Трудности адаптации

Луна вернулась из изгнания, благодаря судьбу за шанс новой жизни. Однако, она многое пропустила и пришло время навёрстывать упущенное, даже если что-то вдруг пойдёт не по плану

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Алмазная стоматология

Даймонд Тиара даже видеть не хочет кабинет дантиста. Да и с чего это она должна хотеть? Ведь там никогда не бывает весело. Но позже она поняла,что хотела бы, если бы отсутствие веселья было единственной проблемой.

Диамонд Тиара Колгейт

Не вынесла душа поэта

Глаголом жечь сердца не всякий умеет. Однако когда на тропу поэта поневоле выходит кролик Энджел, всякое может случиться. Ведь с вдохновением шутки плохи...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Энджел ОС - пони

These flaring eyes

Короткое произведеньице, навеянное Sin City. Воспринимать исключительно в черно-белой стилистике.

Другие пони

Пациент XIV

Замечаешь ли ты момент, когда безумие овладевает тобой? Продолжаешь ли жить, как ни в чём не бывало, порой не осознавая своих поступков, или же пытаться найти способ бороться с ним, пытаться отличить реальность от галлюцинаций, создаваемых твоим разумом? Не всё так просто, как кажется на первый взгляд.

Другие пони ОС - пони Человеки

Кратекс: кровные узы

Пока Артур нежился в расчудесной стране, где там, далеко, некто влиятельный начал совать свой нос куда не следует. Нужный человек в нужном месте способен изменить мир. А тот кто заберётся туда, куда его не звали… что произойдёт тогда?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Человеки Стража Дворца

АААААААААААААриентация!

Магия пони порой работает забавным образом. Все единороги могут управлять ею напрямую. Земные пони и пегасы обладают внутренней магией, которая связывает их с землёй и небом. Но есть и более необычные случаи. Например, Пинки Пай с её сверхъестественными чувствами. Или Брэбёрн, который оказывает довольно необычный эффект на жеребцов...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош Брейберн ОС - пони Карамель

Вызыватель в Эквестрии

Не тот человек, не в том месте может изменить многое. А что будет, когда этот человек явно не тот и не случайно попал сюда. Тут и начинается моя история, история демонолога и заклинателя в Эквестрии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Бэрри Пунш Человеки Стража Дворца

Fallout: Equestria - История катастрофы

Эквестрийская Пустошь после событий оригинального FoE. Пони-историк пытается понять, что именно привело к катастрофе двухсотлетней давности, и для этого по крупицам собирает историю своего народа.

ОС - пони

Вопросы генеалогии

Принцесса Луна вернулась, понаделав немало шума. Когда месяцы спустя все улеглось, Ночной Двор восстановился, а Луна приступила к своим обязанностям соправительницы, то все, казалось бы, будет спокойно. Или так думала Селестия... Что беспокоит ее младшую сестру, тайно проникающую в Архивы?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Stinkehund

Повелители Жизни

Глава 4

Глава, в которой Норд впервые в жизни оказывается в шаге от смерти.

