Одержимость

Вы видели Бон-Бон и Лиру вместе? Я представляю вам свою версию их взаимоотношений, и не только...<br/>Хотя это скорее можно рассматривать как альтернативную вселенную - наверняка будут нестыковки, которые иначе уже не объяснить.

Лира Бон-Бон Другие пони

Пони с золотым копытом

Что объединяет ночную принцессу Эквестрии, могущественное божество Хаоса, властительницу враждебной для пони расы и древнего тирана? Покер, естественно! Впрочем, это ясно далеко не с первого взгляда - особенно, когда ты заперт в одном помещении со всеми этими незаурядными личностями...

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Первая Зима Зекоры

Зекора уже давно известна жителям Понивилля (в частности - спасибо М6 за помощь в знакомстве с ней). Но... Зебра же жила в Вечнодиком Лесу еще до приезда Твайлайт, верно?

Зекора

Жажда

Сраженная горем после смерти дочери, Берри Панч пытается побороть свою страсть к алкоголю.

Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Изгой

Рассказ о ужасной судьбе, постигнувшей одного пони, самого обычного пони, оказавшегося не в том месте и не в то время.

ОС - пони

Вопрос веры

Слегка филосовское произведение. Пародия на "Демон по вызову". Идея - книга Андрея Белянина "Демон по вызову" и фильм "Догма".

Другие пони

Рэйнбоу Дэш представляет — «Дружба — это Магия»

Рассказ в стиле старого доброго «Rainbow Dash Presents», где характеры пони отличаются от изначальных в сериале, и ими обыгрываются почти дословно события различных фанфиков о пони в юмористической форме. Обыгрываются события первого эпизода сериала «Friendship is Magic»

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк

Cry of pl(f)ea(e)su(a)re(r)

Жизнь-неустойчивая штука. В ней даже самый безупречный на первый взгляд план может рухнуть из-за чьей-нибудь оплошности. И сколько же можно гневаться на обидчицу? Пусть она едва не убила тебя, но, может, всё же стоит её простить?

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Стажировка Габби

Габби, собираясь стать почтальоном, спешит на свою стажировку. Что может пойти не так в первый день?

Эплблум Скуталу Свити Белл Дерпи Хувз

Проблемы и сложности попытки назначить свидание Твайлайт Спаркл

После многих лет принцесса Селестия таки поняла, что влюблена в Твайлайт Спаркл. Теперь она твердо намерена ей признаться. Многие пони и не-пони пытаются ей помочь, и поднимается столько хаоса, что Дискорд ушел в отпуск и в этой истории не появится вообще.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 54 — Deus ex machina Эпилог

Глава 55 — Конец

Бой шёл кровавый: пятеро бывших грехов не щадили никого. Даже превосходящая численность объединённой армии не могла превзойти силу пятёрки.

Драконы и грифоны сражались с грехом Лени. Противник обладал силой медведя и ловкостью жука. Его тело изменилось, когда он вошёл в боевой режим. Четыре лапы Лени обрели разный окрас и формы. Одна горела чистым пламенем, держа форму лапы. Другая стала непроницаемой и крутилась спирально, воссоздавая воздух. Третья покрылась твёрдой коркой земли и источала свет лавы. Последняя приобрела голубоватый оттенок, став вязкой и гладкой, как вода. Все его лапы олицетворяли четыре стихии. Ими он разил врагов наповал, не давая драконам и грифонам приблизиться к нему.

На земле сражались те, кто не мог присоединится к тем, кто находился в воздухе. И тут хватало проблем даже невзирая на мощь Медвежука: остальная четвёрка выносила противников как маленьких детей, не давая им даже начать атаку. Грехи будто знали слабость каждого вида на поле боя и заранее ломали план противника.

Грех Чревоугодия ловко орудовал своими костяными мечами, держа их в своих обезьяньих лапах, и покрыл своё тело толстой коркой костяной брони.

Третий субъект — Зависть — перевоплотилась сразу в Нагу. Взявшись за лук, она убивала каждого попавшегося ей на глаза. Тех, кому удавалось обойти её со спины, она одаривала своим жгучим взглядом, превращая в камень.

Гордыня — самая сильная из всех. Оказавшись в теле химеры, она разделилась. Теперь у каждого существа было своё тело, и она могла в три раза быстрее расправиться с врагом. Тигр сразу увеличился в три раза в росте и силой стал крушить всех подряд. Козёл покрылся тёмной пеленой и атаковал противника звуковыми атаками. Змея так же увеличилась в размерах и покрылась алмазной чешуей. Она извергала из себя ядовитое дыхание, которое убивало врагов мгновенно.

