Автор рисунка: MurDareik
4. Кантерлотская группа 6. «Нам важен результат»

5. Время историй

Диадема мягко мерцала в гриве Твайлайт, отбрасывая солнечные зайчики при малейшем движении головы лавандового аликорна. Сама принцесса с задумчивым видом стояла на балконе, с которого могла любоваться почти половиной Кантерлота. Были отсюда видны и крыльцо дворца, где вчера торжественным фотоснимком было отмечено начало научных работ, и сад, который на данный момент был огорожен временной стеной из перекрывающихся полотнищ брезента. Это доктор Везергласс за ночь смонтировала себе полигон, защищённый со всех сторон от любопытных взглядов. От серьёзных потрясений такая защита спасти бы не смогла – её трепал даже проносившийся через Кантерлот лёгкий ветерок.

— Извините, если мешаю, принцесса, – прозвучал сзади хриплый голос. Твайлайт вздрогнула. Возможно, в Стэйблридже способность передвигаться тихо была Пайболду полезна, чтобы лишний раз не обращать на себя внимание занятых важной работой учёных единорогов, но здесь ему эту привычку стоило забросить. Со стороны она казалась слишком уж зловещей.

— Я не могу здесь надолго задержаться, – произнесла Твайлайт, продолжая смотреть вдаль. – Меня все ждут внизу. Без моего Элемента начать эксперимент невозможно.

Пайболд не присутствовал на вчерашней аудиенции и вообще не показывался до позднего вечера. По двум причина. Для начала Бикер подкинула ему список разгрузочно-строительных работ, рассчитанный на десяток крепких жеребцов. Кроме того, Пайболд сам признался, что решил не докучать своим видом и видом своих тёмных и пыльных лохмотьев особам королевского статуса.

— А ваш Элемент это?..

— Вот, эта диадема, – пояснила Твайлайт, скосив глаза на украшение. Она с трудом удержалась, чтобы не потрясти головой для наглядности. – В ней сокрыты огромные магические силы. И я до сих пор не уверена, стоит ли их «открывать».

— Отменить вы всё можете в любой момент, – напомнил Пайболд, поравнявшись с принцессой. Поравнявшись в образном понимании, поскольку ростом он её существенно превосходил – вполне мог перекатиться через ограду балкона, если захотел бы. Твайлайт, пока придумывала ответ, пыталась понять, почему при взгляде на пёстрого жеребца складывается такое ощущение, словно он идеально вписывается в полное архитектурных изысков пространство Кантерлота.

— Отменять будет неправильно.

Пёстрый единорог скорчил физиономию «не мне вам указывать».

— Думаю, если эти драгоценности противостояли силам Найтмер Мун, то группа учёных единорогов никак им не навредит. – Пайболд подумал секунду и задал явно давно мучивший его вопрос: – А как, собственно, они победили Найтмер Мун? Вы или они? Как?

Очевидно, обрывки истории о возвращении Найтмер Мун и её «исправлении», которые можно было найти в Стэйблридже, тамошнего разнорабочего не устраивали – Пайболд прямо-таки горел желанием услышать всю правду от непосредственного участника событий.

— Элементы Гармонии объединила и усилила искра дружбы. – Твайлайт, которая должна была торопиться, на самом деле была рада любому поводу потянуть время. – Каждая из моих подруг олицетворяла свой Элемент. У Эпплджек честность. У Флаттершай доброта. У Пинки Пай смех. У Рэрити щедрость. У Рэйнбоу Дэш преданность. У меня магия. Мы проявили эти качества, когда обходили ловушки, расставленные Найтмер Мун. Если бы мы не сдружились, то не смогли бы пройти этот путь до конца, не смогли бы заставить Элементы работать.

— Про дружбу, безусловно, надо помнить. И всячески её поддерживать, – согласился Пайболд, старательно кивавший в такт речи Твайлайт. – Но ведь управлять Элементами в теории может и один пони? Так ведь было во времена Селестии.

— Я не знаю, как было в прошлом, – тряхнула гривой Твайлайт. – Но одна я не смогла бы воспользоваться магией Элементов. В смысле, я даже тогда попыталась. Но это не сработало, и Найтмер Мун даже удалось уничтожить старую физическую форму Элементов. Диадема, – она показала копытом на украшение, – появилась просто из ниоткуда как символ моего Элемента.

