Посланник дождя

Каждый сам создаёт свой ад и при должном старании даже утопия обернётся кошмаром. Но в мире, где идеалы дружбы и всепрощения ещё не были воспеты, чужаку стоит сделать лишь неосторожный шаг, чтобы превратить свою жизнь в череду падений.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки Стража Дворца

Fallout: Equestria. День среди хаоса или Типичная Пустошь

Пустошь. Такая типичная Пустошь. Мертвый мир, царство хаоса, в котором вы будете вынуждены выживать день ото дня...как в принципе и наши герои. "День среди хаоса" - сборник из нескольких историй, описывающих обыденную жизнь вокруг небольшого поселения - Эмититауна. Это будни в Пустоши.

Другие пони

Древнее зло

Магия вернулась! Но что привело к её исчезновению и зачем?..

Другие пони

Ковпонь

Уже давно я нахожусь в Эквестрии, но сойтись с местными жителями и приноровиться к новой жизни пока не получается. Только Брейбёрн всегда на моей стороне... или не просто так?

Брейберн Человеки

В справочном разделе он будет в безопасности

Выполняя тяжелейшее и опасное задание, Твайлайт и её подруги забрали у зебринского культа, возжелавшего уничтожить весь мир, могущественный артефакт, величайшее творение тёмной магии из когда-либо существовавших: книгу, полную зловещих, исковерканных заклинаний, специально созданных для того, кто осмелится заглянуть под обложку. Итак, что бы вы сделали с книгой о тёмной магии? Если вы Твайлайт Спаркл, то поставите её на полку в своей библиотеке. Ведь только так и следует поступать с книгами. В конце концов, они существуют лишь для того, чтобы их читали.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити

Там, где кончается мир: Сияние Вечности

Нелегко жить, родившись в одной из приближённых к престолу семей, но постоянно пребывая в тени своих знаменитых родственников и не обладая и толикой их могущества. Однако как всё может измениться, когда незнатного потомка одного из дворянских домов Эквестрии, зарабатывающего на жизнь наёмничеством, наймёт царственно-холодный посланник иной расы, прибывший из-за моря с загадочной целью поиска неимоверно древнего артефакта?

ОС - пони

Селестия

Все слышали историю о Дне Согревающего Очага. Историю о трех племенах пони, раздор между которыми привлек виндиго, и о том, как Огни Дружбы сумели спасти их от ледяного рока. Бесчисленные поколения эта легенда передавалась из уст в уста, но как сильно она могла измениться за прошедшие века? И была ли в ней хоть капля правды? Ответ на этот вопрос знает лишь Селестия, но она бы предпочла, чтобы прошлое навсегда осталось забытым.

Принцесса Селестия

Живой

Мой первый фик. Я просто посмотрела сегодня в окно и захотелось чего-то лёгкого, солнечного...Вот, постаралась сделать этот фанфик наиболее лёгким и солнечным.

ОС - пони

Холодная серость

Королевский маг Твайлайт Спаркл давным-давно свела взаимодействие с другими пони к минимуму. Она прячется, как улитка в раковине, у себя дома, — и этим довольна. Но однажды случается немыслимое. Ее жизнь переворачивается с ног на голову, когда она узнает, что принцессы исчезли. Теперь она обязана докопаться до правды и выяснить, что произошло с наставницами… но есть одна проблема. Довольно большая проблема на самом деле. Ее социофобия… Что ж, хорошо, что у нее есть Спайк!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк

Ты уволена!

Бурно отметив свой день рождения в Кантерлоте, наутро Каденс получает вызов "на ковёр" от принцессы Селестии. И, судя по обрывкам воспоминаний и ужимкам Твайлайт, этот вызов совсем не к добру...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Автор рисунка: BonesWolbach
Активация Модель нарушителя

Группа анализа

Victim of a sick and twisted disease

It's like another broken soul living inside of me

Always fighting for control of the air that I breathe

And it won't let go of me

Digital Summer — Inside My Head

− Итак, господа, внимание! – слегка повысил голос Форвард, привлекая внимание всех пони, собравшихся в зале совещаний штаба СОП. – Положение у нас сейчас не ахти, поэтому мы готовы выслушать любые предположения.

− Я считаю, это попытка государственного переворота! – не замедлил высказаться вновь вырвавшийся в первые ряды Торнадо и торжествующе оглядел коллег. Те в большинстве своем только обреченно прикрыли глаза копытами, а командующий Службой, вздохнув, проговорил:

− Нет, я ошибся. Не все предположения мы готовы выслушать…

Несмотря на кажущуюся непринужденной обстановку, события для стражей порядка развивались исключительно паршиво: за остаток предыдущего дня и тревожную ночь имели место еще множество … инцидентов, один из которых чудом обошелся без жертв. Работавший в центральном почтамте единорог неожиданно, без каких-либо поводов принялся обстреливать окружающих чрезвычайно мощными боевыми чарами, причем, по свидетельствам его друзей и коллег, узнать о них ему было просто неоткуда. Жеребца удалось обезвредить, но разрушения он успел учинить немалые. В других опасных случаях происшествия удалось предотвратить: работника небольшого ресторана, намеревавшегося подсыпать посетителям сильнодействующий галлюциноген, заметили и скрутили его же коллеги, а чиновника городской администрации, попытавшегося проникнуть в покои принцесс во время визита во дворец, задержали гвардейцы.

