Автор рисунка: Noben
Глава 3. Глава 5.

Глава 4.

Прошла почти неделя, надо что-то решать. Дальше находиться в неопределенности становится невыносимо. Итак, что мы имеем по прошествии этих дней? За исключением того случая в первый день, пони относятся ко мне нейтрально дружелюбно. Позволяли выходить из дома, хоть и приглядывали в эти моменты. Но это я больше склонен считать за волнение за подругу, чем опасения в мой адрес. В клетку так же не пытались загнать, да и клетки уже нет, уволокли куда-то. Фиолетовая все продолжает изводить свитки. Небольшой лесок наверно уже изничтожила.

Подводя итоги всего что знаю. Шансы сбежать минимальны, рядом всегда кто-то из них. А по скорости, как ни прискорбно, я им не ровня. С другой стороны, они выглядят скорее доброжелательными, нежели враждебными. Любопытными без сомнения.

Я взглянул на единорожку, сидящую за столиком и активно покрывающую свиток закорючками. Кривенькая улыбка появилась на лице. Ну что же, кто не рискует, того потом газы от шампанского не мучают. Кажется, скоро кто-то изведет целые тропические джунгли на свитки.

Подойдя к столику, я уселся напротив единорожки. Стулья как предмет мебели был только на кухне, так что садиться пришлось на пол. Положив голову на сложенные домиком руки продолжал наблюдать за бормочущей единорожкой.

Скоро она отвлеклась, чтобы в очередной раз глянуть на объект своего интереса. Подняв взгляд, кобылка вздрогнула, не ожидая увидеть кого-то так близко к ней. Моргнув единорожка быстро пришла в себя и уже с любопытством глядела на странное существо, в моем лице, ожидая, что будет дальше. А дальше протянув руку к чистому пергаменту, я придвинул его к себе, так же поступил с пером. Окунув пишущий инструмент в чернила принялся выводить три простые фигуры, круг, квадрат, треугольник. За всем этим, не отрываясь, следила единорожка.

Закончив и отложив перо, я придвинул свиток к обомлевшей единорожке. Она некоторое время так и сидела, переводя немигающий взгляд то на свиток, то на меня. Выбор сделан, надеюсь, он был правильным.

Вновь переведя взгляд на изрисованный мною свиток, единорожка подхватила телекинезом перо и нарисовала на нем прямой треугольник. Закончив фигуру, она перечеркнула двумя маленькими штришками оба его катета и придвинула пергамент ко мне.

Похоже, мысль она уловила. Хорошо это или нет, узнаем позже. Взяв перо, двумя маленькими дугами пометил прилежащие к гипотенузе углы, обозначая их равенство.

Не думал, что их и без того большие глаза могут становиться еще больше. Единорожка сидела в состоянии легкого шока, приоткрыв ротик. Как будто рядом летающая тарелка пролетела, хотя, это недалеко от истины. С её губ сорвалось одинокое слово на грани слышимости.

— Вот как-то так. – Произнес я и пожал плечами. Почему-то я решил, что она произнесла что-то вроде, как? Наверное, это был бы самый уместный вопрос в данной ситуации. Но, к сожалению, языка друг друга мы не понимали, и потому придется ограничиваться картинками, пока, по крайней мере.

Выйдя из прострации, единорожка сорвалась с места и убежала в соседнюю комнату. Послышались звуки падающий посуды и протестующие писки хозяйки дома. Спустя мгновение появились две пони. В телекинетическом захвате фиолетовая тащила за собой пегасочку, которая делала вялые попытки к сопротивлению.

Подтащив подругу к столику, она начала тараторить, показывая попеременно то на меня, то на свиток. Пегасочка робко отвечала, очень робко и явно не могла противостоять разошедшейся единорожке. Немного успокоившись, она обратила внимание на меня, все так же сидевшего за столом. Почесав копытцем затылок, единорожка приложила ножку себе к груди и сказала – Пони. – А затем показала на меня.