Предчувствие никогда не подводило Норда. Вот и теперь, едва до него донесся звук шагов, он осознал, что прямо сейчас ему будет плохо. Следовало как можно скорее делать ноги, но путей отступления из этих комнат не было. Ни дверей, ни окон. Комнаты, кстати, вообще не имели источников естественного освещения, потому как делили заднюю стенку с такими же комнатами напротив, вход в которые предположительно осуществлялся с другой стороны здания. В любом случае ему оставалось только выпрямиться и грудью встретить свою негодующую судьбу:
— Ты что натворил, бестолочь!? — Ария застыла в дверях и гневно уставилась на него, причем глаза её сияли так ярко, что освещали каждый уголок комнаты. Она едва себя сдерживала, вокруг неё плясали красные искры, а пол, под копытами обуглился, даже несмотря на железные подошвы её сапог. Он где-то слышал, что единороги могут самовоспламеняться от ярости. Видимо после смерти это свойство никуда не пропадало.
— Эм... А что я натворил? — Норд отступил на шаг и потупил взор. Все-таки хотелось сначала узнать, за что его намереваются разорвать на куски. В голове проносился выброшенный им хлам, пересортированные вещи, вычищенный подвал... Вроде ничего смертельного.
— То есть ты хочешь сказать, что сделал это не специально, так? — шагнула вглубь комнаты и красные всполохи уже почти задевали земнопони.
«Думай, Норд, думай...»
— Прости, я думал, что эти тряпки тебе уже не пригодятся! Често! Они выглядели как бесполезный хлам.
— Какие тряпки, дубина! Ты куда дел яблоки?!
— Яблоки? Они были перед статуэткой принцессы, я их вообще не трогал! Только одно и то...
— Ты издеваешься надо мной? — Ария не захотела дослушивать его до конца — Куда! Ты! Дел! Яблоки из погреба!
Она уже стояла так близко, что закрывала собой все пространство, заставив Норда забиться в угол. Удивительно насколько увеличивали её рост сейчас развевающиеся длинные волосы, платье и расправленные крылья.
— Они испортились давно, и я их выкинул — еле слышно произнес он.
«Прощай Норд...» — печально подытожил внутренний голос.
— Испортились?! Ты в своем уме?
— Но по ним уже черви ползали. Толстые такие! А еще они воняли.
— Так черви мне и были нужны, идиот! Думаешь зачем я эти яблоки сюда притаскивала?
— Э...
— Заткнись! В общем так, вот тебе ведро — с этими словами, найденное им недавно ведро влетело в комнату, после чего его насильно вручили ему в зубы, — и иди, собирай в него насекомых, раз уж тебе неприятно когда они живут с тобой в одном доме. Пока они не начнут выпадать через края, можешь не возвращаться. И да, дохлых можешь жрать сам.
¬— А ваъ я вуву их вавиаф, вавъа овы вывые? — попытался спросить земнопони, но поддерживаемое магией ведро не давало ему произнести и слово.
Ведьма отошла с прохода, затем магией подняла Норда над землей и, левитировав в коридор, выкинула в окно вместе с ведром, словно нашкодившего кота.
— Начинаешь прямо сейчас! — донеслось из здания.

