Автор рисунка: Siansaar

Эпизоды

«Иногда депрессия снедает вас круглосуточно, и от этого больно, и от её вечного ощущения становится плохо, и она всё не прекращается и не прекращается, так что в итоге ты вынужден написать десять виньеток по сто слов каждая, чтобы попытаться остановить весь этот поток шума», — Monochromatic.

— Думаешь, отношения хоть что-либо значат?

Вопрос повис в воздухе, словно пёрышко на ветру. А потом стал медленно, медленно, медленно приземляться, в надежде коснуться чего-то, что имело хоть какой-то смысл. Твайлайт внимательно проследила за невидимым знаком вопроса, лёжа на кровати и придерживая животом подбородок подруги.

«Значило ли вообще хоть что-нибудь когда-либо», — подумала она.

— Что? — недоумевала Пинки, исказив свою мордочку хмурым взглядом. — О чём это ты?

— Я не знаю, — ответила Твайлайт.

«Это была просто мимолётная мысль», — чуть позже промелькнуло в её голове. Невинная крохотная мысль, которая мучила её ночами.

Отношения действительно имеют значение, или мы просто пытаемся друг друга в этом убедить?

***

На самом деле, всё вокруг значило очень многое.

Значило постоянно, преследуя её, словно волки в ночи. Почему они просто не могут утратить своё значение хоть на минуту?

— Чем планируешь заняться позже? — поинтересовался Спайк, заливая миску с хлопьями молоком, несколько капель которого упали на стол.

Они тоже что-то значили, подумала Твайлайт, и ей искренне хотелось, чтобы всё было наоборот.

Она не ответила Спайку. Или же ответила, но была немногословна, ведь говорила она в нагнетающую пустоту.

— Твайлайт? — спросил дракончик, смягчив свой тон. — Твайлайт, что-то не так?

— Всё имеет значение, — произнесла аликорн, жизнь которой мечилась меж двух огней. — И этого значения слишком много.

***

— Как у тебя получается остановить поток этих мыслей? — спросила она в пустоту, которой на этот раз оказалась Эпплджек.

— Ты их и не должна пытаться остановить, — ответила фермерша, надкусив яблоко, которое одновременно пестрело красным, сверкало и приковывало к себе внимание. — Тебе нужно делать то же самое, что и с гнилыми яблоками. Отыскиваешь, подбираешь — и тут же выкидываешь их, ну, или находишь им другое применение.

— Я не знаю, как это сделать, — промолвила Твайлайт, от всего сердца возненавидев эти роковые шесть слов, прозвучавших в конкретном порядке. Она ненавидела всё, чего не понимала, что не могла претворить в жизнь и чего совершенно не знала.

***

Они спокойно валялись на траве, но Твайлайт по-прежнему чувствовала душераздирающую тяжесть в грудной клетке.

— Дыши, — нежным шёпотом пропела Флаттершай ветру, солнцу, да кому угодно, кто мог её сейчас услышать.

— Не могу, — призналась Твайлайт. — Нет, вернее, я могу, но мне сразу становится больно.

Жить становится больно тогда, когда само бытие причиняет боль. Имело ли это хоть какой-то смысл? Казалось, будто оно имело и не имело одновременно. Почему всё вокруг просто не может остановиться?

Она услышала, как поднялась Флаттершай, как та к ней подошла, а затем почувствовала объятие. Оно болезненно расслабляло, будто тело её пыталось сопротивляться тому, в чём поистине нуждалось.

— Дыши.

***

— Без понятия. Просто не думаю об этом, — ответила Рэйнбоу Дэш, подбросив футбольный мяч в воздух и тут же поймав.

— Не думаешь? — переспросила Твайлайт, немного удивившись, немного ужаснувшись, немного почувствовав зависть. — Как?

— Ну, просто не думаю и всё, — повторила Рэйнбоу. — Такие мысли меня только лишний раз расстроят, понимаешь? Так зачем мне на них тратить своё время, если я могу заняться чем-нибудь другим?

Твайлайт не знала что сказать. На словах всё казалось таким лёгким: попросту не думать о вещах, которые делают тебе больно, — но эти мысли были всем, что у неё оставалось.

Мысли — единственное, что было её собственностью, к счастью или сожалению.