Неожиданно. Даже сказал бы невозможно, но факт. Почти факт. Вот, скажем, вам показывают мячик. И говорят на неизвестном языке, мячик. Чаше всего мы решим, что произнесли название предмета. А вот собеседник мог сказать материал, из которого он сделан, его цвет, текстуру. Так и сейчас единорожка могла сказать не название вида а, например, свое имя. Надо быть осторожным, чтобы потом не было путаницы.

— Пони. – Указал я рукой на единорожку. – Пони? – Уже с вопросительной интонацией указал на пегаску.

— Пони, пони. – Поочередно она показала на пегасочку и себя и снова ножка застыла напротив меня. Сама желтенькая сейчас с любопытством следила за действом в своем доме.

— Пони, пони, человек. – Последним я указал на себя. Так, теперь я точно уверен, что пони — это самоназвание их вида.

— Флаттершай. – Единорожка указала на подругу. – Твайлайт. – Показала на себя. И вновь копытце застыло напротив меня.

— Кирилл. – Отозвался я. Полностью называться не стоит, сейчас лучше простые слава.

Твайлайт просияла и захлопала копытцами. Смотрелась в этот момент она очень забавно, как ребенок, которому подарили большой леденец. Резко прервавшись, единорожка что-то забубнила и исчезла во вспышке света.

— Что за нафиг? – Переведя взгляд на Флаттершай, задал я скорее риторический вопрос. Языка то она не понимает.

Телепортация, это было не что иное, как телепортация. Она не только предметы двигает силой мысли, но и свёртывает пространство. Черт побери, во что я вляпался? Надеюсь, хоть не приведет крестьян с вилами, или еще кого нехорошего. Теперь бежать не вариант, теперь они, зная о моей разумности, просто так не отстанут.

Флаттершай повернув ко мне мордочку, только пожала плечами. Видимо уловила суть вопрос, даже не зная языка. До чего же она мило выглядит, такая маленькая, скромненькая, добрая. Как большая плюшевая игрушка, только лучше.

Ай, будь что будет. Если единорожка понеслась за подмогой, хоть сделаю то, что давно хотел. Так же в сидячем положении придвинулся ближе к пегасочке. Она с интересом наблюдала за телодвижениями и даже не думала отодвигаться. Протянув руку к ней, провел ладонью по гриве и, остановившись у ушка, почесал за ним.

Сначала она вздрогнула, но потом улыбнулась и зажмурилась. А ей нравится. Розовая грива мягкая как шелк и невероятно приятная. Ушко, торчавшее из гривы, изредка подергивалось, но отстраняться пегасочка даже и не думала. Надеюсь, я ничего неприличного не делаю, фиг его знает, какие у них нравы. А хрен с ним, было бы что-то, давно получил бы по морде копытом. А пока сижу с дебильной улыбкой и глажу поняшку.

Идиллию прервала Твайлайт, появившись во вспышке света, а за ней с грохотом повалилась не маленького размера стопка книг. От неожиданности резко отдернул руку, а Флаттершай с писком отпрыгнула назад. Блин, как когда-то в юности, мама заходит в комнату, а я на диване с девчонкой целуюсь. Появившаяся было улыбка от теплого воспоминани, мгновенно растворилась, стоило вспомнить, где я сейчас.

Твайлайт со слегка растрёпанной гривой стояла недалеко от стола, а за ней горка книг. Единорожка была явно довольна, вот только чем именно — неясно. Повернув голову в сторону пегасочки, я поймал её сочувствующий взгляд. Ой-ей. Кажется, я понял, чему так радуется Твайлайт. А та гора книг не дает никакого шанса на благополучный исход дела.

Пегасочка тихонько подошла и похлопала ножкой по моему плечу, мол, крепись. Еще раз бросив взгляд на мое лицо, полное отчаяния, она развернулась и поцокала в другую комнату. Вот я и остался один на один с кошмаром любого ученика — учитель-энтузиаст.

Первым делом единорожка вручила мне средних размеров книжицу, обычный букварь с картинками. Хороший выбор Твайлайт. Будем оптимистами, быстрее смогу изъясняться, быстрее смогу попросить у неё помощи. Похоже, они сведущи в тонких энергиях, или как там зовется то, с помощью чего единорожка творит свою магию.