— Между прочим, я уже не настолько молод, чтобы ты так со мной обращалась! — крикнул земнопони дому, затем негромко добавил. — Будто я мусор какой-то...
Норд поднялся на ноги, отряхнулся и поднял ведро. Селестия еще только начинала нести свою ношу по небу, а потому в лесу еще пока было сыро и прохладно. «Чтож, зато есть чем занять себя до обеда. Собирать насекомых это ведь так занимательно, особенно если учесть что я с ними с самого рождения не имел ничего общего. Ладно, надеюсь, что они здесь водятся».
Земнопони решил не торопиться выходить за прогнившую бревенчатую арку, которая вероятно была раньше резной табличкой с названием этого населенного пункта, а побродить по самим руинам. Найти насекомых оказалось довольно просто, черная туча москитов и мошкары сама его нашла, напомнив о первоначальном назначении хвоста — стряхивать надоедливых насекомых с боков. Вот только в ведро они живьем лезть не собирались, да и убить их было не так уж просто, поэтому ему пришлось просто смириться с их существованием и искать менее летучих обладателей хитинового покрова. И вот, всего через полчаса старательных поисков, первое насекомое отправилось в ведро. Им оказался термит, один из многих термитов, что год за годом стачивали эту деревню. Следом за ним туда же отправились и его родственники, которым не посчастливилось вылезти на поверхность. Их тела даже закрыли собой дно. Правда, оказавшись в железной тюрьме, они, недолго думая, стали взбираться по стенкам и удирать от своего горе-пленителя, чем вызвали его немалое негодование.
Однако ход его мыслей оказался верным. В темных и сырых домишках, среди гниющих досок, оказалось немало различной живности. Помимо этого там было еще много чего интересного, что помогло бы ему лучше понять быт поселенцев, но он слишком заинтересовался поиском материала для зловещих экспериментов ведьмы и уже не мог обращать внимания на что-то другое. Проходя по давно заросшим улочкам, он осторожно заходил в каждый дом, внимательно глядя себе под ноги, чтобы ненароком не провалиться в одну из многочисленных ям, которые иногда уносили с собой под землю и целые дома. У Норда даже возникло подозрение, что именно они и стали когда-то причиной того, что поселение было заброшено, ведь мало кого обрадует возможность в любую минуту провалиться сквозь землю. Тем более что следов сражения или какого-то разгрома он здесь не замечал. С другой стороны сейчас сложно было сделать однозначные выводы.
Пони остановился перед закрытой дверью. В закрытых помещениях, где почти не циркулировал воздух всегда куда больше личинок и прочей мерзости. Он навалился на дверь, но та не поддалась. Сквозь щель он увидел деревянную заслонку. Ну, для физически сильного земнопони это не проблема. Отступив на несколько шагов, он развернулся и с разгону врезался в препятствие. Успех! С громким скрежетом перегородка выдернулась, и пони влетел вовнутрь, успев даже удивиться тому, что заслонка была именно прибита, а не приклеена. Причину он понял почти сразу же, когда в дверной проем, над распластавшимся на полу земнопони полетели десятки больших черных птиц. Через несколько секунд все стихло. Пернатые обрели свободу и улетели домой.
«Интересно, что она скажет на это? И насколько реально насобирать ведро воронов» — Норду захотелось куда-нибудь резко раствориться и немного поругать судьбу, за её доброту. Но в любом случае, валяться в отходах птичьей жизнедеятельности ему уже надоело.
«У тебя нет шансов вернуть их обратно, физически сильный земнопони, но если ты куда-нибудь исчезнешь, а потом вернешься и скажешь что был в глубоко лесу с самого утра, то она не поймет, что это сделал ты!» — посоветовал внутренний голос. Ну... Совесть в любом случае молчала и не докучала своими «признайся и покайся!», а потому Норду осталось только подняться и, забрав ведро с немногочисленной добычей, убежать в сторону прямо противоположную той, где жила Ария.

— Урод... Скотина... Деревенщина... — Ария ходила по комнате из угла в угол и, не стесняясь в выражениях, сыпала оскорблениями. Настроение было хуже некуда. Как он смел оставить её голодать! Он ведь даже и не представляет что такое вечный голод, а сорванное пиршество и того хуже. Если бы не намордник она закусила бы им и плевать, что скажет Селестия! В конце концов, ей тоже не понять, что такое иметь вечно ноющий желудок. «Тем более что я ей необходима, ведь только мне известны руны Мира Мертвых и только я сумела вернуться оттуда самостоятельно. А что до него... Сомневаюсь что генофонд Эквестрии что-то потеряет!» — ведьма представила себе как проглотит земнопони и на душе у неё стало немножечко поспокойнее. Она зажмурилась и, собрав все свои силы, попыталась в очередной сорвать королевский подарок со своего лица.
Бесполезно. Она уже перепробовала все что можно, но так и не сумела его снять. «Если только сорвать нижнюю челюсть...» — Ария остановилась у зеркала и посмотрела на себя. Вариант конечно, ведь она так или иначе не могла чувствовать боли, а жевать свою жертву ей не требовалось. Но она слишком любила свою внешность, чтобы так себя уродовать и даже желание нормально питаться не могло её заставить пойти на этот шаг. С другой стороны, после плотного обеда её тело восстанавливалось. Она взглянула себе в глаза. Всего два удара, по обе стороны лица и, срезав подсохшую кожу, можно будет просто снять челюсть. Как колечко или диадемку. А потом цепочка ослабнет, и намордник повиснет на шее. И останется только позвать пони на разговор по душам и...
Она почти уже решилась на этот шаг, но в последнюю секунду ведьма опять спасовала. «А вдруг цепочка просто сузится, и я не только останусь без обеда, но и превращусь в нечто ужасное». Ария вздохнула и еще раз лениво подергала намордник магией.
В любом случае начался новый день и надо бы привести себя в порядок, а заодно набрать свежей воды и помыться. А после можно будет надеть другое платье и перевесить украшения, чтобы хоть как-то поднять себе настроение. Тем более что поесть ей сегодня не удастся, ведь вероятность того, что Норд сумеет что-нибудь собрать казалась ей ничтожной. Зато пусть помучается, главное, чтоб не помер.

