Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 27 — Битва за Форпост Глава 29 — Миг до полуночи

Глава 28 — Горький вкус победы

Кровопролитное сражение осталось позади. Выжившие пожинают плоды своих деяний.

Лайт с криком подскочила в постели. Единорожка потеряла равновесие, нелепо размахивая ногами и оказавшись опасно близко к краю кровати. Она замерла в воздухе за секунду до неминуемого знакомства с металлическим полом Стойла, а уже через мгновение резкий рывок за шкирку вернул единорожку в центр постели.

Лайт активно затрепыхалась в попытке избавиться от одеяла. Лишь когда тяжелая ткань улетела в сторону, она смогла спокойно выдохнуть и растянуться на спине. Белая шерсть кобылки слиплась и блестела от пота, простыни потемнели от пропитавшей их влаги.

Немного успокоившись, волшебница приподнялась на передних ногах, приняв частично вертикальное положение. В относительно небольшой комнате царила темнота – по ночам приглушенное освещение оставалось лишь в коридорах. Просачивающегося в открытый проем света хватало лишь на то, чтобы разглядеть общие очертания предметов.

Стоп...

— Я же закрывала дверь! — переполошилась единорожка. — Во имя Солнца!

Лайт все же свалилась с кровати. Прямо за ее спиной оказался темный силуэт, обрамленный свечением крохотных точек и линий! И это мертвенно мерцающее нечто подошло к ней вплотную! Уже запаниковавшая кобылка зажгла рог, приготовившись то ли защищаться, то ли телепортироваться Дискорд знает куда. Теплый золотистый свет разогнал мрак, выхватив из него хорошо знакомую кобылку со странными отметинами на шкурке.

— Гармония! Ты меня до смерти напугала! — воскликнула волшебница. — Мы ведь уже говорили – нельзя так пугать пони! А если бы я спала с пистолетом под подушкой, как Арчер?!

— Я помню, Лайт Санрайз. — Звездная кобыла рассеяно приподняла сброшенное на пол одеяло. — Но сейчас ты испугалась не меня.

Копыто темно-синей кобылки указало на измятую подушку. Единорожка медленно повернула голову в указанном направлении, закусив нижнюю губу.

— Я почувствовала твою боль.

Грустно вздохнув, белая единорожка заставила себя подняться. С помощью телекинеза она вернула одеяло обратно на кровать и провела ногой по свалявшейся гриве.

— Видок у меня сейчас, наверное... Не стоило тебе приходить, теперь запомнишь меня как мокрую и растрепанную неряху и уже не захочешь тыкаться носиками. — Белая пони издала странный звук, изображая смешок. — Тем более – это просто сон.

Волшебница выдавила широкую неестественную улыбку, которая быстро растаяла под суровым взглядом темной пони. Он совсем не походил на обычное отрешенное, равнодушное выражение лица, от которого они старательно избавлялись последнюю неделю. Гармония наконец выглядела понимающей происходящее вокруг, и как-то это совсем не радовало названную наставницу небесной кобылки.

— Что? — Лайт прижала уши.

— Во-первых, если бы я тебя сейчас не поймала, ты бы ударилась о пол. — Гармония едва заметно покачала головой, выражая неодобрение.

— Я и так ударилась, — обиженно ответила белая кобылка.

— В этом нет моей вины, не надо так бурно реагировать. — Темная пони приятно улыбнулась, следуя инструкциям наставницы о ведении разговора. — Тобой овладела паника из-за кошмара. Ты сама говорила, нужно быть вместе с близкими, когда им плохо.

Бывшая Смотрительница уселась прямо на полу, положив голову на край кровати.

— Это был просто сон, — буркнула единорожка.

— Иногда они являются чем-то большим. — Гармония покачала головой. — Не стоит недооценивать сны.

— Я волнуюсь за своих близких, вот мне и снятся потаенные страхи. По крайней мере, так писали в книжках по психологии из библиотеки. В конце концов, там же Пустошь! Дискорд побери, это же нормально! — Комок в горле мешал говорить.

— Возможно… — Темно-синяя единорожка забралась на кровать и вытянула ноги. — Забирайся ко мне, я помогу тебе уснуть – завтра сложный день.

Она обняла белую единорожку и, прижав к себе, легонько подула той на нос. Лайт вздрогнула, но уже через мгновение затихла; дыхание выровнялось.

— Хороших снов. Жаль, я не могу их видеть. — На лице ночной пони промелькнула так не свойственная ей грустная улыбка.

***

Лайт проснулась ранним утром. Единорожка широко зевнула, уютно закутавшись в одеяло, и сонно улыбнулась, стараясь удержать перед мысленным взором последний сон, больно уж приятным он оказался. Но чем больше она старалась, тем быстрее омрачалось выражение мордочки волшебницы. За чудесным и приятным видением проглядывало нечто совсем другое – как окрашенный лучами солнца утренний туман развеивается, открывая скрытое за ним несовершенство. Это не понравилось кобылке, и она активно затрясла головой, согнав наваждение и быстро осмотревшись. Комната Розы и Грея, куда она переехала во время их отсутствия, привычно пустовала, а сама единорожка все еще лежала, вольготно раскинувшись на предназначенной для нескольких пони кровати.

Еще не вернулись. Ничего удивительного – группа отправилась достаточно далеко, взяв с собой нескольких роботов. Причем раз они собрались не просто прийти и уйти, но еще и занять новое место, Лайт пришлось готовиться к достаточно длительному ожиданию. Вот только проблема от осознания этого факта никуда не девалась – она скучала по ним.

Вздохнув, единорожка скатилась с кровати, упав прямо на копыта. Уже там она проделала своеобразную зарядку, состоящую из выгибания спины и долгих потягушек. Хорошо хоть, этого никто не видел. Затем волшебница спокойно привела себя в порядок и вышла из комнаты.

Она постучалась в соседнюю дверь, которая услужливо отъехала, пропуская авторизованную посетительницу.

Гармония сидела за столом, внимательно изучая книгу истории Эквестрии, естественно в свое время прошедшую проверку в Министерстве Стиля. Издание подверглось цензуре, приведшей к удаление «опасных» кусков, но Гармонии и не требовались особо глубокие знания прошлого, тем более сейчас их могли дать разве что гули, да и то не все.

Сама Лайт могла лишь посоветовать относиться ко всему написанному критически и самой интерпретировать события. У гостьи с небес это выходило на удивление хорошо – острый, не замутненный предрассудками и шаблонами разум прекрасно вылавливал запечатанный цензурой скрытый смысл.

Темно-синяя единорожка повернула к волшебнице голову и слегка улыбнулась.

— Доброе утро, Лайт. Как спалось? — Ей даже удалось вложить в этот простой вопрос толику интереса.

— Ну... — Лайт прошла вглубь помещения и запрыгнула на идеально заправленную кровать. — Знаешь, немного странно. Сначала мне приснился хороший сон, а потом он вдруг стал казаться совсем другим. И когда я пытаюсь разобраться получше, всплывают детали, которые меняют весь смысл!

Гармония повернула голову обратно к книге, заставив очередную страницу медленно перевернуться, повинуясь едва заметному свечению глаз.

— Я не вижу снов.

— Ты просто не пробовала спать. Все-таки иначе сны не придут! Нет, конечно, бывают еще галлюцинации, но они тоже не появляются просто так. — Волшебница мило улыбнулась.

— Сон это всего лишь необходимость, ваши тела восстанавливают энергию в периоды покоя. Мне это не требуется, о чем я совсем не жалею. Ночь – прекрасное время. Мне проще сосредоточиться на обучении, никто не отвлекает.

— На самом деле, спать – это классно. — Лайт широко зевнула.

— Не уверена в верности информации. Я попробую, когда мне станет совсем нечего делать, — откликнулась темная кобылка.

Бывшая Смотрительница встала обратно на пол и помахала ногой.

— Ладно, нам пора идти завтракать и выполнять дневную работу. Лилия, видите ли, считает, что мы тут лодырничаем. — Белая единорожка грустно вздохнула и опустила ушки. — История никуда не убежит.

Гармония молча закрыла книгу и подошла к своей опекунше, приготовившись следовать за ней.

Лайт задумчиво потерла кончик носа согнутой ногой и посмотрела на экран ПипБака. Уже привыкшая «слегка» опаздывать к началу завтрака единорожка с удивлением обнаружила совершенно иную ситуацию. Они не просто успевали к началу, но даже имели все шансы оказаться в числе первых на раздаче еды.

Волшебница мысленно вздохнула. Раньше ей вообще не приходилось задумываться по этому поводу – работа Смотрительницы имела свои плюсы. Большие плюсы.

А пока нужно было успеть воспользоваться излишками времени, которые подарил ее не слишком спокойный сон в эту ночь.

Лайт уверенным шагом двинулась по направлению к столовой. Обычно за завтраком играла музыка или же противный диджей с радио рассказывал правдивые новости о событиях в Пустоши, ну а перед отправлением на работу все слушали выступление Лилии, в котором она кратко делилась внутренней сводкой и желала всем продуктивного дня.

Сама Лайт уже длительное время отслеживала только ситуацию с отбывшими друзьями и почти не интересовалась происходящим вокруг. Да, в общем-то, ей и не требовалось. Опекать Гармонию оказалось на удивление трудным делом, требующим большого количества времени. Зато она могла похвастаться значительным прогрессом! Темная единорожка начала лучше понимать пони и вести себя более естественно, в то время как Лайт вроде как сама стала немного разбираться в мышлении странной гостьи.

Забавно, но это оказалось куда проще, по крайней мере в поверхностном плане. Большая часть странностей таинственной гостьи банально исходила из расчета Гармонии на собственную инициативу пони – мол, они должны были увидеть ее непонимание и сами все разъяснить ей, причем с самого начала. Вот только мало кто это понимал, да еще и имел терпение на подобные вещи. Бывшей Смотрительнице приходилось самостоятельно восполнять эти пробелы.

Столовая встретила их обыденным спокойствием. Прибыв в числе первых вместе с самыми ранними жаворонками, они направились на раздачу еды. Правда, утренний заряд бодрости быстро сошел на нет, и вскоре Лайт уже душераздирающе зевала. Ближайшие пони в очереди только понимающе улыбались, большинство из них сильно удивилось появлению бывшей Смотрительницы в столь раннее время.

Гармония даже не обратила на них внимания, заученно продвигаясь вперед по очереди и сосредоточенно глядя на круп идущего впереди жеребца, отчего тот заметно смущался. Что мог подумать бедняга, позади которого шла кобылка с пустым подносом, не выказывающая никакого интереса к еде и упорно сверлящая взглядом его пятую точку? Обычно со странным поведением Гармонии сталкивались уже привычные совы, для жаворонков она оказалась в новинку.

