Сумасшедший дом в Эквестрии. Альтернатива

Существует много миров… Вероятностей куда больше… И что же происходило в одной из них?

Другие пони ОС - пони Человеки

Дела семейные

Обычный день из жизни метконосцев

Эплблум Скуталу Свити Белл

Три девицы у костра, и страшилки до утра

Продолжение посиделок у костерка.

Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Зекора Дискорд Кризалис

Изнутри: Адаптация с Пинки Пай

Проснувшись однажды посреди огромного тёмного склада, Желтухин Дима понимает, что ничего не понимает. Но он поймёт. Не всё и не сразу, но поймёт. И лучше бы он в это не вникал, но кого это волнует? Верно?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Призраки на кладбище

В Понивилле снова Ночь Кошмаров, и Меткоискатели приглашают свою новую подругу Даймонд Тиару присоединится к одной из их любимых традиций — классической игре о призраках на кладбище! Правила просты, а игра проста и увлекательна для всех. Но на кладбище, как и в игре, тоже есть свои правила. А когда правила нарушают, последствия никогда не останутся безнаказанными...

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Снипс Снейлз Другие пони

Недостойная

Бывает, доброе слово всё исправит…

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Дракон, живущий среди руин

Твайлайт не смогла смириться со своим бессмертием, но постепенно сумела избавиться от него. А Спайк остался жить. Он же дракон... И дожил до момента, когда в развалины Понивилля пришла Санни Старскаут со своими спутниками.

Спайк

Зелье Тайны

Южная Эквестрия. Небольшое поселение пони, практически не имеющее связи с цивилизацией. Здесь живёт и занимается практикой молодая травница - Грин Лив. Порой бывает что некоторые обстоятельства складываются так, что жизнь может резко пойти по совершенно другой колее. Эта история о том, что даже самое тихое место может стать эпицентром значимых событий, о том, что даже самая заурядная личность может повлиять на глобальные события.

ОС - пони

Марш прогресса

В мире экстраординарных кобыл Рарити охотится на свою следующую жертву - ученую по имени Твайлайт Спаркл.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Рассвет Трёх

Поздно ночью Сансет Шиммер готовится предъявить Принцессам отчёт о самом важном научном проекте в истории.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Старлайт Глиммер Сансет Шиммер

Автор рисунка: BonesWolbach

Игра продолжается

Глава 27 (34)

Отправка Шайнинга на задание прошла спокойно. Миднайт доложила, что ее ночные пегасы дотащили нашего шпиона-диверсанта даже не до рубежей Кристальной империи, а чуть ли не до пригородов ее столицы. Расчет на то, что Сомбра только со стороны границы с Эквестрией расположил свою охранную систему, оправдался. Пришлось, конечно, крылатым ночным транспортникам заложить немаленький крюк, чтобы зайти к недовластелину, так сказать, не с парадного входа, а с черного. Но это дало желаемый результат. Фестралы, оставив пассажира, пользуясь тем, что дело происходило ночью, некоторое время барражировали над местом высадки единорога. И никто на вторжение не среагировал. К счастью, король, хоть и был местами крайне предусмотрительным, в других местах оставлял лазейки, одной из которых мы и воспользовались.

Что там дальше происходило с Шайнингом, я не знал. Связи с ним не предусматривалось. Можно, конечно, было попытаться найти его сон. Но я резонно сомневался, что диверсант на вражеской территории сможет спать по графику, поэтому и не стал единорога этим грузить. Мы просто договорились, что он действует автономно. На всю операцию я выделил две недели. Если в этот срок мой шпион не объявится, его можно будет считать провалившимся и готовить новую операцию.

Но я очень надеялся, что до этого дело не дойдет. Все же, выражаясь языком химии, Шайнинг и Кейденс — два элемента, которые при встрече вступают в бурную реакцию с выделением большого количества энергии любви. Кризалис в каноне от их встречи поплохело сильно и быстро, а ведь там они даже не целовались! Так, рога скрестили.

Конечно, я настаивал на том, что братишке Твайлайт нужно будет забрать невесту и свалить по-тихому. Но на крайний случай всегда оставалась вероятность, что не вовремя заглянувшего на огонек короля катапультирует из его столицы так же, как королеву в оригинале.

В отсутствии Шайнинга у меня сразу появилось больше времени. Да и не тупил никто вокруг, не вызывал желания ругаться сквозь зубы. В моем нынешнем состоянии это было несомненным плюсом. Правда, и без этого иногда накатывало желание то завалиться на весь день в кровать, то пойти и выпороть кого-нибудь.

Размышляя над нелегкой кобыльей долей, я неожиданно пришел к мысли, что восстание Луны, по всей вероятности, началось именно в такой период. Принцессу ночи просто вштырило сильнее обычного, вот она и слетела с нарезки. В любом случае, даже если это и было одной из причин, то уж точно не оправданием.

С Луной я, кстати, давненько уже не общался, но и надобности такой не возникало. Всю необходимую информацию я от соперницы уже получил, а лишний раз перед ней светиться пока не хотелось. В любом случае, нужно было сначала вытащить Кейденс, следом заполучить технологию сепаратора, а уже только потом думать, что делать с Луной.

При детальном обдумывании идея делиться с ней силами поровну уже не казалась такой хорошей. А иных вариантов, судя по данным, полученным от принцессы любви, не было. Ну, можно было бывшую напарницу после разделения грохнуть, заполучив всю силу обратно и избавившись от мины замедленного действия в голове. Но этот вариант я рассматривать не хотел. Все же, пообщавшись с Луной, понял, что жалко мне ее будет. Не была она такой плохой по сути. Да, много ошибалась, да наломала в итоге дров, но сейчас это понимала и раскаивалась. Другое дело, что все это я наблюдал, пока темно-синяя аликорн сидела в тюрьме. Не переклинит ли ее снова, если она получит свободу, я не знал  и предполагать не брался.

Да и общественное мнение я еще только начал подготавливать. Хотя, должен признаться, на следующий после моего интервью день в Эквестрии взорвалась информационная бомба. «Сентинел» снова раскупили подчистую, так что пришлось еще допечатывать. Ребятки Миднайт по ее поручению активно слушали, кто как на прочитанное отреагировал. И, в общем, мне все нравилось. Кто-то восхищался Найтмер Мун, которая, оказывается, еще одну преступницу сдерживала, да не где-нибудь, а внутри себя самой. Кто-то офигевал от коварства Селестии. А некоторые обратили внимание и на отдельную колонку о пропаже Сансет Шиммер.

Среди последних оказались и маги моего ОКБ. Это, наверное, было предсказуемо, ведь молодая талантливая волшебница уж точно должна была быть у них на виду. К счастью, они не явились ко мне всем своим составом, а послали делегатов в лице начальства. Да и еще один предлог у магов был.

— Ваше высочество! — взлохмаченный чуть сильнее обычного профессор Лептон, зайдя в мой кабинет, после того, как я велел впустить ученых, отвесил мне уважительный поклон. Позади него сделала реверанс как всегда безукоризненная леди Кварк. — Ваша задача по зачарованию выполнена! — сказав это, он выложил на мой стол ранее выданные мною же самоцветы. — Все необходимые эффекты наложены и будут держаться до тех пор, пока камни не будут разрушены.

— Радиус действия, ваше высочество, до десяти шагов для полного эффекта, около тридцати шагов для остаточного эффекта, — добавила его заместительница. — Больше, к сожалению, не получится. Размеры и качество камней не позволяют.

— Этого более чем достаточно, — благосклонно кивнул я. — Я довольна, уважаемые. Но, похоже, вы про что-то еще хотите у меня спросить.

— Да, хотели бы… — неожиданно замялся маститый волшебник, обернувшись на свою спутницу.

— Это относится к Сансет Шиммер, — вздохнула та. — Мы узнали из сегодняшней газеты, что вы озаботились выяснением ее судьбы. И… — она тоже прервалась, собираясь с мыслями. — И мы сами, и наши коллеги из бюро хотели бы помочь в расследовании.

— Похвально, — заключил я. — Вот только не пойму, отчего вы оба так стесняетесь об этом говорить.

— Стыдно признаться, но мы только сейчас, прочитав ваше интервью, переосмыслили ситуацию, — понурившись, ответил профессор.

— Мы должны были забеспокоиться раньше, — кивнула леди Кварк. — Понимаете, раньше мы не могли и подумать о том, чтобы поставить под сомнение то, что говорила нам принцесса Селестия. А теперь… — она задумалась. — Теперь я склонна полагать, — волшебница прижала ушки и посмотрела на меня взглядом побитой собаки. — Склонна полагать, что ваша сестра нарочно ввела нас в заблуждение! — собравшись с духом, выдала она.

— А откуда столько страха? — усмехнулся я. — Не переживай. Я не расценю твои слова как оскорбление величества. Тем более, я с тобой согласна. Но что же вам сказала моя непутевая сестра?

— Сансет Шиммер подавала большие надежды, — подал голос профессор. — Я сам однажды принимал у нее экзамен. Блестящая молодая волшебница. Вот только она была… — он призадумался. — Довольно неуживчива. А когда стала ученицей принцессы Селестии, еще и возгордилась. Хотя, признаюсь, у нее действительно были поводы для гордости.