Нет, здесь было кое-что интересное. Например, далеко впереди, за деревьями, виднелся один из тех странных каменных валунов, где камни висели в воздухе друг на друге. Земнопони сначала даже хотел дойти до них и рассмотреть поближе, но расстояние оказалось слишком большим и, заметив что за два часа ходу он ни на йоту не приблизился к столбу, он отказался от этой затеи. С тех пор как он покинул поселение, в его ведро попали разве что два дождевых червяка и паучек, все другие насекомые старательно его избегали, или же были слишком проворными чтобы спокойно сидеть в таре. Но Норд дал себе слово не опускать копыта и всем бедам назло принести-таки ведро мерзких членистоногих ведьме. В голове он уже не раз прокрутил ситуацию, как он возвращается в логово и презрительно отдает Арии ведро, после чего, несмотря на её уговоры остаться, уходит в Понивилль и живет там счастливо. Но пока это были лишь мечты, ведь емкость не была заполнена и наполовину. Солнце спряталось за горной грядой и наступила ночь, после чего разглядеть что-либо в темноте стало попросту невозможно. А потому он просто брел по одичавшей за много лет местности, погруженный в свои мысли и мечтания.
Со временем провалы перестали попадаться ему на пути, что позволило немного расслабиться и смело опускать ноги на землю, не боясь улететь вниз метров на сто. Но вместе с тем где-то внутри него проснулось и чувство тревоги. «Какая разница! Я заблудился уже часов пять назад, а если быть точнее то неделю, в тот самый день, когда пошел за ней. А мог бы спокойно разносить письма и газеты. Ну и умирать от скуки, все-таки тут хоть какая-то смена обстановки». Воздух наполнился таинственными звуками ночного леса. Уханье сов, стрекот кузнечиков, вой волков.
— Да ладно, будто я не предполагал, что в этом лесу могут водиться обыкновенные волки... — усмехнулся Норд.
Все-таки вой это гораздо лучше, чем какие-нибудь визги или клекот, которые мог издавать кто угодно. Он частенько слышал эти плаксивые песни, как и любой другой деревенский житель, сидя у себя дома. «Достаточно безобидные животные и никогда никого не трогают». Вой повторился, уже ближе. «Ну, иногда кур таскают...» — земнопони немного занервничал и ускорил шаг.
Внезапно вой раздался прямо у него за спиной. Не протяжный, а какой-то приглушенный. От страха пони подпрыгнул и повернул голову назад. Никого. «Да волки никогда никого не ели в Эквестрии! Ни единого случая на моей памяти» — а в голове он уже представлял, как их челюсти сжимаются на его боках. Лучше уж пусть ведьма сожжет дотла, чем такая смерть. Где-то сбоку что-то сверкнуло. Глаза? «Они тебя окружают. Беги!» — и, не задумываясь о последствиях, Норд выбросил ведро и галопом помчался вперед. Как оказалось вовремя, потому как прямо за спиной кто-то зарычал и свирепые хищники начали свое преследование.
