Автор рисунка: Noben
Глава четвёртая «Город и пони» Глава шестая «Ты не одинок»

Глава пятая «Жадность»

Машины летали, перевозя что-то к куполу у реки. Приземлившись они выбрасывали странные полупрозрачные коробки; дальше коробки сами ползли к куполу, цеплялись и через несколько минут таяли в стене.

Пара маленьких пони, почти невидимые на фоне огромного транспорта, подкрадывались к нему. Они забрались на выступ, вжались в борт.

~Тук ~Тук

Одна не удержалась, пару раз легонько стукнула корпус.

— Тише, заметят! — шёпотом закричала ей в ушко другая.

— Это не металл. А что тогда, может быть керамика? — в то время думала на вид смутившись первая.

Машина бесшумно взлетела и поднявшись невысоко над землёй направилась к пирамиде. Проплыла над полем чёрных зеркальных пластин. Внизу пирамиды открылись ворота; транспорт, маленький в сравнении с ними, нырнул внутрь.

— Есть! — кто-то мог выкрикнул, если бы не зажавшее рот копыто.

От стен затемнённой комнаты к машине потянулись трубы. Вдруг вспыхнул яркий свет.

— Пони, вы мешаете. Покиньте шлюз. — донеслось сразу со всех сторон.

Пони вздрогнули. Серая испуганно, а бирюзовая протянула:

— Вот влипли.

Засвистел ветер. Понек выкинуло наружу как сухие листочки.

Единорожка осторожно приподнялась, пегаска лежала сверху, крепко обхватив её шею и бока ногами.

— Опять провал. Может вернёмся сегодня? Я тебя понесу.

— Неа, Дёрпи, я успела сделать пару кадров.

Лира с любовью погладила старомодный фотоаппарат, взлетевший перед ней, стряхнула несколько песчинок.

— Придумаем ещё что-нибудь, вся ночь впереди!

Она никогда не отпускала свою цель. Чернокрылых помощников Луны ждала тяжёлая ночь.

Луна самолично ждала на главной площади Кантерлота. Застыв неподвижной статуей она наблюдала, как толпа пони шумела взволнованными разговорами. Никто пока не видел богиню, она умела быть незаметной.

— Граждане Кантерлота! — от усиленного магией голоса задрожали стены домов.

Пони вмиг затихли, пегасы яблоками попадали на крыши домов; через секунду её заметили и волной откатились от принцессы ночи.

Они всё ещё боялись. Внутри Луны словно струна дрогнула от печали.

— Недавно в нашу страну прибыл странствующий между мирами народ. — громкость высшего голоса немного снизилась, ровно настолько, чтобы все пони на площади слышали не вжимая ушки в головы. — Они доброжелательны и принимают дружбу. Эквестрия не отказывает путешественникам в помощи, мы разрешили им остановиться в северо-восточных полях. Завтра в замок Кантерлота прибудут послы людей. Это всё, остальное вы уже знаете из газет.

Тёмный аликорн повернулась и через пару шагов исчезла в синей вспышке.

Солнце сменилось Луной, Луну сменило Солнце. Ночь прошла тихо, как множество ночей прежде; под утро даже самые беспокойные пони спали по домам. Но к полудню суета вновь стала нарастать, многие сидели на крышах Кантерлота, надеясь увидеть странных пришельцев.

В замке всё было тихо, покой немногих приглашённых гостей берегла бдительная стража. Да и сами пони относились к Сёстрам с огромным уважением и едва ли решились бы их побеспокоить.

— Эй, стой, мы должны проверить груз.

— Да что с вами такое, почему все на нервах? — коричневый земнопони удивлённо замер. Бывало всякое, но чтобы стража проверяла телеги на воротах, такого он не припомнил.

— Ты что не знаешь? Будет приём, придут послы, этих, пирамидников. Принцессы сказали, чтобы никаких неожиданностей.

— Мы быстро посмотрим, — второй стражник перебил болтливого соратника. Подошёл ближе, собираясь заглянуть под парусину.

— А-а-а! — что-то кричащее падало с неба. Тряхнуло кусты под стеной замка и затихло.

Стражники бросились к кустам, напуганный земнопони замер, обернувшись туда же.

Из листвы выглянула серая мордочка. Жёлтые глазки вели пару гвардейцев одновременно.

— Эй, ты цела?!

— Да, ничего, крылья свело. — она дёрнулась, вырываясь из куста. — Ай!

— Ничего? У тебя вывих. — рог стражника засветился, поддерживая пегаску. — Пошли к врачу. Смени меня Черри, я быстро.

— Вот видишь, ничего страшного не случилось. Теперь откинь парусину, пора проверить телегу. — второй возвращался на свой пост.

— Летят! — раздался дружный крик со стороны города.

Стражник бросил телегу и вместе со всеми уставился в небо.

Четвёрка крылатых гвардейцев сорвалась со стены и понеслась к точке на севере, просто на всякий случай. Их внимание так и не потребовалось; пегасы вились вокруг медленно летящей машины, но ненавязчиво, стараясь не загораживать путь.