Стражи порядка справлялись, как могли. СОП была мобилизована полностью, включая резерв; несколько отрядов королевской стражи, снятых с охраны дворца, вышли на улицы. В местах скопления пони то и дело мелькали смешанные патрули. Входы в различные административные учреждения перегородили серебрящиеся полотна магических ограничителей. Вот только все это, по довольно меткому определению некоторых волонтеров-медиков, являлось лишь симптоматическим лечением, и хотя события удавалось пока держать под контролем, долго так продолжаться не могло. Требовались решительные меры, а инфантильные комментарии отнюдь не помогали их скорейшей разработке. Стрэйт как раз собирался высказать это пегасу, не особо стесняясь в выражениях, когда его внезапно прервал Шарпенд Страйк.

− Не похоже происходящее на переворот, − задумчиво, без тени иронии произнес он. – Судите сами: почему нападавшие не предприняли попытки занять хоть одно административное здание? Почему атаки так разрозненны, ведь синхронизировав их по времени, можно было добиться куда лучших результатов? Наконец, что за странный выбор целей? Ладно, вокзал и почту еще можно принять как объекты инфраструктуры, но обычные пони на улицах и в ресторане здесь при чем? В общем, эта версия оставляет слишком много вопросов.

− Ага, а ваша теория о том, что обыкновенная официантка за одну ночь превратилась в крутого специалиста по магической взрывчатке, очень стройна и логична, − едко заявил обиженный Торнадо.

−Ну, тут мне и вправду нечем парировать… − начал было капитан особого отряда, но договорить ему не дал потерявший терпение Форвард.

− Серьезно, Шарп? Ты и вправду собрался его выслушивать?! – спросил раздраженный сверх всякой меры пегас. – Отлично, в таком случае позвольте мне сразу же положить конец этому фарсу! Восстание против принцесс не поднялось бы, даже будь они жестокими тиранами, а сейчас, когда их все обожают, подобные теории смотрятся и вовсе как бред сумасшедшего! Двух сумасшедших, если изволите!

− Это должно было стать моим следующим аргументом, − слегка улыбнулся Страйк. – Я бы только выразился тактичнее.

− И все же, − вступил в разговор немного полноватый темно-синий единорог, вне СОП работавший в Комитете градостроительной политики. – Все случаи… Ну, почти все… нехорошо так нацелены на важные для города сферы: транспорт, связь, питание. Случайность?

− Очевидно, нет, − отозвался Шарпенд, задумчиво потирая подбородок. – Но хоть убейте, не понимаю, как именно все это связано.

− Разрешите, капитан? – подал голос один из прибывших с Шарпом гвардейцев и, получив одобрительный кивок, продолжил: − Мы придерживаемся гипотезы, что все нарушители совершали преступления не по своей воле, так? Тогда предлагаю взглянуть на дело с другой стороны. Рассмотрим не то, зачем нападения были устроены, а то, как. Способ явно не из простых, и вряд ли многим доступен. Поймем, как их заставили – найдем организатора.

− Что верно, то верно, − согласился с предложением Форвард. – У кого какие идеи?

− Магия, − высказал кто-то очевидную, в общем-то, мысль. – Причем очень и очень продвинутая. Не думаю, что любой единорог на такое способен.

− Может, пони тут и не при чем? – предположили из стана добровольцев Службы. – Скажем… Дискорд?

− Дискорд побежден Элементами Гармонии, и я не думаю, что после событий в Понивилле ему дали бы свободно разгуливать по стране, − усомнился в версии Брайт Майнд. – К тому же, насколько я знаю, подобные ходы не в его стиле. Вот если бы на вокзал напали гигантские кролики…

− Кто еще из известных плохих парней остался? Чейнджлинги? – принялся вслух размышлять Шарпенд и сразу же сам опроверг свои слова. – Нет, они бы уже превратились, да и общаться настолько осмысленно, как наши заключенные, не смогли бы.

− Эй, не забывайте, что мы до сих пор кое-что упускаем, − напомнил Форвард. – Кто бы ни придумал все это, ему тоже нужен мотив. И здесь мы вновь упираемся в разрозненность нападений…

Некоторое время собравшиеся молчали, раздумывая.