Сколько их было, Норд не знал. Воображение говорило что тысячи, факты — что-то около пяти-шести штук. И в первом и во втором случае все было для него очень печально. Сердце бешено колотилось. Им он не сможет объяснить, что сделал все не специально. «Смерть, настоящая смерть бежит прямо у меня за спиной! О, Луна, если ты хоть как-то заботишься о своем народе в темное время суток приди и спаси своего верного слугу! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста» — мысли сменяли одна другую с огромной скоростью, превратившись в какой-то гвалт. На глаза навернулись непрошеные слезы. Конечно же, он прекрасно понимал что ни Луна, ни Селестия, ни знаменитые на весь Понивилль Хранители Элементов не могли появиться здесь прямо из-под земли и спасти его, а мольбы о помощи лишь подчеркивали его слабость. «Но там острые зубы и укусы их не станут оставлять маленькие ямки, а будут вырывать куски плоти из моего тела! И может даже из еще живого тела!» — такие мысли здорово придавали ему скорости и добавляли седины в гриву. И все-таки как он не старался, волки гораздо лучше ориентировались в этом лесу, а потому сокращали маршрут и уже почти догнали свою жертву. Он даже слышал, как щелкают их пасти, норовя уже ухватить за хвост.
Вдруг прямо перед собой он увидел еще одного хищника. Он уже поджидал его здесь, под старым деревом, а значит бегство закончено, можно было падать и принимать свою участь, но именно в такие моменты желание жить позволяет делать невероятное. С испугу пони оттолкнулся от земли и так быстро заработал копытами по коре, что сумел подняться по стволу и кое-как повиснуть на одной из веток в нескольких метрах над землей. Ветка опасно затрещала, но выдержала пони позволив даже расположиться поудобнее.
Вот теперь бегство действительно закончилось. Волки, их оказалось четверо, попробовали повторить его трюк, но безрезультатно, в конце концов, вожак стаи посмотрел на Норда и негодующе крикнул:
— Эй, кони не умеют лазить по деревьям!
— И что, мне теперь спуститься? — пытаясь восстановить дыхание, спросил Норд.
Опасность миновала. Ему захотелось смеяться в полный голос, но из-за отдышки он разве что сумел натянуть на себя счастливую улыбку. Конечно он был реалистом и понимал, что ничего еще не закончено и он не сможет жить на дереве вечно, но прямо сейчас он был жив и каждая лишняя минута жизни словно была отлита из золота для него.
— Ну ладно, сиди там сколько угодно, мы тебя внизу подождем — волк вперил взгляд в пони, а затем лег неподалеку от дерева. Его стая последовала его примеру.
Настало время томительно ожидания. Земнопони кое-как поднялся на свои копыта и посмотрел на своих неудавшихся убийц. Обычные волки, вполне нормальные. Даже разговаривают.
— Удивительно, как у одних нормальных существ может возникнуть желание съесть других нормальных существ? В Эквестрии, между прочим, волки не занимаются каннибализмом.
— Сиди и молчи, древесный пони, — шикнул на него вожак.
— А ты не затыкай меня! Только что сожрать меня пытался, а теперь еще и возмущается.
— Эй! Ты думаешь тебе удастся избежать этой участи? Наивный. Мы никогда не оставляем свою жертву, правда ребята!?
Волки утвердительно заворчали. Особого энтузиазма они не испытывали, наверное расстроились из-за отмененной трапезы.
— Ну, я не знаю. Дней пять я тут повишу — задумчиво произнес Норд. — А потом подумаю. Может поем коры или еловых иголок. Этого добра здесь достаточно, хоть месяц сиди...
— А кости не затекут? — ехидно поинтересовался волк.
— У меня-то? Еще чего, я каждое утро с ветки на ветку буду прыгать и разминаться — земнопони с удовольствием смотрел на то, как волки начинают нервничать и тихонько перешептываться.
— Может, продемонстрируешь? — хотел было схитрить вожак, но Норд не считал себя настолько наивным, чтобы рисковать сразу после того как он чудом избежал смерти.
