Плачущий Апельсин

Воспоминания имеют свойство меняться со временем. Удачи становятся более яркими, а провалы более тусклыми, но всё это мы помним. Однако, бывают и такие воспоминания, которые вынуждены уйти в самые потаённые уголки разума, чтобы сохранить рассудок.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Вайнона Другие пони

Один день Пинкамины Дианы Пай

Все знают об альтер-эго Пинки Пай. И никто никогда не думал о том, что у Пинкамины Дианы Пай тоже есть мысли и чувства...

Пинки Пай

Рассвет

Проходят года, Твайлайт, аликорн с вечной жизнью, никогда не сможет забыть тех, кто были ей дороги. Каждую ночь она страдает, зная, что ничего не изменится.

Твайлайт Спаркл

Впервые увидев её/The First Time You See Her

Часть четвёртая цикла «Кейдэнс Клаудсдейлская», в которой Шайнинг Армор получает повышение, принцесса Кейдэнс встречается со старой подругой и повествование наконец перемещается на облака.

Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Квинтэссенция охоты

Однажды Твайлайт, Старлайт Глиммер и Мундэнсер решили провести всю ночь в подвале замка Дружбы, посвятив её научным экспериментам. И это было только начало их проблем. То, что казалось прекрасной идеей, ввергло весь город в полную, эмм… неразбериху.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Мундансер Старлайт Глиммер

На глазок

Тирек вернулся, и в этот раз ничто не смогло остановить его. Элементы гармонии повержены, Дерево Гармонии выкорчевано, заклинания оказались бесполезным. Лишь вопрос времени, когда он найдет аликорнов и все будет потеряно. Никто не был готов к тому, что произошло дальше.

Человеки Флари Харт Тирек

Странная (A derpy one)

Быть странной — это тяжёлая судьба, которая обрекает тебя на непонимание, отторжение и издевательства от тех, кто считает себя "нормальным". Быть странной — это особый дар, позволяющий тебе игнорировать обычные нормы жизни и жить так, как хочется тебе, а не другим. И когда ты по-настоящему странная, выбор между этими вариантами зависит только от тебя. Что же выбрала Дёрпи?

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Ошибка узнавания

Две кобылы. Одна ночь. Общая история, рассказанная поутру.

Принцесса Селестия DJ PON-3 Октавия Принцесса Миаморе Каденца

Метка Сильвер Спун

Так какой же особый талант означает ложка? Сильвер Спун никогда никому не отвечала. Пока её новая хозяйка Рэрити не приказала ей открыть этот ужасный секрет, который Сильвер скрывала всю свою жизнь. Но теперь кобылка хочет, чтобы эта жизнь принадлежала Рэрити. Исполнит ли единорог желание маленькой земнопони? Или выбросит её?

Рэрити Свити Белл Сильвер Спун

Вопросы жизни

Жестокий мир. Как он меняет людей, превращая их в жалкие тени самих себя или ещё что похуже...? Что тогда говорить о наивной пони, попавшей в этот адский круговорот?

Лира

Автор рисунка: Siansaar

За Республику!

2. Начало войны

Да, вот так вот и жили. Жили до того момента, когда одно событие буквально потрясло всю Эквестрию. Случилось это как раз две недели назад. Был дождливый вечер, когда отец принёс последний номер «Эквестрийского еженедельника». Папу было не узнать: он был бледен, с красными глазами и отсутствующим взглядом, хотя раньше всегда выглядел бодрым и жизнерадостным. В последнем номере главной газеты Эквестрии рассказывалось немыслимое: «Нас обманывают!», «Кровавый тиран правил нами 1000 лет!», «Расследования по поводу личной жизни принцессы Селестии (рассекреченные материалы)», «Жертвы репрессий рассказывают свои истории» — пестрели заголовки на каждой странице.

— Может, это какая-то ошибка? — испугалась мама,- Может, тебе продали не ту газету?

— Нет, это не ошибка. Во всех газетных лавках всё то же самое, — тихо ответил отец, — остаётся только надеяться, что в завтрашнем номере всё объяснят или признают ошибку.