— Когда она в какой-то момент перестала появляться в наших кругах, большинство вздохнуло с облегчением, — продолжила местная программистка. — Однако мы все же поинтересовались у ее высочества, куда подевалась ее ученица. Все же у нас были некоторые проекты, в которых она участвовала…

— И Тия отделалась какими-то общими словами, уверив вас, что все в порядке, — предположил я.

— Она сообщила, что это секретная информация. Но потом в нашей среде откуда-то появился слух, что Сансет Шиммер отправилась в долгосрочную экспедицию, — кивнул Лептон. — Сейчас мы полагаем, что он исходил от принцессы Селестии. Других подробностей ваша сестра не дала, а мы не решились снова спрашивать.

— Вскоре как-то так получилось, что все мы просто выкинули эту не самую приятную особу из головы, — вздохнула Чарм. — И только сейчас, прочитав ваше интервью, задумались о том, что эта экспедиция уж слишком затянулась. Прошло уже пять лет, а мы до сих пор даже не знаем, что это была за экспедиция!

— И еще мы поговорили с коллегами, — добавил Лептон. — Ваше высочество, тут мы еще раз должны поблагодарить вас! Общая работа в бюро помогла нам самим преодолеть многие разногласия, благодаря чему мы и провели общее совещание. И… — он невесело усмехнулся. — Есть такой термин — «коллективная безответственность». К сожалению, в случае с Сансет Шиммер его можно применить к нам. Ну, ко всему нашему столичному ученому сообществу…

— Мы все полагали, что экспедицию, в которую уехала эта молодая волшебница, организовал кто-то из конкурентов, — пояснила леди Кварк. — Поэтому никто особо и не выяснял судьбу Сансет. И только сейчас, ваше высочество, когда вы собрали нас вместе, мы обобщили наши данные и поняли, что никто из нас не организовывал в то время экспедицию. И мы вообще не нашли каких-либо данных о возможной исследовательской миссии предыдущей ученицы Селестии…

— Итак, подытожим, — кивнул я. — Сестра, хоть и не прямо, но косвенно ввела вас в заблуждение. Ну а сейчас, благодаря моему интервью, вы это поняли, — маститые ученые удрученно кивнули. — И вся эта ситуация привела к тому, что пропавшую ученицу все эти годы никто не искал. А ведь Тия явно что-то знала…

— Она ведь была персональным наставником Сансет, — вздохнул профессор. — Поэтому мы и не били тревогу. А сейчас понимаем, насколько глупо все получилось.

— Если в расследовании потребуется наша помощь, — продолжила его заместительница. — Мы готовы оказать ее!

— Спасибо, уважаемые, — ответил им. — И знайте, вашей вины тут нет. Что бы ни случилось с этой волшебницей, подозреваю, ответственна за это моя непутевая сестра. Вы все были введены в заблуждение. Но ничего, мы обязательно во всем разберемся. Если понадобится помощь, вам непременно дадут знать. Все на этом?

— Да. Спасибо… — пробормотал профессор и поклонился. Кварк повторила реверанс, после чего ведущие ученые моего ОКБ покинули кабинет.

Кто бы мог подумать, что эта история с огнегривой бунтаркой окажется настолько к месту! Теперь эти маги, которые еще не так давно участвовали, пусть и по незнанию, в заговоре против меня, полностью на моей стороне! И главное — они еще и виноватыми себя ощущают! Ведь как так?! Коллега пропала, а они за столько лет и не почесались даже, пока я им о ней не напомнил!

А еще лучше то, что я им ни в чем не соврал, в отличие от Селестии. Это же надо было додуматься с этой экспедицией. Видимо, маги принцессу солнца тогда врасплох своим вопросом застали, вот она и не придумала ничего лучше. Версия-то шита белыми нитками и элементарно проверяется. Тие просто повезло, что ученым не особо-то и хотелось на тот момент разыскивать Сансет, они с гораздо большим удовольствием грызлись между собой. А ныне, когда я эту грызню прекратил, они своим коллективным разумом и доперли, что дело тут нечисто…

А в том, что Сансет сбежала из-за глупости белой любительницы сладостей, я никогда не сомневался. Ну, сами подумайте! Где Тия, а где Сансет? Одной пара тысяч лет, другой от силы пара десятков. И требования к ним должны предъявляться соответствующие. Сволочной характер Шиммер даже вполне можно понять. Гормоны играют, подростковый максимализм, нереализованные амбиции. И Селли тоже должна была все это прекрасно осознавать. Более того, воспитывать подопечную так, чтобы купировать ее отрицательные качества. А что в итоге вышло? Сансет сбежала аж в другой мир. Да и там успокоиться не смогла. Желание отомстить ее не оставляло, иначе не сперла бы она корону Твайлайт. Значит, довела ее белая аликорн до белого каления…

Понятно, что Сансет тоже не бедная невинная овечка, на каждой лежит часть вины. Но вот на Тие должна лежать гораздо большая часть. Это она в их паре была мудрой наставницей. И это она с треском провалилась, на пустом, в общем-то, месте получив смертельного врага вместо потенциальной помощницы и, чем черт не шутит, может быть, даже в будущем аликорна.

И, что больше всего радовало, пришли волшебники со своими мыслями ко мне, хоть и считали себя виноватыми. А я с них этот груз снял, так что маги мне теперь будут еще больше благодарны. Сплошная выгода!

А еще они принесли начинку для статуи! Как раз вовремя, ибо вчера у меня получилось изготовить отличный образец, с которого я снял слепок. Значит, скоро проект для кандидата в ханы будет завершен!

Так что, пусть медленно, но ворох проблем начинал разгребаться. Зебры скоро отпадут, занявшись выборами хана. Кейденс, надеюсь, возвратится целой и невредимой, а то, может, и Сомбру по пути на ноль помножит. Конечно, оставался еще крейсер, но «Принцесса», похоже, не собиралась приходить к нашим берегам.

Поэтому большую часть имевшегося времени я посвятил отработке техники телепортации.

Как выяснилось, правильно я в прошлый раз сделал, что не стал внутри дворца телепортироваться. Все же какая-никакая, но охранная система здесь была. И я своим экспериментом ее бы активировал. Ничего бы мне, конечно, за это не было. Но все же подобный инцидент был бы, в любом случае, излишним. Так что хорошо, что, благодаря предусмотрительности, смог его избежать.

Поэтому тренироваться я отправился в какой-то лесопарк в предместьях. Взял с собой пятерку гвардейцев. Так, на всякий случай, ну и для порядка. Найдя какую-то поляну, на которой не наблюдалось других пони, для начала повторил теорию.

Сейчас все следовало делать по уму, а то, в прошлый раз, читая трактат, я вспомнил, что разок уже использовал телепортацию. Было это, когда я в Вечнодиком лесу на монстров охотился. Помнится, я тогда еще подумал, что слишком туго у меня выходит. Идиот несчастный! Меня теперь каждый раз, когда я вспоминал, как я в тот раз все проделывал, пробирало до мурашек. Как меня на выходе не расщепило на сотню маленьких Найтмер? Не иначе как чудом…

Ныне же я был вооружен продвинутой теорией телепортации Лептона, поэтому экспериментировал без особого страха. Собственно, практика показала, что в этом я не ошибался. Поскакав телепортом от одного края поляны до другого, я подумал, что надо бы попрактиковаться с грузом. Тем более, энергозатраты действительно были заметно меньше того, что было раньше.

Вспомнив, что уже приходилось изображать из себя авиатранспорт, решил, что когда-нибудь мне может понадобиться кого-то еще быстрее перенести. Поэтому, подозвав одного из гвардейцев, несколько раз переместился с ним в качестве пассажира. Потом повторил это с двумя, все работало отлично.

На самый конец я оставил отработку телепортации за пределы прямой видимости. Тут, помимо всего остального, надо было еще и очень хорошо представлять себе точку назначения. Благо, память аликорна в этом смысле была идеальной помощницей.

Предупредив фестралов, что сейчас на некоторое время пропаду из вида, перенесся в дворцовый парк, в то место, где раньше статуя Дискорда стояла. Посетителей тут особо никогда и не было, поэтому я не боялся своим неожиданным появлением кого-то перепугать. Вообще, хотел сначала махнуть куда-нибудь подальше. В Сталлионград, например. Или хотя бы в Нижние Мхи. Или как тот городок, лежавший на полпути к центру местной промышленности, назывался? Верхние Котлы? А, не важно…

В общем, хотел я, но отказался, решив начать с маленьких расстояний и остаться в пределах столицы. И, наверное, правильно сделал. Так хотя бы оценил, насколько далеко бы меня хватило. Пожалуй, до города фабрик за одну итерацию я бы не добрался. Пришлось бы в тех же Малых Пнях останавливаться на отдых.

Вернувшись к гвардейцам, я, собрав их всех, прыгнул снова в дворцовый парк, где служак и отпустил.

В целом экспериментом был доволен. Теперь я вполне спокойно мог использовать телепортацию, не опасаясь впечатать себя в стену или чего-то такого подобного. Кроме того, это выходило довольно быстро и не так уж затратно. Ну, наверное, имея такую книгу навыков, как труд профессора Лептона, надо было быть совсем уж дураком, чтобы не освоить сие умение.