Букварь закончился только к вечеру. Не сказать, что букв в алфавите было много, всего тридцать. А вот моя способность к языкам была посредственной. Даже в своем родном языке я умудрялся косячить. Что уж говорить об иностранных.

Твайлайт радовалась каждому успеху, каждой правильно изученной букве. А вот я под вечер уже был не в состоянии сосредоточится на закорючках и картинках. Мысли уплывали куда-то далеко. Нередко ловил себя на том, что смотрю на Твайлайт и думаю “а если её за ушком почесать, она так же как Флаттершай отреагирует?”.

Я идиот! Мне надо быстрее выбираться отсюда, домой, к семье, а я думаю о реакции поняшек на почесывания за ушком. Так, сосредоточиться на учебе.

Такая борьба проходила в сознании уже последние пару часов. Слишком устал, чтобы учиться, мозг уже отказывается воспринимать информацию. А вот Твайлайт, похоже, это совсем не волновало, она с прежним энтузиазмом продолжала показывать на картинки и произносить слова. Вот же удивительное создание, кажется, она способна сутки напролет вбивать в меня информацию. А как вобьет, будет вытаскивать уже из меня, и, по-моему, с не меньшей энергией.

Вот это развитие событий я еще не продумывал. Она же захочет разузнать обо мне, о моем мире. Надо решить, что стоит ей говорить, а что нет. И если придется врать, то как можно меньше, чтобы не проколоться случайно на чем-нибудь. Пройдет время, пока я смогу хоть что-то осмысленное сказать ей, успею все подробно обдумать.

Когда за окном стемнело, в домик вновь прилетела голубая пегаска. Войдя, она застала меня с убитым выражением лица и Твайлайт все с тем же энтузиазмом вдалбливающую информацию. Сейчас мысль пугануть эту синюю, чтобы она меня вырубила, показалась не такой уж и плохой.

К счастью для всех нас, Твайлайт отвлеклась на нее. Разговора я пока не понимал, да и смысл его по выражению мордочек было трудно уловить. После непродолжительного диалога Твайлайт было пыталась пойти обратно, но вот радужногривая имела на этот счет другое мнение. Она перелетела через нее и стала выталкивать из домика, видимо намекая, что уже поздно и неплохо бы отдохнуть. Единорожка активно сопротивлялась, но пегаска была явно сильнее и, спровадив подругу, вновь улеглась на свою любимую подушку и принялась опять глазеть.

Ну вот что с ней такое? Такое недоверие, или опасения? Хотя, наверное, правильно, будь у меня дома кто-то незнакомый, тоже был бы осторожен и внимателен. Ладно голубенькая, поговорим с тобой когда смогу говорить. А пока сладких снов. Подмигнув пегаске, я плюхнулся на диванчик.

Утро началось очень рано. Проснулся от того что кто-то трепал меня за плечо. Едва разлепив глаза, перед взглядом предстала фиолетовая мордочка Твайлайт, что буквально лучилась любопытством. Ох, нет, пожалуйста, я спать хочу. Но она не вняла моему неясному призыву и продолжала вытрясать остатки сна. Ушки стояли торчком, ей явно не терпелось начать. Ушки, ушки. Чего это я зациклился на ушках? Ненавижу утро, соображаю как эстонец под тормозной жидкостью.

Ах, ушки, вспомнил. На лице вновь заиграла улыбка. Правая рука незаметно для единорожки скользнула вдоль её бочка и опустилась за ушком. Эффект оказался похожим, единорожка чуть вздрогнула но затем зажмурилась от удовольствия. Правда, в отличие от Флаттершай быстро опомнилась и, тряхнув головой, сурово посмотрела в глаза. Думал, что мне сейчас влетит и это всё-таки что-то личное. Но нет, единорожка вздохнув, указала ножкой на стол с книгами.

Делать нечего, стал подниматься и единорожка соскочив, заняла свое место за столом. Она что серьезно? А поесть там, умыться. Кажется, это не входило в планы фиолетовой училки. Но, к счастью, это был домик Флаттершай, она быстро образумила подругу. На кухне насупившаяся единорожка присоединилась к завтраку. Но долго дуться у нее не получалось, и вскоре она уже с довольной мордочкой уминала бутерброд с джемом.