Похоть — самая слабая из всей семёрки — могла лишь одурманивать врага. Но её дурман заставлял бойцов сражаться друг против друга. В виде сексапильной бабочки она наблюдала со стороны бездушными глазами, в которых была лишь пустота и чернота.

Селестия и Луна — самые сильные существа на этой планете — не сидели в стороне. Они тоже принимали участие в бою, используя свою мощь на полную. Солнечной принцессе пришлось снова показать свою истинную форму, окрасив белоснежную шерсть в тёмный оттенок, а разноцветную гриву — в настоящее пламя. Поначалу все испугались и приготовились даже напасть на неё, но когда увидели взгляд принцессы, в котором читались лишь любовь и беспокойство за своим поданных, отступили. Луна не могла похвастаться такой силой, как у сестры. У неё не было выбора, кроме как воззвать к тёмной стороне своей души. Тёмный кокон охватил её, вернув обратно Найтмер Мун. Конечно, Селестия была против этого: она не знала, сможет ли вернуть обратно свою дорогую сестру. Но потери среди поданных и других существ убедили её: другого выбора нет. Принцессы изо всех сил старались не дать врагу быстро победить, вставляя каждому противнику палку в колёса.

Бой длился уже полчаса; за это время принцессы уже были на пределе своих сил. Принцессе солнца пришлось хвататься за бесполезные вещи: принести облака туч, в которых содержались молнии. С каждой прошедшей минутой в бою надежда угасала. Как у принцесс, так и у всех остальных. Совершив ошибку, Найтмер Мун попала под удар греха Чревоугодия, угодив в безвыходную ситуацию.

— Нет, Луна! — закричала тёмная кобылка, уклоняясь от удара. Расстояние между ней и сестрой было колоссальное. Преодолеть его без чуда в крыльях невозможно.

— Я люблю тебя. Прощай… — промолвила Найтмер Мун, закрывая глаза и готовясь к своей участи. Чревоугодие приготовился нанести удар, как вдруг яркая радужная вспышка ослепила его, заставив на мгновение замешкаться. Этого мгновения хватило радуге, чтобы охватить и закружить в вальсе карусели, превратив его в камень.

— Принцесса Луна, вы в порядке? — спросила её фиолетовая кобылка, помогая подняться.

— Да… Но как вам это удалось?! — она взглянула, и тут же сама ответила на свой вопрос. Все Элементы красовались на своих хозяевах. Особенно диадема Магии и брошь Добра — они сверкали ярче остальных.

— Лайтан отдал их обратно… Ещё он просил передать, что сожалеет о содеянном и исправит свою ошибку, — сказала элемент Добра, робко потирая правое копыто.

Тут к ним на всех парах прилетела Селестия и заключила сестру в крепких объятиях.

— Больше никогда такого не говори, ясно? Я не хочу ещё раз тебя потерять… — с горечью произнесла она, зарываясь в гриву сестры.

— Прости, — она тоже сильнее прижалась к ней и скрылась в пламени гривы.

Вдруг произошёл взрыв невиданной мощи. Огромный чёрный купол поднялся в небо, перекрыв собою солнце. На поле битвы наступили сумерки. Четвёрка грехов-марионеток остановилась: вокруг них образовался невидимый барьер. Те, кто был порасторопнее, попытались нанести удар, но барьер не позволил им причинить вреда.

— Что это, принцесса? — спросила юная ученица.

— Я не знаю.

— Зато я знаю… — Луна помолчала минуту и после шёпотом произнесла имя. — Лайтан.


— Нет, не может быть… Как я мог снова оказаться здесь? Я же всё просчитал, у тебя не могло оставаться сил на это заклинание, — он метался из угла в угол пытаясь найти выход из этого места. Но встречал лишь тьму и пустоту.

— Спрашиваешь, как? — с иронией переспросил Гневар. — Часть души. Я не стал забирать всё, лишь частицу. Не знаю, что могло подвигнуть Гнева на это, но благодаря ему частица души послужила для меня маяком. Мне удалось пробиться через тьму, в которой ты заточил нас. Я вернул тело и частицу души Алекса. А дальше ты и сам знаешь, — ухмыльнулся демон.

Демиургу это не понравилось. Гневар не уследил за его движением — и вдруг враг оказался перед ним, держа его за горло. — Ты не ответил на мой вопрос. Как?

Гневар спокойно воспринял реакцию собеседника и с ухмылкой сказал:

— Я же говорю: частица души. Она сыграла финальную роль во всём этом, — демиург отбросил его, громко зарычав. Гневар не встретил никаких преград и остановился лишь закончилась инерция. Спокойно встав, он наблюдал за врагом, который устремился ко мне и Агнессе.

