Автор рисунка: BonesWolbach
Братья Тени Ритуал Жизни

Воспоминания прошлого

Ночь у Джаура прошла не очень. Постоянные кошмары не давали ему спать. Он все время пытался уснуть, но ему не удавалось. Тогда пегас крови решил не мучить себя. Он поднялся и, войдя в ванную, умылся. Но когда он поднял голову, то увидел то, что он увидеть не ожидал. Из его глаз шел бардовый дымок, но сам Джаур не был в Кровавом Раже. Это немного шокировало, но не напугало. Еще немного посмотрев на свое отражение, он вышел из ванной. Придя в свою комнату, Джаур собирался немного полетать, как вдруг его тело пронзила боль. Она продолжалась не долго, но приносила боль нестерпимую. Когда она исчезла, тут появилось то знакомое чувство... чувство голода. Джаур, не думая, открыл окно и полетел в сторону замка.

Пока Джаур летел, его голод усиливался. Наконец добравшись, он приземлился. На его удивление двери были свободны, без всякой охраны, что означало Джаур может пройти без свидетелей. Но к большому сожалению, он не смог открыть их, так как они были заперты. Тогда Джаур решил посетить ее через окно. Только он подумал об этом, как сразу его пронзила сильная боль в теле. Все конечности могли вот-вот отказать, а сердце остановится, но этого не случилось. Пегас крови быстро взлетел и направился к окну комнаты, где спала Твайлайт, хотя сам Джаур не знал, где ее комната. Он проверил почти все окна, кроме одной, которая находилась чуть выше. Подлетев к ней, Джаур начал всматриваться туда в поисках Твайлайт и он нашел ее. Он попытался открыть окно, но оно оказалось закрыто. Пегас не придумал другого способа попасть туда, как выбить стекло, что он и сделал. Он, подготовив копыто, со всей силы ударил прямо в окно, что то с сильным шумом рассыпалось на маленькие стеклянные осколки. Услышав это, Твайлайт быстро вскочила и, подготовив свой рог, начала колдовать. Джаур стал медленно к ней подлетать, что увеличивало заклинание Твайлайт. Когда он смог подойти к ней ближе, аликорн не выдержал и выстрелил магическим лучом прямо в голову, но пегас успел среагировать и, сделав пиктограмму под собой, переместился за спину Твайлайт. Аликорн, повернув голову, была удивлена, что это был Джаур. Он выглядел не очень. К всем эффектам, как боль и дым из глаз, присоединилась кровь, которая шла из рта.

— Твайлайт... — еле смог выудить из себя пегас, — Кровавый... голод — закончил он и упал на пол без сознания.

Очнулся Джаур утром. Открыв глаза, он стал осматривать. Все было ему жутко не знакомым. Белые стены, с обычными занавесками. Рядом стояла тумбочка и отделяющие занавески. Джаур смог подняться повыше. Еще немного осмотрев помещение, он остановился на мысли, что он находится в больнице. Через несколько минут в палату вошла пони-медсестра белого цвета с розовой гривой. На ее голове виднелась шапка с красным крестом, как и ее метка была в виде того же креста и четыремя розовыми сердцами. Она подошла к кровати, где лежал Джаур и, достав планшет, стала в него смотреть.

— Здравствуйте, мистер Джаур. Я сестра Рэдхарт. Вы потеряли сознание, и принцесса Твайлайт Спаркл вас принесла сюда. Не буду таить, но у вас текла кровь из рта и... из глаз выходил непонятный бардовый дым — рассказала пони-медсестра. Джаур все это выслушал.

— Извините, но где сейчас сама принцесса Твайлайт? — поинтересовался Джаур.

— Она сейчас ждет в коридоре. Позвать?

— Если не сложно — ответил пегас. Рэдхарт кивнула и удалилась из палаты, и через минуту Твайлайт вошла с несколько обеспокоенным видом. Джаур молчал. Да и ему не чего было говорить. Эта молчаливая забастовка длилась не долго.

— Джаур, я бы хотела спросить. Ты помнишь, что вчера было? — с обеспокоенным видом спросила аликорн.