После сытного завтрака все вернулась к тому, с чего и началось, а именно к столу с книгами. Единорожка снова смогла меня удивить, она не подала очередную книгу. На этот раз она протянула мне карту. Довольно большую карту всего мира. Теперь определенно ясно, это не Земля. Континентов оказалось четыре, а не шесть. Конечно, есть шанс, что это может быть Земля, но очень далеко в будущем, сотни миллионов лет вперед. Континенты дрейфуют, так что могли составить такой рельеф. Наверно могли, я же не геолог, чтобы наверняка утверждать.

Нет, не хочу думать, что я в будущем, тогда шанс того что можно вернуться стремится к нулю. Время — субстанция неизученная, и большей частью эфемерная. Мне кажется, что проникнуть через пространство куда проще, чем через время.

— Понивиль. — Твайлайт тыкнула копытцем в центр одного из материков. – Твайлайт в Понивиле. – Произнесла она. А затем тыкнула в меня.

Похоже, она хочет знать, откуда я, а не спрашивает, где я сейчас нахожусь. Поскольку это было бы глупо. Ну, вот и как мне ей сказать, что нужна карта побольше. Карта побольше, а это мысль. Заодно и выясню, Земля ли это.

Взяв под удивленным взглядом единорожки пергамент и перо, попытался изобразить свой дом. В центре нарисовал стилизованное солнце, с лучами расходящимися во все стороны от него. Затем вокруг солнца круг и маленькую планету на нем. Затем еще один круг и еще одна планета. И еще. И еще. Пояс астероидов изобразил как круг из точек. Затем огромный Юпитер, окольцованный Сатурн. С небольшим, еле видным кольцом Уран. Голубой Нептун. И тут задумался, стоит ли указывать Плутон, вроде был планетой, а потом разжаловали в планетоид и снова вернули статус планеты. Или не вернули? А фиг с ним, нарисую, как в школе учили. Под внимательным взглядом единорожки дорисовал девятую планету Солнечной системы, Плутон.

— Кирилл. – Произнес я, откладывая перо, и указал на третью планету от солнца. – Земля.

Глаза единорожки вновь заняли добрую половину мордочки. Надеюсь, меня не сдадут, ой как надеюсь. Существо с другого материка еще можно было воспринять как забавную игрушку для изучения, а вот представителя другого мира. Если она сейчас исчезнет или убежит, делаю ноги, быстро и без колебаний.

Отойдя от шока, Твайлайт притянула другой пергамент и принялась чертить модель своей системы. В центре она нарисовала планету. Затем вокруг нее круг и другую планету, значимо меньше первой. А затем очередной круг с солнцем на нем. Закончив, она протянула схему мне.

— Твайлайт. — Единорожка указала на планету в центре.

Геоцентрическая система? Да как же, такого просто не может быть с точки зрения физики. Протянув руку к перу я, было, собирался написать около солнца 99% массы и, обведя скобкой остальные планеты, обозначит их как 1%. Однако очень быстро передумал, вспомнив судьбу ученого древности Галилея. Тот тоже пытался доказать что Земля не центр системы. Кончилось все не очень хорошо. Католическая церковь вообще терпимостью не отличалась.

Вновь посмотрел на единорожку, я только пожал плечами. Мол, ничего не знаю, у нас так. Она удивленно посмотрела и, указав на третью планету на моей схеме произнесла:

— Кирилл. – Затем проведя копытом по столу, остановила его на своей схеме.

Я задумался. И что я ей должен сказать? Какой будет следующий вопрос я знал еще до того как она его озвучила. И вот как ей ответить? С учетом того что я сам мало что понимаю. Нет, такое будет крайне трудно объяснить рисунками, нужна речь. Так как ответ вызовет куда больше вопросов, а отвечать на них картинками — это риск быть неправильно понятым.

Посмотрев на единорожку, я вновь пожал плечами. Этот жест у разумных пони был сродни нашему, и означал тоже самое. А именно, не знаю. Она явно расстроилась, ну да ничего, смогу говорить попробую все объяснить.

