Ад для брони

Что случается с теми, кто всю жизнь позорил поняшек, кто издевался над ними и насиловал через рассказы и комиксы. Вескеру повезло, он пережил лишь малейшую часть этих мучений, но теперь его жизнь никогда не будет прежней.

Я Всегда Буду Рядом

Рейнбоу уже засыпала в своём тёплом облачном домике, когда услышала плач Скуталу сквозь бушующую снаружи метель. Откопав замёрзшего жеребёнка из сугроба, Дэш пытается окружить её заботой, в которой она так нуждается… но реальность жестока и одной такой груз явно не вынести. Лишь одна пони может помочь. Заручившись поддержкой Твайлайт, Рейнбоу сама не понимает, что в попытках изменить жизнь Скуталу к лучшему их дружба перерастает во что-то большее

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу Другие пони

Игрушка Трикси.

Я не собираюсь копировать фанфик о Свитти Бель. Начну. Маленькая поняшка решила пойти к Трикси...там всё и начинается...

Эплджек Эплблум Трикси, Великая и Могучая Бабс Сид

Великое и Могучее приключение Трикси

Твайлайт всего лишь хотела попить чаю со Старсвирлом Бородатым. Но Трикси...

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Багровые Облака

Дискорд, перед своим заточением в камень, рассыпал на землю семена хаоса. Эту деталь не заметил никто, даже Принцессы. Но теперь, спустя много-много лет, пони приходится платить за их невнимательность...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Другие пони ОС - пони

Fimbulvetr

Завтра должно было начаться лето. Вместо этого вокруг зима. Всё, что он знал, исчезло. Всё, чем он был, пропало. Что дальше?

ОС - пони

Каденс и Шайнинг Армор снимаются в секс-ленте

Из-за того, что Твайлайт снимается в непристойных фильмах, Шайнинг никак не может смириться, что даже в этом его обошла младшая сестра. Он стремится исправить недоразумение, но сначала придётся убедить жену. Снимать порно сложнее, чем он думал.

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Одиночество принцессы

Странные происшествия в Понивилле лучшие подруги покидают принцессу, верный помощник пропадает. Принцессу дружбы проследует та которой не должно быть. Разберется ли Твайлай Спаркл с этой проблемой, или ей один путь светить - путь во тьму.

Твайлайт Спаркл Другие пони Найтмэр Мун Король Сомбра

Осень в небе

Один день из жизни двух очень разных и очень похожих по-своему пони. Лёгкий шиппинг и осень.

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

The Conversion Bureau

Наше время истекло. Природа, измученная хищническим отношением, сказала "стоп". Спасение - только там, за магическим барьером. Там, где тучные земли, и добрые соседи, и управляемая погода ... и мир, лишённый насилия. Пустяковая плата за вход - перестать быть человеком. Навсегда. Глоток зелья - и вы исцелитесь от жестокости и алчности, получив новое, здоровое, травоядное тело. Поехали? ...Но не все готовы переступить через себя. Даже перед лицом гибели не признав ошибок, человечество собирается дать новому миру последний бой.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Автор рисунка: aJVL

Город солнца

Таинственный остров

Вокзал Мейнхеттена как обычно был полон пони. Сколько тут толпилось разноцветных магических лошадок, даже считать страшно. Здание вокзала давно преобразилось, теперь оно стало двухэтажным с большими залами ожидания. Толстые стены, украшенные мозаикой из ракушек, сохраняли прохладу внутри помещений. Служащие постоянно выдавали пони специальные брикеты со льдом, многим с непривычки становилось плохо на такой жаре. Кассы с билетами, кафе внутри, для тех, кто сильно проголодался, специальная комната для жеребят. Рейнбоу еле сидела, постоянно подпрыгивая на месте. Протяжный гудок поезда возвестил прибытие на конечную станцию, кобыла не выдержала и подскочила к нужному вагону, непроизвольно завиляла хвостом в ожидании.

— Шайнинг!