− Ладно. Что со связями между нападавшими? – наконец, сменил тему Брайт Майнд.

Пегас, к которому он обращался, походил на типичного стража порядка примерно в той же степени, в какой изящный позолоченный бокал в главном зале кантерлотского дворца смахивал на грубую деревянную кружку в дешевой таверне. Ухоженная шерсть насыщенного медного цвета, находившаяся в постоянном «художественном беспорядке» кирпично-красная грива и начищенная почти до состояния зеркала, сияющая броня скорее подходили холеному представителю знати, не державшему в копытах ничего тяжелее кубка с вином на официальном приеме. Тем не менее, выражение об обманчивости внешности здесь подходило как нельзя лучше: жеребец по имени Айрон Сайт был одним из лучших, когда дело доходило до работы «в поле», а удар его задними копытами, по слухам, мог переломить средней толщины дерево.

− Негусто, − покачал головой Айрон Сайт. – Связь обнаружилась только между Фоллуэром и незадачливым отравителем из ресторана: они уже давно дружат семьями, несколько раз вместе с женами и жеребятами ездили в совместные отпуска и периодически встречаются во время обеденных перерывов. И на этом все.

− Да уж, не то мы искали… − пробормотал, разочарованно фыркнув, Стрэйт.

− Боюсь, здесь поверхностного анализа будет уже недостаточно, − с сомнением поцокал языком Майнд. – Нужна детализация. Нужно понять, как нарушители взаимодействовали прямо перед… беспорядками.

− Эм… Правильно ли я понял? – поднял брови Сайт. – Ты хочешь, чтобы я выяснил, не встречались ли в где-то Кантерлоте несколько отдельно взятых пони в день, когда весь город начал сходить с ума?

− Вроде того, − последовал совершенно невозмутимый ответ.

Айрон тяжело вздохнул и скрылся за дверью, бормоча себе под нос что-то про необходимость затребовать сверхурочные. Правда, уже через мгновение вернулся и окликнул Страйка:

− Эй, кэп. Там снаружи пара посетителей, и сдается мне, вам стоит с ними повидаться.

Стоило капитану особого отряда показаться в заполненном нервными и испуганными пони помещении, как его окликнул знакомый голос:

− Шарп!


Первой ассоциацией, пришедшей Спайку на ум при взгляде на воцарившийся в приемной СОП хаос, стал большой муравейник, подожженный с помощью лупы. Движение не прекращалось ни на мгновение. На смену усталым, измученным бессонной ночью сотрудникам Службы приходили новые добровольцы; во все районы Кантерлота отправлялись посланцы с вестями о срочной мобилизации резервов и наспех набросанными планами действий в непривычных условиях чрезвычайного положения; то и дело мелькали подтянутые фигуры королевских гвардейцев, которых бросали на трудные участки. Не уменьшалось и количество обратившихся за помощью пони. Кто-то просто хотел узнать, что происходит, несколько граждан прибыли сообщить о странном поведении родных или соседей, и их сразу же проводили в отдельные комнаты для беседы. В общем, органы охраны правопорядка прилагали все усилия, чтобы держать ситуацию под контролем.
Дракончик украдкой бросил взгляд на стоявшую рядом с ним Рэрити. Кобылка явно волновалась: нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, чуть ли не каждую минуту смотрела на висящие на стене часы, то и дело нервно поправляла прическу. И такому поведению были серьезные причины.
Вчера Спайку удалось-таки убедить модельершу перестать волноваться за Рэйнбоу и отправиться спать, но утром, когда выяснилось, что их подруга так и не появилась и, более того, вообще не ночевала в отеле, пришло время что-то предпринимать. Беспокойство кобылки постепенно передалось и дракону, особенно после случайно услышанного разговора двух постояльцев о серьезных беспорядках в центре Кантерлота и множестве пострадавших. Неудивительно, что к месту проведения конференции друзья добрались чуть ли ни бегом. Когда приземистый силуэт облицованного серым камнем здания показался впереди, Спайк почувствовал, как сжимается от страха сердце при виде множества суетящихся членов СОП и оранжевых лент, перегораживающих вход.
Один из стоявших в оцеплении волонтеров, вняв уговорам Рэрити, рассказал им о вчерашнем происшествии. По его словам, некто ворвался в главный зал под конец мероприятий и под прикрытием дымовых шашек похитил какое-то серьезное оборудование, в том числе − несколько чрезвычайно ценных опытных образцов. Подробностей об участниках жеребец не знал, но направил друзей в штаб-квартиру Службы, сообщив, что все сведения о развитии обстановки собираются там.
И вот теперь, коротая время в ожидании, пока пытающиеся успеть всюду сотрудники СОП смогут их принять, Спайк чувствовал себя отвратительно. Получалось, он уговаривал Рэрити не придавать значения долгому отсутствию Рэйнбоу Дэш, в то время как ей действительно могла грозить серьезная опасность. Дракончик до боли сжал кулаки, полный решимости сделать все, от него зависящее, чтобы помочь подруге.