— Нет, что-то не хочется, — он перевернулся на спину, ветка заскрипела. — А вообще с пропитанием у вас я смотрю проблемы?
— С чего ты взял?
— Ну. Давно бы себе что-нибудь получше меня нашли. А так... Не повезло вам, видимо, с вожаком. Слабоват.
— Заткнись!
— Пфф... С чего бы это. У нас всегда говорили, в команде главное это лидер. Если он никудышный, то и стая будет вечно одним воздухом питаться... вон у вас бока какие худющие.
— Я сказал, заткнись! — вожак уже не мог усидеть на месте, а поднялся и забегал из стороны в сторону.
— А ты заткни, — подзадорил его Норд.
В бессильной злобе волк зарычал и стал бросаться на дерево, толи стараясь на него забраться, толи желая расшатать. В любом случае, ни то ни другое ему не удавалось. Норд же вновь перевернулся на живот и подливал масла в огонь, цокая языком после каждой неудачной попытки. Не то чтобы ему доставляло удовольствие издевательство над волками, просто его жутко бесило то, что его собеседник на полном серьезе хочет его съесть. И, что еще хуже, полагает, что это нормально.
— Неинтересно ты как-то надрываешься — фыркнул земнопони и демонстративно стал переворачиваться на спину, чтобы вздремнуть, но фортуна видимо решила, что он слишком долго играл с ней, а потому, во время очередной смены позы, ветка затрещала и надломилась. Пони слетел вниз, затем, покачиваясь после приземления, поднялся на ноги. Возникла гнетущая тишина. Несмотря на то, что волчья морда не могла в полной мере выражать эмоции, Норд отдал бы главу на отсечение, что видел сейчас именно широкую улыбку. Даже глаза вожака зловеще улыбались.
— Эм... Ну... ты ведь понимаешь что я это несерьезно? — пони попытался улыбнуться, но вот не его лицо она совершенно не хотела натягиваться. Едва успевшие покинуть его страхи вновь окружили его плотным кольцом мрачных мыслей. Да что там мысли! Реальность была такова, что даже в страшном сне не привидится.
— А знаешь? Обычно мы душим жертву перед трапезой, но думаю, сегодня я сделаю исключение, — волк даже перешел на шепот для большего эффекта.
«А вот теперь, прощай Норд...» — внутренний голос вновь решил оставить его одного. В голове стало пусто и свободно от мыслей.
Вожак отошел на несколько шагов, его стая стояла в отдалении, закрыв собой все пути к отступлению. Он будет есть первым. В полной тишине зверь разбежался и бросился на свою жертву. Норд повернулся к нападавшему крупом и... Стая с большим удивлением увидела, как вожак кувырком полетел в обратную сторону и исчез где-то в зарослях. Затем кто-то натужно завыл в темноте и бросился наутек. Больше желающих испытать свою челюсть на прочность не нашлось. Волки разбрелись в разные стороны и оставили Норда одного в темноте.
И все-таки копыта хорошая вещь, что бы там ни говорили грифоны о своих когтистых лапах. Он даже не смог вспомнить, когда до этого использовал свою способность лягаться по назначению.
«Чтож, одна проблема решена. Осталось только выбраться из этого поганого леса и вернуться в заброшенное поселение. Вот только я заблудился и ведра у меня больше нет, да и насекомых тоже — пони посмотрел на сияющий столб вдали. — Ну, по крайней мере, один ориентир у меня есть». Только сейчас он в полной мере ощутил, насколько он устал. Не в силах идти дальше он просто упал на землю и сомкнул веки.