— Я ничего не помню, кроме одной вещи... боли — прохрипел пегас, закрыв глаза. Твайлайт подошла поближе к нему и присела на стул, который находился рядом. Потом она протянула копыто. Джаур, внимательно посмотрев, заметил, что у нее в копыте повязка, но она была не такая, как у него. В самой середине повязки находился череп пони.

— Вот, держи. Это подарок от Пинки Пай — проговорила она. Джаур взял повязку и тут же одел ее. — Ты вчера плохо выглядел. Дым, исходящий из глаз. Кровь, которая текла у тебя из рта. Но самый шок был — это твои слова. Перед тем как упасть, ты произнес: Кровавый... голод — закончила Твайлайт, снимая гримасу беспокойства и одевая гримасу серьезности. После этого небольшого рассказа Джаур вспомнил, что было.

— И не только эти признаки были — прохрипел пегас, — Нестерпимая боль в теле, в мозгу. Твайлайт, перед тем, как стать таким, у меня был кошмар, который я очень плохо помню, но знаю, что он еще хранится в моей памяти. Мне нужно посетить принцессу Луну — закончил он, поднимаясь с постели. На удивление боли не было, но чувство голода его беспокоила. Джаур, окончательно встав на ноги, потопал из палаты.

Выписавшись, он вышел из здания больницы, где его уже ждала Твайлайт в своей карете, запряженная пегасами. Джаур быстро сел в нее и по приказу принцессы они полетели в сторону Кантерлота. В пути Джаур всячески не имел представления, почему его опять посетил голод, который должен был появиться не раньше чем через два месяца. Но он все же появился и пегас крови без малейшего понятия, как его утолить без пони-жертв.

Через три часа Твайлайт и Джаур были в Кантерлоте и рядом с замком сестер-правительниц. За все это время он изрядно изменился, когда Джаур был в последний раз здесь. Он стал намного больше. Самое главное, что он был поделен на два равных корпуса. Левый был белого цвета с золотыми куполами, а правый был темно-голубого цвета с синими, как сама ночь, куполами. На этих двух корпусах висели и флаги, на которых были изображены метки сестер-правительниц и один огромный в виде аликорна, разделенного днем и ночью. Джаур сошел с кареты, а за ним последовала Твайлайт. После этого аликорн потопала внутрь, что и сделал Джаур, следуя за ней. Проходя мимо охраны, пегас заметил такое отличие в стражниках, как страж Селестии был белым пегасом в золотой броне и копьем, а страж Луны был пегасом с крыльями, как у летучей мыши, и в темной броне с зазубриной алебардой. Посмотрев на местную стражу, он догнал Твайлайт, которая была почти рядом со входом в тронный зал. Что показалось Джауру странным, так это горшки с цветами и картины, висящие на стене, которые ничуть не изменились. Оторвавшись от просмотра картин, пегас догнал аликорна, которая уже ждала его. Открыв большую и весьма тяжелую дверь, они потопали к принцессам. Джаур рассматривал все. Так как замок был разделен на два одинаковых по площади корпусам, то и полы, колонны и многое другое были тоже разделены. Первая часть была белого цвета с желтыми оттенками, которые придавали драгоценные камни, а второй был голубоватого цвета с синими камнями. Что оставалось одинаковым, так это витражи, на которых были изображены носители Элементов Гармонии, Дискорд и Спайк с кристальным сердцем. Жемчужиной этого зала были сами троны, которые были просто прекрасно украшены. Но почему то их было всего три. Слева белый трон, на котором сидела Селестия, был украшен разными камнями, как трон Луны был украшен всего тремя разными видами камней: фиолетовым, синим и белым. Сам трон был светло-голубого цвета. А в середине был трон, который, судя по фиолетовому цвету, должен был принадлежать Твайлайт, но так она перебралась в Понивилль, он оказался не нужен. Джаур и Твайлайт уже успели подойти ближе к сестрам, которые, встав со своих тронов, направились к ним на встречу. Твайлайт, остановившись в середине тронного зала, произнесла: — Принцесса Луна, нужна ваша помощь!