К счастью, все прошло быстро, а найти свободные места – даже когда в столовой убежища находятся все жители одновременно – не такая уж и проблема. Единорожки расположились достаточно удобно у одного из ложных окон с иллюзией лесной чащи.

Их завтрак состоял из переработанных водорослей, овсяной каши с кусочками фруктов, булочки с повидлом и двойной порции Спаркл-Колы, которую следовало выпить после вскрытия всего запаса бутылок Стойла для торговли с Тандерлейном. Главным же на подносе, несомненно, был десерт – настоящее свежее яблоко из собственного урожая! В целом, завтрак оказался достаточно сытным – как раз чтобы обеспечить пони энергией на тяжелое начало дня. Но пока не прозвучал сигнал, можно еще немного расслабиться и подремать со стаканом выдохшейся газировки…

— Лайт Санрайз!

Ближайший динамик выдернул волшебницу из дремоты, вдобавок заставив ее испуганно подскочить на месте.

— Пожалуйста, пройдите в кабинет Смотрительницы. Необходимо ваше присутствие.

Растерянно посмотрев на затихший динамик, Лайт переглянулась с Гармонией. Единорожка совершенно не выглядела удивленной, с будничным выражением лица поднявшись с места. Волшебница осушила стакан и последовала примеру своей подопечной.

— Интересно, зачем я понадобилась в такую рань? — недовольно буркнула белая пони.

Впрочем, раздражение быстро сменилось интересом и даже волнением. Лайт надеялась на какие-нибудь новости от пары своих дорогих пегасов. Они ведь могли уже вернуться!

Бодро тряхнув гривой, волшебница поспешила в сторону атриума. Гармония спокойно последовала за ней.

***

Фервент Басс вновь сидела в кабинете Лилии Сандерс. На этот раз единорожка старалась воздержаться от излишне наглых поз, хотя ее так и подмывало откинуться назад и вытянуть задние ноги поперек роскошного стола. Расположившаяся напротив местная Смотрительница откровенно раздражала, и вынужденное положение просительницы у такой снобской пони только усугубляло ситуацию. Фервент приходилось постоянно напоминать себе, что эта противная единорожка является союзником и, в общем-то, не так уж и плоха. Особенно на фоне работорговцев и рейдеров.

Стоит ли говорить, что их неприязнь оказалась взаимна? Правда, Лилия главным образом испытывала своеобразную смесь из беспокойства и мелочного злорадства. Она не собиралась оказывать каких-либо услуг тем, кто столь нагло отклонил ее просьбу. По крайней мере, бесплатно.

«Правильно говорят, мир тесен! Пожалели документы, пусть теперь выкручиваются».

— То есть вы хотите, чтобы я отдала вам одну из своих доверенных пони, чтобы что-то там делать в разгромленном и заваленном трупами Стойле? — Лилия приподняла бровь. — Ваша просьба не кажется вам несколько… некорректной? Для нее это место связано с тяжелыми воспоминаниями.

— Да ладно, все будет окей. Обитателям Пустоши полезно закаляться. К тому же, учитывая ее репутацию…. Говорят, резня в Плейнхуфе главным образом ее копыт дело. — Наемница потянулась, хрустнув позвонками. — К тому же вы ее уже вызвали. Пусть сама скажет, согласна ли она помочь своему родному дому.

Лилия скрипнула зубами. Почему-то она не сомневалась в ответе бывшей Смотрительницы. Нужно позаботиться о своей выгоде до прихода Лайт, чтобы эта наглая наемничья морда не начала ее обрабатывать.

— Не сомневаюсь в благородстве обсуждаемой нами пони, но я не могу отпустить ее просто так. Она выполняет значительные функции в Стойле и является важной фигурой. К тому же, помимо ее отсутствия, возможен еще и значительный риск ее физическому и моральному здоровью. — Лилия несколько кривила душой. Иногда консультации бывшей Смотрительницы могли быть полезными, а ещё она одна из немногих, кому можно в какой-то мере доверять. В остальном вклад белой единорожки в жизнь Стойла оказался очень мал. На взгляд Лилии, сидение за книгами и возня со странной подопечной Зекранты не несли им никакой пользы. Разумеется, наемнице совсем необязательно было об этом знать.

Фервент едва не зарычала в привычной манере, но ограничилась лишь раздраженным вздохом и сложенными на груди передними ногами.

— Если повезет, то нам вообще не понадобится ее присутствие. Достаточно будет кода бывшей Смотрительницы.

— Как мы обе знаем, Стойло Сорок Четыре разгромлено, и, в чем бы вам там ни понадобилась ее помощь, простым набором символов дело не ограничится. — Лилия в ответ просто пожала плечами, продолжив внимательно смотреть на собеседницу.

Наемница раздраженно пнула стол задней ногой и откинула голову назад, поправив наушники.

— Ну ладно. И что ты хочешь? — Единорожка презрительно фыркнула.

— Я? Хм… — Словно бы удивленно протянула Лилия.

— О, да хватит притворяться! — Плюнув на все, Фервент привычно положила задние ноги на стол Смотрительницы. — Просто подумай и назови цену, а я скажу, сильно ты охренела или не очень.

Лилия раздраженно отвернулась к большому панорамному окну, выходившему на атриум, который успел заполниться пони. Одни спешили на поверхность, дабы продолжить укрепление их общего нового дома, другие же направлялись на работу по поддержанию деятельности систем самого Стойла.

Даже с учетом последних пополнений населения рабочих копыт едва хватало – и это при том, что новички достаточно легко вошли в ритм жизни убежища и приняли новые обязанности. И теперь, когда DJ Pon3 раструбил по всей Пустоши о безопасности Шайвиля, сюда устремится целая орда мусорщиков и авантюристов. И с этим еще можно смириться, но за ними придут куда более серьезные и опасные ребята. Торговый Дом Тандерлейн оказался настроен достаточно дружелюбно, но кто может поручиться за других?

Им следовало укрепить оборону до возвращения собственных сил и появления тяжелой техники.

— Я хочу, чтобы ваш отряд защищал наши земли и пони на них в течение пары месяцев. — Слова давались неожиданно легко. — Подчиняться будете лично мне.

Фервент с изумлением уставилась на Смотрительницу. Такой наглости она не ожидала.

— Ты хоть представляешь, сколько мы берем крышек за наши услуги даже по простейшей охране? Да еще и на такой срок! — Наемница весело фыркнула. Предложение Лилии ее здорово рассмешило, она даже не сердилась на нахалку.

— Без понятия, к тому же мне не очень интересно. Сейчас вам все равно нечего делать – нужно ждать нанимателей и защищать захваченное Стойло. Многотонную бронедверь открыть не так уж и просто, значит парадный вход надежно закрыт. Мы же являемся тайной лазейкой, которую тоже нужно прикрывать. Подумай над этим. — Лилия откинулась на спинку кресла, удовлетворенно улыбнувшись и наблюдая за тяжелым мыслительным процессом на лице наемницы. — Ах да, чуть не забыла. Мне нужны все бумаги Стойл-Тек и техническая документация.

Фервент потребовалось с десяток секунд, чтобы обрести дар речи. Придя в себя, она буквально взвилась со своего места, с грохотом опустив передние копыта на столешницу. Лилия едва заметно шевельнулась в своем кресле; из люков тут же выдвинулись вездесущие турели, направившие свои дула на смутьянку.

— Знаешь что, надутая Шмартрительница, пошла-ка ты в ту истлевшую дырку, откуда вылезла! — В ярости закричала наемница. — Так дела не делаются… Ты... Я… Да пошла ты в...

Единорожка раздраженно оттолкнулась от своей опоры передними ногами и развернулась на задних, быстро зашагав прочь. Как же хотелось лягнуть сейчас этот стол прямо в противную надутую морду! Увы, какой-то предусмотрительный хер крепко прикрутил железку к полу, она уже проверила.

— Жаль, но это ваше решение. Сами объясняйтесь перед нанимателями по поводу пустой скорлупки Стойла. — Если Фервент буквально кипела от ярости, то Лилия держалась спокойно, а оскорбления просто пропустила мимо ушей.

Воительница остановилась прямо перед отъехавшей в стену дверью. Ее уши то прижимались плотно к голове, то вставали торчком.

— Это ваше решение, — повторила Смотрительница.

Скрежет зубов наемницы разнесся по всему кабинету.

— А не боишься, что мы вырежем вас так же, как и вчерашних рейдеров? — Фервент наградила Лилию мрачным взглядом, встав к ней в пол-оборота. — Это куда проще, чем слушать твою чушь!

— Возможно, только у нас вместо палок с гвоздями и ржавого хлама полноценная система защиты. — Синяя кобылка посмотрела на кромку переднего правого копыта. — К тому же уничтожение двух Стойл за два дня сильно навредит вашей репутации. Разве кто-нибудь после такого согласится иметь с вами дело? Верится с трудом.

По кабинету разнесся удар крепкого черепа о металл, сменившийся на мучительный стон.

— Ты – тварь, — с мрачным удовлетворением констатировала Фервент, слепо упершись в стену прямо перед своим носом.

«Теперь еще и голова будет болеть».

— Честно говоря, винить тебе стоит только себя. Ты сама обозначила наши взаимоотношения. — Серьезно ответила Лилия.

Воцарилась тишина. Обе пони не шевелились целую минуту.

— Ровно до прибытия экспедиторов Тандерлейна. — В конце концов наемница отступила от стены и развернулась лицом к Смотрительнице.

— И еще месяц, если они не захотят вас нанимать после сдачи Стойла. — Улыбнувшись, добавила Лилия, игнорируя новый мученический стон.

— Может, уже сразу скажешь, что тебе нужны рабы? — устало спросила Басс.

Сдержав улыбку, собеседница помотала головой.

— За этим лучше к Мастерам, у меня же просто деловой подход. — Единорожка на секунду прикрыла глаза. — И немного воспитания. Современным пони этого очень не хватает.

Фервент сжала губы, сверля Смотрительницу взглядом. Она словно надеялась, что та провалится сквозь землю.

— Вот увидишь, потом будешь благодарить. — Лилия сладко улыбнулась.

— Была бы здесь настоящая Принцесса Селестия, она бы покарала такое чудовище, как ты! — Единорожка в последний раз скрипнула зубами и вернулась к деловой личине. — Ладно, по копытам, но ваша незаменимая лицедейка нужна мне прямо сейчас! Я и так потратила целую кучу времени на все это дерьмо!

При этом Басс скривилась от внутренней досады. Она уже предвкушала неприятный разговор с отрядом. Они подчинятся, никуда не денутся, но будет много воплей. Наверняка не обойдется без каких-никаких погромов, благо все потом можно спихнуть на перебитых накануне рейдеров.