— Допустим. – Пайболд с третьего раза поймал зубами краешек листа и вытащил сложенное вчетверо письмо. – Допустим, что никто другой, нацепив на себя все украшения ваших подруг, ничего с ними сделать не сможет. Но у меня есть кое-какие сомнения… Помните, вы спрашивали у меня дополнительную информацию о ярле Блэкспоте?

Твайлайт заинтересованно взглянула на листок. Книгу «Кризис династии Спот» она прочитала полностью два раза. Повторное прочтение упущенных при первом подробностей не выявило.

— Кое-что мне удалось найти. Правда, не в общем архиве, а в личных запасниках профессора Полимата… Он сам просил меня там прибраться! – быстро добавил жеребец, ощутив на себе взгляд, полный осуждения. – Я это нашёл когда-то, посмотрел и положил на место. А перед самым отъездом вспомнил и забрал с собой. Вы, наверное, понимаете, что в присутствии Бикер я не стал бы вам отдавать личные записи её отца. Плохо подумают обо мне, да и, исходя из текста, существуют проблемы посерьёзнее моей репутации.

Твайлайт развернула листок. Пайболд предусмотрительно отступил, чтобы не загораживать свет. Клочок бумаги был исписан столь плотно, что некоторые буквы в составляющих неровные, прыгающие строки словах были трудноразличимы. «О» походило на закрашенный круг, «Н» – на сплошной прямоугольник. Тем не менее, текст был читаемый. Это был целый абзац, где Полимат сохранил известные ему факты об идеях и поступках ярла.

«Магическая теория ярла Блэкспота, согласно записям, оставленным одним из его учеников, говорит о наличии у магии двух основных предназначений: магия может быть направлена либо на разрушение, либо на созидание. Оба есть, по сути, преобразование одного в другое, и с развитием магии единорог развивает оба магических направления. Из записей, которые удалось найти о тренировках, принятых Блэкспотом в качестве учебных упражнений, я понял, что он пытался попеременно тренировать оба этих навыка – разрушение и созидание. Обучение было основано на постоянной демонстрации сил и возможностей самого ярла. Он практиковал магические дуэли, побеждая своих учеников снова и снова, ожидая, что однажды они смогут его превзойти. Ученик Блэкспота в своих записях сокрушался, что никто так и не приблизился к уровню ярла, никто не бросил ему достойного вызова. Это и привело Блэкспота к мысли о его превосходстве над самой мощной магией, существующей в Эквестрии. В источниках, которые мне доступны, упоминается «неосторожное использование мощных магических артефактов». Исходя из сведений, которые оставил ученик Блэкспота, и сведений о прошлом Эквестрии вековой давности, я пришёл к единственному выводу – речь идёт об Элементах Гармонии, которые ярл попытался захватить ради демонстрации своей магической силы».

— Профессор Полимат для пони, желавшего в стенах своего научного центра удалиться как можно дальше от теорий Блэкспота, довольно тщательно пытался изучить его жизнь, – заметил Пайболд.

— Каждый раз, когда вы даёте мне какие-то книги или бумаги, я только сильнее запутываюсь в этой истории, – призналась Твайлайт. Сначала она знать не знала ни о каком Блэкспоте. Потом выяснилось, что он может быть похуже Сомбры. Затем стало известно, что это лишь одна точка зрения. Далее оказалось, что книги не желают предоставлять подробных сведений об этом правителе. Теперь история Блэкспота оказалась привязанной не только к Кантерлоту, но и к Элементам Гармонии. Но всё равно очевидной «проблемы посерьёзнее» увидеть в этих строчках не удавалось.

Пайболд перевёл взгляд на лежащий внизу город. Он обращался как бы к Твайлайт, но при этом усиленно избегал смотреть в её сторону.

— Подумайте над тем, с какой целью могла сюда отправиться профессор Бикер? Ради каких целей её отец идёт на нарушение законов своего научного центра, присваивая ей новое учёное звание и ставя руководителем исследовательской группы? С чем связан такой активный интерес этой семьи к Элементам Гармонии? – Пайболд поправил капюшон, который постоянно трепали порывы ветра. – Как я уже говорил, вы можете отменить все эксперименты в любой момент.

Твайлайт всё ещё смотрела в развёрнутый листок бумаги. Чувство тревоги в Стэйблридже было оправданным? Или она пытается домыслить то, чего нет? Профессор Полимат оставил одну запись, касающуюся истории ярла Блэкспота – его следует обвинить в знании истории? Профессор Бикер искренне негодовала по поводу одного упоминания бывшего местного правителя – личное было это мнение или семейное? Может ли существовать какой-то злой замысел среди учёных исследовательской группы? Что они хотят сделать с Элементами Гармонии? Хотят сделать то же, что и ярл Блэкспот? Но это ерунда, ведь никто не знает, что с ним случилось сто лет назад. Или знает?