Так что в кабинет я вернулся в хорошем настроении и даже пребывал в нем до вечера. Закат тоже прошел без происшествий. А в сумерках я опять слетал в руины замка, где, наконец, закончил статую зебры. Естественно, зачарованные камушки, которые должны были распространять вокруг себя ауру спокойствия и умиротворения, были заложены внутрь.

Свежеизготовленную статую я поместил в заранее приготовленный барабан с песком, зарядил накопитель во вращающем механизме и с чистой совестью оставил фигуру зебры состариваться.

Ночью я снова не пошел к кандидату в ханы, решив, что сделаю это завтра, после того, как удостоверюсь, что статуя окончательно готова. Сны Сомбры я больше не искал, Кейденс отсутствовала. Луна в своей тюрьме наличествовала и даже, к моей радости, читала оставленные мною выдержки из трактата о дихотомии. Поэтому я благоразумно не стал принцессу ночи трогать. Пускай себе просвещается!

В общем, уже которая ночь у меня прошла без визитов. Была мысль покошмарить Кризалис, но от нее я отказался. А то было подозрение, что после такого кошмарить исподтишка начнут уже меня самого. И отнюдь не во снах…

Первую половину следующего дня я посвятил закреплению навыка телепортации. Переместился в ту самую дальнюю часть парка, где раньше Дискорд простаивал, и там таскал с аллеи на аллею пятерку гвардейцев. Не сказать, что фестралы были рады таким упражнениям, но и явных проблем никто из них не испытывал. Я даже специально солдат опрашивал, особо напирая на то, что не нужно мне тут показной бравады. Чтобы они не пытались показать перед начальницей, какие они непробиваемые. Мне, наоборот, нужно было возможные симптомы отследить.

Но все проходило спокойно. Гвардейцы ни на что не жаловались. Головы у них не болели и не кружились, желудки не стремились резко расстаться с завтраком, а кишечники — с ужином. Да и внешне ночные пегасы выглядели молодцами. В какой-то момент я даже подумал, что это очень хорошо, что у меня сейчас не горячие дни, а обратная фаза. А то бы еще залип на какого-нибудь копытного мужика…

Завершив испытания и вернувшись к себе к обеду, уже приказал принести себе покушать, как секретарша доложила, что меня срочно хочет видеть Миднайт. И, судя по недовольному шипению из прихожей, перед словом «срочно» необходимо было добавить «чрезвычайно».

— Госпожа коммодор! — залетев в кабинет и захлопнув дверь, чуть не отбив нос не успевшей отойти подчиненной Рэйвен, выпалила коммандер. — Срочное донесение от группы, следящей за мятежницей Твайлайт Спаркл!

— Что она опять учудила? — поинтересовался, невольно проникаясь нервозностью обычно спокойной командующей ночной гвардией.

— Мы скрытно отслеживали ее действия, как вы и приказывали, — доложила Миднайт. Я попытался вспомнить, когда я такое ей поручал, но не смог. Видимо, вылетело из головы со всеми последовавшими свистоплясками. — До сего дня ни в чем явно предосудительном она замечена не была. Но сейчас она вместе с подругами направляется к руинам вашего замка!

— Что?! — наверное, хорошо, что еду мне доставить не успели, иначе, если бы я что-то ел, то точно бы подавился. — Вот негодяйка! Мало ей было в прошлый раз! Кто остался шпионить за ней? — спросил, устремив взгляд на коммандера.

— Четверо моих фестралов во главе с лейтенантом, — отрапортовала офицер. — Они, следуя моим заранее утвержденным инструкциям, сразу полетели в руины замка, чтобы затаиться там и при необходимости задержать заговорщиц!

— В этот раз она ссылкой не отделается! — злость на эту клячу с меня в этот момент, наверное, можно было сцеживать как яд со змеи, столько ее было. Ведь, черт возьми, уже все нормальные пони со мной помирились. Только эта ущербная осталась! Вот, опять поперлась, так еще и других подговорила! Ну, сама напросилась! — Четверых нам хватит, — решил я. — Сейчас мы с тобой телепортируемся в замок. Пора познакомить чей-то фиолетовый круп с ремнем!

— Давно пора, госпожа коммодор! — расплылась в довольной улыбке Миднайт.

Пару минут мы потратили на то, чтобы выйти из дворца в парк, после чего я перенес нас с коммандером. Но не сразу к замку, а на опушку Вечнодикого леса ввиду Понивилля.

— Лети к замку, рассаживай своих по местам так, чтобы эти клячи их не заметили, — скомандовал я Миднайт. — В случае чего не стесняйтесь применять силу. Главное — не убивать. Я кое-что проверю и тоже, если обстоятельства позволят, появлюсь в замке. Если я там буду, то сделаю все сама, если я в течение часа не появлюсь, вяжите Твайлайт и тащите ее сразу в столицу! Основная цель — фиолетовая мятежница. Остальных трогать, только если будут мешать захвату Спаркл! Понятно?

— Так точно! — оскалилась фестрал. — Отутюжим всех при необходимости!

Я лишь поморщился, вспомнив, к чему в итоге привела эта моя давняя оговорка. Если бы не она, то Твайлайт не задала бы поисковому заклинанию утюг вместо очередного параметра. И тогда у меня не было бы головной боли в виде бороздившего наши воды британского крейсера, который почему-то был размером с линкор. Правда, тогда, наверное, фиолетовой волшебнице удалось бы вернуть Тию. И еще неизвестно, что было бы хуже конкретно для меня…

Тут можно было бы поинтересоваться, почему я не перенесся сразу в руины. Ну, просто не все мозги мне дурацким приливом агрессивности переклинило. Даже в этом состоянии я заставил себя обдумать ситуацию и вспомнить, почему нахождение Твайлайт и компании там, куда они собирались, опасно для меня. Получить по башке Элементами мне по-прежнему совсем не хотелось. Поэтому, не зная, успела ли добраться туда ученица Тии, я решил действовать с некоторой осторожностью. Конечно, на постаменте лежали ни на что не годные муляжи. Но черт ее знает, эту неадекватную Твайлайт! В каноне Найтмер вообще те шары в труху раскрошила, но это Шестерку не остановило.

Кроме того я хотел еще кое-что уточнить. Ну не мог я поверить, что после всего нашего отличного общения Рэрити вот так запросто примкнула к этой банде, которая направилась на темное дельце! Подружками мы, конечно, не стали, но белая волшебница явно имела обо мне положительное мнение. Как, кстати, и Флаттершай, но ту могли просто, что называется, задавить большинством, убедив пойти с остальными. А вот с Рэрити такой маневр бы не прошел. Так что, если пошла и она, то произошло что-то странное…

Поэтому, отослав Миднайт, я укрылся невидимостью и, в наглую пользуясь свежеприобретенным навыком, телепортировался не в замок, а в бутик «Карусель». Прыгнул сразу внутрь, не до церемоний было. И, черт возьми, беглого осмотра мне хватило, чтобы понять, что дома никого нет. Все-таки ушла! Как же они ее уговорили? Или, может, она направилась куда-то по своим делам?

К сожалению, радара на поиск модельерш у меня не было, поэтому я просто решил проверить дома остальных воплощений Элементов.

Где жила Рэйнбоу, я понятия не имел, но относительно нее у меня и сомнений не было. Не удивлюсь, что именно эта сорвиголова активней всего подбивала подруг на поход. Пинки в своей кондитерской отсутствовала, заведение пустовало и, похоже, было временно закрыто.

И это могло бы начать напрягать меня, если бы, скакнув на яблочную ферму, я не обнаружил там Эпплджек, занимавшуюся опилкой какой-то частично засохшей яблони. Так! Кажется, не все так плохо!

Последним в моем чек-листе был коттедж Флаттершай. И, появившись внутри, я застал, как и когда-то давно, идиллическую картину. Подружки пили чай! Рэрити все же не подвела! Она не поперлась с фиолетовой неадекваткой в лес, а вместо этого пошла к желтой любительнице зверей чаи гонять! И, судя по их спокойствию, обе пони даже не подозревали о том, что где-то там за их спинами что-то делали их непутевые подружки!

Домик пегаса я покинул крайне довольным. Адекватная часть Шестерки явно ни в каких планах не участвовала. Твайлайт располагала, в лучшем для себя случае, только Пинки и Рэйнбоу. А этих двоих ей точно ни на какую активацию Элементов не хватит!

Успокоенный этой мыслью, я снова телепортировался. На сей раз уже в руины замка. Теперь удара гармонией под дых я мог не бояться. Волновало другое — хоть Твайлайт явно снова собиралась добраться именно до Элементов, я опасался, что не в меру любопытная волшебница обнаружит мою импровизированную литейную и состаривающуюся там статую зебры-праматери. Зная болтливость пони, можно было не сомневаться, что вскорости наша с кандидатом в ханы маленькая тайна станет всеобщим достоянием, что повлечет за собой неясные последствия. Причем они в любом случае будут негативными…

В целом, волна раздражительности спала, и я уже даже не собирался особо сильно тиранить настырных подружек. Ведь я, вроде бы, открытым текстом и не запрещал посещать руины замка, рассчитывая на то, что ни одна нормальная пони туда по доброй воле не полезет. Собственно, нормальные — Рэрити, Флаттершай и Эпплджек — и не пошли. А в гости ко мне пожаловали отмороженная Рэйнбоу, хаотичная Пинки и психически нестабильная Твайлайт. Ну, вот и что с них взять? И надо ли, помимо воспитательной порки, как-то наказывать?