Лазурная пегаска бросилась к жеребцу, тот обнял её.

— И тебе, привет.

— Тебя два года не было! Только письма слал!

— А ты – отвечала, — мягкая улыбка и тёплый взгляд синих глаз, — у меня есть новости, не очень хорошие.

— Эм… я теперь главный инженер проекта, точнее нескольких, в общем, строительством занимаюсь, под непосредственным руководством одной особы, которая плюнула в мордочку несносной белоснежной кобыле с крыльями и рогом, — гордо выпятив грудь и расправив крылья, сообщила пегаска, — потом некоторое время молчала, вздохнула и, потупив взгляд, дополнила, — я очень скучала.

Рейнбоу бросила все дела и утащила единорога домой. Там накормила и загнала в душ, потом уложила в постель на отдых. Вечером они сидели на веранде уютного кафе. Набережная выложена мозаичной плиткой, вдоль берега развешены фонари. Тёплый солёный ветер ласкает шёрстку. Множество пони проводили здесь вечера, некоторые просто сидели на лавочках вдоль берега, другие активно пробовали местные блюда в кафе. Кое-где слышалась тихая музыка, на импровизированных танцплощадках пони показывали своё мастерство в танцах, у многих оно явно оставляло желать лучшего, но они не расстраивались, радуясь самой возможности отдыха. Ночное небо, столь непохожее на центральную Эквестрию. Звёздный полог, бесконечный и безоблачный. Ночь опускалась на город, словно пелена. Сумерки отсутствовали, граница света и тьмы, жары и прохлады.

— Это за три года так отстроились?! – оглядывая взвившиеся к небу здания, спросил Шайнинг.

— Ха! Ты ещё южную часть не видел! Две сотни новых домов! Доки! Склады! Эм… я подружилась с Флэш, стараюсь ей помогать и особо не светиться при этом, — она замолкла, потыкала салат вилкой, — да уж, подружилась.

— Что такое? – растерялся единорог.

— Эм… Шайнинг…

Жеребец усмехнулся, потрепал покрасневшую кобылу по гриве.

— Я всё понимаю, для кобылок это нормально, табуны никто не отменял. В общем, рассказывать долго о своих мытарствах не стану, поиски увенчались успехом, частично. Ты в своих письмах указала, что занималась флотом.

Пегаска кивнула, продолжая активно жевать салат из ананасов и манго.

— Я тут веса не имею, да и армии сейчас нет нормальной. Некого просить. В общем и целом, есть сведения о розовом жеребёнке, которого держат где-то на островах на пути от Мейнхеттена в Кристальную Империю. Судя по слухам, жеребёнок не растёт. Там что-то вроде крепости или чего-то такого, где её содержат подобно талисману. В настоящее время те места облюбовала пиратская братия. Как она к ним попала, она ли это, может досужие слухи.

— Шайнинг, я договорюсь, сделаем рейд к островам, если она там, мы её вытащим.

— Спасибо, Рейнбоу. Тебе помощь в чём-нибудь нужна?

Через день лазурная пони пристроила Шайнинг Армора во флот, капитаном корабля. Жеребец быстро подтвердил свой авторитет и командирские навыки. Рейнбоу выпросила у Флэш пять кораблей на неделю, чтобы совершить рейд, типа по слухам там остались пираты. Её подруга с сомнением отнеслась к идее, но после состроенных жалобных глазок и поглаживаний выдала желаемое. Погрузку припасов завершили за сутки, к следующему вечеру корабли подготовили к отплытию. Каково же было удивление Рейнбоу, когда она обнаружила на палубе свою подругу. Шайнинг предпочёл срочно отправиться по делам, слушать перепалку двух кобыл ему явно не улыбалось.

— Тебя город ждёт! Без тебя тут всё плохо станет! – выпучив глаза, закричала Рейнбоу.

— Вот значит кто там, ничего, выбор одобряю, — зеленоглазая кобыла откровенно смеялась.

— Ты всё не так поняла! – верещала Рейнбоу, красная, как помидорчик.