Открыв глаза, я жадно начал глотать воздух. Агнесса уже в своём истинном облике Серафимы сидела на коленях, возложив на них мою голову и тихо поглаживал мои волосы.

Первое, что я помню, это как меня пронзает жгучая боль в области груди. Она, словно кислота, разжижала мою грудь. После я погрузился в омут беспробудного сна. Тысячи голосов, которые сопровождали меня, угасли. Я снова оказался там, где и должен быть: в чистилище. Но и на этом всё не закончилось. Сразу по прибытию туда в полчище тьмы замерцала одинокая звезда. Она силой вытянула меня из этого мира, вернув обратно на секунды.

Слышу: плачь, мольба. Нужно как можно скорее что-либо предпринять. Нет… поздно… Я умираю… Зачем меня вернули?.. Он сильнее… Я не знаю, что делать… Она плачет, просит о помощи… Хочет, чтобы я вернулся… Но я не хочу… И что я могу сделать?.. Повторяет моё имя… каждый раз сокращая его… Она в отчаянии… Нужно помочь… Правильно. Должен быть выход… Точно. Заклинание, что может забрать мою душу, а взамен спасёт их…

Я стал про себя произносить слова заклинания. Синхронно со мной стала повторять и Агнесса. Секунда, и я снова погрузился во тьму. Я сейчас лежу на коленях красивой девы, что с улыбкой одарила меня своим теплом.

— Алекс, ты проснулся. С возвращением тебя. Я не знала, что ты очень сильно похож на нас. Лишь кое-какие отличия.

— О чём ты? — спросил я, в первую очередь осматривая себя. Как я был удивлен, увидев вместо копыт и шерсти свои родные руки и ноги! — Как это возможно?

— В этом мире любая магия теряет свою силу. Ты не исключение.

— Понятно. Когда я покину это мир, то снова вернусь в шкуру этого оленя, — я скептически ответил сам на свой вопрос.

— Может — да, а может и нет. На это может ответить лишь… Золотой Повелитель.

— Погоди, мы в чертогах Повелителя Кошмаров? — Агнесса кивнула мне.

— Сейчас будет решаться наша судьба, — после её слов к нам подлетел демиург и схватил нас за шеи. Он бурил нас бешеным взглядом.

— Как вы посмели помешать мне?! После стольких лет ожидания какой-то мальчишка всё пор…

БУМ!

Демиург отлетает назад, отпуская нас. Его тело прибивается к невидимой стене. Он с силой пытается сопротивляться, но, увы, его потуги тщетны. Я оборачиваюсь на звук, и прямо передо мной предстаёт моя копия, но с одним отличием: его глаза источали золотую ауру.

— Кто ты? — спросил я его не подумав.

— Я — мать всей тьмы. Я — та, кто годами жаждала восстановить свою истинную форму. Я — тьма, что темнее черноты и глубже самой безлунной ночи. Я — океан хаоса. Источник всего хаоса. Так вы меня описываете. Я — Повелитель Кошмаров! — закончил он или она. В мужском теле, но говорит про себя в женском роде; очень трудно понять.

— Не может быть! Я не верю в это! Что ты натворил, червяк?! — в агонии стал проклинать меня демиург.

— О чём он говорит? — Агнесса тоже не понимала, что происходит, но Повелитель Кошмаров сказал своё.

— Благодаря тебе я наконец-то восстановила свою истинную форму. То, что ты видишь перед собой — лишь мираж, не более. Увидев мой истинный облик, ты сойдёшь с ума. Лишь эта иллюзия позволяет нам общаться между собой.

— Ясно, — промолвил я, укладываясь на спину.

— Ты — ничтожество! Почему я не убил тебя сразу, как только увидел? Как можно было так просчитаться? Убью! Убью! Убью! — кричал пленник.

Повелитель Кошмаров прошёл мимо меня, направившись к пленнику. — Демиург, ты ослушался меня дважды. Я отправила тебя в бездну разума, дабы ты постиг истину. Но, видимо, этого оказалось мало. Ты прикоснулся к длани бога. Нарушил равновесие всего мироздания. Я больше не совершу такой ошибки.

— Истину, длань бога, ошибки… Ты сама хотела узреть истину и поплатилась за это, лишившись тела. Ты испытала на себе так называемую длань бога и потерялась в океанах хаоса. Это ты совершила ошибку, а я лишь обошёл её, продолжая твоё дело.

