Автор рисунка: Devinian
Глава третья «Пирамидники» Глава пятая «Жадность»

Глава четвёртая «Город и пони»

Эквестрия, к северо-востоку от Кантерлота. Девять часов и восемь минут после перехода, или шесть тридцать утра.

В зале Совета было гораздо чище: на полу не лежали тела людей и провода с аппаратами не мешались под ногами, всё испорченное прошлым миром и поспешным переходом успели заменить.

Почти восемь десятков сидели на расставленных кольцами по залу креслах. Они выглядели очень усталыми, но гораздо лучше чем вчера. Впрочем, легко было выглядеть лучше в сравнении с бездыханным телом.

Серые комбинезоны, худощавые тела, безволосые головы и лица. Так выглядели все жители фрейма, и спириты ничем явно не выделялись.

— Пора суммировать наши выводы. — говорила женщина, сидевшая в первом круге, — Это планетарная система — имитация большого мира. Два спутника движутся вокруг планеты под действием гравитации и чьей-то воли. Нечто нагревает поверхность одного спутника до состояния плазмы, второй — обычная луна. Система находится внутри сферы огней, светящихся как звёзды, за ними хаос.

— Мы достигли зеро-слоя, но не сможем его использовать — донёсся мужской голос с дальнего круга.

Спириты говорили по одному, стараясь не перебивать. Чувствовалось, что такое общение для них непривычно, но большинство ещё недостаточно восстановились для обмена мыслями.

— Зеро-слой изогнут, ядра поставить невозможно. Его вибрация не даст достаточно энергии. Предлагаю немедленно развернуть солнечные панели и начать строить термоядерный реактор.

— Явных проявлений скверны нет. Разнообразие экосистем впечатляет, но опасные организмы пока не обнаружены.

— В мире несколько развитых цивилизаций. Мы на северо-востоке от столицы Эквестрии. Её правительницы, принцессы-богини Селестия и Луна, вероятно способны свободно управлять спанжем. Преобладающий язык — английский. Культура — отражение Земли начала и конца двадцатого века; как и технологии, неравномерная смесь из этих времён.

Роботы-разведчики поработали на славу, за несколько часов, подслушивая разговоры и подглядывая в книги, они по крупицам собрали цельную картину.

— Жители в основном пони, интереса не представляют; но их этика осуждает агрессию, нам следует быть осторожными с любыми живыми существами здесь. — этот человек говорил увлечённо, едва заметно улыбался. Да и выглядел гораздо живее остальных. Среди других, будто лишённых возраста людей, он выделялся морщинистым лицом.

— Наверняка это правители следят за нами. Мы должны скорее с ними поговорить.

— Как мы получим достаточно энергии для спирали? Не стоит задерживаться здесь из простого любопытства.

— Богини Эквестрии могут зарядить спираль. Есть шесть пони, управлявшие магическим устройством, Элементами Гармонии, возможно они тоже на это способны. В легендах упоминаются другие могущественные создания, но подтверждений нет, либо они выглядят слишком непредсказуемыми, чтобы пытаться с ними договориться.

— Мы нашли место для альфа и омега-порталов?

— Альфу нам не поставить. — ответили из первого круга. — Это очень хорошая имитация большого мира. Омегу мы можем построить в любом месте и скорее всего найдём путь в Цепь Миров.

— Купить энергию, построить омега-портал и уходить. Все согласны?

Все кивнули.

— Богини могут последовать за нами и найти Цепь.

— Пока не поговорим с ними не стоит об этом думать. Кто пойдёт?

Встали двое, говорившая из первого круга женщина и морщинистый старик.

В то же время, по другую сторону гор; в освещённом утренним солнцем Понивиле первые жаворонки пытались проснуться и сонно разбредались по своим утренним делам.

Окно на чердаке небольшого дома распахнулось. Выглянула единорожка светло-бирюзового цвета, зевнула, потянулась, подняла копытца на подоконник и плавным движением выпрыгнула, развернувшись в воздухе. Мягко приземлилась на все четыре, прислушалась. Через птичий хор из зашторенного окна впереди доносилось мерное дыхание.

Она чуть-чуть раздвинув шторы, заглянула одним глазком. Совсем рядом, на подушке сопела мордочка другой пони; а дальше, у стола, ждала корзина с яблоками.

Верхний фрукт окутало янтарное мерцание, он поднялся, поплыл вперёд и быстро скрылся за шторой. Единорожка не удержалась на одном успехе, тем же янтарным сиянием она погладила карамельно-синюю гриву подруги. Обернулась и бесшумно побежала к окраине городка.

Шагов через сотню ускорилась и добавила своё посвистывание к пению птиц. Дома вокруг быстро заканчивались, городок был совсем маленьким. Вдруг она резко остановилась.

— Дёрпи, лунная тьма, что с тобой случилось?!

Впереди медленно брела серая пони. Когда-то серая пони: теперь её усыпали чёрные пятна; шёрстка местами свалялась, таща на себе кучу еловых иголок и паутины; кончики крыльев опустились, касаясь земли.