«Ладно, главное, чтобы эту ходячую проблему не пришибли раньше времени. Надеюсь, у самой главной представительницы Стойла так называемых «мягких и нежных во всех местах» крепкие нервы. Трупы-то все еще на месте, да и запашок под стать».

Месть относительно мелкая, но для некоторого облегчения души сойдет.

— Она уже на пути к нам. — Лилия посмотрела на дверь.

— Ты излишне самоуверенна. В другой ситуации я бы ни за что не приняла такой договор. — Фервент вновь презрительно фыркнула.

— Так или иначе, мы бы договорились, а вы и вправду торопитесь. Зачем тянуть, когда это не нужно?

Буквально через минуту пришел сигнал о посетителе. Лилия подала команду впустить. Вошедших оказалось двое. Лайт привела с собой странную кобылку, оставленную в Стойле жуткой зебринской колдуньей. Смотрительница не сильно удивилась – с самого начала своего пребывания Гармония всюду следовала за своей дуэньей. Лайт не возражала.

— Явились – не запылились, — хмыкнула Фервент. — Следуя логике, ты-то нам и нужна.

Копыто указало на удивленно моргнувшую волшебницу. Та даже не успела ничего сказать по приходе.

— А… О чем вы? — Единорожка удивленно посмотрела на Лилию. — Вы меня вызывали?

— Да, Лайт, все верно. Нашим друзьям понадобится твоя помощь. — Смотрительница кивнула головой в сторону наемницы. — Как ты уже наверняка слышала, госпожа Фервент Басс со своим отрядом недавно отбила одно вероломно захваченное рейдерами Стойло. — Белая кобылка тут же уставилась на «освободительницу», а рассказчица довольно улыбнулась сама себе. — Всю эту шваль они покрошили безо всякого труда, но столкнулись с куда более серьезной проблемой…

Лилия замолчала и приподняла бровь. Заканчивать пришлось Фервент.

— В общем, кто-то из ваших или их отморозков вырубил все системы Стойла, даже аварийные. Они обесточили сад. Нужно ли говорить, что там, в вечной темноте, уже все практически облетело? — Она криво усмехнулась. — Кому-то нужно поднять местное солнышко и включить оросительную систему. Хм, кто же это может сделать…

Волшебница замерла, в растерянности покусывая губу.

— Вы хотите… — неуверенно начала единорожка.

— Чтобы ты сходила с нами в твое бывшее Стойло и сделала свою работу. — Закончила за нее Фервент. — Сейчас там никто из нормальных пони жить все равно не пожелает, но мы можем попытаться спасти немногое оставшееся.

Удивительно, но наемница смогла говорить серьезно, даже без намека на издевательство или насмешку.

Лайт опустила голову, уставившись на кончики передних копыт. Хвост нервно подрагивал из стороны в сторону. Единорожка уже набрала в грудь воздух, но слова не торопились выходить. Она просто застыла с приоткрытым ртом.

— Я… Но... Хорошо, я помогу вам. — Волшебница выдохнула, прикрыв глаза.

«Что за рохля!» — мысленно фыркнула наемница.

— Вот и прекрасно! — Бодро сказала она вслух. — Тогда отправляемся немедленно!

Ответом ей послужило растерянное молчание.

— Что?! — раздраженно воскликнула Фервент.

— Н-ну… — Лайт неловко потерла одной передней ногой о другую. — Мне нужно собраться, попрощаться с Сельфиль, предупредить жеребят…

Продолжить список она не успела. Пренебрежительно фыркнув, Фервент отмахнулась от нее хвостом.

— Да ладно тебе. Одна нога здесь, другая там. Управимся до вечера. Разумеется, если кто-то не будет ныть и проситься к мамочке через каждые сто шагов. — При этом Басс угрожающе понизила голос, но затем весело продолжила. — Здесь ведь нет таких плакс! Я правильно понимаю?

Сглотнув, волшебница неуверенно кивнула, выдавив улыбку. Она даже отступила назад, практически упершись крупом в стену.

— Тогда чего мы ждем? Вперед, поняши! Нас ждет много работы, а также крови, трупов и развешанных по деревьям кишок! — Шумно втянув воздух, Фервент добавила. — Ладно, не бойтесь. Они все уже далеко не свежие. Или это к сожалению. Амбре там еще то.

Кобылка закрыла нос копытом, а вторым помахала перед собой, словно отгоняла неприятный запах.

— Может, стоит взять хоть… скажем, противогазы?! — жалобным голосом предложила Лайт.

— Пфр! Да ладно тебе, Пустошь так пахнет в абсолютном большинстве мест. Хочешь, я на тебя помочусь. — Увидев, как бывшая Смотрительница нервно сглотнула, наемница довольно захохотала. — С моим чудесным ароматом ты совсем перестанешь волноваться о какой-либо вони!

— Н-нет, спасибо. Я лучше потерплю. — С кислой миной ответила волшебница.

— Все, вопросов нет? Нет! Тогда отправляемся. И, Смотрительница, звиняйте, на чай не остаемся. Много дел, да и коллег «обрадовать» нужно. Пошли! — Единорожка моментально развернулась и вышла из помещения.

Лайт и Гармония задержались.

— Что это сейчас было?! — с обидой в голосе начала волшебница.

— Так нужно. Совсем им отказать я не могла, зато договорилась об очень выгодной сделке. Тебе нужно просто запустить автоматику сада и забрать все бумаги, какие только удастся найти. — Лилия пожала плечами. — Ты лучше меня знаешь, где хранятся важные документы. Просто сделай, что они просят, и ты очень поможешь нашему Стойлу. В ближайшее время, пока не уляжется весь ажиотаж с Шайвилем, нам необходимы сильные бойцы, которые если не делом, так одним своим присутствием разгонят большинство авантюристов.

Лайт глубоко вздохнула и побрела к выходу.

— Хорошо, я поняла. — Вздохнула единорожка, покидая помещение. — Идем, Гармония. Может, тебе даже понравится наше маленькое приключение.

— Под землей не так много примечательных событий. Разумеется, нам стоит в нем поучаствовать. — Равнодушно согласилась кобылка, последовав за своей наставницей.

***

Фервент нетерпеливо пританцовывала возле выхода из Стойла. Странная единорожка с татуировками, количеству и качеству которых позавидовал бы даже самый прожженный рейдер (ведь не так-то просто заставить рисунок проявиться на шерсти), торчала рядом, а вот нужная ей «Солнечная Принцесса» свалила в свою комнату с заверениями, что вернется буквально через минуту. Вроде бы она пошла за совершенно необходимой в предстоящей работе короной. Да, хорошо, наемница готова была подождать. Немного. И это немного уже прошло!

Фервент раздраженно ударила тяжелую бронедверь. В следующий момент единорожка слегка присела, поморщившись от боли в задних ногах – может, лягнутой железке далеко до гермоворот главного входа, но даже эта бандура весила никак не меньше десятка откормленных браминов!

Ее спонтанный поступок обратил на себя внимание темной единорожки.

— Зачем вы сделали себе больно? — задумчиво спросила Гармония. — Удовольствия вам это не принесло.

— Ну конечно нет! Я же не сраный обдолбаный рейдер, чтобы тащиться от собственной боли, — раздраженно фыркнула Басс. — Я просто очень злюсь. Где она копается? Решила в толчке засесть до новой Великой Войны?

— Вы сделали себе больно из-за злобы? Так поступают все пони? — заинтересовалась Гармония.

— Хах! Нет, большинство пони делают больно другим пони! И чем больнее, тем лучше. — Наемница садистски улыбнулась, желая припугнуть собеседницу. Хоть какое-то развлечение. Вот только та совсем не испугалась. Лицо Гармонии стало еще более задумчивым.

— Спасибо за информацию, я запомню эту черту вашего народа. — Странная кобылка напустила на себя отрешенное выражение.

Фервент Басс поджала губы.

«Какая-то она ненормальная».

Вскоре послышалось звонкое цоканье копыт. Похоже, Лайт и вправду торопилась. По крайней мере, она бежала рысью. Достигнув цели и остановившись, волшебница еще минуту пыталась отдышаться.

На боках белой кобылки висели объемистые седельные сумки. Причем явно не пустые.

— Что это за хрень? Решила взять походный набор?! — моментально вспыхнула Фервент.

Волшебница даже слегка присела.

— Не-ет. — Она быстро глянула на спокойную Гармонию. — Просто решила, что, помимо диадемы, может понадобиться респиратор. Потом подумала об извечной полезности лечебных зелий. А потом вспомнила о блокноте и карандаше. Еще взяла химический костюм…

Единорожка замолкла. Наемница просто начала биться головой о стену. Без особого энтузиазма, но выглядело это не слишком нормально.

— Эм? — Неуверенно промычала Лайт.

— Ты… *БАМ*! Продолжай… *БАМ* Корзинку *БАМ* для пикника *БАМ* взяла?! *БАМ*, *БАМ*, *БАМ* А может, вообще обоз соберешь?! *БАМ* А отправимся завтра. *БАМ* Или послезавтра. *БАМ* А что деревья засохнут, ничего стра-ашного. *БАМ* Новые посадим! Выколупаем семечки из засахаренных бомбочек, и вырастут у нас замечательные сахарные яблочки! — прорычала наемница.

— А сейчас это вы злитесь или кто-то сердится на вас? — Заинтересовалась темно-синяя кобылка.

— Я взяла только необходимое. — Надулась волшебница. — Да я даже почти не копалась!

— Вы, кобылы из Стойла, совершенно не способны ценить время. Вся жизнь прошла, как у клубня под землей. Вот и сидите у себя в… — Наемница оборвала себя на полуслове и издала страдальческий стон. — Пошли. Все равно ведь не поймете. Только злите меня.

Показывая пример, Фервент Басс шагнула в сумрачный проход за дверью. Оставшиеся единорожки переглянулись и шагнули следом. Если одна из них вела себя абсолютно спокойно, то вторая явно нервничала и казалась несколько подавленной.

Путь по тоннелям, сильно напоминавшим старинные линии метро, оказался ожидаемо скучным и однообразным. Ни одна из трех пони по дороге не проронила ни слова. Молчание явно всех устраивало. Лайт тихо радовалась отсутствию каких-либо незваных обитателей в таких катакомбах и тяготилась близостью встречи с родным домом. Фервент включила какую-то агрессивную музыку, решив таким образом отгородиться от парочки «стойловских снобов». Гармонию же вообще не интересовало окружающее пространство, ее устраивал сам факт пути в новое место.