Горе единорожки продлилось недолго, буквально через минуту она вытащила другой свиток. Он был уже с нарисованной картинкой. С удивлением глянул сначала на свиток, затем на единорожку, а затем на стопочку таких же свитков рядом с единорожкой. Она вообще спала ночью? Похоже, что нет. Сидела и рисовала вопросы ко мне. Терпение — явно не её сильная сторона характера, хочет все знать как можно быстрее. Не дожидаясь пока я выучу язык.

Вернемся к свитку. Внизу были изображены парусник, паровоз и воздушный шар. Свиток был разделен вертикальной чертой. Слева изображена пони, справа человек. Взяв перо, Твайлайт нарисовала на стороне пони небольшой столбик, высотой примерно половину свитка и передала перо мне. Хм. Хочет знать технический уровень моей цивилизации относительно её.

Надо быстро что-то придумывать, я не готов к таким вопросам. Думал, у меня есть хотя бы месяц. Кто же знал что эта любопытная пони не устоит, и вместо того чтобы спать нарисует кучу вопросов. Так, все, это мой просчет, но нужно отвечать.

Так, писать что мы куда более развиты в этом плане неразумно. Они могут воспринять это негативно и не станут помогать вернуться, опасаясь вторжения более развитой цивилизации. В нашей истории тому есть очень наглядный пример, индейцы и конкистадоры. Все закончилось порабощением и почти полным вымиранием первых.

Указывать меньший вариант тоже не годиться, но уже по противоположенной причине, все-таки жертв с их стороны я не хочу. Что будет при столкновении парусного флота с современным крейсером? Правильно, бойня. Хотя я наверно сгущаю краски. Но и такой вариант нельзя исключать. Лучше лишний раз не провоцировать столкновение разумных видов.

Самое разумное это указать чуть больший уровень, чем у них. Это не будет выглядеть как угроза, но и легкой добычей казаться не будет. Ну, я так думаю. А если и решаться, что ж. По крайней мере, они будут сильно удивлены, внезапная атака точно захлебнется, а люди успеют подготовиться и дать отпор. Уж это мы умеем, дружить против кого-то. А если этот кто-то другого вида...

Взяв перо начертил задуманное, столбик чуть выше того что начертила единорожка. Кивнув она забрала его и достала другой. Да уж, энтузиазма ей не занимать.

Следующий свиток преподнес сюрприз. Он был таким же, как и первый, но в качестве вопроса теперь фигурировали книга, звезда и единорог. Твайлайт так же начертила столбик до середины и стала ждать моего ответа.

И что это должно значить? Если в первом все было просто, техника, то тут. Видимо недоумение очень ясно проступило на лице и, Твайлайт взяв перо, начертила еще одного единорога, но теперь с крыльями.

О да, теперь стало куда понятнее. Как раз то, о чем я думал, разность восприятия и возможность трактовать картинки по-разному. Без слов мы далеко не продвинемся. Надо как то объяснить это единорожке.

Твайлайт же, видя замешательство вызванное её рисунком решила показать, что она имела в виду на себе. Она указала на свой рисунок, а затем, сверкнув рогом, сотворила еще один свиток. Я дернулся, снова. Очень тяжело привыкнуть к тому, что сидящая рядом с тобой маленькая пони способна вот так манипулировать запредельными для человека силами. Однако её пассаж внес ясности, магия. Она хочет знать, насколько развиты мы в этом плане.

Да уж, вот с этим поюлить не получится. Хотя бы в виду полного отсутствия представления, что это такое. Как бы ни хотелось, отвечать на этот вопрос пришлось, честно написав ноль. Единорожка крайне удивилась, и пришлось еще раз показать на ноль, намекая, что это не ошибка.

К слову о цифрах, у поняшек они чуть отличались от наших, и были логичнее что ли. Кажется и у нас они раньше, когда-то очень давно выглядели так же, но это только мои смутные воспоминания о том, что читал в интернете. Так вот, ноль был нулем, потому что в нем не было ни одного угла. Единица писалась так, что в ней присутствовал один угол, в двойке, два, в тройке, три, и так далее. Проблем понять числа не было, в отличие от букв, но это отдельная тема.