— О, давай ещё раз, мне понравилось, правда, не очень убедительно. Рейнбоу, я не стану претендовать на твоего жеребца, серьёзно. Мы же подруги. И в табун к тебе не пойду, пока нет желания.

— Ты должна остаться на земле! – отчаянная попытка призвать Флэш к благоразумию не увенчалась успехом.

— Ой, даже не знаю, что же меня может заставить так поступить… Рейнбоу, прекрати, — немного испуганно попросила кобыла.

Рейнбоу легла на запястья и уткнулась лбом в доски палубы. Через несколько секунд Флэш опустилась рядом, старательно пытаясь поднять подругу, пока никто не заметил происходящего.

— Послушай, я навела справки. Твой Шайнинг месяц как стал капитаном, по чьей-то настоятельной просьбе. Не стану показывать копытом на эту кобылу. За месяц невозможно научиться командовать судном, тем более – военным. Позволь помочь! Я беспокоюсь за свою подругу, которая по какой-то неизвестной причине все свои достижения мне приписывает. Да-да, это я тоже знаю. Дэш, прошу тебя, позволь помочь. Я водила флоты по всему морю! Умею многое и знаю морское дело. Ну вот, теперь моя подруга плачет. Вот что с тобой делать, а?

— Ты со мной никогда не ругаешься. Хотя остальных чихвостишь, аж клочки шёрстки летят. Это потому что мы…

— Да, именно поэтому. Ошибок ты делаешь немало, уж поверь, только я точно знаю, что в целом скачешь правильной дорогой. А ещё, иногда делишь со мной постель и помогаешь сбросить усталость.

— Перестань! – Рейнбоу закрыла мордочку крылом.

— Вот и отлично, значит, по первому пункту возражений нет. Познакомишь?

— Флэш… ах, да Дискорд с тобой. Пошли.

Две лазурные кобылы вошли в капитанскую рубку.

— Вот, познакомься, это Шайнинг Армор.

Единорог поклонился кобыле и улыбнулся.

— Мой особенный пони, — вздохнув, дополнила Рейнбоу, жеребец удивлённо уставился на неё, заметил просящий взгляд.

— Мы пока пытаемся жить вместе, если честно. Не очень получается. Ну, если что, пригласим вас в табун, — с пониманием ответил единорог.

— Не, не, торопливый какой, я пока не планирую брачных обязательств. Но спасибо за приглашение, — она легонько ткнула носиком кобылу рядом, та вновь стала похожа на спелый помидор, — ладно, оставлю вас. Шайнинг, ты не будешь возражать, если поведу я?

— Высшая Флэш, в море мои таланты малопригодны, да и пони вам больше доверяют. Командуйте. Спасибо за помощь.

Хоть мордочки совсем разные, цвета шёрстки столь похожи. Издалека их было сложно различить, обе лазурные, только у Рейнбоу грива радужная, а у Флэш она с зеленоватым оттенком. Сама кобыла явно помощнее телосложением, она на полголовы возвышалась над Рейнбоу, фактически чуть ниже Шайнинг Армора. От неё веяло властью, жеребец сразу на это обратил внимание. Пони чем-то неуловимо напоминала Селестию. Ожерелье с кулоном, украшенным солнышком из прозрачных оранжево-жёлтых камней, расположилось у неё на груди. Они остались одни в рубке, единорог неуверенно посмотрел на Рейнбоу, та опять покраснела.

— Что мне оставалось? – смущённо пролепетала пони.

— Назвать другом? – улыбаясь, предложил Шайнинг Армор.

— Ага, ради которого я выпросила у неё пять военных кораблей. Никогда ничего не просила и тут на тебе. Прости, это же не по-настоящему.

Единорог улыбнулся, потом присел и слегка склонил голову набок.

— Если тебя не окажется в капитанской каюте ночью, кто-то вполне может заподозрить неладное.

— Чур, я у стенки!

Единорог мягко улыбнулся и погладил её копытом.