— Простите, но мне пора идти, – заявила Твайлайт и отправилась искать ту единственную пони, вопросы к которой копились с первого дня поездки в Стэйблридж.

Принцесса Селестия была здесь сто лет назад. Как и сотни лет до этого. Именно она указом отменила титул ярла западных краёв, который сама же ввела. Если кто и располагал сведениями о династии Спот, превосходившими скудное жизнеописание из ветхой книги, то это была правительница всей Эквестрии.

— Твайлайт? – удивилась Селестия, которую удалось отыскать буквально за парой поворотов. Она любовалось книгой, точнее, рукописной пометкой на второй странице: «Моему первому и важнейшему меценату на долгую память. С уважением, Силлиест Тритс». В другое время Твайлайт не оставила бы это событие без внимания, но сейчас её голова была слишком занята осколками истории, не желавшими складываться.

— Ты так спешишь встретиться со мной? Что-то случилось во время твоих важных экспериментов? – обеспокоенно спросила Селестия.

— Они ещё и не начались, – пояснила Твайлайт и сразу перешла к интересующей её теме: – Принцесса, мне надо спросить вас о ярле Блэкспоте. Я много слышала о нём в Стэйблридже, и это были очень странные, противоречивые вещи…

— Но ведь эта история осталась в далёком прошлом, – улыбнулась Селестия. – Конечно, в ней будут недомолвки, странности, противоречия. Каждый по-своему смотрит в прошлое.

Твайлайт выжидающе смотрела на свою наставницу. Это было очень странно и непривычно – Селестия не хотела рассказывать что-то, что Твайлайт хотела узнать. Неужели есть что-то, о чём принцесса-солнце не может рассказать даже своей лучшей и самой преданной ученице? Неужели она сомневается в ней? Или считает это знание слишком опасным? Твайлайт видела, что Селестия колеблется. Но многолетнее доверие в конце концов перевесило.

— Хорошо, Твайлайт Спаркл, – вздохнула Селестия. – Я не вижу смысла скрывать сведения о давно минувших временах, пусть они и не дадут никаких полезных уроков.

Поддерживаемая магией книга отправилась в полёт до ближайшего шкафа. Селестия двинулась по коридору, ведущему в тронный зал. Она прошла мимо всех витражных окон, отражавших историю Эквестрии. Твайлайт видела все эти витражи, причём на некоторых были запечатлены недавние события. Победа над Дискордом, изгнание чейнджлингов из Кантерлота, спасение Кристальной Империи от Сомбры. Самое первое, которое находилось практически за троном, изображало произошедшее тысячу лет назад противостояние Селестии и Найтмер Мун. Селестия не остановилась и возле него, открыв дверь в маленькую комнатку. Вчера здесь под замком хранились Элементы Гармонии. Однако не были единственным экспонатом – в защищённой заклинаниями комнате оставалось ещё много интересных вещей. Принцесса-солнце, дождавшись, когда следующая за ней Твайлайт войдёт, посмотрела в сторону самой высокой и сдёрнула с неё покрывало.

Многие годы от солнечного света здесь прятался потускневший треснувший фрагмент мозаики, изображающий светло-серого зеленоглазого единорога в золотом парадном мундире. Почти такой же портрет, как на картинке в книге, но с некоторыми отличиями. Например, в правом копыте ярл держал какой-то предмет, половина которого когда-то была изображена, но откололась вместе с остатком витража. Вторым отличием был развёрнутый над зелёно-чёрной гривой стилизованный свиток с девизом «Разрушать и строить». Кроме того, здесь была прекрасно видна его метка – чёрная клякса неопределённой формы, выглядывающая из-под мундира.

— Это то немногое, что продолжает напоминать о пони, построившем Кантерлот, – сообщила Селестия, дав Твайлайт время изучить мозаику. По размерам она явно была сделана для одного из цветных окон дворца и, возможно, была самым первым витражом, который изготовили для Кантерлота. И единственным сохранившимся напоминанием о древней партии оконных украшений.

— Я думала, Кантерлот построили вы, – удивилась Твайлайт.

Селестия повернула голову, чтобы посмотреть на остальные окна, освещавшие тронный зал и наиболее значимые события в истории Эквестрии.