Где-то внутри замка принцесс блуждала бирюзовая понька. Она никак не могла прокрасться к тронному залу, гвардейцы окружили его со всех сторон и были бдительны как никогда. К машине в саду тоже не удавалось подобраться, среди маленьких кустиков и декоративных деревьев просто не было укрытия. Лира видела издали открытые борта и зубы сжимала от желания сфотографировать что внутри.

Оставалось последнее, галерею за садом украшали ковры; изгиб стены оставлял небольшие ниши, как раз хватило бы маленькой пони. Но ковры не доставали пола, придётся висеть на стене. Вниз головой, если захочется подсмотреть!

Она ждала, сжавшись за лестницей, чтобы хоть как-то скоротать минуты ожидания пыталась на слух определить маршрут гвардейца наверху.

Наконец время пришло; хлопнули двери тронного зала, приём закончился и гости расходились. Секунда, вторая, третья; удаляющееся цоканье сверху. На лестнице мелькнул стремительный хвост; поворот, верёвка метнулась к креплению; спиной к стене, передние ножки сжались пружиной подбрасывая тело. Последним, мигнув янтарным, за ткань взлетел фотоаппарат.

~Фьюх — она сдавленно вздохнула, отсчитывая секунды, долго так висеть никто бы не смог.

…людям требуется невероятное, невозможное количество энергии! — говорил кто-то возбуждённо. — Я посчитала, если мы отдадим столько магии, весь фон упадёт втрое!

— Я понимаю, Твайлайт.

Лира не удержавшись выглянула из-под гобелена. Совсем рядом переминались лавандовые копытца её старой подруги, чуть дальше четыре светлых ножки в золотых браслетах. У Лиры перехватило дыхание.

— Мы не можем отдать им всё сразу. Тогда многие маленькие единороги не смогут научиться магии, мы больше не увидим лучших трюков Вондерболтс. — голос Селестии завораживал. — Я не стану вредить пони ради награды, Твайлайт. Людям придётся подождать.

— Значит пирамидники останутся здесь на полвека?

— Да, самое меньшее. Посмотри, этот чертёж называется «Солнечный коллектор», мы могли бы его построить.

Шаги удалялись. Лира опять выглянула. Перед Селестией плыла пластина металла, на поверхности мерцали картинки.

~Щёлк — тихонько сказал любимый фотик. Один этот кадр уже стоил всего предприятия.

Ушли. Хватит испытывать удачу. Она отпустила верёвку, вскочила, готовясь метнуться к лестнице; бока коснулось что-то упругое.

Один из людей стоял совсем рядом, притронувшись к ней. Лира остолбенела.

Он приветливо улыбнулся, опустился на колено.

— Ты обязательно встретишь людей, моя милая пони. — обнял её, рукой приглаживая растрёпанную гриву. — Но позже, сейчас нам пора возвращаться. Ты жди и не теряйся.

Стремительным шагом спустился по лестнице, исчез в саду. Лира продолжала стоять неподвижно.

— Эй, стой, тебя не было среди гостей!

— Вот влипла! — знакомая мысль вернула к реальности.

Бирюзовая молния метнулась прочь.

На северо-востоке от Кантерлота. Второй день после перехода. Два часа после полудня.

В зале Совета говорил один, старый морщинистый спирит беззвучно обращался ко всем.

— Мы не получим энергию так просто, как надеялись. Омега-коридор потребует слишком много, богини не готовы делиться. На сбор необходимой нам энергии им потребуется столетие.

— Мы не можем задерживаться настолько. Только не сейчас, когда фреймы Императора готовятся захватить Кластер. Но я прошу всех удержаться от необдуманных шагов.

— Ответ богинь на угрозы я не могу предсказать. Возможно они сразу нападут, возможно отдадут энергию и позволят уйти. Мы не можем рисковать фреймом. Мы все боимся за людей Кластера, но потеряем один город, если задержимся, и оба, если ошибёмся.

— У нас всё ещё осталось время, около десяти лет в запасе. Мы должны понять Селестию и Луну и убедить их помочь. Либо самим найти способ использовать магию.

Он из симпатии защищал богинь Эквестрии, или этот бравировавший возрастом человек был наделён предусмотрительностью недоступной остальным? Она задумалась: как бы не были близки спириты, понимавшие друг друга с полумысли, но в нём, единственном оставшемся из первого поколения города, всегда оставалась тайна.

Ответила:

— Мы не можем делиться с ними информацией. Чем больше узнают богини, тем скорее пони выйдут из своего мира. Тогда они найдут Цепь Миров. Это поставит под угрозу весь план, твоя ошибка тоже приведёт к потере городов.

Старик продолжал так же убеждённо:

— Поэтому мы должны узнать богинь лучше. Я верю, пони не выйдут из этого мира пока Селестия владеет им. Дайте мне год чтобы доказать это.

Все кивнули.

Нельзя оставлять его одного. Пусть поступает как знает, но она будет рядом, как наблюдатель.

Спирит переключила всё внимание на архив. Нужно было многое узнать, чтобы свободно разговаривать с этими странными существами. Она не привыкла говорить без необходимости.