По всей видимости, судьба восприняла его решительность всерьез: уже через минуту, заметив кого-то в толпе, ассистент Твайлайт замахал лапами, привлекая внимание, и прокричал:

− Шарп!

Рослый гвардеец с синей гривой, появившийся из внутренних помещений штаб-квартиры, огляделся и довольно быстро заметил юного дракона. В глазах жеребца мелькнуло узнавание.

− Спайк, приятель! Какими судьбами? – Уверенно лавируя между посетителями и добровольцами, стражник в мгновение ока добрался до своего знакомого и только потом заметил стоявшую чуть в сторонке кобылку. – О, и Рэрити здесь! Что стряслось, ребята?

По мере того, как друзья сбивчиво рассказывали о случившемся, Шарпенд все больше мрачнел, а под конец, не выдержав, выругался.

− Гнилое сено! Значит, Дэш тоже там была? Я ведь еще утром списки участников конференции затребовал, а эти… работнички до сих пор возятся! – в сердцах воскликнул пегас, сердито топая. – Копуши дискордовы!

− Так что происходит, Шарп? – обеспокоенно спросилаРэрити. – Мы должны знать.

Страйк ненадолго замолчал, что-то напряженно обдумывая, а затем, приняв решение, сказал:

− Верно… Должны… Идите за мной.

Увлекая кобылку и дракончика за собой вглубь штаб-квартиры, Шарп кратко обрисовал им ситуацию.

− …В общем, кража образцов экипировки – не самое неприятное, − говорил он, успешно маневрируя среди множества собравшихся пони. – Хуже всего – пропажа части главного состава «Вандерболтов»: Спитфайр, Соарина, Флитфут и Мисти Флай никто не видел со вчерашнего вечера. Теперь вот я опасаюсь, что и Рэйнбоу могла «присоединиться» к ним.

− Какой ужас! – ахнула Рэрити.

− Я понимаю, что это сейчас не самое главное, но… нам вообще можно тут находиться? – несколько настороженно поинтересовался Спайк, ловя на себе несколько удивленных взглядов. – У тебя не будет из-за нас неприятностей?

− Фактически, я – один из тех, кто командует операцией, − усмехнулся Страйк, − так что не стоит волноваться. К тому же, у меня есть идея, как вас представить…


Обсуждение, продолжившееся с уходом Шарпенда, мгновенно затихло, стоило ему появиться на пороге в сопровождении молоденькой белоснежной кобылки-единорога и небольшого фиолетового дракончика. Форвард, пораженно поморгав, тяжело вздохнул и с какой-то обреченностью в голосе пробормотал:

− Ну вот, а я так надеялся, что с сюрпризами на сегодня покончено…

Взгляды почти всех собравшихся скользнули по гвардейцу, также выражая удивление, а затем сосредоточились на его спутниках. Большая их часть предсказуемо доставалась Рэрити, не только не смущенной всеобщим вниманием, но наоборот – принимающей его как должное. Подстегиваемые ее легкой улыбкой, жеребцы в комнате все как один принялись оправляться, стараясь выглядеть презентабельнее, что вызывало ревнивое фырканье Спайка. Даже Стрэйт, на мгновение поддавшийся обаянию гостьи, расплылся было в глуповатой ухмылке, но быстро взял себя в копыта и строго поглядел на своего коллегу.

− Шарп, может, потрудишься объяснить, что тут, дискорд побери, происходит? – требовательно произнес он.

− Конечно, − беспечно отозвался капитан особого отряда. – Помнишь, я рассказывал тебе о группе гражданских экспертов, помогавших нам с Гримм расследовать дело о Предвестниках? Так вот, наши гости – часть этой группы.

Несколько театральным жестом Страйк указал на друзей, успев при этом подмигнуть модельерше, одобряя то, как ей удалось с ходу расположить к себе почти всех присутствовавших.

− Прошу любить и жаловать: мисс Рэрити, − кобылка приветственно склонила голову, взмахнув длинными ресницами, − и мистер Спайк, − дракончик помахал лапой. − Они окажут нам поддержку в расследовании последних инцидентов…

− Серьезно? – ядовито усмехнулся Форвард, явно не убежденный в необходимости присутствия посторонних на закрытом совещании. – С каких это пор Элементы Гармонии работают в качестве детективов?

Неизвестно, пытался ли он таким образом подорвать доверие к моднице, но если так, то его ожидало сокрушительное поражение: жеребцы, ранее видевшие в ней только красивую кобылку, теперь смотрели на нее с явным уважением. Сама же Рэрити, предварительно проинструктированная Шарпом, быстро распознала в Стрэйте последнее препятствие на пути своего участия в операции.