— Отчасти и это правда. Когда замок Двух Сестёр был разрушен, мне пришлось переехать в Кантерлот и немного его украсить. Но это уже финал истории, я так полагаю, тебя больше интересует другая её часть.

— Ярл Блэкспот построил Кантерлот… – всё ещё пыталась понять Твайлайт.

— Много столетий назад я позволила благородному семейству взять на себя часть работы по управлению Эквестрией, – пояснила Селестия. – Мне было очень тяжело поднимать солнце утром, поднимать луну по вечерам и вести государственные дела одновременно с этим. Я просто не справлялась, годы потребовались для накопления нужного опыта. Однажды я утомилась настолько, что солнце и луна появились на небе одновременно, причём оба светила взошли в западной части неба. Прежде чем я спохватилась и всё исправила, они уже заставили море кинуться на сушу. Лишь отвага одной семьи единорогов предотвратила катастрофу в западных краях.

Твайлайт кивнула, сопоставив эти слова с тем, что она подчерпнула из книг.

— Династия Спот, – произнесла она.

— Верно. Я позволила им взять на себя часть государственных дел. И, пока в этом семействе царила приверженность традициям, Эквестрия развивалась. Поколения в семье Спот сменялись, но правящие ярлы всё так же исправно докладывали мне о событиях на западе страны. У меня даже появились мысли найти таких же правителей для северного, восточного и южного краёв.

Селестия закрыла глаза, словно ругала себя за глупые мысли.

— С рождением Блэкспота всё изменилось. Блэкспот мог бы стать ценным союзником, моим в какой-то степени единомышленником… Но его семья так часто твердила Блэкспоту о его уникальности, что однажды он перестал в этом сомневаться. Он унаследовал титул, но не ограничился западным краем. Он решил, что сможет достойно распоряжаться половиной страны.

— Вы ему отказали? – предположила Твайлайт.

— Я уступила его просьбе. Я видела перед собой рассудительного, пусть и амбициозного, деятеля, который был хорошо воспитан и образован, заботился о своих подданных, не скрывал своё уважение ко мне. И ещё он умел убеждать.

Твайлайт снова посмотрела на мозаику. Конечно, прямые углы кусочков стекла не позволяли передать все детали, даже выражение лица читалось с трудом, но на витраже единорог по стати своей соответствовал описанию характера. Однако у молодой принцессы напрашивался непременный для таких историй комментарий:

— Но в какой-то момент он изменился в худшую сторону.

— Сложно сказать, когда именно, – признала Селестия. – Ни одно из его действий не было злым или даже недружелюбным. Он пришёл в эти края и отстроил здесь резиденцию. Он аккуратно разрушил одну из двух вершин этой горы, чтобы получить ровную поверхность. А потом выстроил на ней замок Кантерлот. Цвета были немного мрачнее, не было деревьев и прочей зелени, стена вокруг Кантерлота была выше и крепче. Но в этой суровости было своё изящество. Зато не было постоянства. Ярл Блэкспот считал, что любая магия может служить для двух целей.

«Разрушать и строить» – подсказывал забытый на две сотни лет девиз. Твайлайт мысленно представила, как стены Кантерлота исчезают, становясь пылью и грудой камней. А потом возвращаются обратно в прежний вид. И всё это забавы ради, со смехом делает светло-серый единорог, возможно, наблюдая с того же самого балкона, где Твайлайт стояла десять минут назад.

— И этому он пытался учить других. Он превратил Кантерлот в школу магии, заставляя учеников ломать и восстанавливать отдельные строения. Как ты понимаешь, Твайлайт, обычные пони не могли жить в этом месте и вынуждены были держаться от него подальше. А ярл Блэкспот постепенно забывал о существовании Эквестрии, о которой обещал заботиться. Он был слишком увлечён поисками того ученика, который окажется сильнее, чья магия будет более разрушительной, а построенные стены окажутся более устойчивыми. Только так он мог убедить всех в правоте своих идей, и в первую очередь он стремился убедить меня.

Твайлайт попыталась представить себе эту картину. Вот мозаичное изображение ярла Блэкспота приближается к мозаичной фигурке принцессы Селестии.

— Магия – это оружие, – настаивает он голосом… Твайлайт понятия не имела, как звучал голос Блэкспота, поэтому решила подставить рыкающие интонации Сомбры. Хотя помнила, что не все согласны с таким сравнением.