В общем, я решил сначала посмотреть, зачем они вообще приперлись, а потом уже действовать.

Телепортировался я на знакомую вершину донжона, откуда быстрым шагом направился в зал, где располагался пьедестал с муляжами Элементов. Твайлайт, оправдывая мои ожидания, обнаружилась рядом с ними. При ней, как я и предполагал, были Пинки и Рэйнбоу. При этом розовая пони с крайним скепсисом разглядывала изготовленные мною обманки. Можно было подумать, что она в этой теме лучше фиолетовой волшебницы разбиралась. Хотя от кондитерши ждать можно было чего угодно.

— Ну, похоже, сейчас начнется веселье! — неожиданно провозгласила земная пони, словно подтверждая мои слова. Смотрела она куда-то мне за спину. При этом я был точно уверен, что все еще невидим. Но, прикинув, убрал маскирующее заклинание, представ перед гостьями замка в явном виде. От каноничной Найтмер я сейчас отличался только отсутствием доспехов. В принципе, никакой драки тут не ожидалось, поэтому и не стал я в латы облачаться. Зато рассерженную мину на лице состроил, самую малость оскалив клыки.

Отреагировали подруги по-разному. Пегас предсказуемо взъерошилась, встав в какую-то атакующую позу, Пинки, как ни в чем не бывало, помахала мне передней ногой, ну а бывшая ученица Тии просто растерялась. Выглядела она как ребенок, которого родители застали перед открытым сервантом за поеданием спрятанных там конфет.

— Вот только веселиться будете не вы. Я, кажется, всех предупреждала, — прищурившись, произнес, не давая главной смутьянке начать оправдываться. — Я ведь предупреждала!

— Но, Найтмер… — Твайлайт, развернувшись ко мне, сделала шаг назад и уперлась в пьедестал Элементов. — Я и не нарушала ничего…

— Веселиться будут все! — вдруг заявила розовая пони. — Ты ведь не думаешь, что только ты одна решила поучаствовать?

Честно говоря, этот ее вопрос меня сбил с толку. С одной стороны, она это, вроде, на серьезных щах сказала. А с другой стороны, это же Пинки! Поди пойми, что она вообще имела в виду. Вот только поразмышлять мне не удалось. Какое-то внутреннее, не шестое, а черт знает, какое, чувство вдруг заорало об опасности. Тут же заверещало сигнальное заклинание, которое я когда-то на себя накинул, а, как выяснилось деактивировать забыл. Тело Найтмер среагировало даже быстрее, чем я сам, отпрыгнув в сторону сразу на несколько шагов.

А в том месте, где я только что стоял, что-то взорвалось и поднялось облако какой-то магической взвеси, которая лишь краем задела меня, не причинив вреда. Размышлять о том, что это было, я не стал, резко стало не до того. Первые мысли о том, что три подружки устроили на меня засаду, я отмел. Они же сами сюда только что пришли, а до этого я здесь каждую ночь тусовался. Не успели бы они что-то подготовить. Да и это не в стиле Твайлайт.

— Теперь тебе не спастись! — торжествующий крик, разнесшийся под сводами зала, позволил мне тут же по голосу определить главного виновника «веселья». — Вот я и настиг тебя, тварь! Сколько бы ты ни прыгала телепортами, здесь я тебя догнал!

Довольно скалящийся Сомбра стоял во главе отряда, наверное, из полусотни рыл, оценивая обстановку. Но все же в основном он пялился на меня. Я же, в свою очередь, осмотрев недовластелина, отметил, что он, помимо своих стандартных нечищеных доспехов и побитой молью мантии нацепил еще кое-что. Амулеты. Ими темный единорог был обвешан, словно новогодняя елка игрушками. Еще больше сходство усиливало то, что в основном это были кристаллы, которые светились разными цветами.

Вот урод! Явился, понимаешь! И что-то, отметив число его приспешников, обряженных в шлемы подавления воли, мне как-то расхотелось с ним сражаться. Да не, почему расхотелось? Я, вообще-то, изначально не планировал! Но что там этот неадекват сказал? Что-то про то, что я от него бегал? Так это что, он за мной телепортировался, пока я по домам подруг шарил, а здесь догнал? Выходит, так!

Оставалось непонятным, как этот тиран недоделанный меня вообще нашел. Хотя тут гадать не приходилось. Наверняка он для этого Кейденс и исследовал. Снял с нее какую-то магическую сигнатуру, которая уникальна для аликорнов, и по ней навелся. Нас-то всего двое, и одна у него в тюрьме, так что у него даже шанса промахнуться не было! Вот ведь дрянь! Я же ему от имени Луны его ненаглядной говорил, чтобы сидел и носу из своей заснеженной империи не высовывал! Ну да, конечно! Послушал он, как же! Видимо, глупо было надеяться, что этот неадекват не решит переиграть все по-своему, руководствуясь своей искаженной логикой…

Все эти мысли пронеслись в моей голове за долю секунды. А в следующий миг я уже принял решение. Телепорты он там мои отслеживает? Так пусть еще попрыгает за мной по всей стране! И посмотрим, кто быстрее выдохнется — я, перемещаясь налегке, или он, таская свою группу поддержки! Вот только, собравшись телепортироваться отсюда куда подальше, я вдруг осознал, что новое умение отказало!

— А-ха-ха! — заливисто расхохотался Сомбра. — Никто! Слышишь? Никто не сможет отсюда телепортироваться, пока я сам этого не пожелаю! Даже ты, астральная тварь! И дымом ты более не обратишься! Об этом я озаботился в первую очередь! Хоть снаряд и не попал точно в тебя, но, даже задев краем, он выполнил свою задачу!

Я в это время как раз пытался применить запасной план для постыдного отступления. Но чертов темный единорог и здесь оказался предусмотрительным. Вот урод! И почему у него именно в эту сторону мозги прекрасно работают, но во всем остальном отказывают?

Правда, кое-чего чернокнижник, надеюсь, не учел. Осмотрев ряды его войска, я удовлетворенно заметил, что оно почти полностью состояло из единорогов и земных пони. Пегасов было сильно меньше, чем представителей двух других рас. Кстати, за спинами обряженных в стандартные доспехи зомбированных бойцов я заметил подозрительно знакомые тушки без брони. Вот только обдумывать, как и почему они здесь оказались, времени не было.

— Этих захватить, как тех, прежних! — властно кивнул Сомбра на троицу подруг. — Я чувствую в них что-то. Из них выйдут прекрасные рабы! Ну а ты… — он уставился на меня. — Ты знаешь, что сейчас будет! Сейчас восторжествует справедливость! Я долго этого ждал! Ждал и готовился! Моя милая Луна предостерегала меня, но я все предусмотрел! — он достал из-за пазухи еще какой-то сделанный на основе кристаллов агрегат.

Похоже, именно так выглядел заказанный мною же сепаратор. Внешне своей разветвленной формой он напомнил мне великий камень душ. И, помня, куда попадают плененные в камень души, я испытывать на себе его действие не хотел. Тут, конечно, не мир Древних Свитков, но вдруг какой-то аналог Каирна Душ отыщется?

— Скоро! — провозгласил король. — Скоро моя дорогая Луна будет свободна! И вместе мы покорим весь мир!

— Много болтаешь! — заявил я в ответ.

Пока темный единорог разглагольствовал, я уже успел достать свой боевой молот. К сожалению, времени переодеваться в доспехи не было. Свое же оружие я, размахнувшись телекинезом, метнул в противника, рассчитывая, что нестандартное использование позволит застать врага врасплох. Вероятность этого была высока, тем более тогда, когда он, подобно всем классическим злодеям, продолжал гнать пафосную пургу.

К сожалению, в последний момент эта паскуда обратилась черным туманом, пропустив молот сквозь себя. Правда, своим броском я сбил пару бойцов короля, которым не повезло стоять прямо позади него, но это явно был не тот результат, на который я рассчитывал.

Сомбра, снова обретя нормальную плотность, раскатисто расхохотался. Но в этот момент я телекинезом дернул улетевшее оружие к себе. Таким образом молот у меня стал неким бумерангом. И вот в обратном полете он знатно врезал по больной голове темного единорога. Заставить ее работать нормально я уже не надеялся, но зато корону с его башки сбил. Правда, к сожалению, ударил его молот не основной частью, а древком, так что череп тирана выдержал.

— Лимб заберет тебя! — взревел Сомбра. — Вы пятеро, схватить тех трех и охранять пленниц! — приказал он какому-то своему отделению. — Остальные — взять ее! — это уже недовластелин прокричал, указывая на меня.