— Ну, это я так, на всякий случай. Прости, всё ещё тоскую по Кору, иногда слёзы сами бегут, не могу остановиться. Третий год пошёл. Пытаюсь забыться, загружаю себя делами, лишь бы не думать о прошлом.

Шайнинг обнял её, кобыла прижалась к нему и тихо всхлипнула, через несколько секунд отпрянула и с вызовом сообщила.

— Здесь тоже неплохо. Есть куда приложить копыта. А тебе случайно не удалось узнать, чем именно нас одарили?

Единорог отрицательно покачал головой.

— Устал перебирать варианты. У меня много знакомств образовалось в Кристальной Империи, да и в будущем Кантерлоте, точнее – там пока большая деревня. Товарные пути проходят по Понивилю и Доджджанкшену. Ага, я исколесил всю Эквестрию в поисках. Могу подробно рассказать о местах, где побывал.

— А что там сейчас, в Понивиле? – заинтересовалась кобыла, потом смущённо фыркнула, — прости, только сейчас пришло в голову спросить, ты месяц на этом корабле пропадал, а я в городской Управе. Вечером после трудового дня хочется закрыть глаза и накрыться подушкой.

Жеребец ещё раз её погладил по гриве и мягко улыбнулся, потом кивнул с пониманием.

— В это сложно поверить, он более развит, чем современный. Это связано с дорогой из Вечнодикого леса, ведь именно там живут Селестия и Луна, наши будущие Принцессы. Есть две гостиницы, постоялый двор, ремонтная станция для паровозов. Там сейчас проживает около двух тысяч пони. И дерево стоит на месте, в котором когда-то обоснуется одна лавандовая единорожка.

Жеребец опустил голову, Рейнбоу сразу же его обняла. Стальная цепь далёкого будущего сблизила столь разных пони, они оба смирились с тем, что вернуться не смогут. Осталась лишь слабая надежда на чудо. Плеск волн усилился, вместе с гулом двигателя. Военные корабли первыми перешли с парусов на магические двигатели. Большую часть судна занимали ячейки со специальными кристаллами, в которых хранилась магическая энергия. Системы зарядки пока были далеки от чего-то удобоваримого, приходилось использовать единорогов для пополнения запаса. Полного заряда хватало на недельное плавание, именно этим фактом ограничивалась зона влияния города. Парусники имели меньшую скорость, но в дальности путешествий не были ограничены. Грузовые суда зачастую имели и паруса и двигатель. Сборная солянка, круто замешанная на магии. Учитывая возможности пегасов по созданию ветра, паруса вполне соперничали с магическими двигателями.

Два пони стояли на носу корабля, ветер трепал их шёрстку, брызги мелкой пылью окатывали всё вокруг с завидной регулярностью. Слабое волнение моря способствовало этому процессу. Яркое оранжево-красное солнце медленно уплывало к линии горизонта, подсвечивая пламенными оттенками редкие облака.

— Рейнбоу, тебя всегда тянуло к полётам и поискам. Почему именно строительство?

— Сама не знаю, нравится и всё тут. Раньше мне хотелось приключений, куда-то полететь, что-нибудь найти! Ха! На двадцать процентов круче всех. Той экспедиции я обрадовалась, только старалась не показывать, насколько мне хорошо. Плевать на холод! Новые земли! Исследования мира! – она немного печально улыбнулась, — Я больше не хочу никуда. Дом хочу, хороший, чтобы жить там и жеребята вокруг. Глупая кобыла.

— Из-за воспоминаний о Скуталу, — тихонько подтвердил единорог.

— Наверное. Прости, мне больше не с кем поговорить, ты не кобыла, я всё понимаю.

— Рейнбоу, мы вместе сражались, на одной палубе. Пролитая кровь навсегда стала незримой цепью нашей судьбы. Ты никогда этого не сможешь забыть, как и я. Стилет всё ещё таскаешь?

Рейнбоу приподняла крыло, в кожаном футляре торчала резная рукоять.