— Вы совершенно неправильно воспринимаете свой дар творить волшебство, – отвечает ему воображаемая Селестия. – Этот дар является великим благом, которое вы пытаетесь использовать против других.

— Да неужели? – ехидничает Блэкспот. – Это всё равно как сказать начало слова и остановиться. Продолжение в том, что благо одних всегда будет идти против воли других. Вы не угодите всем и всегда, не будете источником вечного добра и процветания, как бы вы к этому ни стремились, принцесса.

— Это благодаря мне сменяются дни и живёт природа, – гордо отвечает Селестия. Только так в понимании Твайлайт она могла ответить наглецу, сомневающемуся в осмысленности великого долга – управлять солнцем и луной.

— Или встаёт на дыбы море, – зловеще произносит Блэкспот. Его ученики, в качестве которых Твайлайт видела разноцветные шестиугольники из витража, хихикают. – Принцесса, вы не хуже меня понимаете, что осуществляемое вами благо недалеко ушло от возможных бед. Взять те же Элементы Гармонии…

Мозаичная фигурка Селестии молчит. Над ней появляются и начинают вращаться пять маленьких кусочков цветного стекла, различающиеся по форме.

— Вы использовали их как оружие. Оружие против своей сестры!

— Нет, я лишь защищала Эквестрию от вечной ночи, которую она устроила.

— А разница в?..

— Я не стану использовать Элементы Гармонии во вред живому существу! – сердится Селестия. Хоровод Элементов над ней разгоняется так, что превращается в единый белый круг.

— Но этим вы не докажете, что я не прав. Этим вы не докажете, что вы правы. Это называется бездействием, принцесса…

Светло-серый единорог развернулся и ушёл куда-то прочь из мыслей Твайлайт. Она вернулась в тронную залу, где настоящая Селестия сделала паузу в невесёлой и неприятной лично для неё истории.

— Что он держит на этой мозаике? – спросила Твайлайт.

Автор витража пытался сохранить на нём то ли прямоугольный, то ли квадратный предмет жёлтого или золотого цвета с неразличимым на данном стекле рисунком.

— Печать Повиновения, – ответила Селестия. – Именно с её помощью он доказывал своё превосходство. Ему хватило магических умений создать артефакт, позволяющий подчинять волю других единорогов. Он говорил, что более сильный маг сможет с помощью этой печати диктовать свою волю самому Блэкспоту, но я сомневаюсь, что ярл стал бы играть честно. Он просто унижал таким образом своих учеников – давал им эту штуку и, пока они держали её, проникал в их сознание. Некоторые ученики даже не слишком возражали против подобных методов. Они стоили своего титулованного наставника.

— Так вы всё-таки остановили его?

Незамедлительного ответа не последовало. Селестия накрыла пыльной тканью фрагмент витража, снова оставив образ основателя Кантерлота во мраке забвения. Она вывела лучшую ученицу из комнатки, чтобы закрыть это помещение и, как подумалось Твайлайт, запечатать самые нехорошие воспоминания.

— Вы смогли его остановить? – снова обратилась к ней Твалайт.

— Я боялась его, – ответила Селестия, отвернувшись от своей ученицы. – Я боялась того, что он окажется сильнее. Если бы он смог повелевать мной, если бы какой-то хитростью подсунул мне свой драгоценный артефакт, то вся Эквестрия оказалась бы в его власти. И при этом я понимала, что однажды он задастся этой целью. Однажды он наиграется в своём замке и захочет распоряжаться целой страной. Захочет распоряжаться солнцем и луной, контролировать всё живое. Если бы он этого захотел, то меня не спасла бы ни магия, ни стены замка Двух Сестёр. Я была готова убежать от него на самый край Эквестрии в надежде, что он и его ученики посчитают это победой и забудут о моём существовании. Хотя бы не будут мешать мне творить волшебство на благо мира.

Впервые Твайлайт видела подобный блеск в глазах Селестии. В них сохранился призрак давнего ужаса, растерянности и беспомощности.