На отдачу команд хозяин Кристальной империи потратил несколько секунд, которые я использовал с толком. Взлетев, устремился к большому пролому в крыше. Если все правильно помнил, его проделала Тия в ходе своего сражения с сестрой, когда падала с высоты после удачного удара Найтмер. Видно, уже тогда белая аликорн ела слишком много сладкого, раз, упав, даже крышу проломила.

Но сейчас я за это деяние Селли был благодарен, ведь через оставленную ею дыру собирался сбежать. Два или три пегаса в войске тирана все же было, и они даже, повинуясь приказу заподозрившего неладное хозяина, стартовали мне наперерез. Но тут к свалке присоединилась Миднайт со своими архаровцами. Фестралы сделали все правильно, они выждали момента и ударили, пользуясь своим преимуществом в воздухе.

— Ты слаба, астральная тварь! — заорал снизу Сомбра. — Тебе не уйти! Моя любимая будет рада твоей смерти!

И этот ублюдок, чтоб его черти драли, не только выкрикивал угрозы. Прямо из пола с ужасающей скоростью, повинуясь темной магии, вырвался огромный черный кристалл, который, мигом выросши до потолка, заткнул собой намеченную мною дыру.

— Приготовься к смерти! — расхохотавшись, прорычал враг. Под ним тоже начал прорастать кристалл, на его плоской вершине король поднимался к потолку как на лифте, перед собой он уже держал сепаратор, нацеливая его на меня. Большая часть его подчиненных, правда, бестолково перемещалась где-то снизу, вот только основная опасность исходила от темного единорога.

Но вдруг что-то изменилось. Сомбра словно споткнулся на ровном месте. Он, правда, стоял на верхушке своего кристалла, а не шел. Но значение имел тот факт, что королю явно резко поплохело.

— Сердце! — выпучив глаза, выпалил он, приложив ногу к закованной в броню груди.

После этого темный единорог пошатнулся, а конструкция под ним сначала перестала расти, а потом вдруг, будто разом потеряв опору, завалилась куда-то вбок, сбрасывая хозяина и всем своим, судя по всему, немалым весом обрушиваясь на одну из стен. Древняя, давно уже не знавшая ремонта кладка не выдержала такого грубого обращения, и в месте удара часть стены обвалилась, образуя дыру в соседний зал.

Посыпавшиеся вниз кирпичи, как я успел краем глаза заметить, вывели из строя одного или двух солдат Сомбры. Они, конечно, в касках были, так что вряд ли были убиты. Но после такого удара по башке обычно быстро в себя не приходят. Облако поднявшейся штукатурной пыли заволокло, наверное, половину зала, а кристалл, с которого свалился король, вдруг покрылся мелкой сетью трещин и через миг рассыпался на множество мелких осколков.

Сам же владыка Кристальной империи под моим удивленным взглядом кубарем скатился со своего упавшего сталагмита и беспомощно растянулся на полу. Я просто не верил своим глазам. Неужели мне в кои-то веки повезло, и сердечный приступ случился у подлеца в самый подходящий момент? Я даже передумал в него молнией, которую несколько мгновений накапливал, пулять, помня, что зарядом наши медики зачастую заставляли снова забиться недавно остановившиеся сердца.

Но, к сожалению, самоустраниться Сомбра не возжелал. Рычанием отогнав нескольких прислужников, он встряхнулся и начал подниматься на ноги. И в этот момент получил от меня подарок в несколько киловольт. Какой-то амулет, висевший на цепочке на груди у темного единорога, аж взорвался, разлетевшись осколками. Видимо, он отвечал за сопротивление молниям, но маленько не выдержал поданного мною напряжения. Но, несмотря на вышибленные пробки, противник и не думал сдаваться.

— Нет! Моя Луна! Даже ценой жизни я спасу тебя! Даже без сердца! — проорал он, видимо, окончательно оклемавшись. И это несмотря на то, что от него все еще дымок поднимался.

Под супостатом снова начал расти черный плоский кристалл, но я, дождавшись, пока он поднимется повыше, просто облетел его и через дыру, проделанную в стене предыдущей подставкой Сомбры, выбрался в соседнее помещение.

Судя по яростным крикам, растить кристалл вбок ему теперь было не так просто, поэтому тиран отправил по мою душу своих миньонов, от которых пока было мало толка. Они всей толпой ввалились в зал через штатную дверь. Единороги начали пулять по мне из всех рогов кто во что горазд, кто молнией, кто стандартным огненным шаром, кто-то вообще додумался попытаться меня телекинезом за ногу схватить. На это я ответил своим огнем, который был заметно эффективнее. Ха! Будут знать, как с аликорном связываться!

Земные же пони первым делом, пока я выводил из строя средними по силе молниями вражеских магов, пробежали зал насквозь и закрыли единственные ворота, которые вели из него наружу. К сожалению, дыр в крыше в этом помещении не было, как и окон. Вот черт! Это маги, значит, отвлекающий маневр провели. А я на него попался. Но ладно, хотя бы сократил группу поддержки противника. Судя по всему, доспехи солдат короля имели какое-то пассивное сопротивление стихиям, потому что никого из прислужников короля мои молнии, насколько я мог видеть, не убили. Но, корчась в судорогах, за врагом не побегаешь.

Я уже развернулся, готовясь разделаться с оставшимися миньонами недовластелина, как вдруг он самолично появился передо мной во вспышке телепортации. Вот читер! Всем телепортацию запретил, а сам продолжал пользоваться! Наверняка за подавление транспортных чар отвечал один из его амулетов, но мне сейчас было не до того, ибо хозяин Кристальной империи, поддерживая себя в воздухе левитацией, двинулся ко мне. Свободный полет явно давался ублюдку не так уж и легко, но, видимо, я довел его настолько, что он уже ни на чем не экономил. Безумец явно хотел лишь одного — достичь своей цели. Любой ценой…

А цель его была ясна. Перед собой Сомбра телекинезом держал сепаратор, направив его разветвляющейся частью кристалла на меня. Кристаллы в этом странном подобии раструба начали постепенно загораться, каждый своим цветом, и происходящее мне совсем не нравилось!

А еще больше напрягало то, что было непонятно, как от этой штуки защищаться. Телепортация снова не работала, так что я устремился к пролому в стене, ведущему в зал с Элементами, через который я в это помещение попал. Благо, не успел от него далеко отлететь.

Вот только уже на подлете, оглянувшись, увидел летящий в меня луч, похожий на лазер. А снова повернув голову к пролому, резко затормозил — оттуда прямо на меня неслась знакомая радуга!

У меня просто не было слов. Даже выругаться времени не оставалось.

Поэтому я совершил единственно возможное на данный момент быстрое действие. Сложив крылья, надеясь как-то увернуться хотя бы от одного из зарядов враждебной магии, я рухнул вниз, прекрасно понимая, что попытка будет неудачной — не так-то просто, не будучи элементарной частицей, обогнать летящий свет…


Сегодня явно был один из худших дней в жизни Рэрити! А ведь начинался он совершенно спокойно. Ничто не предвещало беды. Накануне, встретившись с Флаттершай в спа, она договорилась сегодня навестить подругу у нее дома и пришла к ней в гости точно к обеду.

Покушав, они продолжили начатый еще вчера, во время процедур в спа, разговор. Белая волшебница пересказывала пегасу содержимое центральной статьи «Сентинел», которую та сама побоялась прочитать. Модельер была впечатлена смелостью леди Найтмер, не побоявшейся раскрыть подобную правду. Ну, и еще тем, что черная аликорн, оказывается, сдерживала еще одну древнюю преступницу внутри самой себя.

Флаттершай, очень близко воспринимавшая подобные новости, предсказуемо расчувствовалась, и подруге пришлось ее успокаивать, переведя разговор на нейтральные темы. Она красочно описала полученные в подарок платья из гардеробной самой принцессы, похвасталась, что уже почти перешила одно из них под свою фигуру и предложила следующее переделать для хозяйки. Оно прекрасно подходило под цвет гривы пегаса. Подруга, правда, отказалась, заметив, что это Рэрити была вручена награда, да и приковывать повышенное внимание к себе любительница тихой жизни вовсе не желала.

Волшебница давно уже пыталась расшевелить свою подругу, но та всячески сопротивлялась. А ведь с ее фигурой она бы могла стать идеальной поникенщицей! Но, с другой стороны, единорог знала робкий характер подруги и не хотела как-то давить на нее. Просто было обидно, что та зарывает свои таланты в землю.

Но в какой-то момент что-то неуловимо изменилось. Сидевший на специальном маленьком стульчике Эйнджел вдруг выронил морковь, которую он ранее с аппетитом грыз, посмотрел куда-то за спины подруг и, вскочив, умчался из комнаты.

— Что это было? — обернувшись и никого не увидев, поинтересовалась у подруги Рэрити.

— Он стал довольно осторожным после своей встречи с Найтмер, — заметила хозяйка. — Но знаешь, я тоже что-то почувствовала. Какое-то дуновение ветра…

Единорог хмыкнула. Неудивительно, что она сама ничего не поняла. Пегасы по сути своей гораздо теснее связаны со стихией воздуха. Но что же тогда произошло?

Еще пару минут подруги строили догадки, как вдруг волшебницу ослепила какая-то вспышка.