В результате они нарушили тишину лишь перед самыми дверями в захваченное Стойло.

— Вот мы и прибыли. — Наемница сдвинула наушники на шею и радостно встряхнулась. — Не помню, говорила или нет, но внутри не слишком уютно из-за обилия прежних хозяев, кусочками разбросанных по потолкам, полу и вдоль стен.

Фервент радостно осклабилась, увидев сморщившуюся Лайт.

— Я прекрасно представляю работу рейдеров, но неужели вы не могли хотя бы позаботиться о телах?! — вскинулась волшебница.

На мгновение сев на круп, Фервент выставила перед собой передние копыта. Она словно защищалась, вот только на морде застыло шутливое выражение.

— Ладно, малышка, не кипятись. Твоих бывших подчиненных мои коллеги уже наверняка сняли с крюков и кремировали. — Она быстро встала, взмахом копыта пресекая возражения — И рейдеров тоже. Они уже хорошо так начали вонять, и мы не могли возиться с ними, так что они получили большой общий костер…

— В Стойле установлена сеть противопожарных систем. Если они сработали, костер зальет, а если нет, то вентиляция не справится с таким количеством дыма и сейчас там невозможно дышать! — перебила ее Лайт.

— Да остынь, это не первое наше Стойло. И поверь, они всегда набиты трупами, так что мы знаем, как о них позаботиться. — Наемница быстро нажала несколько кнопок на панели у двери. — А вот и дом, милый дом.

***

На первый взгляд в Стойле Сорок Четыре не произошло никаких изменений: все те же длинные пустые коридоры; но чем дальше шла их небольшая группа, тем заметнее становились отличия. Появился запах, слабый сладковатый душок, со временем становившийся только насыщеннее. Вскоре появились первые следы крови, разводы на полу, забрызганные стены… В углу лежала часть чьей-то ноги.

Лайт поспешно отвела глаза и надела респиратор, но это не сильно помогло единорожке. Отгородиться от того, что рейдеры сделали с ее родным Стойлом, оказалось совсем не просто.

— Я знаю, о чем ты думаешь. Забудь. — Гармония с интересом рассматривала окружающие их «украшения». — Если бы тебя не выгнали, они бы всё равно сделали все это, и ты просто пополнила бы список жертв.

— Не-е, ты не права, — протянула Фервент. — Ее бы изнасиловали, избили, сломали что-нибудь, но оставили бы жизнь и даже немного магии для развлечений будущего хозяина. Высокопоставленные говнюки обожают иметь бывших Смотрительниц.

Она ухмыльнулась, перехватив кислый взгляд единорожки, но та промолчала, сосредоточившись на том, чтобы просто смотреть прямо перед собой.

Оставшаяся часть дороги прошла в тишине. Фервент не о чем было разговаривать с изнеженными стойловцами; Гармония не проявляла инициативы, ограничившись простым наблюдением, волшебница же своим угрюмым видом давала ясно понять, что не настроена на болтовню.

В кабинете Смотрительницы произошли определенные изменения. Один жеребец возился подле терминала, другой наемник развалился в кресле. На тихое шипение отъезжающей в стену двери отреагировали оба. Взломщик прекратил свои бесплодные попытки и с облечением отложил в сторону шлейф с дешифратором.

— О, босс, наконец-то! Я уже заебался с этим гребаным терминалом! — Он сплюнул на пол. — Это же те самые? Кто тебя, сука, надоумил ставить такой пароль? Боялась за коллекцию плэйкольта в памяти?!

Лайт, сжав губы, наклонила голову, придумывая ответ нахалу.

— Тише-тише. Не думаю, что она сама назначала пароль к режиму блокировки, мозгов бы не хватило, — ядовито ответила Басс. — Потуши свой круп, тем более скоро у него будет настоящая причина полыхать, аки солнышко над облаками.

Она ухмыльнулась, ловя подозрительные взгляды товарищей.

— Да, за все нужно платить.

Медленно выдохнув, Лайт направилась к терминалу, толкнув хакера в бок.

— Я воспользуюсь вашими проводами, чтобы перекинуть нужную информацию и отдать некоторые команды, — отстраненно пробормотала волшебница. — Потом нужно будет идти в сам сад.

Пока единорожка колдовала над устройством, опершись передними ногами на его края, второй жеребец подошел к своему лидеру.

— Какие-то сложности? Они не могут помочь? Или просят много?

— Пипец как много просят. — Мрачно откликнулась единорожка. — Сначала позови остальных. Не хочу все повторять по несколько раз, еще и индивидуально выслушивая ваши возмущения. Давай-давай. Живо!

Как только Лайт закончила манипуляции со своим терминалом, ее отвели в сад Стойла и даже оставили заниматься делом без помех. Сами наемники решили собраться и обсудить свои дальнейшие действия.

Волшебница хорошо их понимала и, в общем-то, не возражала, более того она даже радовалась возможности побыть в своеобразном одиночестве. Гармония не считалась – единорожка уже привыкла к ее компании.

С другой стороны, рядом не было никого, кто смог бы подтолкнуть ее к немедленному началу работы. Бывшая Смотрительница долго смотрела на голые облетевшие деревья, стоявшие в тусклом алом свете активированных ею аварийных огней. Землю покрывал тонкий слой пожухшей листвы, из-под которой проглядывали остатки травы. Сейчас она бы даже не смогла найти любимую аллею, по которой прогуливалась, будучи еще в роли Принцессы.

Медленно бредя через шуршащие облетевшие листья, Лайт пребывала в грустных размышлениях. Позади нее бесшумно ступала Гармония. Темная единорожка в свою очередь заинтересованно оглядывалась вокруг и подмечала изменение настроения своей спутницы, предпочитая не влезать.

В центре помещения находился постамент с устройством, напоминающим улавливающую воронку с множеством кристаллов на ней. Волшебница неспешно взошла на него, радуясь возможности стряхнуть с ног подгнивающие листья.

— Не знаю, сколько деревьев пережили такой срок без света, — вздохнула Лайт, встав точно в центре платформы и копаясь в сумках. — Да и активная система полива наверняка не работала, можно только надеяться на пассивную и запасы воды в почве.

— Этим деревьям больше века. У них крепкие, глубокие корни. — Гармония словно считала информацию, прикоснувшись к ближайшему стволу.

Неуверенно кивнув, волшебница извлекла наконец из своей сумки приметную диадему и водрузила к себе на голову.

— Я всегда делала это заклинание в образе Селестии. Хочу немного перестраховаться. — Единорожка смущенно улыбнулась.

Она выпрямила ноги и вскинула голову, направив кончик рога прямо в центр устройства на потолке. Когда-то применявшееся регулярно заклинание несколько позабылось, но стоило только начать, как давняя привычка и навык взяли свое. Камни замерцали, наложив некий оттенок на золотистую магическую ауру рога Лайт. Через секунду на ее месте стояла Принцесса Селестия.

Свечение становилось все ярче, начав выхватывать из тьмы древесные «скелеты» и отбрасывая жуткие черные тени на стены сада. На кончике рога псевдоаликорна образовался золотисто-желтый сгусток, походивший на заклинание-светлячка огромного размера и продолжающий расти.

Волшебница отпустила его, лишь когда он вымахал более метра в ширину и оказался вполне способен поместить внутри себя взрослого пони. Сияющая сфера полетела вверх, послушно заняв место в устройстве. Машины ожили, кристаллы вспыхнули. Одна за другой включились мощные лампы, имитирующие дневной свет, а маленькое искусственное солнце так и осталось в центре всего этого.

Иллюзия исчезла. Волшебница с тяжелым вздохом села на землю, диадема соскользнула с головы и упала рядом.

— Это немного выматывает! — слабо улыбнулась волшебница.

— Как интересно. Значит, ты создавала это маленькое солнце для жителей своего Стойла? — Гармония потянулась вверх, внимательно разглядывая сферу. — Довольно символично, ваша собственная звезда под землей.

— На самом деле это «солнце» не выполняет важных функций, оно лишь запускает необходимую автоматику. Но в остальном да, пони было приятно думать, будто их Принцесса забрала с собой под землю кусочек неба.— Кобылка грустно вздохнула. — Изгнав меня, они, наверно, здорово перепугались.

— Среди них наверняка были грамотные инженеры, которые понимали, что солнце необязательно для жизни сада? — Наклонила голову темно-синяя пони.

— Верно, но оно нужно для перезапуска системы. Рано или поздно им бы все равно пришлось что-то придумывать... — задумчиво протянула Лайт.

Вдруг рядом послышался новый посторонний голос.

— Это уже проблемы Тандерлейна, не наши, — устало сказала Фервент.

Волшебница чуть не слетела кубарем с помоста, не ожидав увидеть около себя наемницу.

— К-как ты подошла так близко?! По всем этим листьям... Я тебя не слышала! — растерянно затараторила волшебница.

— А это вопрос уже к вам, голубки. — Криво ухмыльнулась дуэлистка. — Хорошо, вы выполнили свою часть сделки, теперь наш черед, хотя, видят покойные Принцессы, мы от этого не в восторге. Вытянувший короткую спичку останется тут, с остальными выдвинемся обратно в ваше Сто Семьдесят Четвертое.

Волшебница улыбнулась и встала на ноги. Чем быстрее она уйдет от демонов своего прошлого, тем лучше.

Дорога назад оказалась еще более неловкой. Лайт жалась к Гармонии и старалась, чтобы их пара шла где-нибудь в стороне от остальных. Наемники не скрывали своего недовольства. Они не срывались на пару единорожек, но бывшая Смотрительница отчетливо ощущала их раздражение и злобные взгляды.

«Они должны скоро успокоиться. Поскорее бы добраться до Стойла!».

— Это же надо, за полчаса колдовства нас нагрузили новым заказом, да еще за бесплатно! — Один из наемников практически шипел от злобы. — И уж поверьте, они не попросят нас просто посидеть и попугать своим видом рейдеров. Как всегда, нас отправят в самое пекло!

Лайт тут же поспешила оттеснить Гармонию в сторонку, но это не помешало двум парам ушей навостриться в сторону говорившего.

— Не ной. Если тебя это так беспокоит, после этого дела мы уходим в отпуск. Когда получим полную награду за захваченное Стойло, у нас будет достаточно денег. — Фервент старалась подбодрить своих. — Лучше так, чем получить половину и искать другой заказ.

— У нас есть все необходимое, можно просто бросить их к...

— Ты забыл? Мы не нарушаем договоров! — Единорожка-наемник горестно вздохнула, проклиная себя за свои же принципы. — Придется оказать ответную услугу.

Бывшая Смотрительница тихо выдохнула, стараясь скрыть свое облегчение. Гармония вопросительно посмотрела на Лайт. Небесную пони не особо интересовало настроение наемников.