− Офицер Форвард, − обратилась она к пегасу, − мы прекрасно понимаем ваше отношение к участию гражданских в разрешении этого кризиса. Но поверьте, у нас с другом и в мыслях не было мешать вам или, упаси Селестия, говорить вам, что делать. Мы всего лишь хотим помочь. И вы не можете не признать, что наш опыт решения … нестандартных проблем вполне может пригодиться.

Продолжать упорствовать после подобной отповеди мог только жадный до власти самодур, каким Форвард никогда не был, и пегас, смиренно вздохнув, кивнул, соглашаясь. Правда, удержаться от шпильки он все-таки не смог и обратился к скромно молчавшему дракончику:

− Ладно, с мисс Рэрити все понятно, а у вас какая специализация, юноша?

− Исследование остаточных магических сигнатур и первичный поведенческий анализ, − беспечно бросил в ответ Спайк к восторгу ошалевшей от подобного публики. Кто-то просто застыл на месте, раскрыв от удивления рот; кто-то – по всей видимости, Брайт Майнд – закашлялся, не ожидая таких терминов от детеныша дракона; а Шарп откровенно веселился, ехидно поглядывая на коллег. Сам же Спайк внутренне ликовал: эту фразу он заметил в одной из книг, изученных вместе с Твайлайт, и запомнил, собираясь при случае поразить Рэрити своей просветленностью. План с блеском удался: во взгляде кобылки искреннее изумление смешивалось с гордостью за друга.

− Будет впредь наука – не смеяться зазря над молодежью! Продвинутая она нынче! – рассмеялся Стрэйт, вновь обретя способность связно выражать свои мысли. – Ладно, господа, давайте продолжим. Может, и вправду до чего дельного додумаемся…

Реализовать эту, несомненно, правильную задумку командиру помешал буквально ворвавшийся в комнату Айрон Сайт.

− Боюсь, у нас снова проблемы, − переведя дух, выпалил он. – Что бы здесь не происходило, теперь это проблема не только Кантерлота…


Небольшая темная тучка, возникшая над Понивиллем в середине дня, выглядела странно. Во-первых, в лазурном небе она была одинока, а ближайшие ее товарки виднелись далеко у линии горизонта. Во-вторых, ее появление нарушало суточный план городской погодной команды, намеревавшейся порадовать жителей поистине летним теплом. И в третьих, уж больно целеустремленным было ее движение…

Земной пони, приглядывавший за главным входом понивилльской больницы, если и был готов к неким неожиданностям, то точно не к таким: спикировавшее, словно разъяренный атакующий грифон, облако явно стало для него сюрпризом. Еле успев убраться с пути своевольного атмосферного образования, жеребец сумел заметить, что его толкают перед собой два пегаса. А в следующий момент, с грохотом распахнув двери, незваные гости скрылись внутри.

Нарушители стремительно неслись по коридорам, ловко проходя повороты и расталкивая оказавшихся на их пути сотрудников, а иногда – даже пациентов. Пытавшиеся остановить тучу медсестры в своем благом начинании не преуспели, но все же смогли несколько задержать ее продвижение, и теперь на ее пути выросла преграда посолиднее: пара рослых санитаров перегородили очередной проход массивной каталкой, приготовившись к встрече.

Облако резко затормозило, и из его недр показалась хрупкая на вид кобылка с сине-зеленой шерсткой и оранжевой гривой. Склонив голову к притороченному на боку странному металлическому цилиндру, она резко рванула круглую крышку; с глухим шипением из горлышка сосуда плотными клубами выплеснулась белесая дымка, жадно поглощая окружающее пространство и скрывая фигуры многочисленных собравшихся пони. В помещении резко похолодало, повлажнело. В заполненном расконсервированным туманом коридоре началась активная возня, раздались сдавленные вскрики, вот только тучка, по-тихому обойдя своих преследователей, уже скрывалась в глубине больницы.

Безумная гонка подошла к концу, когда нападавшие достигли своей цели – неприметной двери на подвальном этаже, на которой крепилась табличка с общеизвестным символом повышенного магического фона – искрящейся пятиконечной звездочкой. Вновь из облака показалась желтая кобылка, а вслед за ней – ее напарница бледно-сиреневого цвета с серебристой, слегка растрепанной гривой. Несколько мощных ударов – и преграда сдала свои позиции под напором не считавшихся с ушибами и царапинами пегасов, открывая вход в небольшое служебное помещение. В комнате, едва насчитывающей в длину десяток шагов, царил полумрак, разбавленный мерцающим бледно-голубым сиянием. Источник его располагался у дальней стены, в неглубокой нише, где в восходящих потоках струящейся волшебной энергии левитировали шесть кристальных пирамидок.