— Или в сумке или под крылом. Не могу с ним расстаться, так спокойней.

— Тренировалась?

— Наставления Астры не забываются, каждый день вместо утренней зарядки, встаю пораньше, чтобы никто не видел. Ты только Флэш не говори, тут иногда проводят игры, подпольные, что-то вроде бокса, только без мягких накопытников. Я там регулярно дерусь, пару раз даже первое место заняла, потом, правда, сломанное ребро месяц болело.

Рейнбоу вздохнула, через несколько секунд тряхнула крыльями и распушила перья.

— Знаешь, Шайнинг Армор. Я почувствовала что-то, раньше этого не существовало. Сложно объяснить. Путь? Словно что-то толкает тебя к свершениям. Засыпаю с мыслью, как лучше организовать стройку, где какие материалы добыть, какие бригады чем занять. И получаю кайф от этого! Наслаждение! Завершение проекта – триумф! Словно победила в соревновании. Раньше ничего подобного не ощущала. Город строится, дышит, живёт! Пони радуются раскалённому песку и солнцу. Скоро оборудуют пляжи, сюда потянутся тысячи магических лошадок со своими табунами и жеребятами, понежиться на белоснежном берегу. Я радуюсь доле своего труда, которую вложила в прекрасный город на берегу моря. Верность! Путь выбран! Хочу скакать по нему до самого конца.

— Я всё ещё скучаю по Каденс, уверен, у неё всё хорошо, Фларри подрастёт, оденет ожерелье Принцессы. Может это и к лучшему, что нас разлучили. Со временем обо мне останутся лишь тёплые воспоминания. С каждым прожитым годом вечнозелёные луга становятся всё ближе.

— Пф-ф-ф! До них ещё очень далеко, покой нам только снится, — кобыла скептически фыркнула.

— Согласен! – жеребец улыбнулся.

Шайнинг занимался любимым делом, военные пони с огромным удивлением выслушивали наставления командира. Он показывал всевозможные удары, работу со щитом, построения. Флэш с подозрением за всем этим наблюдала. Перед прибытием она утащила к себе Рейнбоу.

— Слышь, подруга. Кто он? Кто он на самом деле? Уж поверь, я хорошо разбираюсь в военном деле, что такое абордаж — прекрасно знаю. Его приёмы, тактика действий. Такого не существует! Для этого нужно было воевать по-настоящему. Селестия сказала, силой оружия пиратов не победить, нужны экономические и социальные меры. Это как нога, когда она болит, требуется лечебное зелье или заклинание от боли, оторвать её – не вариант. Военное решение – это оторвать. Именно это она пыталась вбить в мою глупую голову. Он не твой особенный пони, да? Вы ни разу не поцеловались и спите в одной каюте, подозреваю, просто дрыхните, ничего такого.

— Флэш, прошу тебя, не спрашивай. Я не могу ответить. Нет, он не мой особенный пони, ты права. Близкий друг, очень близкий и единственный на этой земле. Прости за попытку обмана, мне очень стыдно.

— Оставим ваше прошлое в покое, — видя, что её подруга с трудом сдерживает слёзы, Флэш не решилась давить, — расскажи мне о конечной цели.