— И здесь ее уже нет! — недовольно проревел незнакомый, но неприятный на слух голос. — Ничего! Ей от меня не скрыться!

— Вы что это творите, вредители?! — а вот этот голос был ей знаком и принадлежал Эпплджек. — А ну-ка, живо поставь меня на землю! А-то я те покажу, как честных пони похищать!

— Заткните ей пасть! — приказал первый голос. — Ай! И отнимите пилу!

Открыв глаза и проморгавшись, волшебница оторопела. В комнате, где они только что находились вдвоем, ныне стало тесно. Тут появилось множество пони в одинаковых доспехах, которые дизайнер, к своему ужасу, мигом опознала. Это были такие же латы, в каких ходил при ней один раз командир Армор. И она знала, что это форма приспешников злокозненного короля Сомбры!

А в еще больший ужас она пришла, когда посмотрела на того, кто отдавал солдатам команды. Это был темного окраса единорог, внешний вид которого просто не мог не ужасать! Это же надо было так себя запустить! Рэрити, конечно, знала, что многие жеребцы скептически относятся к косметическим процедурам, но ныне перед ней находился прямо-таки образец нечистоплотности. Индивид был одет в давным-давно не чищеные латы, его когда-то величественная мантия ныне представляла собой жалкую тряпку, которой даже стирка бы уже не помогла. Грива незваного гостя явно не знала не то что ножниц, но даже расчески.

Но главным все же был не внешний вид этого жеребца, который прямо сейчас отобрал у висящей в телекинетическом поле одного из его прислужников Эпплджек пилу и выкинул ее куда-то себе за спину. Главным было то, что именно он, похоже, перенес сюда всю эту шайку. И именно он ею командовал. А значит, это был король Сомбра собственной персоной!

Волшебница мимоходом отметила странную корону на голове незваного гостя и вздрогнула, когда уже он сам остановил на ней взгляд. Рэрити сжалась, а крутившиеся в уме вопросы о том, как в компании древнего злодея оказалась знакомая фермерша и почему у нее с собой была пила, мигом отпали.

— Этих схватить и забрать с собой! — приказал своим солдатам темный единорог. — Еще не хватало, чтобы они подняли тревогу. Да и в целом экземпляры любопытные. Потом покажу моей Луне, как я делаю вскрытие! А напоследок пусть увидят, как восторжествует справедливость!

Король патетично вытянул переднюю ногу, указывая на нее и на застывшую в ужасе Флаттершай. И тут же Рэрити поняла, что оказалась подхваченной телекинезом одного из единорогов. Лица всех нападавших, кроме самого Сомбры, были скрыты полными шлемами, глазные прорези которых светились неестественным зеленым светом, еще больше пугая и так уже находящуюся на грани обморока волшебницу.

А потом была новая вспышка. Как поняла дизайнер, вызвана она была телепортационными чарами. Оглядев новое место, где они оказались, волшебница пришла в еще больший ужас. Отряд Сомбры, оказывается, был гораздо больше, чем она думала. И сейчас вся их группа находилась в руинах замка Найтмер. Это место, с которым у нее было связано немало не самых приятных воспоминаний, Рэрити не могла не узнать.

Что удивительно, возле постамента с покоившимися на нем Элементами она увидела Твайлайт, Пинки и Рэйнбоу. А еще в помещении была хозяйка этого места. Увидев леди Найтмер, единорог даже обрадовалась, надеясь на то, что могучая черная аликорн сейчас спасет их всех.

Но дальше начался настоящий кошмар! Рэрити вообще не успевала понимать, что происходит. Пегасы Сомбры сражались с непонятно откуда взявшимися фестралами, сам король что-то выкрикивал, периодически заливался зловещим смехом и призывал чудовищных размеров кристаллы, разрушавшие и так пребывающий в скверном состоянии замок, Найтмер летала где-то под потолком, сверху сыпались кирпичи, пыль, штукатурка и осколки кристаллов!

Единорог сосредоточилась на том, чтобы просто уцелеть в этом хаосе. Она прикрыла себя и прибившихся к ней Флаттершай и Эпплджек силовым щитом от падающих сверху камней, а вот паре солдат, которых темный маг оставил охранять их, не повезло получить по шлему камнем.

Заметив это, единорог толкнула земную пони и указала ей сначала на сжавшуюся на полу Флаттершай, а потом на Твайлайт, Пинки и Рэйнбоу, на которых угрожающе наступали трое солдат короля Кристальной империи. Откуда в ней проснулась решимость, Рэрити не знала. Истинная леди давно уже лежала бы в глубоком обмороке, но единорог поняла, что сейчас от ее действий может многое поменяться. Становиться рабыней мерзкого чернокнижника и преступницы Луны, которую он планировал вызволить, она совершенно не собиралась! А уж про собственное вскрытие и слышать ничего не желала!

Сомбра явно не планировал, что в его тылу во время битвы с Найтмер окажется кто-то еще. Вот только Твайлайт после своей магической травмы не могла колдовать, значит, дизайнер была среди подруг единственным единорогом с полнофункциональной магией. Вот только боевых заклинаний она совершенно не знала!

Эпплджек, тем временем, мощным лягающим ударом отправила одного из стоявших рядом солдат Сомбры куда-то в ту часть зала, которую было плохо видно из-за поднявшейся после падения какого-то кристалла штукатурной пыли, и накинулась на второго. Похоже, владыка северной империи так же где-то схватил ее, как и чаевничавших подруг. И оранжевая пони явно была недовольна своим дерзким похищением, не церемонясь с прихвостнями тирана.

Пинки, достав из гривы свою вечериночную пушку, выстрелила из нее чем-то, подозрительно напоминавшим подарочную коробку. Ее снаряд даже был перевязан ленточкой с бантиком. Вот только солдат Сомбры, в которого этот подарок прилетел, явно оказался не рад его получению. Как и тот, которого пнула яблочная пони, он улетел куда-то вдаль и пропал из видимости.

Твайлайт, похоже, до сих пор пребывала в шоке от происходящего, как и Флаттершай. Но Рэрити, толкнув подругу, указала ей на испуганную фиолетовую волшебницу, которая не могла колдовать. Пегас, хоть и была до крайности напугана, увидев, что кому-то может быть еще хуже, взлетела и, перемахнув битву, опустилась возле постамента с Элементами, рядом с Твайлайт.

Хуже всего, как ни странно, обстояли дела у Рэйнбоу. В пикировании сбив с ног еще одного бандита Сомбры, она напала на возглавлявшего противостоявших подругам приспешников короля единорога. Но тот, увернувшись от ее атаки, каким-то образом схватил проскочившую мимо него летунью телекинезом за хвост. Уже только от резкой остановки рывок должен был быть болезненным, так солдат Сомбры еще и начал раскручивать противницу, продолжая держать за хвост и не давая ей стабилизировать свое положение и отлететь.

Поняв, что именно здесь требуется ее помощь, Рэрити принялась судорожно искать варианты того, как она могла бы вмешаться. И тут модельер вспомнила, что рассказывала ей во время их прошлой встречи Найтмер. Приспешники Сомбры не служили ему добровольно, они подчинялись этому тирану только из-за силой надетых на них шлемов! Значит, если его снять…

Телекинетические поля волшебницы будто окутали голову противника, а сама она начала изучать то, как этот элемент доспеха крепился к горжету и кирасе. Мелкие и точные действия телекинезом у нее были отработаны, именно они чаще всего требовались при кройке и шитье. Крепления не были особо сложными. Да что там, на платьях кобылок они зачастую были гораздо сложнее! Поэтому уже через несколько секунд модельер дистанционно расстегнула все крепежи и сдернула шлем с единорога.

Когда его рог проходил сквозь специальное отверстие в шлеме, телекинез на секунду нарушился, и Рэйнбоу, освободившись, отлетела в сторону. Впрочем, тут же она стабилизировала полет, развернулась и спикировала на врага, сбив его с ног и начав бить по не защищенному больше доспехом лицу. Пегас явно была очень недовольна.

Рэрити же, тем временем, подбежала к пьедесталу, где до сих пор стояли Твайлайт и Флаттершай. Через пару секунд к ним присоединились Пинки и Эпплджек.

— Твайлайт, нужно что-то сделать! — выпалила Рэрити. Она понимала, что ученица принцессы явно лучше нее должна знать, как им действовать.

— Но что я могу? — выдавила из себя та. — Элементы у меня за спиной, но они не сработали в прошлый раз. А сейчас я вообще хотела только их еще раз тщательно осмотреть!

— Главное — не паникуй! — приобняла ее розовая пони, легко успокоив начавшую заводиться подругу. — И не унывай!

— Ай, мисс! — вдруг донесся до них незнакомый голос. — Зачем вы меня бьете? Ай! Это больно, вообще-то!

Обернувшись на голос, белая волшебница увидела, что принадлежал он единорогу, с которого она сняла шлем, которого продолжала бить радужная пегас.

— Шлемы заставляют их сражаться за Сомбру, — крикнула она. — Прекрати, Рэйнбоу! Ты разве не видишь? Он уже не агрессивен!