Впереди оставался еще час бодрой рыси по заброшенным тоннелям.

***

Вернувшись в Стойло, Лайт ощутила себя спокойнее. Наличие вокруг множества автоматических защитных систем вселяло уверенность. Правда, до отдыха дело не дошло – пришлось шагать к кабинету Лилии вместе с Фервент.

— Надеюсь, у вас уже есть что-то конкретное. — Зевнула наемница. — Мои ребята не любят долго сидеть на месте. Простое протирание подков в течение двух месяцев не для нас. Нужна цель.

Волшебница предпочла промолчать.

Они как раз остановились перед бронированными створками кабинета, оставалось только дождаться приглашения. Оно последовало на удивление быстро.

Лилия как обычно сидела в кресле с мрачным выражением лица.

— О, похоже, уже есть проблемы! — Ухмыльнулась Фервент Басс.

— Глупо было ожидать от профессионального наемника отсутствия чувства проницательности. — Лилия жестом пригласила их присесть. — У меня есть для вас важное и ответственное дело. Но прежде – как все прошло?

— Стойло в плачевном состоянии… — Лайт неловко уселась, пытаясь устроиться поудобнее и собраться с мыслями. — Рейдеры…

— Повели себя как обычно. — Фервент привычно закинула ноги на стол.

— Без квалифицированного обслуживания все достаточно быстро пойдет в разнос. Процесс уже начался. Отчеты систем довольно неприятные, одна поломка влечет за собой другую. Если в ближайшее время там не появятся грамотные инженеры, будет плохо. Данные я залила на ПипБак. И запустила автоматику сада. Он плох, но деревья в большинстве своем должны пережить долгий период темноты и засухи.

Лилия удовлетворенно кивнула.

— Спасибо, Лайт Санрайз. — Она переключила внимание на Фервент. — Наша часть уговора выполнена. Теперь о вашей. Задание как раз для Регуляторов. Наши охранники заняли бывшую базу Стальных Рейнджеров на железнодорожной развилке. Как вы можете догадаться, глаз на нее положили не только мы. Я направляю вас укрепить гарнизон форта.

— Ха, бывшая база стальномордых, мне нравится. — Фервент радостно осклабилась в предвкушении хорошей битвы. — Пара показательно вырезанных отрядов захватчиков – и вас надолго оставят в покое.

— Естественно, ведь ваше присутствие там будет гарантом неприступности нашей новой крепости. — Смотрительница поцокала друг о друга копытами.

— Э-э нет. Мы никогда не заключаем пожизненных контрактов. Наш договор это тоже не подразумевает, так что закатай губу, горячая кобылка. — Настроение наемницы резко пошло на спад.

— А если в будущем я предложу вам сделать бывший Форпост Стальных Рейнджеров в том числе и своей базой? Она достаточно велика, и мы все равно не сможем использовать ее помещения по полной. Вы будете защищать свой дом. Мы тоже. — Синяя кобылка ухмыльнулась. — Мне кажется, звучит справедливо.

Установилось долгое молчание.

— Сначала мне нужно посмотреть место поближе. Мы выдвигаемся. — Фервент резко встала и быстрым шагом направилась к выходу. Она замерла у проема и резко повернулась к Смотрительнице. — Я тебе это еще припомню!

Проводив ее взглядом, Лайт обеспокоенно посмотрела на Лилию.

— Они там сражались? Что-то случилось? Кого-то... ранили?

— Тебе лучше направиться туда и узнать все на месте. Перед уходом не забудь залить данные на мой терминал. — Лилия подняла листок с записями, давая понять об окончании разговора. — И ради всех Богинь, ты не могла принести бумажные копии?!

***

Над Форпостом витал устойчивый запах гари, забивая собой все остальные. Ни спекшаяся кровь, ни пороховой дым не могли перебить «аромат» десятков догорающих пожаров. Через какое-то время в борьбу с ними сможет вступить вонь разлагающихся тел, но пока властвовали только они.

Воздух оглашали стоны и крики раненых. Мертвые укоризненно молчали, ведь с ними случилась неприятность куда хуже, чем оторванная лапа или дыра в брюхе, но всем было плевать на судьбу каких-то неудачников.

Гильда оперлась о стену безымянного технического помещения, переоборудованного под лазарет, безучастно следя за царившей вокруг суматохой. Хоть грифина и не курила, ее душа настойчиво требовала сигарет, будто несколько затяжек могли помочь отрешиться от происходящего. Отправиться на поиски заветной пачки лидеру клана мешало полное опустошение. Изнуряющая битва осталась позади, адреналин покинул кровь, оставив грифину наедине со всепоглощающей усталостью.

— Врача! Здесь есть врач?!

— Не трогайте меня! А-а-а!

— Держите его, сейчас будем резать!

— Не трогайте меня, я сказал!

— Осторожно, у него пистолет!

Раздался выстрел. В последний момент санитар успел выбить оружие у бредящего пациента, отчего пуля ушла в потолок. Буйному грифону как следует вломили по голове, отправив его в страну грез и тем самым решив вопрос отсутствующей анестезии. Безучастно наблюдавшая за этим Гильда лишь глухо хмыкнула и вернулась к неспешным размышлениям о бренности бытия. Простоять так до глубокой ночи ей помешало раздавшееся неподалеку хлопанье крыльев.

Фемида аккуратно приземлилась около грифины, стараясь не наступить на гильзы и осколки камней. Пегаска окинула холодным взглядом царящий вокруг хаос и решительно подошла к полукровке.

— Где мой отряд? — Кобылка выглядела уставшей, но невредимой. Все же, будучи снайпером, можно избежать большинства опасностей сражений, главное – не попадать в плен.

— Это все моя вина, — тихо ответила Гильда, в очередной раз похлопав себя по карманам. — У тебя сигареты не найдется?

В ответ пегаска недоуменно подняла левую бровь, словно ожидая продолжения. Не получив ответа, грифина пожала плечами и уставилась на труп наемника в черной броне, тем самым завершив беседу. К сожалению для нее, кобылка не собиралась сдаваться. Фиолетовое копыто со свистом врезалось в голову гибрида, наградив ее увесистой оплеухой.

— Эй, ты совсем охренела?! — Гильда встопорщила перья и гневно уставилась на Фемиду, на секунду позабыв об усталости и отрешенности. Правда, ее запал тут же сошел на нет, столкнувшись с ледяным взглядом пегаски.

— Не стоит меня игнорировать, — процедила снайпер. — Где Грей или Арчер?

— Отвали, я ничего не знаю! — раздраженно бросила грифина.

— Ты ушла с ними через ворота, я видела в прицел.

— Не трогай меня! — Гильда резко взмахнула крыльями, поднимаясь в воздух. — У тебя из уха торчит передатчик, вот и используй его!

С этими словами грифина быстро улетела в сторону, сглатывая появившийся в горле ком. На глаза наворачивались слезы, сквозь забитый нос стало тяжело дышать. Неуклюже приземлившись на полуразрушенную стену, она перевела дыхание.

Ей хотелось сбежать как можно дальше, чтобы не слышать криков умирающих членов клана, не чувствовать металлического вкуса крови во рту и витавшего вокруг запаха смерти и разрушений. Отрешиться от всего. Всеобъемлющее чувство вины пожирало грифину изнутри. Она видела себя причиной всех этих смертей.

«Мне не стоило принимать командование и вести их сюда… Все погибли из-за меня».

Камни внизу неожиданно показались ей весьма манящими. Сложить крылья, сделать всего один шаг и забыться навсегда.

Гильда очень долго стояла на краю стены, медленно покачиваясь вперед-назад. В конце концов она развернулась и упала на землю, исторгнув полный отчаянья вопль. Отдавшись идущей из груди волне, грифина забилась в горьких рыданиях.

***

Первым делом он ощутил сухость во рту. Медленный вдох. Воздух с хрипом прошел через иссушенное горло, доставив массу неприятных ощущений. На лицо словно положили подушку, а тело окутала неосязаемая пленка.

Чувства возвращались одно за другим: вдох спертого воздуха, ощущение свалявшейся шерсти, вкус крови на языке, чей-то горький плач. Оставалось только поднять веки и вернуться в этот несовершенный мир.

Сделав еще один слабый вдох, Грей медленно открыл глаза. Первым делом он увидел абсолютнейшее ничего – пегаса оставили в темном помещении без окон за закрытой дверью. Моргнув несколько раз, разведчик на несколько секунд ощутил прилив всепоглощающего ужаса – в последнюю очередь ему хотелось ослепнуть.

Опасения пегаса развеяло медленно разгоравшееся вокруг голубое сияние – Спектр почувствовал пробуждение носителя и активировал обесточенные системы. В данной ситуации его глупая подсветка оказалась как нельзя кстати.

«Швабры. Вокруг одни швабры».

Разведчик с удивлением обнаружил себя в кладовке.

«С возвращением в мир живых».

— Неужели все настолько плохо? — Едва выдавив из себя несколько слов, Грей не выдержал и закашлялся.

«Медицинский блок требует пополнения ресурсов, у меня закончились все препараты, кроме боевых наркотиков и мази от геморроя».

— Зачем кому-кха-то понадобилось в тебя ее встраивать?

«Секретная информация».

Громко фыркнув, пегас оперся на копыта. Приложив немалые усилия, он смог приподнять брюхо над землей и утвердиться на ногах, при этом покачиваясь из стороны в сторону, словно последний пьяница. Все вокруг было как в тумане.

— Чкхем ты меня накачал?

«На данный момент в крови носителя циркулирует рекомендованная смесь номер четырнадцать – одобренная Министерством Мира комбинация из обезболивающих и нейролептиков. Состояние стабильное».

Грея повело вбок. С трудом схватившись за стену, он снес несколько швабр. Одна из них зацепила пустое металлическое ведро на полке. Поднявшийся грохот эхом отозвался внутри черепа, вызвав у пегаса болезненный стон.

— Мне нужно нормально мыслить и чувствовать! — Во рту жеребца наконец появилась слюна, смочившая сухое горло и вернувшая ему дар речи.

«Выведение смеси из крови приведет к серьезным болевым ощущениям, возможен шок».

— Ты ведь сказал, что у меня стабильное состояние!

«Стабильно плохое. Я фиксирую не менее четырех переломов и отсутствие левого крыла. Проникающее ранение в живот исцелено во время фазы сна».

— Я и раньше ломал кости, это не так уж и стра… Стоп, что?! — От услышанного Грей все же не удержался на ногах и с еще большим грохотом рухнул на пол. — У меня нет крыла?!

