём? — спросил Медик и одарил меня своей фирменной безумной улыбкой до ушей.

— Думаю, нет... — задумчиво протянул я. — Но Лерой с нами не пойдёт!

Я положил в седельные сумки "Инструкцию..." , блокнот с карандашом, остальные медальоны, на всякий случай, и мы отправились на вокзал.