Позади нарастал шум погони, но было уже поздно: сиреневая кобылка резко ткнула тучу в пухлый бок, и сверкнувшая яркая вспышка на мгновение превратила все вокруг в негатив. В воздухе пахнуло озоном. Ветвистая молния ударила в парящие артефакты, буквально впитываясь в окружающее их магическое поле. Испытав чудовищную перегрузку, засветились, проявляясь, энергетические каналы в стенах; разгорелись, слепя глаза, лампы, не справляясь с проходящей через них мощью; наперебой застрекотали подключенные к сети целебные и диагностические артефакты, рапортуя о неисправностях в чарах. А затем раздался звонкий треск, и в коридорах больницы с потолка посыпались осколки стекла…


− Погодная диверсия? В больнице? Издеваетесь, Цербер вас задери?! – прорычал Форвард, и его коллеги отчетливо разглядели полыхающую в его глазах злобу. Ту самую, что испытываешь, когда обстоятельства становятся сильнее тебя. Страйк же, в свою очередь, припомнил, что его старый товарищ переходит на ругательства с упоминанием Тартара только в исключительных случаях.

− Жертвы есть? – В разговор вступил доселе молчавший приземистый земной пони бежевого окраса с кьюти-маркой в виде свернутого в рулон бинта. Жеребец по имени Флай Лиф, обычно веселый и компанейский, сейчас выглядел предельно серьезно и сосредоточенно, голос его чуть подрагивал, и неудивительно – в гражданской жизни он работал врачом и за коллег переживал особенно.

− Нет, слава Селестии, − с явным облечением выдохнул гвардеец. – Тяжелых больных, требующих магической поддержки, почти не было, а персонал сумел быстро собрать добровольцев из числа местных единорогов. Сейчас они подпитывают целебные артефакты.

− Сколько времени им понадобится, чтобы восстановить энергосистему? – поинтересовался как всегда прагматичный Шарп.

− Скорее всего, много, − проговорил Брайт Майнд, пробегая глазами по сводке. – Хитро поступили нападавшие, очень хитро! Вырубив молнией независимый Сосуд Силы, они не только лишили клинику запасного источника энергии, но и спалили к дискорду почти все магические каналы. Там специалистам на несколько дней работы…

− Итак, наши дела по-прежнему плохи, − невесело ухмыльнулся Страйк. – Честно говоря, я понятия не имею, как нам справляться, если ситуация продолжит так развиваться в других населенных пунктах. И ладно еще Кантерлот, Мэйнхэттен или Балтимэр – у них хотя бы имеются собственные филиалы СОП, а что делать городкам наподобие Понивилля?

− Может, кликнут на помощь обычных жителей? – предложил один из волонтеров. – В больнице же помогло?

− И долго они продержатся без снаряжения и мало-мальски наработанных навыков? – не согласился кто-то из гвардейцев. – Особенно если столкнутся с такими же, как здесь, «одаренными»…

− Не о том вы все думаете! Неужели непонятно?! – раздраженно буркнул Стрэйт и, встретив недоуменные взгляды остальных, пояснил: − Они начали действовать сообща! Раньше в инцидентах принимали участие одиночки, теперь – небольшая, но группа! Что дальше будет, а? Что если они соберутся втроем? Вчетвером?

Над столом для совещаний повисла напряженная тишина. Добровольцы СОП, стражники и члены командного состава – все довольно отчетливо, по всей видимости, представили, каково будет бороться с организованными группами враждебных пони, способных возникнуть из ниоткуда и обладающих отборными деструктивными навыками. В таком состоянии их и застал вернувшийся Айрон Сайт.

− Эй, я что-то пропустил? – поинтересовался он, оглядывая коллег. – Вид у вас всех уж больно похоронный.

− Есть, от чего. Но, может, хоть ты нас порадуешь! – вскинулся Шарпенд, мгновенно оживляясь. – Удалось что-нибудь накопать?

− Кое-что, − ответил жеребец, без особой, впрочем, уверенности в голосе. − Но не советую обольщаться – никаких откровений. Мы выяснили, что Фоллуэр и тот жеребец из ресторана вечером накануне всей этой вакханалии ужинали в кафе под названием «Лунная дорожка». Звучит знакомо?

− Там работает мисс Вэйв, − твердо произнес Форвард. Стоило ему закончить последний слог, как обсуждение разом вспыхнуло с новой силой, причем его тон теперь витал где-то между «о, это важно!» и «дело раскрыто, расходимся!». Особенно довольным выглядел Торнадо – новые сведения прекрасно укладывались в его версию о попытке переворота.

Зарождающемуся оживлению безжалостно обрезал крылья Брайт Майнд.

− Позволю себе напомнить, что это по-прежнему ничего не значит, − нарочито громко сказал он. – Даже знай мы точно, что именно она приносила им заказ, − делать выводы на такой основе нельзя.