— Какая? — в недоумении поинтересовалась Луна.

— Нужно, чтобы вы смогли залезть в мою память и увидеть сон, который меня уже долго мучает — объяснил Джаур, подходя ближе к синей принцессе. Луна, находясь в недоумении, прислонилась рогом к его лбу. Синяя аура окутала ее рог и она стала смотреть то, что пегас крови все время забывает. Как только ее нашла, то сразу она закричала. Отойдя от Джаура, она взялась за голову и чуть не поменяла облик на Найтмер Мун. Селестия, в испуге, окутала ее магическим куполом, в котором ее превращение прекратилось. Луна, дрожа от страха, еле держалась на ногах. В конце-концов она успокоилась.

— Это была... магия тени. Защитное заклинание, обычно защищающее, память или что-то в этом роде — проговорила она дрожащим голосом, сдерживая страх. — Джаур, на тебе стоит эта магия, которая не позволит мне увидеть твои мысли.

— Принцесса Луна, а можно его снять? — поинтересовалась Твайлайт, ожидая позитивного ответа. Луна только покачала головой, опустив голову вниз. Джаур резко почувствовал некую боль в теле, которая стала усиливаться, а потом перешла на голову. Тогда у Джаура потекла кровь из рта, пачкая дорогой пол.

— Принцесса Селестия! Скорее заприте его в барьере! — крикнула Твайлайт командным голосом. Селестия, без промедления, послушалась и окружила пегаса крови барьером, который очень сложно разбить.

— Что это с ним? — спросила Селестия в приступе внезапного шока.

— Принцесса Селестия, с ним творится то, что может привести ко многим жертвам. У него кровавый голод. Скорее всего сам Джаур потерял сознание, но демон, который живет в нем, захватил тело и теперь спасает его — объяснила Твайлайт.

— От чего спасает?

— От смерти — медленно произнесла Твайлайт. У Селестии опять начался шок. Ее зрачка значительно сузились.

— Кровь — еда и вода для пегаса крови. Без нее он, как живое существо без органов — демоническим голосом произнес Джаур. Потом Джаур схватился за голову и в криках потерял сознание.

Очнулся он, как ни странно, в больнице. Его голова сильно болела так, как будто он написал в стельку и теперь у него утреннее похмелье. Кое-как поднявшись и присев на кровать, он начал упорно вспоминать, что произошло вчера и почему он опять оказался в больнице. Единственное, что он мог вспомнить, так это Луна, которая чуть не превратилась в Найтмер Мун и... пустоту, которая внезапно его охватила. Джаур решил не мучить свой мозг, который и так болел. Вместо этого он просто лег и пытался уснуть, так как почувствовал резкую усталость. И в конце-концов ему это удалось.

Джаур опять проснулся от очередного кошмара. Его психика уже была на пределе. Еще один беспокойный сон и он сойдет с ума. Подойдя к окну, он увидел то, что не замечал два года... красоту ночи. Яркий белый диск слегка освещал Эквестрию, а его спутники — звезды придавали красоту черному небу. Джаур открыл окно, и тут же в палату пробрался холодный и свежий ночной воздух. Вдали виднелись ночные летающие фонарики — светлячки, которые летали из стороны в сторону. Ночная музыка сверчков придавала красоту этой прекрасной ночи и нежила слух Джаура. У тут ему пришли воспоминания, которые были закрыты за слоем боли, крови и криков страданий. Он вспомнил, как он и его родители проводили ночную прогулку по парку и как было прекрасно. Ему тогда было семь лет. Они присели на лавку и стали рассматривать этот черный холст художника-бога, который вкладывал в него не только талант и мастерство, но и душу. Это все, что смогло открыться из пелены тьмы и небытия. Душа Джаура просто ныла, когда он вспоминал тех, кто потерял в раннем возрасте и был выращен в приюте без любви и заботы. Джаур поднял голову к луне, и вспомнив колыбельную, которую ему мама пела, начал ее тихо и мягко напевать. После того, как он закончил, Джаур отправился в свою кровать. Удобно устроившись, пегас закрыл глаза и, подождав несколько минут, отправился в мир грез.