— А, привет, Лира. Я в порядке, под молнию попала. — она смотрела, как всегда кося жёлтыми глазками.

— Одной молнии мало чтобы такое с тобой сделать. До дома осталась пара шагов. Рассказывай.

Не спрашивая разрешения бирюзовая нырнула под серенькую, поднимая её над землёй, рог засиял янтарным; она побежала, мягкая аура света поддерживал равновесие Дёрпи.

— Молния ударила, я очнулась. Гора в воздухе висит. Потом верхом на Луне летела, она отправила меня к пегасам в Клауд…

— Хочешь яблоко?

— Ага~ам

Они свернули к домику почты, вокруг него, к калитке во двор. Лира аккуратно опустила пегаску на траву и тут же заглянула в бочку у стены. Ей всё здесь было знакомо.

— Вода ледяная, Динки забыла нагреть. Приготовься.

Яблочный хруст сменился тихим ойканьем и стуком зубов. Взлетела щётка.

…Чудо, что мне удалось их убедить. Хотели удержать в госпитале, говорили контузия, но я вырвалась. Немного не рассчитала силы и отдыхать пришлось в лесу. — после чистки и горячего чая с вчерашним пирогом Дёрпи ожила. На ней ещё осталось чёрные пятна, линией на боку, обуглившуюся шёрстку могло исправить только время.

Глаза Лиры горели огнём.

— Холмы, изгиб реки, на северо-востоке от Кантерлота, к северу от Жеребячьих гор.

Кивок.

— Я должна это видеть!

— Я могла бы…

— Нет! — взгляд сияющих янтарных глаз мог напугать — Отдохни. Мне понадобятся вещи из Кантерлота, поеду на поезде. К закату мы встретимся там.

На северо-востоке от Кантерлота. Десять часов и тридцать восемь минут после перехода. Восемь часов утра.

Улицы внутреннего города всегда были безлюдны, в домах не было окон. Люди редко выходили, никто не любил открытые пространства; иногда они спрашивали себя, почему бы не занять ценное место чем-то более полезным; но столетия шли, а ничего не менялось.

Когда-то, в далёком прошлом, в одном из корневых миров был город. Мир поглотил хаос, но мудрые спириты окружили город непроницаемой бронёй и отправили в путешествие к новому дому. Так родился фрейм. Он прошёл много веков и видел десятки миров, но нигде не останавливался надолго. Хаос преследовал его. Тёмные страхи из подсознания людей рождались в чудовищ, плоть миров распадалась; только воля спиритов, сила легата и вера людей спасали фрейм.

— Я знаю английский. Идём. — женщина сняла шлем и вышла из своей комнаты.

В ту же секунду из зала архива вышел старик. Они были в разных секторах фрейма, но расстояние не мешало общаться. Обод на голове ловил помеченные мысли из потока, а сеть тут же их передавала. Этот обод не был так совершенен, как гипношлем, но умел следить за психикой носителя, мог успокоить навязчивую эмоцию или даже усыпить человека. Спириты не нуждались в его дополнительных возможностях, но обод упрощал связь с любым из людей и компьютеров фрейма. Спириты умели ценить всё, что позволяло им не тратить силы понапрасну.

Из пирамиды вылетела новая машина. Вытянутая коробка, сужающаяся спереди, с чуть изогнутыми краями; такие же летали в городе за прозрачной стеной. Она сделал круг над кораблём и приземлилась рядом с рекой.

— Сейчас выйдут, точно говорю, Тия! — Луна стремительной невидимкой подлетела ближе.

Машина открылась с обеих сторон, боковые стенки скользнули вверх и скрылись на крыше. Вышли двое: создания с чёрной кожей и блестящими на солнце большими головами.

— Похожи на минотавров. На иссохшие мумии минотавров. — Селестия где-то в замка тоже наблюдала с огромным интересом.

— Это у них защитная одежда, тела полностью закрыты. — Луна приблизилась и сбросила маскировку. — Иди сюда, Селестия, всё пропустишь.

Вспыхнуло облачко пламени и сразу исчезло, светлый аликорн стояла, сияя белой шёрсткой и огоньками в великолепной гриве.

Пирамидники медленно приближались. Через прозрачные шлемы можно было разглядеть лица, куда более красивые чем у минотавров. Наверняка они способны к сложной мимике, как пони. Ближайший улыбнулся подтверждая, морщинки на коже разгладились; лицо второго было чистым. Разница в возрасте?

Старший подошёл ближе, второй остановился.

— Добрый день, принцессы Селестия и Луна. — Старый пирамидник держал дистанцию и коротко поклонился, в точности следуя дипломатическому этикету. — Люди Исхода рады вас видеть. Нам потребовалось время, чтобы понять этот мир, простите, что заставили ждать.

Он стоял в пяти шагах, улыбаясь губами, в глазах веселье и любопытство.

— Я тебе не говорила, что они умницы? — отправила мысль Луна.

Она скосила на сестру такой взгляд: будто сама обучила пирамидников эквестрийскому, познакомила с вежливостью, да и пирамиду построила непосредственно.