***

«Всё рано или поздно закончится», — сказала она самой себе, миру, кошке.

Опалесенс хмуро взглянула на Твайлайт, процитировавшую что-то, но из книги или собственной головы — та не могла сказать наверняка. Пугающая каша из фактов, чувств, которые почему-то казались очень точными.

— Взять те же романтические отношения, — продолжила она. — Научно доказано, что любовь недолговременна, так для чего же тогда вступать в отношения? Зачем в принципе что-то делать, если рано или поздно оно утратит свой смысл?

— Твайлайт, ты хочешь, чтобы я захлебнулась в унынии? — спросила Рэрити, занятая новым платьем.

— Нет, — оправдывалась Твайлайт. — Просто всё…

— Зачем жить, — прервала её Рэрити, — если ты всё равно умрёшь.

***

Это были просто слова.

Постоянно слова, слова, слова, которые всё не прекращали давить, не умолкали. Они просто были, даже если она слёзно умоляла их хоть на минуту оставить её в покое.

— Встреться с ними лицом к лицу, — сказала принцесса ночи.

И не потому, что ей не хватало сочувствия, а потому, что страху нужно смотреть прямиком в глаза. В конце-то концов, Твайлайт, несмотря на всё своё желание, не могла сбежать от того, что жило, дышало и пылало в ней.

— Почему вы здесь? — спросила она в отчаянии.

— Признай их, Твайлайт Спаркл, — повторила принцесса.

— Нет, — Твайлайт прохрипела в безжалостную бездну. — Я не хочу.

***

Легко сказать драгоценное «нет» вновь, если ты уже однажды это сделала.

Нет, она не может выйти погулять, потому что должна учиться, и завтра она тоже совсем не сможет, ведь у неё запланирована уборка дома. Нет, она вообще никогда не выйдет, потому что у неё есть тысяча оправданий, в которые она заставит себя поверить.

— Твайлайт… — позвал Спайк, и она хотела опять попросить его оставить её в покое. Она. Была. В порядке. — Девочки пришли…

Раздражение охватило её полностью, и она потрусила к прихожей.

— Твайлайт, — спросила Флаттершай. — Что-то не так?

«Всё», — хотелось ответить Твайлайт.

Но вместо этого она упала навзничь и громко зарыдала.

***

— Мне так жаль, — прошептала аликорн присутствующим вокруг; её глаза утопали в слезах, которые она так долго сдерживала. Она не могла сказать, кто именно её обнимал, но она надеялась, что её больше никогда не отпустят. — Я просто…

— Твайлайт, — заговорила Эпплджек голосом, казавшимся так далеко и одновременно так близко. — Тебе не за что извиняться, сахарок.

— Твай, мы здесь ради тебя, — сказала Рэйнбоу — и на её глазах ещё больше выступило слёз. — Ясно?

Её слова были приглушены удушливым всхлипом. Она попросту хотела, чтобы поток мыслей прекратился. Всего лишь единственный день спокойствия, пожалуйста.

— Дорогая, — тихо проговорила Рэрити. — Нет ничего в плохого в том, чтобы плакать.

***

Довольный вздох сорвался с её уст. В мире не было ничего, что хоть чуточку походило на чтение расширенного издания магических теорем Старсвирла.

— Нравится книга? — спросила Рэрити, лёжа на другой стороне коврика для пикника.

— Да! — заметив ухмылку Рэрити, Твайлайт вскинула бровь. — Что?

— Ничего, — ответила единорог. — Просто здорово вновь увидеть твою счастливую улыбку.

— Наверное, мне становится лучше, — она замолчала. — Но…

— Но?

— Я боюсь, — призналась аликорн. — Что, если эти приступы вернутся?

Рэрити задумалась.

— Что ж, когда это произойдёт, нам просто стоит помнить о том, что всё, что приходит, точно так же и уходит, а…

— А то, что уйдёт, — улыбнулась Твайлайт, — потом вновь придёт.

Комментарии (3)

0

Весьма оригинально хотя я и не сразу поняла суть.

Gamer_Luna #1
+2

Моно, в свое время, от качественных таких депрессий страдала. Вот и выразила.

Кайт Ши #2
0

Знакомо)

Gamer_Luna #3
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...