— Всё правда, до единого слова. Я не лгала. У кристальных пони есть легенда о кобыле с крыльями и рогом, да, вот как Селестия. Она меньше и вся розовая, — у зеленоглазой кобылы вытянулась мордочка от удивления, — Флэш, это легенда. Крутая и прекрасная легенда! Шайнинг Армор родился в Эквестрии, деревня есть, Кантерлот, он оттуда родом. В детстве его родители переехали в Кристальную Империю, матери предложили работу, видимо высокооплачиваемую. Они переехали, долгое время жили там, собственно, до конца своих дней. В положенный судьбой срок ускакали на небесные луга. Отец занимался историей и всякими древностями, раскопки, черепки, ну, ты поняла. Шайнинг нашёл его незаконченную книгу, там исследовалась легенда об этой розовой кобыле. И тут прямо совпало так, твоя война с пиратами. Большую часть плохих пони и грифонов ты пустила ко дну, некоторые предпочли сменить ремесло на более безопасное. Один из таких обосновался в Империи, честно работает, платит налоги, обзавёлся табуном и жеребятами. От него Шайнинг узнал о том, что есть некий остров, где обитают пираты, база какая-то и там что-то вроде храма, может не культовое сооружение, какое-то такое. В нём содержат розового жеребёнка с крыльями и рогом. Очень красивая маленькая кобылка. Сколько правды в этом? Я не знаю. Шайнинг очень любил своего отца, он поздний жеребёнок, хочет убедиться в существовании легенды или наоборот, в том, что это всего лишь красивая сказка. Спросишь, как я с ним связана. Когда-то очень давно я жила в Клаудсдейле, затем немного в Понивиле, там-то мы и повстречались, точнее, хорошо, что он вовремя оказался рядом. Ага, я ему жизнь задолжала, глупая юная пегаска решила, что она очень крутая и смелая, полезла смотреть на цветы в Вечнодиком лесу. Древесные волки стали ответом на красоту цветов, в те годы я ещё не особо хорошо летала. Если бы не Шайнинг Армор, мы бы с тобой не разговаривали. Я подросла, нашла своего спасителя, поблагодарила, в общем и целом, начали переписываться. Это он мне подсказал, как заработать битов, да и с деньгами помог на начальном этапе. В итоге у меня появился дом на отшибе Мейнхеттена, дальше ты всё знаешь. Полгода назад Шайнинг написал мне о найденной книге отца. Мне стыдно, я воспользовалась твоей добротой… эй…

Флэш поцеловала её прямо в нос, зелёные глаза блестели слезами.

— Верность. Ты вся из неё состоишь. Мы должны помогать друг другу. Правящие пони обязаны указывать путь всем остальным, ради того, чтобы завтра стало лучше, чем вчера. Месть за сестру, ты права, я не смогла простить, воспользовалась своим влиянием, заставила пони взяться за оружие. Мы победили пиратство силой оружия, растущая экономика города сделает остальное. Можно было ничего не делать, продолжать строиться и цветущий город поглотил бы все беды, возникшие на стыке бедности и проблем жаркого региона Эквестрии. Хорошим пони не пришлось бы проливать кровь. Я не смогла закрыть глаза. Кровь погибших с обеих сторон на моей совести. Когда-нибудь придётся за это дорого заплатить, так сказала Селестия, я ей верю. Вечнозелёные луга мне не светят.

Флэш уснула, приобняв крылом подругу, Рейнбоу с тоской смотрела в круглый иллюминатор, радости от обмана близкой пони она не испытывала, увы, сказать правду нельзя. Опять пришли воспоминания о доме и подругах, игры со Скуталу, уход за юной кобылкой, радостный визг коричневой пегаски, качающейся на волнах тёплого моря. Слёзы дорожками побежали вниз, она бережно убрала крыло Флэш со своей спины, обняла её и положила голову на подушку. Царство снов вернуло её туда, где навсегда осталось сердце лазурной пегаски. Утром она проснулась от топота копыт по палубе, Флэш давно встала и занялась своими капитанскими обязанностями. Рейнбоу потянулась, зевнула и выскочила на палубу. Остров виднелся вдали маленькой точкой. Флэш построила корабли клином, собрав на первом судне большую часть единорогов. Они должны были отразить магическую атаку, если таковая состоится. Остальные шли чуть сзади на минимально близком расстоянии от защищающего корабля. Рейнбоу вернулась в свою каюту, одела кожаный корсет со стальными вставками, защищающими уязвимые места, на запястья намотала специальную ткань, укреплённую магией. Стальные накопытники с выдвижными лезвиями… она повернулась к зеркалу. На неё смотрела совсем другая кобыла, в красноватых глазах светился холод. Иногда она задумывалась над изменениями в своём характере, пони для неё стали тем, что нужно защищать любой ценой. Всё, ради тех, кто скакал по улицам жаркого города. Шайнинг и раньше защищал пони, теперь это стало для него не призванием, а судьбой. Судя по вытянувшейся мордочке Флэш, она очень мало знала о своей подруге.