— Признавайся, ты надеялась, что хоть здесь дворцовые правила не будут тебя преследовать! — не шелохнувшись и даже вернув взгляд к пирамидникам синий аликорн в мыслях дико хохотала.

— Держи себя в копытах, Луна. — Селестия улыбнулась людю, шагнула вперёд. Весь беззвучный разговор занял не больше доли секунды.

— Мы тоже рады вас видеть. Что привело Людей Исхода в Эквестрию?

Старик отвечал тихим ровным голосом, не отводя взгляд от глаз аликорна:

— Люди путешествуют по мирам, мы остановились здесь чтобы пополнить запас энергии. Когда закончим, сразу же отправимся дальше. Но для меня большое удовольствие видеть Эквестрию, ваш мир прекрасен, богини.

— Спасибо, Эквестрия открыта для путешественников; я уверена, пони будут рады вас принять. Может быть мы чем-то сможем помочь вам?

Селестия продолжала плести привычную речь с непроницаемо улыбающейся мордочкой. В такие моменты сестра казалась Луне совсем чужой.

Второй людь подошёл ближе, остановился рядом с первым.

— Принцессы, вы знаете о вибрирующем слое на глубине примерно в треть мили? — голос неожиданно оказался женским и довольно красивым.

— Да, его энергия расходится по всему миру помогая колдовать. — отвечала Селестия.

— Что с ним случилось? Какая сила изогнула вибро-слой в шар? Или он всегда был таким?

— Он всегда был таким. Вы хотели тянуть из него силы?

— Мы рассчитывали на этот слой, сейчас наш город без энергии. Вы разрешите занять десять квадратных миль полей панелями собирающими солнечный свет и построить преобразователь воды в энергию?

— Да, если вы расскажете как это работает. — вмешалась Луна, — И прикажете своим машинам прекратить следить за жителями Эквестрии. Как, кстати, эти искатели называются?

— Вы проследили за разведчиками? Они возвращаются прямо сейчас. Мы не сможем передать наши знания немедленно, они достаточно сложны, поэтому потребуется время, чтобы перевести информацию в удобную для пони форму.

— Эти десять миль в вашем распоряжении, как знак дружбы между нашими народами. Мы будем рады, если вы согласитесь посетить Кантерлот завтра, к полудню, там уладим все формальности договора. — наконец-то официальная улыбка светлого аликорна сменилась на по-настоящему радушное выражение.

Луна мысленно вздохнула, сестра оставила свою роль, это радовало.

— Спасибо, богини. — старший обернулся, приглашающе указывая рукой. — Фрейм сейчас развернётся.

Пирамида Фрейма медленно снижалась над подготовленной плоскостью. Коснулась её бесшумно, всей нижней поверхностью, блестящие колонны опускались, уходя в подготовленные шахты. Плиты металла, закрывавшие большую часть конструкции, сдвинулись вниз. Весь город за прозрачными стенами открылся свету дня.

Старик продолжал смотреть на город, хотя всё закончилось. Вторая фигура обернулась:

— Как поступить с любопытными пони, которые скоро начнут собираться вокруг? Мы не будем обращать на них внимание и вежливо выпроваживать, если заберутся внутрь или станут помехой.

— Я хотела отправить отряд гвардейцев. — Селестия с виду задумалась.

— Пара моих помощников незаметно проследят. Они вмешаются, если вам будут доставлять много проблем. — махнула копытом Луна.

— Так будет лучше всего. До завтра, принцессы, хорошего вам дня.

Они вернулись в машину, одна фигурка прощаясь махнула рукой.

— Ну, что скажешь? — Луна, опять став невидимкой, вглядывалась в глаза сестры.

— Я им не доверяю, но пусть всё идёт как идёт. Пошли домой, завтрак ждёт, а любопытные пони скоро начнут штурмовать замок.

Время приближалось к полудню, самые непослушные пегасы стайками собирались в облаках вокруг пирамиды. Кто-то прозорливый доставил бочку сидра и продавал его втридорога. Слухи в Эквестрии расходились быстро.

Заросли чёрных пластин разрастались внизу.

Лавандовая единорожка получила нежданное письмо и спешно собиралась, стараясь ничего не забыть.

С Понивильской станции в столицу отправился паровоз, заскочившая на него последней пони мелькнула бирюзой шёрстки.

В старом домике почты мирно спала Дёрпи, прижимая к груди любимую подушечку-маффин.

Чем ближе был ужин, тем большая суета царила в обществе кантерлотцев; до всех прочитавших послеобеденный спец-выпуск «Вестника» постепенно доходило, что интервью с видевшей инопланетян пегаской не шутка. Принцессы не спешили явиться подданным. Может быть они наслаждались моментом?

К своей цели на северо-востоке бежала одинокая пони, она не очень спешила, держала темп экономя силы. Пару сумок на боках связывали ремни, нисколько не сковывающие движения, эта пони привыкла путешествовать.

Аквамариновую гриву взъерошил ветерок, знакомая серая тень мелькнула над головой. Пара авантюристов вместе были готовы к великим делам.