В ответ прозвучало сразу несколько голосов, и в некоторых из них сквозило неприкрытое возмущение.

− Лучше, чем ничего!

− Надо их всех допросить!

− Похоже на какую-то… болезнь.

Последняя фраза, возможно, осталась бы незамеченной в общем гуле, если бы не чуткий слух Шарпенд Страйка.

− Рэрити, − произнес он, призывая товарищей успокоиться, − не могла бы ты пояснить?

Модельерша, только после этого вопроса осознавшая, что говорила вслух, немного помедлила, собираясь с мыслями, и в мгновенно наступившей тишине принялась объяснять:

− Ну, смотрите… Вы сами сказали: при всей своей изобретательности отдельные нападения не представляются частью чего-то большего, какого-то плана. Они не выглядят связанными, происходят в разное время, не скоординированы… Но что, если посмотреть на них не как на проявления злой воли, а как на заболевание?

− О, Торнадо, поздравляю! – саркастично прокомментировал Форвард. – Сегодня твоя версия оказалась не самой безумной!

− Погоди-погоди, − остановил своего бывшего наставника Страйк. Годы службы в особом отряде королевской гвардии научили его, во-первых, не отбрасывать сразу гипотезы по причинам наподобие «это не вписывается в мою картину мира», а во-вторых – прислушиваться к доверенным пони Солнечной принцессы, к коим Рэрити, несомненно, относилась. – А ведь это действительно может объяснить некоторые моменты. Мисс Вэйв была первой, кто начал… странно себя вести?

− Да. По крайней мере, из тех, о ком мы знаем, − отрапортовал Айрон Сайт, которому адресовался вопрос, и, смекнув, к чему клонит его начальник, добавил: − А Фоллуэр – вторым. Дальше сказать сложно – инциденты пошли слишком часто.

− Так. И теперь мы узнаем, − продолжил рассуждать Шарп, − что наша первая группа «нарушителей» встречалась в публичном месте…

− Ты видишь в этом схему распространения инфекции? – несколько скептически поинтересовался у товарища Брайт. – Несколько надуманно, как по мне.

Никто не обратил внимания, как Спайк, услышав рассуждения про болезнь, задумчиво наморщил лоб, словно пытаясь что-то вспомнить.

− Док, а ты что скажешь? – Страйк решил узнать мнение профессионала.

Флай Лиф слегка замялся.

− Хм… В общем… − произнес он. – Если заменить основные симптомы на кашель и высокую температуру… Выйдет очень похоже.

− Так, давайте-ка сделаем паузу. Слушай, Страйк, я все понимаю, − стараясь звучать как можно более убедительно, начал Стрэйт, которому явно надоело смотреть, как отклик среди слушателей находят все более экстравагантные версии происходящего. – Мы устали и запутались. Поверь, мне бы тоже хотелось списать все на какой-нибудь волшебный грипп, но…

− А тебе не кажется, что пока лишь эта версия может худо-бедно объяснить все нестыковки? – прищурился в ответ Шарпенд.

− Конечно, может! При условии, − начал раздражаться Форвард, − что Рэзберри действительно была первой, и мы никого не упустили. При условии, что правильно определили последовательность, в которой жители «сходили с ума». И самое главное – при условии, что ты найдешь болезнь, способную так влиять на пони! А ты ее не найдешь!

По мере того, как командующий СОП продолжал говорить, его голос все больше наливался металлом, и Брайт Майнд счел нужным вмешаться и немного сгладить углы.

− Я думаю, нам просто стоит добавить неизвестное заболевание в список рабочих гипотез. Она ненамного безумнее всего того, что мы сегодня озвучили, − предложил он и, убедившись, что эскалации удалось избежать, снова обратился к Айрон Сайту. – Больше ничего интересного не расскажешь?

− Вроде пока нечего, − ответил тот, направляясь к выходу, но на полпути к дверям спохватился: – Ах, да, чуть не забыл! По пути сюда я встретил Стрикт Ордера − гвардейца, что брал этого новоиспеченного мастера по ловушкам…

− Фоллуэра, − подсказал Шарп.

− Да, да. В общем, Стрикт сказал, что мы ошиблись в описании подследственного.

− В каком смысле? – удивился Страйк.

− В протоколе задержания сказано, что на кьюти-марке Фоллуэра изображена обмакнутая в краску кисть, − глянув в бумаги, сказал Айрон, − а по словам Ордера, рядом с ней был то ли аркан, то ли лассо…

− Что за бред! – фыркнул Форвард. – Я лично видел задержанного, и на его метке не было ничего, кроме кисти! Или нам для полного комплекта сумасшедших идей сильно не хватает изменяющихся кьюти-марок?

− Ну конечно! – внезапно воскликнул Спайк, с силой хлопая лапой по лбу. – Как я мог забыть?!