«Потеряно во время схватки с грифоном. Холодное оружие противника оказалось сделано из материала, игнорирующего энергомагическую защиту. Настоятельно рекомендуется изучение клинков на предмет выработки мер противодействия».

— Этого не может быть, — потрясенно выговорил разведчик. — Ты меня разыгрываешь.

«Никак нет. Вывожу показатели на экран».

Перед глазами Грея появился знакомый дисплей – Спектр активировал визор. На голубом экране появилась трехмерная фигура пегаса со скелетом и внутренними органами. Основная ее часть оказалась зеленой, однако желтые пятна на спине и красное в районе левого крыла явно говорили о значительных повреждениях.

— Ебаный Дискорд, это невозможно! — Все еще не веря своим глазам, Грей попытался взмахнуть крыльями. Правое раскрылось безо всяких проблем, попутно снеся с полки еще несколько банок, но вот левое…

Он медленно изогнул шею, посмотрев на свою спину. На месте левого крыла остался перебинтованный обрубок.

— Этого не может быть, — в очередной раз повторил разведчик, отказываясь верить своим глазам. Он потерял самую ценную для пегасов вещь – возможность летать.

«Фиксирую состояние нервного шока, ввожу дополнительные нейролептики».

Жгучее покалывание в районе крупа. Через минуту у него отключились эмоции, остались лишь холодные мысли.

— Как долго продлится это состояние? — ровным голосом спросил пегас.

«Около трех часов».

— Что это за место?

«Техническое помещение Форпоста. Для успешного исцеления мне требовалось уединение, поэтому я потребовал у грифона по имени Арчер перенести нас сюда».

— Кстати, а где они?

«Нет информации. Из-за толстых стен связь с внешним миром отсутствует. Рекомендую покинуть помещение».

В этот момент со скрипом распахнулась дверь кладовки. В проеме встала юная грифина с синими перьями, сжимавшая в дрожащих лапах дробовик. Увидев пегаса в светящейся силовой броне, она громко пискнула, выронила оружие и бросилась наутек.

«Да она же еще птенец».

Равнодушно хмыкнув, пегас перешагнул через порог. Ориентируясь с помощью показаний датчиков, он миновал длинный коридор с несколькими дверями, оказавшись в большом ангаре, спешно переоборудованном под лазарет. На брошенных на пол матрасах лежали раненые грифоны, над которыми хлопотало несколько пони в желтых халатах. У многих полукровок оказались перебинтованы лапы или грудь, у нескольких отсутствовали крылья пополам с конечностями. В воздухе стояла устойчивая смесь запахов крови, гнили и лекарств. Грей пожалел об отсутствии респиратора.

Отдельно лежали десятки накрытых тканью тел. Грифоны Небесного Ока не нашли лучшего решения, чем поместить мертвых рядом с живыми.

— О, крылатик, ты очнулся. — На плечо пегаса обрушилась мощная лапа, едва не сбившая его с ног. Арчер довольно осклабился, хлопая жеребца по спине. — Я знал, тебя так просто не завалишь.

— Спасибо за заботу, я оценил пробуждение в кладовке, — холодно ответил Грей.

— Ну, ты ведь сам попросил отнести тебя в тихое место, где никого нет. Точнее, твой костюм. — Грифон пожал плечами. — Ты пропустил все веселье.

— Сколько я провалялся в отключке? Кто все эти пони?

— Я тебе не будильник, не засекал. Вполне достаточно, чтобы здесь оказались представители НИМИП, впарившие нам свои услуги по пятизначной цене с половиной трофеев в довесок. — Гибрид опустил лапу, встав на все четыре конечности. — Эта Гильда оказалась не слишком хорошим лидером. Сразу после боя она улетела на башню и никого к себе не подпускает, пришлось принимать решение за нее.

— Значит, ты теперь лидер клана?

— Как ты там любишь выражаться? Дискорд упаси! — Наемник шутливо выставил вперед передние лапы. — У девочки срыв, она оказалась не готова к свалившемуся бремени. Поплачет и вернется, мне оно и даром не нужно.

— Мда, понятно. — Взгляд пегаса задержался на возившейся с капельницей миловидной единорожке. — Каковы потери?

— Вот здесь все хреново, хотя кому сейчас легко. — Грифон заметно помрачнел. — Почти все Крыло выбито, в сознании только мы с тобой да та фиолетовая заноза с ледяным взглядом, я поставил ее сторожить. Стальномордая куда-то исчезла: ни тела, ничего. С мышекрылкой все отлично, где-то здесь ходит, вынюхивает. — Грифон неопределенно покрутил лапой. — Нужно отдать этим яйцеголовым должное, они смогли вытащить белый круп с того света. Сейчас лежит в критическом состоянии в отдельной палате, как и тот придурок без жала.

— Кого-кого они вытащили? — Грей с трудом мог сконцентрироваться на словах Арчера.

— Нашего горе-медика Кьюр. Скажу честно – ей лучше умереть. — Наемник нацепил на себя несвойственную ему сочувствующую мину. — Несколько пуль вошли в позвоночник – скорее всего, она останется парализованной. Харперу повезло чуть больше – он потерял примерно половину всей крови, лежит сейчас под кучей капельниц.

— Мда… — Пегас никогда не мог подобрать подходящих слов в подобных ситуациях. Нужные слова просто не приходили на ум. — Хреново.

— Ну, у нас есть ложка меда – сорок убитых грифонов и вдвое больше рейдеров. Половина их барахла отходит нам. — Арчер невесело усмехнулся. — Ну и как, крылатик, стоило оно того?

— О чем ты? — Грею захотелось выйти на воздух. Беседу они продолжали уже на ходу.

— Ты положил здесь почти все Крыло, потерял четырех очень дорогих роботов, и все это ради крепости со сломанными воротами и клана неспособных защитить себя недобитков. На мой взгляд, игра явно не стоила свеч. Форпост бесполезен, если его не удержать.

— Интересно, почему ты не сказал мне об этом до боя, — раздраженно бросил Грей. К сожалению, ему не удалось насладиться свежим воздухом – снаружи в ноздри пегаса ударил запах гари.

— Ты принял решение как лидер, я смиренно последовал за тобой, — ехидно ответил грифон. — Ну и как, оно того стоило?

Какое-то время разведчик молча осматривал дымящиеся развалины. Во дворе никого не оказалось: все выжившие грифоны находились в лазарете или бараках.

— Не знаю. — Пегас тяжело вздохнул. Пелена безразличия понемногу сходила на нет, Спектр явно переоценил действие своего препарата. — Мы нанесли Мастерам серьезный удар и удержали стратегически важное место. И я… раньше у меня не было потерь.

— В чем-то ты прав – с точки зрения тактики мы провели отличную битву, забрав пятерых за каждого убитого. Останься нас больше, я бы назвал это триумфом. Вот только в плане стратегии это полный провал. — Наемник осмотрелся вокруг и с удовлетворенным кряхтением устроился на обломке стены. — На работорговцах свет клином не сошелся, скоро сюда прилетит какой-нибудь серьезный клан грифонов. Оставшихся троих бойцов явно не хватит для серьезного сопротивления.

— Что ты предлагаешь? — Разведчик встретился взглядом с Фемидой, застывшей на одной из стен. Пегаска отдала честь и кивнула командиру.

— Собрать трофеи и валить назад в Стойло, прихватив раненых и этих птенцов. На полноценный клан уже не тянут, но для преобразования в наемный отряд еще хватает. Не они первые, не они последние. — Грифон на секунду скорчил грустную мину, впрочем быстро вернув себе обычное самодовольное выражение лица. — Главное, чтобы они выбрали правильное название.

— Мы понесли такие потери, чтобы просто взять и все бросить? — недоверчиво поинтересовался разведчик.

— По сути, главная задача выполнена – Мастера его не получат. Кто бы ни стал следующим хозяином Форпоста, он точно не будет хуже. Договориться можно даже с Алыми Клювами.

Видя сомнение пегаса, грифон сердито нахмурился.

— Крылатик, будь реалистом. Даже если Лилия окажется такой дурой, что пришлет нам очередных роботов на убой и нескольких фермеров с винтовками, мы не продержимся. Стальных Рейнджеров уважали и боялись, о нас же никто не знает. Завалим одних, на их место придут другие. Репутация – страшная сила.

— Она зарабатывается в боях, а не бегством. — Разведчик пожевал губы, стараясь удержать мысль. — Я обдумаю твои слова, но сейчас у нас есть дела поважнее споров.

— Дело твое. — Грифон сплюнул на землю и поднялся со своего импровизированного насеста. — Какие будут приказания?

— Нужно расчистить завалы, оказать помощь раненым и поставить нормальные караулы.

— Все уже давно в процессе. — Наемник усмехнулся и браво отдал честь. — Что-то еще?

— Да. Отведи меня к Кьюр и Харперу.

***

Грей стоял на краю внешней стены Форпоста, задумчиво размахивая хвостом из стороны в сторону. Действие лекарств постепенно сходило на нет, медленно, но верно отдавая тело пегаса на растерзание острой боли, пусть даже она и сконцентрировалась на месте потерянного крыла. Разведчик старался отрешиться от нее, ведь обезболивающие затормаживали мысли. Меньше всего ему нужна неработающая голова.

Он рассматривал унылый пейзаж и вспоминал события последних дней, пытаясь найти ошибку в своих действиях. Спектр же выполнял функцию часового, сканируя окружающее пространство многочисленными датчиками.

«Жаль, что нет возможности переиграть».

Ни одной дельной мысли. Он тяжело вздохнул и приложился лбом к стене. Холодный камень принес недолгое облегчение, на несколько секунд разомкнув сдавливающие голову тиски, чтобы затем позволить им вернуться с удвоенной силой.

Перед глазами вновь встала лежащая на раскладной кровати Кьюр: белую пегаску почти полностью обмотали лечебными бинтами, которые уже успели пропитаться кровью. Примерно так же выглядел и остаток его собственного крыла – покрасневший задубевший кокон. Грею совсем не хотелось думать о перевязке.

Пегаска выжила чудом – пули не задели жизненно важных органов. Вместо этого они перебили позвоночник, поэтому врачи лишь разводили копытами после операции. С большой вероятностью она никогда не сможет ходить.

«Очередная «хорошая» новость. Плевать, Арчер прав, нужно думать о будущем».

Харперу повезло больше – его успели спасти в последний момент. Недельная реабилитация, диета из супер-лечебных зелий – и пегас сможет вернуться в строй.

Разведчик горько усмехнулся и потер глаза. Оставшиеся в наличии силы не радовали. Два пегаса, бэтпони, грифон и кучка птенцов – вот и все, что они смогут выставить против новых врагов. Если повезет, то они умрут от смеха.