— Слова, да и только. Я лишь познала разум бога, за что и поплатилась. Но тебе повезло больше: преуспев в первом — познав разум бога, тебе захотелось большего, ты не мог остановиться на достигнутом. Тебя обуяло желание поглотить его и стать им. Наши идеалы и желания очень сильно отличаются.

— Ну и что?! — выкрикнул демиург в лицо Повелителю. — Я хотел стать богом. Править всеми мирами, решать судьбы смертных. Я хотел снять с себя оковы рабства и стать свободным от надзора и судьбы. Я что, так много прошу? Лишь свободу и силу. Это такая мелочь.

— Хватит. Я всё услышала, — спокойным голосом произнесла она. — За твои преступления тебя ждёт суд пустоты. Теперь там ты будешь решать свою судьбу. Прощай, сын мой, — она щёлкнула пальцами. Пространство вокруг Демиурга исказилось и раскрытой пастью пожрало его, засасывая в пустоту.

— Нее-е!.. — голос демона исчез.

— Теперь бог свободен… — промолвила она, смотря вверх.

— Повелитель Кошмаров, прошу вас. Я, Гневар, бывший рыцарь пылающего листа и защитник Серафимов, преклоняю пред вами колено. Прошу вас, верните часть души Агнессы, взамен можете забрать мою. Моя душа теперь превосходит по силе в десять раз, — Гневар оказался перед ней в своём настоящем обличии, откинув в сторону демоническое.

— Подожди, Гневар! — Агнесса подбежала к нему. — Не нужно жертвовать своей душой ради меня. Ты не можешь. Я просто не позволю тебе. Ты уже и так истерзал себя на этом пути. Я не позволю тебе снова пройти этот путь. Я отказываюсь от замены!

— Агнесса, это мне решать. Я не могу оставить тебя гнить в чистилище, пока часть души у Повелителя Кошмаров. Ты должна вернуться в цикл перерождения и начать новую жизнь. Но без полной души ты не сможешь этого сделать.

— Пускай я буду в чистилище, но ты должен вернуться обратно. Жить, найти себе новую любовь и забыть меня… — она затихла. Потом снова повысила тон. — Да, правда, забудь меня! Я не люблю тебя. Ты мне противен. Зачем я вообще согласилась выйти за тебя?! — она всё говорила и говорила, пытаясь вывести из себя Гневара. Но рыцарское сердце было непреклонно: он стоял на своём.

Она тяжёлым взглядом посмотрела на них. Гневар и Агнесса замолчали и уставились на Повелителя. Она ничего не сказала, лишь щелкнула пальцами — и двоица исчезла. Лёжа на спине, я никак не среагировал на это. Мне уже было всё равно. Моё тело мертво, сам я скоро исчезну, так зачем за кого-то волноваться? Пускай всё будет как будет.

— Дитя, теперь настала твоя очередь, — Повелитель обратилась ко мне.

— О чём ты?

— Тебе пора сделать выбор.

— Какой ещё выбор?

— Выбор судьбы, по которой ты пойдёшь. Ты вернул и восстановил моё тело, отдав взамен всё, что было у тебя. Теперь моя очередь вернуть тебе твою судьбу. Но какую именно — решать тебе.

 — А какой у меня есть выбор?

— Я знаю о твоём желании всех уничтожить. Можешь уничтожить всех, если захочешь. Включая эту планету.

— Все погибнут?

— Да. Но мир снова возродится. Вернётся в свой первоначальный облик, и всё восстановится. Конечно, на это потребуется много времени и сил.

— Ясно.

— Или ты можешь вернуться, став сильнее кого-либо. Тебе не будет равных. Каждый преклонит перед тобою колено. Ты будешь бессмертным существом.

 — Мир, слава, бессмертие.

— Да. Но есть и другой выбор — вернуться домой. Вернуться туда, откуда ты пришел, где тебя ждут, где ты нужен. На этом перекрёстке путей теперь тебе решать, куда ты пойдёшь. Выбирай.

— Скажи, пока я не выбрал: что с Агнессой и Гневаром?

— Я освободила их, и они ушли с миром. Они сыграли свою роль, теперь им пора на покой. Это был твой последний вопрос. Теперь я хочу услышать лишь твой ответ.

У меня есть выбор. Я могу вернуться обратно домой. Забыть всё это, как страшный сон. Но желание отомстить этому миру, что заставил меня так мучиться, тоже было. А правление заставляло мою душу трепетать. Выбор, который я сделаю, полностью изменит меня. Я больше не буду собой. Моя жизнь и я сам изменимся. А вот как именно, я узнаю потом.

— Я…