Ария левитировала себе в рот крупного жука и постаралась, не жуя, проглотить его. Проще простого, ведь после того как в свое время он поедала представителей паучьей расы она знала, что рот нежити растягивается не хуже чем змеиная пасть. Жук исчез

в немного сверкающем бездонном колодце и ведьма получила еще капельку энергии. Что-то вроде кунжутного семечка. Вроде бы и еда, но при этом только дразнит, а не насыщает.
С другой стороны она отправилась в лес ночью вовсе не за этим. Цель её поиска сейчас лазила где-то в лесу, а может, провалилась в одну из многочисленных ям и теперь валяется на дне с переломанными костями. Лучше не думать об этом. Если принцесса узнает, что она притащила к себе в дом поня, а затем выгнала его и он сдох, то она будет наказана. Ведьма старательно отрицала то, что боится гнева принцессы, тем более что считала себя не слугой, а наемным работником Селестии. Ведь душа и тело её являлись собственностью уже не Богов жизни, а Богини смерти. Но в любом случае принцесса могла изобрести что-нибудь и похуже неснимаемого намордника. Да в конце концов, просто вернуть её на тот свет, где её ждут не дождутся безумные служители смерти, а потом, так и быть, подождать тысячу-другую лет прежде чем еще какая-нибудь её ученица сможет найти способ вернуться обратно.
Великим следопытом она никогда себя не считала, а потому, то просто бродила по лесу, то взлетала повыше и пускала алых мотыльков, чтобы хоть как-то обнаружить потерявшегося Норда.
— Отличный способ потратить внезапные выходные. Лучше бы я занималась рунами, как и планировала изначально — она осмотрела окрестности. Ночное зрение не особо помогало ей сейчас, она скорее рассчитывала, что земнопони сам выйдет ей навстречу, а потому старалась как можно более явно показать свое присутствие.
Внезапно ей навстречу выбежал волк. Остановившись, он ошалело посмотрел на неё и попытался удрать. Но не вышло.
— Ты не видел здесь никого похожего на меня? — спросила она его, придерживая серого хищника магией.
— Нет — гавкнул он.
— Видел ведь! По глазам вижу! — Ария подтянула его к себе поближе.
— Нет. Тот другой, он живой был. Как мы.
— Был?! Что вы с ним сделали, твари? — она приподняла его над землей.
— Был и есть... наверное. Мы с ним ничего не делали. Он там сидел — километра два за моим хвостом, рядом с сизым водоемом.
Ария отпустила его и побежала дальше. По крайней мере, теперь она точно знала, что выбрала верное направление. Ведьма еще раз взлетела повыше и несколько раз создала мощный блик, который когда-то сыграл с нею роковую роль в сражении с рыцарем-пегасом.