— Пожалуйста, остановись! — Флаттершай мигом оказалась рядом с недавним противником и каким-то невероятным образом оттеснила от него рассвирепевшую летунью. — Как вы, мистер?

— Я… Не знаю… — обалдело произнес незнакомый кристальный пони. — А где я вообще? Вы кто? И почему на мне эти доспехи? О нет! — бывший подручный короля сжался. — Сомбра где-то здесь! Поблизости! Я всем сердцем его чую! Спасите! — он обвел умоляющим взглядом подруг. — Он же опять подчинит нас! Спасите нас!

Крики привлекли внимание еще нескольких солдат Сомбры, продолжавших исполнять волю своего поработителя, они двинулись в сторону подруг.

— Твайлайт! — с мольбой в глазах посмотрела на нее Флаттершай. — Мы должны помочь! Помочь им всем! Ничего нет хуже, чем подчиняться чужой злой воле…

— Попробуешь снова включить Элементы? Ты самая начитанная пони из всех, кого я знаю. Можешь мне смело верить! — произнесла Эпплджек. — И можешь полагаться на мою помощь. Я обещаю!

— Элементы? Но что мы можем сделать? — растерянно спросила ученица принцессы.

— Не унывать и верить в себя, в первую очередь! — заявила Пинки. — Я ведь знаю, ты это умеешь!

— Не переживай, подруга, мы своих не бросаем! — заявила приземлившаяся рядом Рэйнбоу. — С тебя идея. С нас, если понадобимся, воплощение! А мы с Эпплджек, пока ты думаешь, намнем бока парочке плохих пони! — она взглянула сначала на только что побитого кристального единорога, который от этого взгляда сжался на полу, потом на приближающихся солдат Сомбры. — Тебе они не помешают!

— Я могла бы снова попытаться использовать Элементы, — оглянулась на постамент Твайлайт. — Вот только моя магия…

— Есть заклинание, которое позволяет использовать ресурсы другого единорога! Леди Найтмер его на мне применяла! — вспомнила один из самых волнующих моментов в своей жизни модельер. — Ты наверняка его тоже знаешь! Можешь использовать мою магию! Столько, сколько понадобится!

— Давай, Твайлайт! Мы в тебя верим! — хором поддержали ее остальные подруги.

— Спасибо, девочки! Что бы я без вас делала? — улыбнулась фиолетовая единорог.

Видимо, она знала заклинание, про которое вспомнила Рэрити, потому что дизайнер почувствовала отток магии. А дальше произошло что-то невероятное…

Волшебница, даже если бы сами диархи потребовали от нее описать ощущения, не смогла бы этого сделать. Перед глазами она видела непонятно откуда возникшую радугу, душу переполняли светлые эмоции. А еще она почувствовала себя полностью свежей и отдохнувшей.

Радуга, которую она видела, устремилась почему-то не в небо, а в дыру в стене. А через миг огромный кристалл, что самым первым вырастил Сомбра, вдруг начал покрываться трещинами от основания к верхушке. Вот только, когда нижняя его часть уже рассыпалась, верхняя еще была твердой и, накренившись, уперлась в край крыши там, где она когда-то была пробита. Древняя конструкция, и так уже когда-то поврежденная, не выдержала, и огромный кусок потолка обрушился вниз, увлекая за собой и часть стены, а вслед за ними вниз полетела и верхушка кристалла. Прямо на постамент с Элементами и стоявших рядом подруг.

Увидев, падающие прямо на нее обломки, Рэрити подскочила к стоявшим в двух шагах от нее Рэйнбоу и Пинки и укрыла их и себя силовым щитом. Через миг раздался грохот обвала, и все заволокло пылью.


Сказать, что мне было плохо, — ничего не сказать. Болела в основном голова, но ее одной хватало сполна. На фоне этой головной боли как-то пропадали ощущения от ушибов, которые я наверняка получил, упав вниз с нескольких метров.

Как и предполагал, увернуться от направленной магии не получилось, поэтому сейчас я и страдал. Вот черт! Никогда за всю прошлую жизнь, даже на новый год и день рожденья, не напивался до состояния тяжкого похмелья. А тут, похоже, получил что-то подобное, не выпив ни грамма алкоголя! Проклятье! Это ж надо было так вляпаться!

Радовали только два факта. Первый заключался в том, что я мыслил, следовательно, существовал. Второй состоял в том, что у меня все болело. То есть это самое «все» у меня наличествовало. Бесплотным духом я не стал, тело было при мне.

А ведь в какой-то момент я уже готовился к аннигиляции. Особенно в тот миг, когда весь немаленький резерв магии одномоментно был высосан, будто в черную дыру ухнул. Все мои активные заклинания, естественно, в этот момент разрушились, в том числе и то, что помогало полету. Да, как выяснилось, местные крылатые на магической тяге летали. Ну, оно и не удивительно, для обычного полета крылья маловаты даже у аликорнов. И мне, вот, довелось в этом на практике убедиться, навернувшись с высоты. Хорошо хоть, с небольшой…

Но все сейчас для меня затмевало другое событие. Да, от несущейся навстречу со скоростью, пусть не света, но реактивного самолета, радуги сложно было увернуться, хоть я и пытался. Вот только, как выяснилось, делал я это напрасно. Ибо направлена она была не на меня!

Нет, меня тоже зацепило. И приложило неслабо. Я при этом ощутил, что меня будто целиком рентгеном просветили, потом разобрали по клеточкам, вынули все мысли, чаянья, стремления, просканировали их, а потом собрали все обратно.

Так стремно мне не было даже перед экзаменами по интегральному исчислению в университете, когда я пришел, зная только первый билет! Но, как и тогда, на сессии, экзамен я сдал. Но тогда я на удачу действительно вытащил первый билет, а сейчас получилось, что сдал сам. И, судя по полученным образам, свою тройку с минусом честно заработал.

Конечно, было ощущение, что, будь я здесь один, то мог бы огрести сильнее. Но, на мое счастье, позади меня находился кое-кто, кого гармония посчитала куда более опасной и приоритетной целью. Так что ее удар, как ни странно, был направлен в основном не на меня. Мне лишь, образно говоря, погрозили пальчиком…

Пока я собирался с мыслями, вокруг что-то происходило. Похоже, всех, находившихся в замке, так или иначе приложило этим ударом.

— Проклятье! Что это было? — поинтересовался, судя по шипящим интонациям, кто-то из моих фестралов.

— Элементы сработали! — ответил ему такой же шипящий голос. — Значит, Найтмер была неправа на их счет!

— Твоя форма, лейтенант! — это уже явно говорила Миднайт. — Ты ее потерял! Восстанови немедленно! Госпожа здесь!

— Да, точно… — немного виновато ответил заместитель моей командующей.

— Пакуйте этих кристальных! — тем временем, продолжала распоряжаться коммандер. — Чем больше сдадим, тем лучше! — радовало то, что, видимо, все ее подчиненные, как и она сама, уцелели. Настораживало, что никто из них не бросился в первую очередь искать меня. Или что, они подумали, что после большого бума, что тут случился, от меня даже рожек-ножек не осталось?

В общем, собравшись с силами, поднял голову и открыл глаза. И не увидел ничего, кроме каких-то темно-синих, почти черных клочьев, висевших прямо перед лицом. И когда уже думал испугаться, предположив, что глаза пострадали, понял, что это была моя собственная грива. Проклятые волосы в отсутствие магии обрели плотность и теперь свисали перед лицом, закрывая мне обзор.

Вспомнив, как делали женщины в рекламе шампуней, опустил голову, а потом разогнул шею, закидывая волосы назад. В целом это помогло, поэтому, несколько раз моргнув, принялся осматриваться. И первым делом увидел виновника всего торжества.

Сомбра в прострации сидел совсем рядом. Вот только выглядел он как-то странно. Такое впечатление, что короля в баню сводили, а потом в парикмахерскую. А потом еще и к стилисту!

Недовластелин стал чуть светлее, если раньше он был темно-серым, то сейчас стал просто серым. А вот красный цвет из его внешности исчез совсем. Мантия теперь была синей, доспехи исчезли, острый и загнутый рог стал совершенно обычным, и конец его больше не был красным. И даже цвет радужки сменился. Какой он стал, я, честно говоря, не разглядывал, но глаза у темного единорога теперь тоже были стандартными. Клыки, наверное, тоже заменились обычными зубами, этого я не видел, так как рот владыки Кристальной империи пока был закрыт.

Грива и хвост короля, кстати, тоже стали светлее. И в них появились синие пряди. Ну, как я и говорил, его, похоже, просто хорошо отмыли, счистив вековую пыль, под которой обнаружилась оригинальная раскраска недовластелина!

Но гораздо больше меня насторожил другой факт. Сомбра, в свою очередь, посмотрел на меня. Взглянул и застыл. Причем он теперь не просто смотрел, а прямо таки пялился. Взглядом пожирал, если хотите. Так, наверное, умирающий самурай должен смотреть на падающий с ветви цветущей сакуры лепесток.

— Совершенство! — вымолвил король, не отрывая от меня взгляда. — Совершенство!