Переведя взгляд с начертанного нолика единорожка нахмурилась, видимо решив, что её обманывают. Нет, ну а как я еще мог ответить? Тем более, мало понимая, что это такое. Может оно и есть, но скорее нет. Сверкнул рог фиолетовой волшебницы, а в глазах теперь читалось удивление. Кажется, проверила. И не нашла того чего искала. Эх, не быть мне великим магом, или хотя бы посредственным, но магом. Да и что, каждое существо волшебное должно быть? Или тут именно так?

Тряхнув гривой, волшебница притянула следующий свиток. Да уж, подготовилась так подготовилась. Ну оно и понятно, попадись мне в руки инопланетное существо тоже бы наверно от радости скакал и выспрашивал тайны вселенной. И вот одна из тайн, что я намереваюсь выяснить, что за крылатый единорог. Четвертый представитель вида?

До обеда Твайлайт мучала меня вопросами в картинках, к счастью, они оказались более понятными, чем тот о магии. Ну а после, когда свитки иссякли, принялась втолковывать грамоту. Энергии ей было не занимать, вот бы мне так в дни юности, не спать ночь, а на утро как огурчик. Завидую.

Только Флаттершай была спасением в этом море информации. Как бухта, укрывающая от ударов стихии. До чего же заботливое создание, взять незнакомого с улицы, ну ладно, пускай купить, но дела это не меняет. Вот так принять и заботиться. Даже как-то неловко становится, я здоровый мужик на попечении маленькой кобылки. С одной стороны конечно стыдно, а с другой, выбора то нет. Тяжело признать, но я от нее полностью зависим. А сейчас, даже если помочь захочу, как пойму что ей нужно, чтобы я сделал? Потому пока я иждивенец, но как смогу — обязательно отплачу ей за доброту. Если конечно прежде эта фиолетовая меня не сдаст властям.

Эти кобылки добрые, заботливые, но это вовсе не значит, что остальные пони такие же. А тем более не значит, что тут гуманные и милостивые власти. Как правящая верхушка отреагирует на пришельца когда узнает? Думаю, не обрадуется, или наоборот обрадуется — и в застенки, выведывать тайны.

А в том, что они узнают, сомнения нет, весь вопрос во времени. Думаю, не простое любопытство ведет маленькую единорожку. Не иначе хочет получить от своих усилий какую-то выгоду. Может, напишет статью научную, может даже диссертацию. В любом случае приобретёт известность и популярность. И как ученый, я не могу её упрекать в этом. В конце концов, я такой же.

Убедил инвесторов, организовал экспедицию, собрал команду. Десяток человек научной команды, не специалисты с мировым именем конечно, но очень способные и перспективные ученые. Две дюжины корабельной команды и технических специалистов. Семь лет кропотливых исследований и сопоставления теорий, два года убеждения спонсоров и шесть месяцев подготовки и самого плавания. Все это чтобы раскрыть тайну древности, одну из самых спорных. Мы плыли, чтобы найти следы цивилизации, что существовала задолго до человеческой.

Разумеется, нас двигала не только жажда истины, каждый надеялся на получение личных плюшек. Инвесторы желали получить от проекта прибыль, как уж, не знаю, но раз согласились, думаю, идеи были. Ученые, конечно, желали быть замеченными и оцененными, может, получить предложения о работе. В случае успеха шума поднялось бы много. Ну а я... Я надеялся быть в центре этого круговорота, как первооткрыватель. Получить гранты на новые экспедиции, письма от институтов с предложениями провести у них лекции. Да мало ли чего еще приятного. Я много работал для этого и, в конце концов, заслужил все это.

А что получил вместо славы и известности? Мирок на отшибе галактики, если, конечно, я еще в своей галактике, с цветными волшебными пони, грифонами, драконами. Если бы не моё фееричное появление в этом мире то, пожалуй, радовался бы как ребенок. А теперь я как ребенок, заблудившийся в незнакомом городе и уповающий на помощь посторонних чтобы вновь оказаться в уютной квартирке, или хотя бы не сгинуть.