Норд приоткрыл глаза. Молния. Значит, скоро будет дождь. Он снова опустил голову и попытался уснуть. Вспышка повторилась. А грома все не было.
— Странный мир, молния без грома. Я еще понимаю, когда наоборот, но чтобы так... Удивительное место! — сквозь сон прошептал пони и уставился на землю.
Кусочки коры, упавшие шишки... Когда молния сверкнула в третий раз он приподнял голову. Когда же ливень начнется? Ведь это то, чего сейчас очень сильно не хватало одинокому существу в глухом лесу. Ливень ведь так поднимает настроение и позволяет заработать простуду, а то и воспаление легких даже в середине лета. Ночные птицы затихли в ожидании, обманутые этими явлениями. Но на небе не было видно ни единого облачка. Яркие звезды, луна — бывшая темница Найтмер Мун, из которой она освободилась, когда он был где-то на равнинах к северу от Стены.
«И все-таки, откуда эти вспышки?.. — Какая разница! Можно просто прикрыть глаза передними ногами и продолжить спать. Утро вечера мудренее».

— А вот и источник!
С высоты птичьего полета Ария увидела некий водоем. Вода в нем чуть-чуть подсвечивала синевой, поэтому вряд ли волк мог иметь ввиду что-то другое. Но где же пони?
Ария еще раз осветила местность. Может волк обманул её? Ария спустилась на землю. Нужно найти хотя бы кости прежде чем тело исчезнет. Если оно уже не исчезло, что более чем вероятно. «Я позову его по имени. Как его там... Вест... Ист...»
— Эй, деревенщина! Ау! — эхо разнесло её голос на большое расстояние. Он должен был ответить, если он жив. Но ответом ей стала только тишина.
«Проклятье! Его нигде нет»
Из рога появились десятки светляков и разлетелись в разные стороны. Небольшой комок был едва заметен на земле под елью, и сначала она даже не обратила на него внимания, но когда упавший наземь огонек очертил его силуэт, ведьма подошла поближе. Нахал просто спал! И не обращал на неё никакого внимания.
— Эй ты, живо поднимайся! — Ария ткнула его копытцем в бок.
Пони заворочался и приоткрыл один глаз:
— Ой, Ария это ты? — севшим голосом спросил он, после чего приподнялся и принял сидячее положение. Глаза его все еще были почти закрыты.
— Пойдем домой, я не хочу торчать здесь до утра из-за тебя.
— Иду я, иду... — пони встал на ноги и медленно потопал в сторону водоема.
— В другую сторону, олух.
— мхм...
Вместе они отправились обратно в поселение. Она все ждала, когда он начнет нести какую-нибудь чушь и задавать дурацкие вопросы, но земнопони ничего не говорил. Даже не скулил от того что сильно устал. Чтобы хоть как-то поднять себе настроение она недовольно произнесла:
— А я ведь знала, что ты не сможешь сделать даже такую мелочь. Только все портить умеешь, дубина.
— Прости, — монотонно ответил Норд.
...
— Попросила как нормального пони, принеси мне ведро насекомых, а ты, не то что их не насобирал, так еще и ведро посеял.
— Я виноват.
— Еще бы!
...
— Мало того что с утра все настроение мне испортил, так еще и под вечер заставил маяться — тебя искать. Скажи спасибо, что не плюнула на это дело, а то попал бы ты по ту сторону жизни уже через пару дней.
— Спасибо...
«Да это даже не разговор! Что с ним такое? — Ария посмотрела на своего спутника, видимо он просто очень сильно вымотался. — Может, увидел что-нибудь страшное? Гриб какой-нибудь неприятный, или шишку».
По небу полетели какие-то странные, похожие на виверн существа. Если бы земнопони был сейчас пободрее он бы, наверное, как-то это прокомментировал. Но он молчал, молчала и она. Ни к чему лишний раз привлекать внимание этих существ, Ария не была уверена в том, что справиться с ними, тем более что ими явно кто-то управлял. Черные тени немного покружили над тем местом, где недавно пускала блики ведьма, а потом, ничего не обнаружив, тихо исчезли.

Момент, когда они пришли домой Норд пропустил, как собственно и дорогу до него. Смерть еще ни разу не была так близко. Даже когда он бродил один в осажденном Ньюпони тауне и где-то рядом сражались меж собой два армии, он не ощущал её так явственно, она была где-то там, далеко. Сегодня же он висел на волоске целых два раза. После такого требовалось хорошенько напиться, хотя бы того яблочного бренди, которое делали на своей ферме Эпплы. «Тем более ты жив и жизнь продолжается! Хотя может быть, это был просто сон и на самом деле мы с ведьмой только сегодня пришли в её дом?». Пони попытался восстановить в голове картину событий, но все так сильно перемешалось, что в какой-то момент он действительно поверил в то, что они только сейчас доходят до её логова. С другой стороны он помнил внутреннее убранство дома. Хотя в темноте разве разберешь, совпадает его воображаемое содержимое с реальным, или нет? Вот, ведьма освещает логово своими мотылями, вот она также заходит в дом, также скрывается в темноте и топает на второй этаж. Пони даже открыл рот, чтобы еще раз поинтересоваться, куда ему идти, но потом решил, что лучшим выходом будет просто бухнуться на пол и уснуть.
Ночью в его голове были только волки. Сотни, тысячи. Они нападали на него, а он без устали откидывал их копытом. Со временем они становились все больше и больше, пока совсем не перестали отлетать, а просто останавливались и отходили в сторонку. Иногда им удавалась погрызть его, но во сне обгрызенная до костей конечность работает ничуть не хуже чем здоровая, а потому он просто продолжал орудовать ими, пока за окном окончательно не рассвело.