— Шайнинг, я подведу корабли близко, придётся высаживаться, если там будут грифоны в большом количестве, драка выйдет жаркой. На земле, как я понимаю, командовать лучше тебе, ведь об этом твоя кьютимарка, да?

Жеребец кивнул. Стальная кираса и накопытники, рапира в ножнах на боку и шлем. Шайнинг выглядел как былинный герой. Стоило им приблизиться на расстояние выстрела, с острова в их сторону полетели магические заряды. Шайнинг поднял защитный полог заклинания. У Флэш глаза полезли куда-то на лоб. Рог жеребца мягко сиял фиолетовыми оттенками, щит укрыл всю группу кораблей. Заряды бессильно разбивались о поверхность силовой сферы. Флэш разогнала корабли до максимальной скорости, стараясь уменьшить время обстрела, стальные торпеды рвались к берегу. Абордажные команды выстроились на палубах. Более двух сотен военных пони. Пираты так и не смогли продавить щит синегривого жеребца, единорогов оказалось слишком мало. Корабли уткнулись в каменистый берег в предельной близости от пушек, чтобы орудия не смогли стрелять по десанту. Всё происходило довольно быстро и слаженно. Отряды разбились на три части, одна полетела за Рейнбоу, земные пони и единороги поскакали за Шайнинг Армором. С рогов начали срываться огненные стрелы. В воздухе закипела битва. Большинство пиратов оказались грифонами. Рейнбоу не могла заставить себя проявлять милосердие к ним, боль утраты толкала к злым действиям. Стальные накопытники с лезвиями пробивали тонкие кольчуги с одного удара. Внизу дела шли хуже, пони и алмазные псы отчаянно сопротивлялись силам Мейнхеттена, а те не могли развернуться на полную, жалость к себе подобным перевешивала. Рейнбоу успевала показать направление ударов для своих пегасов, те беспрекословно подчинялись, нападая на воздушные цели. Через полчаса в небе остались лишь воины Мейнхеттена. Рейнбоу скомандовала атаку на наземные цели. Полсотни крылатых пони ринулись вниз, мгновенно склонив чашу весов на свою сторону. Остатки пиратов пытались спастись бегством. Защищать остров стало некому. В поселении царил бардак, Рейнбоу добралась до жилищ первой и... остановилась. Грифины с детьми сбились в кучу, испуганно глядя на подходящую армию.

— Рейнбоу, остановись, не надо. Мы не злые пони, — Шайнинг прижал кобылу к себе, та всхлипнула.

— Мы не тронем никого из тех, кто сложит оружие. Мейнхеттен умеет прощать! Вам надлежит покинуть остров, мы довезём до города, вы должны начать мирную жизнь в Эквестрии. Кто не согласен, тот останется здесь навсегда! – голос Флэш прогремел громом над замершими грифонами и пони.

Оставшиеся пираты из рода грифонов и пони начали бросать оружие на землю, принимая волю правящей кобылы. Шайнинг подошёл к сбившимся в кучу грифинам, те испуганно клекотали.

— Где храм?

Десяток вытянутых лап в сторону центра острова.

— Охрана есть?

Они закивали.

— Торгуют с нами, они давно тут, около пятидесяти пони. Неприступные стены. Лет десять назад их оттуда попытались выцарапать, в общем – не стоило этого делать. Очень сильные единороги.

В глазах синегривого жеребца вспыхнул яростный огонь.

— Мы нашли цель.

— Значит, розовый аликорн существует? Действительно такая кобыла есть? – неуверенно поинтересовалась Флэш.

— Скоро узнаем, — в словах жеребца прозвучали отзвуки стали.