С другой стороны, у них все еще оставались резервы – роботы Лилии и гвардейцы Луны, переселенцы из Стойла Лайт и сама их бывшая Смотрительница в силовой броне, летающий танк и гигантский паукообразный дредноут! Вопрос состоял в том, стоило ли бросать все силы на удержание Форпоста… А еще у них была Роза…

При мысли о пегаске со шкурой пшеничного цвета сердце жеребца заныло. Он скучал по своей кобылке. В очередной раз тяжело вздохнув, разведчик посмотрел вниз.

Несколько грифонов перед воротами под чутким руководством Арчера убирали с дороги дохлых рейдеров. Смердящую тушу Молота старались обходить как можно дальше – чтобы сдвинуть мертвого гиганта, требовались усилия как минимум целого клана.

Отвлекшись от невеселых размышлений, пегас стал с интересом следить за деятельностью собирателей, ведь наблюдать за чьей-то работой всегда веселее, чем пахать самому. Три молодые грифины и совсем юный птенец старательно сдирали с мертвых ржавую шипастую броню, вытаскивали из ртов старые револьверы и винтовки с перекошенными стволами, чтобы затем отнести бесполезные тела в кучу для дальнейшего сожжения. Работа спорилась, пусть и не слишком быстро. Разведчик уважительно окинул взглядом растущую кучу оружия и брони.

Отдельно положили погибших членов Крыла. При взгляде на них сердце пропустило удар.

По личным убеждениям Грея, хороший командир не должен сближаться с подчиненными, чтобы соблюдать соответствующую субординацию и не иметь сомнений в бою. Это отлично сработало с первым отрядом и почти прокатило со вторым. Еще немного – и легкая грусть могла перерасти в настоящее горе. К сожалению или к счастью, пронесло.

«Фиксирую движение около руин».

На тактическом радаре Спектра появились две новые точки, зеленого и желтого цвета. Посмотрев в нужную сторону, Грей приказал использовать увеличение визора, о чем тут же пожалел. Ближайший дом на стремительной скорости полетел навстречу пегасу. Разведчик подобрался и едва не отпрянул от мнимой опасности, сдержавшись в последний момент.

— Б-б-б… Больше так не делай! — Пегас с трудом слышал сквозь стук собственного сердца в ушах.

«Прошу прощения», — ехидно ответил встроенный в костюм ИИ. Убедившись в том, что его носитель не собирается помирать, Спектр вернулся к прежнему строптивому поведению.

Как бы то ни было, увеличение сработало. Опустив голову вниз, Грей смог детально рассмотреть странную парочку – закутанную в плащ кобылку и хромающего Стального Рейнджера с торчащим из шлема рогом. Спустя несколько секунд пришло узнавание.

— Уайт! — Жеребец весело топнул копытом по земле. Единорожка-альбинос оказалась жива.

Радость быстро сменилась озабоченностью – Уайт сильно подволакивала заднюю ногу, вдобавок низко опустив голову. Рыцарь шла с явным трудом, и это несмотря на напичканный лекарствами и наркотиками костюм!

— Арчер, на связь. — Убрав приближение быстрым взмахом ноги, пегас едва не бросился со стены, чтобы расправить в падении крылья и спланировать вниз. Разведчик опомнился у самого края после предупредительного оклика Спектра. Серую шкуру мгновенно прошибло холодным потом. Ничего удивительного, что он пропустил ответ грифона.

— Эй, у меня нет времени для розыгрышей, крылатик! — раздраженно бросил проигнорированный Арчер.

— Э... Кхм… С восточной стороны к вам приближается Уайт и кто-то неизвестный. Помогите им перебраться через стену и доставьте в лазарет. Я буду ждать там.

— Имей совесть, она ведь весит тонну! — возмущенно воскликнул грифон.

— Выполнять! — Раздраженный пегас оборвал связь и потопал вниз по ненавистной лестнице.

***

После осмотра у доктора и назначения соответствующего лечения они собрались в бывшем кабинете Старейшины. Уайт со вздохом плюхнулась в огромное кресло прежней начальницы, оттолкнувшись от пола здоровой ногой и закрутившись на месте. Восседая на этом импровизированном троне, единорожка забывала о боли. В нем она чувствовала себя богиней, легким движением ноги отправляющей в бой грозную армаду рыцарей, способную сравнять с землей любого противника. Накачанная наркотиками кобылка позволила внутреннему жеребенку выйти наружу. Она ничем особо не выделялась от остальных: судя по всему, перед совещанием закинуться решили все.

Арчер откуда-то притащил целый диван, на котором единолично развалился, никого к себе не подпуская. Как ехидно заметил грифон, он сегодня единственный работал, поэтому ему полагаются льготы.

Грею и Шэд пришлось удовлетвориться сиденьями для гостей. Пришедшая с Уайт кобылка осталась стоять в углу. Их гостья не снимала плаща, но датчики Спектра смогли достоверно определить расу и пол неизвестной. Молодая зебра.

«Очередная полосатая, в последнее время я вижу их слишком часто».

Пегас невольно поежился, вспомнив Зекранту.

— Я решил не звать Гильду, ей нужно побыть в одиночестве. — Грей прикрыл глаза, собираясь с мыслями. Ему приходилось пробиваться сквозь царившую в голове пелену. — Уайт, где ты была?

— Меня спасла… М… — Единорожка продолжала медленно кружиться вокруг своей оси. — Не помню, как зовут. Или не спрашивала. Я очнулась в паре кварталов около дохлого грифона, метки на броне указывали на большую шишку.

— Его звали Блот Фейтшер, главнокомандующий восточным экспедиционным корпусом. Он заставлял своих подчиненных повторять это снова и снова. — Голос зебры оказался тихим и сиплым. Ей явно не часто удавалось его применить. — Мое имя Зен, я пришла за помощью в обмен на нее.

Полосатая нога указала на медленно кружащуюся Уайт.

— Можешь снять плащ, я знаю, что ты зебра. — Пегас не удержался от зевка.

— Я скрывалась не поэтому.

Зен медленно откинула капюшон назад. Широкие серые глаза, спутанная грязная грива, синяки под глазами, шрамы на бедрах, огромный ошейник на мускулистой шее.

— В укрытие! — Стоило Арчеру увидеть зебринское «украшение», как он мгновенно переместился за спинку дивана, на котором только что лежал. Пегас и бэтпони невольно отшатнулись назад, схватившись за оружие.

Через несколько весьма томительных секунд Уайт начала хихикать.

— Не бойся, он не опасен, я де-ак-ти-ви-ро-ва-ла пульт. — Старательно выговорив столь сложное слово, кобылка радостно засмеялась и закружилась быстрее.

«Она права, в радиусе двух миль нет ничего, способного передать сигнал ошейнику». — Спектр выдал мысленный смешок.

«Почему ты ничего не сказал?!» — зло поинтересовался пегас.

«Захотелось посмотреть на вашу реакцию. Я не пожалел».

— Что это сейчас было? — Шэд воспользовалась моментом, заняв половину дивана. Грифон бросил на нее очень злой взгляд, но ему ничего не оставалось, кроме как смириться и устроиться на свободной части.

— На ней взрывной ошейник, любимая игрушка Мастеров. Даже если какой-нибудь раб сможет сбежать, им достаточно просто нажать на кнопку. — Наемник бросил испепеляющий взгляд в сторону рыцаря. — И это можно сделать другим пультом, они универсальны.

— В округе не осталось никого, способного нажать на кнопку. — Зебра мстительно улыбнулась.

— Это ненадолго. Стоит тебя увидеть любому погонщику, как бум – и дело с концом. — Для убедительности Арчер растопырил лапы, показывая, как голова рабыни отделится от тела.

— Именно поэтому я хочу его снять. Вы мне поможете. — Тон беглянки явно подразумевал не просьбу.

— Прости, но нашего сапера убили твои дружки, а больше никто и не возьмется. — Грифон развел лапами, словно выражая свое сожаление. — Найдешь выход или тебе показать?

— Разыщите способ, вы мне должны – за нее.

— А мы не можем просто его срезать? — Арчер случайно толкнул Шэд, на что она не преминула ответить болезненным тычком. Между ними завязалась короткая потасовка. — Каким-нибудь лазером.

— Рискованно, одно неверное движение – и будет бабах.

— А как насчет импульсного оружия? — Пегас вспомнил о своей любимой игрушке. — Обезвредим гранатой, и все дела.

— Ты не первый до этого додумался, там стоит механический предохранитель на случай выхода из строя радио. — Грифон покачал головой. — Прости, но мы ничего не можем сделать.

— Придумайте! Вы обязаны! — Зебра не на шутку разозлилась. — Я вам помогла!

— Мы тебе ничего не должны! — раздраженно рявкнул Грей.

Зен молча уставилась на пегаса немигающими глазами. В них явно читался укор. Зебра медленно покачала головой.

— Значит, по вашей вине я умру по дороге в родное племя. — Полосатая потрусила в сторону выхода. Арчер и Шэд выразительно посмотрели на Грея, ожидая каких-то действий. Вот только дальнейшие события решили пойти непредсказуемым путем.

Зебра столкнулась в дверях с фиолетовой пегаской. Глаза Фемиды раскрылись в изумлении, а уже через секунду кобылка сорвала со спины снайперскую винтовку. Металлическое дуло ткнулось в полосатую грудь.

— Стоять!

Зебра замерла на месте. Все опять вскочили на ноги, рефлекторно потянувшись к оружию. Кроме Уайт: единорожка полностью отдалась во власть своих витиеватых мыслей.

— Командир, это снайпер противника, я видела ее во время боя, но не успела снять. — Фемида сохраняла завидное спокойствие. — Она убила по крайней мере шестерых грифонов.

— У меня не было выбора, видишь ошейник? — Зен заметно разозлилась. — Я сбежала при первой же возможности и хочу просто вернуться в родное племя!

— Она опасна и непредсказуема! — Пегаска старательно игнорировала зебру. — Дайте мне ее пристрелить!

— Только тронь меня, и я здесь все разнесу! — Сбежавшая рабыня схватилась за ошейник, явно намереваясь его сорвать. — Пламя не оставит ни правых, ни виноватых.

— Ну давай, дергай. — Арчер предусмотрительно оказался за диваном. — Все равно сдохнешь только ты сама.

— Чего? — удивилась Шэд.

— Это миф Мастеров, чтобы особо опасные пленники убивали самих себя. У ошейников мощный экранированный обод и направленный заряд, голову снесет только полосатой дуре.

— Тогда какого хрена ты поднял тревогу, когда ее увидел?!

— Ну как же, все ведь очевидно. — Грифон приосанился. — На мне ведь новый плащ, а кусочки мозга очень плохо отмываются с этой ткани.