Но на следующий день газета не только не винилась за прошлый номер, а продолжалась в лучших его традициях. Вдобавок, другие газеты стали поддерживать «Эквестрийский еженедельник» и писать статьи практически единым фронтом.

Общий смысл этих статей сводился к тому, что Селестия, наша принцесса, которая на протяжении тысячи лет справедливо правила нашей страной, оказывается, правила ей совершенно несправедливо и тщательно это скрывала. И скрывала бы дальше, если бы не один инцидент с её сестрой, принцессой Луной, которая случайно обнаружила в её покоях комнату, где пытали пони, которые сказали хоть одно слово о том, что Селестия что-то делает не так. Королевская Стража выкрадывала эту или этого несчастного пони, а всем его родным и друзьям начисто стирали память о нём. Полностью. Из той комнаты, как оказалось впоследствии, никто никогда не выбирался.

Принцесса Луна ужасно испугалась всего этого и, тут же покинув Кантерлот, направилась в Толл Тэил. Там она несколько дней собиралась с мыслями и, наконец, решила, что нужно дать пони знать, что на самом деле происходит в их стране. Принцесса связалась с редактором местного типографского агентства «Эквестрийского еженедельника» и всё ему рассказала. Естественно, редактор не поверил ни единому её слову, ведь репутация Селестии была олицетворением справедливости. Почти никто не допускал и мысли, что она способна на плохие поступки. Но Луна предусмотрительно сделала фотографии той самой камеры и, вдобавок, заявила, что знает заклинание, которое сможет восстановить память у тех, кому раньше её стирали. Принцесса попросила редактора собрать всех, кто работает в его типографии, и тогда она применит это заклинание. Кто-нибудь наверняка должен был что-нибудь вспомнить. Не без опаски, редактор выполнил её просьбу.

К всеобщему ужасу, заклинание подействовало, и пятеро из тридцати пони, работающих в типографии, вспомнили кто свою жену, кто своего брата или сестру, кто детей или друга. Редактор хорошо знал всех этих пони и понимал, что они не станут ни с того ни с сего всем врать. Все были потрясены. Спустя некоторое время редакция напечатала материал, предоставленный принцессой Луной. Используя свои связи, редактор смог обеспечить печать последнего выпуска газеты не только в Толл Тэиле, но и по всей Эквестрии.

Тяжело представить, какой из всего этого получился взрыв: все пони были полностью шокированы; почти все из них, несмотря на официальное издание, либо отказывались верить написанному, либо приходили в ярость от попытки (как они думали) нажиться на сенсациях (дело доходило чуть ли не до погромов газетных лавок и типографий). И никто ни во что не поверил бы, если б не Луна с её заклинанием.

Утром следующего дня после выхода того злосчастного номера все типографии в Кантерлоте были закрыты, хотя, как ни странно, информация в предыдущем номере так и не была опровергнута. Столица осталась без печатных изданий и была практически в информационной блокаде. Принцесса Селестия не выходила из своего замка и не отвечала на письма, которые ей писали в огромных количествах.

В то же время Луна начала учить своему заклинанию единорогов Толл Тэила, жители которого были уже полностью лояльны к ней. Выучив его, они отправлялись в самые разные и отдалённые уголки Эквестрии и убеждали пони, что то, о чём пишут в Эквестрийском еженедельнике – правда. После того, как простые жители видели, что их друзья, которых они прекрасно знали и любили, после применения заклинания внезапно плакали, сетовали о ком-либо, седели за один день или даже сходили с ума, они уже не могли не верить.

Тогда и началась охота пони-журналистов за подробностями личной жизни принцессы Селестии. Очень кстати кто-то из них нашёл-выкрал её личный дневник, из которого стало известно, что самые гнусные, ужасные и пошлые поступки Дискорда, нашего предыдущего тирана, не идут ни в какое сравнение с её увлечениями.

Призыв Луны к вооруженному сопротивлению был уже практически не нужен. Было понятно, что войны не избежать.