Когда взгляды всех без исключения стражей порядка обратились к дракончику, он медленно произнес:

− Вы говорили, не существует болезни, способной заставить пони делать такие вещи. Вы ошиблись. Я знаю такую!


− Меточная оспа? – нахмурился Форвард. – Это что, к параспрайтам, такое?

− Болезнь. Заразишься ей – на теле начнут появляться случайные кьюти-марки, заставляя против воли выполнять то, с чем они связаны, − принялся терпеливо объяснять Спайк. – Получишь метку с нотой – будешь непрерывно давать концерты, появится удочка – тебя ждет вечная рыбалка. И это если повезет… Рэрити, ну ты-то должна помнить! Случай с Эплблум!

− Да, конечно! Я помню, − закивала кобылка. – Младшая сестренка моей подруги как-то заразилась, и буквально за день оказалась усыпана кьюти-марками.

− Серьезно? Такое бывает? – совершенно искренне, без тени иронии или сарказма изумился Стрэйт, и хотя вопрос был адресован в пустоту, требующие разъяснений взгляды мгновенно скрестились на местном эскулапе.

− А ведь верно… Меточная оспа или синдром приобретенной судьбоносной избыточности – это древнее и малоизученное заболевание; мне о нем рассказывали во время учебы, − задумчиво взъерошил и без того растрепанную гриву Флай Лиф. Голос жеребца становился все оживленнее, а в глазах медленно разгоралось пламя захватившей разум идеи. − Спайк совершенно верно описал симптомы… Именно так наши нарушители могли получить свои навыки!

− Слушай, Флай, не подумай, что я сомневаюсь в твоем профессионализме, − проговорил Страйк, − но как, во имя Селестии, мы не подумали об этом сразу?!

− Как я уже говорил, этот синдром очень плохо изучен. Если бы не наш коллега, я бы вообще про него не вспомнил! – Доктор кивнул на дракончика, зардевшегося от похвалы. – Кроме того, клиническая картина в нашем случае… несколько отличается от классического СПСИ.

− Чем именно? – уточнил Шарп.

− Ну, во-первых, я не припомню среди симптомов амнезии, − Флай Лиф, казалось, только сейчас стал задумываться над недостатками новой теории. – И уж точно не помню, чтобы кто-то излечивался от оспы сам по себе. Для этого, вроде как, нужно какое-то редкое лекарство.

− Мне кажется, есть еще кое-что, − добавил Брайт Майнд. – Мисс Рэрити, когда сестра вашей подруги заразилась, ее новообретенные навыки лежали в какой-то одной области знаний?

− Нет, − быстро и уверенно ответила кобылка. – Они были очень разноплановыми: от акробатических номеров и танцев до знания иностранных языков и поднятия тяжестей.

− Вот! – поднял копыто Майнд. – А умения наших «одаренных» пони – сплошь деструктивные. Слишком избирательно для описанной вами болезни, не находите?

− Эй, но мы не можем просто так отбросить эту… оспу! Ведь сколько совпадений! – судя по всему, версия с загадочным заболеванием вдохновляла Торнадо куда больше, чем какой-то скучный переворот, раз он принялся ее защищать. – Болезни же могут меняться, так?

− Кстати, верно, − подтвердил Флай Лиф. – Не так давно в Балтимэре была ситуация с мутировавшим синим гриппом, невосприимчивым к привычным целительским методикам. Ну и намучались же тамошние медики, скажу я вам!

− Ладно, господа, предлагаю следующий план, − Повысивший голос Стрэйт Форвард обвел взглядом своих коллег. – Опросим всех пони, находившихся в кафе одновременно с «нарушителями», и посмотрим, не решил ли вдруг кто-нибудь из них сменить сферу деятельности. Айрон Сайт, запроси из Понивилля информацию о напавших на больницу. Уточни, не посещали ли они недавно Кантерлот. Может, добавим пару фактов в копилку с надписью «болезнь».

Закончив раздавать указания, командующий СОП, обратился к Спайку и Рэрити.

− Чувствую, я должен вам извинения, − сказал он. – Спасибо вам большое за помощь. Вы, право, лучшие из гражданских, с кем мне приходилось совместно работать. Простите, что сразу этого не понял.

Заметив выразительный взгляд, которым одарил его Страйк, Форвард хмыкнул:

− Что? Я умею признавать ошибки. Только надеюсь, ты не будешь упрекать меня в том, что я не поверил сразу в историю с оспой…

− Ни в коем разе, − улыбнулся Шарп и, повернувшись к Флай Лифу, спросил:

− Не подскажешь какого-нибудь опытного кантерлотского специалиста по магическим заболеваниям?

− Легко, − отозвался целитель. – Что ты собираешься делать?

− Если мы действительно имеем дело с болезнью, − ответил Страйк, − я хочу знать, как нам с ней справиться.