— Что?! — Бэтпони не на шутку разозлилась. — Да я тебя сейчас выпотрошу!

— А ну, успокойтесь все! Живо! — Грей смело вклинился между кобылками. Снедающая тело и душу боль сделала его очень раздражительным. — Шаг назад, опустите оружие!

Дисциплинированная пегаска подчинилась приказу, вернув снайперскую винтовку на место. Зебра неохотно отпустила ошейник, в любой момент ожидая подвоха, но его не последовало.

— Зен, нам придется запереть тебя, чтобы не провоцировать окружающих. Если грифоны узнают в тебе убийцу их сородичей, расправа будет жестокой. — Зебра неохотно кивнула на слова пегаса. — Арчер, у кого-то из рейдеров наверняка есть ключ от ошейника. Когда закончите собирать трофеи, отыщите его и снимите с нее эту хрень.

— Командир, ты уверен? — Фемида словно пыталась приморозить Грея к полу своим ледяным взглядом. — Она наш враг.

— Если помнишь, ты сама недавно примерила на себя рабский ошейник. — Жеребец повернулся к кобылке. — Но я не идиот. Ты должна за ней присматривать. Если дернется – стреляй. Отведи ее в какое-нибудь отдаленное безопасное место.

— Так точно. — На секунду на лице пегаски проскочила недовольная гримаса, моментально исчезнув под обычной маской спокойствия. Она повернулась к зебре и поманила за собой копытом. — Идем.

Полосатая ничего не сказала. Сбежавшая зебра молча накинула на себя капюшон и отправилась вслед за конвоиром.

— Расходимся, у меня слишком болит голова, чтобы думать. — Грей со страдальческой гримасой потер виски. Вдруг в его глазах промелькнула искра веселья – он увидел сладко посапывающую в кресле Уайт. — Мы все сегодня слишком устали. Отдыхайте.

— Мне дополнительного приглашения не надо. — Арчер довольно осклабился и развалился на полюбившемся диване. — Мышекрылка, составишь компанию в эту холодную ночь?

— Да пошел ты! — Шэд презрительно фыркнула и покинула помещение с гордо поднятой головой.

— Спокойной ночи, Арчер. — Покидая кабинет Старейшины, пегас все еще улыбался. Горечь этого дня немного смягчило возвращение Уайт, да и общение с Арчером либо повышало настроение, либо доводило до белого каления. Сегодня сработал первый вариант.

***

На Западный Сектор опустилась ночь. Она принесла с собой прохладу и свежесть – на смену короткому жаркому лету приходила затяжная осень. Вскоре слабый мерзкий дождь накроет всю Пустошь, превратив неасфальтированные дороги в труднопроходимое месиво пыли и грязи. Затем ударят долгие проливные дожди, знаменующие собой приход зимы. Лишенная контроля пегасов погода обрушивала на разоренное королевство огромное количество осадков, словно желая смыть с лица земли сочащийся радиацией и Порчей нарост Эквестрийской Пустоши.

Грей вернулся к облюбованному месту на стене и подставил голову слабому дождю. Холодные капли приятно скользили по разгоряченному лицу; лишившегося крыла пегаса охватывала лихорадка. К счастью, ему больше не нужно думать в, по крайней мере, ближайшие сутки. Тяжелый разговор с Лилией остался позади.

Пегас словно вернулся во времена, когда, будучи зеленым курсантом, ему приходилось отчитываться перед вышестоящим начальством. Небольшие проколы вызывали настоящий поток оскорблений и унижений, безукоризненно проведенные операции удостаивались лишь сухой похвалы и презрительного взгляда. По задумке, такой метод должен обучать младших офицеров ответственно подходить к своим заданиям, но на деле Грей заработал огромную нелюбовь к любым видам докладов вышестоящим.

Смотрительница на удивление спокойно восприняла новости о высоких потерях среди Крыла и приказала по возможности остаться в Форпосте. В конце она поздравила разведчика с уничтожением группировки Мастеров и пообещала прислать подкрепление. Выбор отпал сам собой.

«Держитесь, я в вас верю». Хорошие слова.

Грей устало прикрыл глаза, погрузившись в мечты. В основном в них фигурировала пегаска с пшеничной шерсткой, да иногда мелькала белая единорожка с золотистой гривой. Навалилась сильная усталость, хотелось закрыть глаза и больше их никогда не открывать. Казалось, стоит прижаться к краю, и он уснет на месте.

«Как бы добраться до постели».

Кроме него, на стене находился лишь грифон-часовой. Попросить его помочь дойти? Едва ли согласится. Проще уж отдать управление ногами Спектру. В последнее время ИИ стал на удивление покладистым, даже отключил раздражающую подсветку.

Сквозь усиливающийся шум дождя Грей расслышал хлопанье крыльев. Сил на реакцию уже не оставалось, он медленно открыл глаза и повернулся в сторону звука. Через несколько секунд рядом с ним приземлилась Фемида.

— Привет, все в порядке? — Разведчик вяло махнул ногой в приветствии.

— Никак нет, мне пришлось оставить пленницу. — Пегаска выглядела виноватой. — Я отвела зебру к подвальному помещению, обозначенному как «тюрьма», но единственный проход оказался заперт на крайне сложный замок. Других дверей или окон я не обнаружила.

— Где же ты ее оставила? — лениво поинтересовался жеребец.

— В помещении со швабрами, она обещала никуда не уходить, но я хочу доложить не об этом. — От смущения Фемида незаметно вернулась к прежней собранности. Теперь она не чувствовала себя виноватой. — У меня были достаточно важные причины, чтобы оставить пленницу без присмотра. Когда мы вплотную подошли к бронированным воротам, на моем ПипБаке появились новые метки, преимущественно зеленого и желтого цветов. Их там как минимум два десятка по ту сторону стены.

Грей почти минуту переваривал новость, прежде чем до него наконец дошло.

— Подожди, ты хочешь сказать, что в подвале с бронированной дверью заперта куча невраждебных объектов?

— Так точно. Какие будут приказания?

— Какого Дискорда ты не воспользовалась рацией? — Усталость пегаса как копытом сняло. В критической ситуации организм активировал скрытые резервы, а как еще можно было назвать несколько десятков умирающих пони буквально под боком?

— Она перестала работать после сражения. Вероятно, импульсный разряд. — Вот теперь Фемида напустила на себя действительно виноватый вид. — Я забыла об этом доложить.

— Плевать. — Грей по привычке попытался расправить крылья, грязно выругался и побежал к лестнице. — Разыщи Гильду, пусть притащит туда все найденные на базе ключи.

— Вы уверены? Пленники Стальных Рейнджеров могут быть опасны. — Снайпер спокойно парила рядом с бегущим жеребцом.

— Даже если так, смерть от пули куда приятнее, чем подыхать от голода. Бегом! — Отдав приказ, разведчик помчался к кабинету Старейшины расталкивать своих товарищей.

Они едва не опоздали.

Через пятнадцать минут у упомянутых бронированных ворот собрались заспанные и крайне недовольные пробуждением Арчер, Шэд и Уайт. На единорожку уже перестали действовать наркотики, поэтому, помимо боли от срастающихся конечностей, она страдала еще и от ломки.

Едва Арчер раскрыл клюв, чтобы в красках описать все, что он думает о разведчике, как рядом приземлились Фемида и Гильда в сопровождении нескольких юных стражей. Если не считать распухших красных глаз и очень мрачного выражения лица, грифина выглядела почти нормально. Она без лишних слов протянула разведчику связку ключей и магнитных карт.

— Всем приготовиться.

Грей с мрачным удовлетворением осмотрел свое небольшое войско и направился к терминалу. Процесс взлома оказался недолгим – Спектр без труда определил нужную карту, которую безоговорочно принял терминал у ворот. Пневмоворота с громким шипением разошлись в стороны. В темный провал уставились стволы штурмовых и игольчатых винтовок, а также энергомагические пушки Спектра и реактивный гранатомет Уайт. Но их встретила тишина.

Для сидевших внутри отряд Грея выглядел весьма устрашающе – едва различимые черные силуэты пони и грифонов во главе с фигурой в светящейся силовой броне. Как нельзя кстати ударившая молния лишь усугубила эффект. Послышался тихий писк.

— Активировать фонари.

Тьму прорезали яркие лучи из шлема Уайт и копыт Грея. Они высветили ряд камер с решетками, за которыми находились явно успевшие потерять всякую надежду земнопони и единороги. Их осунувшиеся лица не выражали ничего, в потухших глазах не осталось и искры. Разведчик догадывался, что он не ощущает царившего внутри смрада только благодаря поднявшемуся сквозняку.

— Пришли нас добить, сволочи? — Лежавший в ближайшей камере земнопони малинового цвета поднял дрожащую голову.

— Брайн? — От изумления Уайт забыла о боли, подавшись вперед и задав неимоверно глупый вопрос. — Это ты?

— Уайт?! — Удивления в голосе жеребца оказалось куда больше. Он словно старался во всем переплюнуть кобылку, задав вопрос еще тупее. — Ты жива?!

— Вы знакомы? — Грей решил не отставать в состязании глупцов.

— Да, мы дружили с самого детства… — Прожектор единорожки прошелся по лежащим. — Я вижу здесь четверых рыцарей…

— Нас больше, а еще крестоносцы, писцы, послушники. Все, кто послал Старейшину на три веселых буквы. — Брайн попытался встать на ноги, но не смог. — Мы отказались следовать за ней в центральное отделение, и эта тварь бросила нас здесь умирать.

— Но…

— Заткнулись все! — Первой опомнилась Гильда. Стоило грифине найти объект заботы, как ее глаза загорелись вновь, будто сработал материнский инстинкт. Она повернулась к стражникам. — Приготовьте места в лазарете! Тащите туда горячую воду и медикаменты!

— Но он переполнен! — в ужасе ответил молодой грифон.

— Тогда найдите что-нибудь другое! — Закончив с непосредственным подчиненным, она повернулась к остальным. — Помогите мне их вытащить!

— Ну вот, где мы теперь будем спать. — Арчер иронично усмехнулся, вставил в рот сигарету и зажег ее щелчком пальцев. Наткнувшись на удивленный взгляд Грея, наемник пожал плечами. — Советую всем, притупит обоняние и поможет не блевануть, пока мы будем их вытаскивать. Ну что, птенчики, пора за работу!

Ответом ему стал дружный стон Фемиды и Шэд. Пегаска и бэтпони оказались довольно брезгливыми, но особого выбора у них не было, как и шлемов с дыхательными фильтрами. Вдохнув побольше воздуха, они несмело шагнули внутрь.