Автор рисунка: Noben
14. Разодетые для... 16. Ударная радуга

15. Опинкительное чувство

Дорогая принцесса Селестия…

Похоже, что в крови Пинки — с учётом длительности использования и злоупотреблений – столько запрещённых веществ, что это повлияло на её генетическую карту. Её тело может предсказывать будущее определёнными реакциями… А ещё Флаттершай дала лягушкам чересчур расплодиться. Говорю вам, Принцесса – наша раса должна перейти к хищничеству: это будет творить натуральные чудеса в вопросах численности других видов!

Закончив сбор этой лягушачьей орды, она решила, что будет хорошей идеей пролететь прямо над городом. В результате этого гениального хода я заполучила лягухой по мордахе. После извинений Флаттершай, я предложила ей взять их в оживлённую часть Кантерлота и устроить вживую «Фроггер». Имею в виду – с этим вагоном лягушек у неё будет уйма жизней!

Итак, после целого утра подёргиваний, я схватила Пинки и притащила в свою суперсекретную лабораторию в подвале библиотеки. Я пыталась снять показатели состава её крови, чтобы понять, каков процент наркотиков в кровотоке. Но машина зависла и результатов я не получила. Потом я обнаружила, что Спайк любит открывать двери рывком и нараспашку, а не аккуратно приоткрывая. Продолжая шпионить за Пинки, я была укушена пчёлами, упала в погреб Эпплджек и… какого ада местные перевозчики решили там зависнуть? И, конечно же, после всего этого Пинки сказал, что знала обо мне всё это время и позволяла следовать за ней, в то время, как я получала очередные травмы. Вот что значит – настоящий верный друг!

Затем у неё начались судороги. Она посчитала что это из-за Дюзи-чувства, а вовсе не из-за всей этой наркоты. В результате мы отправились на поиски Флаттершай в Лягушачью Трясину. Знаете, бродить по болоту только потому, что так решила подруга-наркоманка – действительно не лучшая идея… Потому что мы наткнулись на Гидру! Таким образом, вместо простого жертвоприношения идиотки-Флаттершай, мы все оказались в опасности, наслушавшись наркоманских бредней.

Когда мы почти убежали от Гидры, то попали в ещё большую опасность – трясину. Мы абсолютно не хотели попадать в неё, потому что Пинки обязательно понапускала бы аллигаторов во все ванны, которые нам пришлось бы потом принять. Всеяпони безопасно пересекли её. Но не я: мне понадобилось отскочить от грязевого пузыря.

А что насчёт этого Дюзи-чувства? Я наконец поверила, что Пинкины приступы будущего, вызываемые наркотой, реальны.

Ваша просвещённая бывшая ученица, Твайлайт Спаркл.

ПС. Хрю.