Сглотнув комок в горле, я принялся подниматься на ноющие ноги, при этом пытаясь сообразить кое-что. Если, как говорила известная пословица, от любви до ненависти один шаг, то верно ли обратное? Жаль, что рядом не было Кейденс — местного эксперта в этой области. Она в любом случае была бы кстати, просто как единственная на данный момент полноценная принцесса.

Как ни странно, тут же мое желание сбылось. Причем буквально. За спиной завороженно следящего за мной Сомбры возникла розовая аликорн. А потом она со всего размаху огрела единорога по голове какой-то деревяшкой, удерживаемой в ее голубом телекинетическом поле, которая аж от удара переломилась. Недовластелина сегодня уже били по голове, и, видимо, этот удар стал последней каплей. Икнув и собрав глаза в кучку, он вырубился.

— Мерзавец! Ты теперь ответишь за все! — с ненавистью посмотрев на повергнутого врага и даже пнув его разок, произнесла принцесса любви. — Связать, заблокировать магию! — приказала она фестралам.

Ого! А он ее все же сильно достал, пока она под замком сидела. Судя по нашему общению во снах, коллега не должна была настолько обозлиться. Хотя кто знает, как прошло ее освобождение. Может, с Шайнингом что-то во время операции случилось?

— Прости, Найтмер! — розовая аликорн направилась ко мне. — Я не смогла явиться раньше. Сама понимаешь!

— Понимать-то понимаю, — вздохнул я. — В любом случае, рада тебя видеть…

— Ваши высочества! Вам нужно это видеть! — прервала наш разговор Миднайт. — Еще аликорн!

Тут же два ее фестрала сгрузили между мной и Кейденс бессознательную темно-синюю тушку. Принцессе ночи, похоже, перепало не меньше, чем мне. И хоть в размере она не потеряла, но вот, судя по синей совершенно обычной гриве, магии у нее тоже не было.

— Это Луна? — посмотрев на меня, уточнила розовая аликорн. Я кивнул. — Заковать в цепи, в рот кляп, на рог блокиратор! — тут же с нехарактерной для нее решительностью скомандовала подруга. — Как она здесь оказалась?

— Похоже, клятый сепаратор все-таки сработал… — вздохнул я, пытаясь понять, радоваться мне из-за этого или горевать. С одной стороны, мы с Луной теперь не были связаны. А с другой стороны, поди теперь пойми, как мы разделили силы и что с ней вообще после всего случившегося делать.

— Сепаратор… — задумчиво повторила Кейденс.

В этот момент я как раз посмотрел на лицо коллеги. И на секунду на нем отразились растерянность и удивление. Всего на секунду, но этого мне хватило, чтобы понять, что обо всем, судя по всему, моя собеседница знала, но не о сепараторе!

Именно эта конкретная розовая аликорн не знала об устройстве, которое сама же помогла Сомбре создать! А ведь действительно! Помимо разработчика, о сепараторе знали только мы с принцессой любви. Значит, передо мной стояла…

Я снова посмотрел на безупречное лицо якобы подруги. Теперь было понятно, как ее перед Кантерлотской свадьбой не вычислили! Но, увидев легкую усмешку, с ужасом понял еще кое-что. Она догадалась, что я догадался!

Между нами лежало бесчувственное и уже упакованное тело Луны. А рядом с ним выстроились ожидавшие приказа коммандер и двое ее подчиненных. Своей магии у меня, благодаря то ли сепаратору, то ли Элементам, еще не было. Но хотя бы рядом были верные гвардейцы!

— Миднайт, взять! — одни и те же слова одновременно слетели с моих губ и с губ ложной Кейденс.

С некоторым удивлением я успел посмотреть на Кризалис и подумать, что она уж слишком уверенно приказывает моему офицеру. Но на обдумывание этой мысли времени у меня уже не было. Резко стало темно…


Сколько прошло времени, Рэрити не знала. Она просто стояла, боясь пошевелиться. Но в какой-то момент ее внимание привлек голос Рэйнбоу.

— Да уж, эта каменюка, конечно, об мою голову так и так раскрошилась бы, но приятного было бы мало… — произнесла летунья, критически осматривая каменный обломок размером чуть ли не с нею саму, который завис прямо над ней в силовом поле волшебницы.

— Рэйнбоу, ты не могла бы выйти из-под него? — осмотрев эту картину, поинтересовалась дизайнер. — И что это у тебя на шее? — она отметила стильное украшение, которого раньше у знакомой не было.

— Нет проблем, — пегас сделала пару шагов вбок, после чего единорог опустила камень на пол. — Все равно спасибо, подруга, что предоставила крышу, — улыбнулась Дэш. — А что это за штука, я не знаю, но она классная. У тебя, кстати, такая же!

— А где все остальные? — мимолетно обрадовавшись окончательному примирению с Рэйнбоу, озаботилась единорог.

— С ними все в порядке, — уверенно заявила Пинки, кивнув куда-то на большую кучу обломков.

— В порядке? — ужаснулась модельер, представляя, в каком состоянии могут пребывать пони, заваленные камнями. Ведь защитить их было некому...

Внезапно куча разом просела и обвалилась внутрь себя, а рядом с ней в фиолетовой вспышке появились Твайлайт, Флаттершай и Эпплджек.

— Твоя магия! — заметила пегас. — Она снова работает!

— Да, это так! Я смогла прикрыть силовым щитом себя и девочек, — улыбаясь во весь рот, кивнула фиолетовая единорог. — И все благодаря вам всем. И Элементам! Ах, как приятно вновь ощущать себя полноценной!

— Они исцелили тебя, — обрадовалась Рэрити.

— Вот только от них самих ничего не осталось… — заметила желтая пегас, указывая на место, где раньше стоял пьедестал. На него упала та самая верхушка кристалла. И, прежде чем она сама рассыпалась на осколки, успела разнести вдребезги и постамент, и то, что на нем располагалось…

— Те камни были лишь символами. Элементы от них не зависели. Более того! Найтмер подменила камни, но забыла, что суть не в них, а в самой Гармонии, которая после замены камней никуда не делась из этого места! Теперь мы сами являемся носителями Элементов! — гордо заявила на это ученица принцессы. — И как я раньше сама до всего этого не додумалась?

— А сейчас ты откуда узнала? — поинтересовалась Эпплджек.

— Поняла, когда активировала Элементы… — призналась восстановившая силы волшебница. Она явно хотела сказать что-то еще, но была перебита.

— Быстрее! Снимайте с них шлемы! — непонятно откуда возникший кристальный пони, которого еще недавно била радужная пегас, подбежал к ближайшему из своих сородичей, стоявшему в растерянности, и начал торопливо стаскивать с него обозначенную деталь доспеха.

— А, кстати, где этот мерзкий Сомбра? — прислушавшись к относительной тишине вокруг, поинтересовалась Рэрити. — Ты уверена, Твайлайт, что мы окончательно победили? И где тогда Найтмер?

Подруги недоуменно переглянулись, стоя посреди обломков. И только кристальный пони продолжал бегать от одного бывшего солдата короля к другому, снимая с них шлемы.

Рэрити уже хотела сосредоточиться на изучении появившейся и у нее на шее стильной вещицы, даже, как по заказу, в зале стало светлее. Но тут же свет этот стал еще ярче, еще чуть-чуть, и он начал бы слепить.

— Живые воплощения Элементов Гармонии! — произнес откуда-то сверху незнакомый, но громкий и властный голос. — Доброта, Щедрость, Веселье, Верность, Честность и Магия Дружбы! Как интересно!

Нестерпимый уже свет, шедший сверху, стал слабеть, достигнув пола помещения. А рядом с подругами будто из ниоткуда появилась белая аликорн.

— Принцесса Селестия! — воскликнула Твайлайт, бросившись к новообретенной наставнице. — Я так рада… — но в шаге от нее фиолетовая волшебница остановилась. — Стоп. А вы кто?

Рэрити тоже с удивлением осмотрела на новое действующее лицо. И хотя принцессу Селестию она никогда лично вблизи не видела, поняла, что это кто угодно, но не она.

— Не удивлена, что ты меня не знаешь, смертная пони, — презрительно скривившись, хмыкнула белая аликорн с огненными гривой и хвостом, облаченная в позолоченные латы. — Но ничего, скоро все узнают! — она обвела взглядом притихших подруг, но обратилась куда-то в пустоту. — И на это ты рассчитывала?! Элементы Гармонии! Слишком сложно, Лести! Можно было решить все гораздо проще! — она оскалилась, обнажив такие же клыки, какие были во рту у леди Найтмер. — Дайте сюда! Вам это больше не понадобится!

Тут же Рэрити почувствовала, как не менее искусный, чем ее собственный, телекинез мгновенно расстегнул застежку ее украшения, а потом снял его. То же самое произошло и с остальными подругами. Теперь перед неизвестной принцессой парили пять ожерелий и одна диадема, ранее украшавшая голову Твайлайт.

— Вам не придется более применять эти устройства! — снисходительно осмотрев их, произнесла аликорн, после чего украшения исчезли. — Ныне в них нет нужды! Эквестрия может теперь вздохнуть спокойно. Вздохнуть и начать праздновать. Ибо у нашей державы наконец-то появилась достойная правительница!