— Но он пришёл не за моей короной, – продолжила Селестия. – Он пришёл за Элементами Гармонии. Он решил, что достаточно силён, чтобы подчинить себе Элементы. Он решил сам или внял чьему-то совету, что пришло время взять себе самые мощные артефакты этого мира. Его ученики напали на стражу замка, а сам он предпринял отчаянную попытку наложить заклятие на Элементы. Я не могла его остановить, я появилась там слишком поздно. Возможно, это меня и спасло, ведь, когда Элементы Гармонии воспротивились власти захватчика, они превратили замок Двух Сестёр в руины. После моего противостояния с Найтмер Мун замок пострадал, но не сильно – в нём вполне можно было жить. Но после выходки Блэкспота у меня не осталось выбора, кроме как вместе с гвардией перебраться в Кантерлот. Его опустевший город. Сам ярл исчез и вместе с ним эта проклятая Печать Повиновения…

Твайлайт представила себе эту картину. Как величавый ярл распахивает двери в зал, где хранятся Элементы Гармонии. Вот он тянется к ним своей серой магией, поднимает их в воздух, победоносно смеётся. Однако круговорот разноцветных камешков внезапно замедляется и закручивается в обратную сторону. Светло-серый единорог напрягает все усилия, чтобы вернуть контроль, но следует белая вспышка, которая разбивает его мозаичный образ на мириады мелких искр. Искры с печальным перезвоном опускаются на каменный пол. Элементы Гармонии останавливают свой бег, замирают, ожидая в разрушенных стенах появления достойного мага.

— Здесь, в Кантерлоте, от сотрясения разбились все витражи, поставленные по приказу Блэкспота. Но сам замок выстоял. Как я сказала раньше, мне пришлось сюда переселиться, поскольку жить в замке Двух Сестёр стало невозможно и попросту опасно. Я не могла знать, как именно магия Блэкспота подействовала на Элементы, представляли ли они опасность для всех, кто находился рядом. Я считала, что нет, но рисковать не могла. – Селестия мрачно улыбнулась. – Ты полностью подтвердила мою правоту, когда по праву обрела власть над Элементами. Ты не попыталась подчинить их силой, ты постигла их суть. И потому ты сейчас носишь на голове эту диадему, а на память о ярле Блэкспоте в этом дворце остался лишь осколок окна.

История казалась завершённой, но один вопрос у Твайлайт оставался. Полученный от Пайболда листок, который она за неимением карманов свернула в трубочку и засунула за ухо, напоминал об этом с каждым движением принцессы.

— Что стало с учением ярла? И с его учениками?

— Это было весьма неожиданно, но они, посовещавшись, решили, что раз Блэкспот проиграл, значит, моя магия и магия Элементов Гармонии сильнее. А мои идеи верны, в отличие от его убеждений. Почти все ученики Блэкспота поступили ко мне на службу в гвардию. Они помогли перестроить Кантерлот и, надо признать, доблестно несли службу, пока не вышло их время… – Селестия посмотрела на нынешних гвардейцев, охраняющих двери в тронный зал. – Кое-кто из учеников Блэкспота всё же сбежал и пропал где-то на просторах Эквестрии. Да, – кивнула своим мыслям принцесса. – Я точно помню одну задиристую кобылку. Шарпенд Винд. Белая с рыжей гривой. Дерзила мне в таких выражениях, что даже ярлу становилось за неё стыдно. Вот её я больше не видела с момента гибели Блэкспота. Очевидно, она дожила свои дни в далёких от Кантерлота краях.

Селестия сделала паузу, чтобы подчеркнуть значимость следующих своих слов.

— Эти события произошли давно, остались лишь в книгах и на картинах. Они уже не дадут тебе, Твайлайт, никакого урока, потому что ты сама давно прошла мимо ошибок Блэкспота. – Селестия глубоко вздохнула. – Как бы я хотела исправить эти ошибки тогда.

— Просто в Стэйблридже мне показалось, что кто-то ещё может верить в правдивость слов ярла, – сказала Твайлайт, благодарная наставнице за оказанное доверие и решившая, что стоит ответить тем же. – И это меня беспокоит сейчас больше всего. В его мнении был определённый смысл.

— Поэтому ему было очень сложно возражать…

— Но теперь, ваше высочество, думаю, что я смогу доказать, насколько он был неправ.

Селестия посмотрела на лучшую ученицу с удивлением и благодарностью.

— Правда?

— Да, – широко улыбнулась Твайлайт. – Когда учёные исследуют Элементы Гармонии, они поймут и докажут всем остальным, кто сомневается, что вы всегда были правы. Я докажу это через все эксперименты, что они решат провести!

Твайлайт не совсем подобающим венценосной особе быстрым шагом устремилась навстречу тем испытаниям, которые учёная группа готовила в саду Кантерлота. Во взгляде юной принцессы искрилась уверенность. Уверенность в том, что Элементы Гармонии, защитившие страну от вечной ночи и от хаоса, смогут защитить её и от ложных идей.