Автор рисунка: Siansaar
Путь Зверя. Глава 1

Исторя первая : Цифровой дождь.

С неба шел дождь. Если, конечно, можно назвать небесами растрескавшиеся железобетонные плиты, изрядно подпорченные временем и непогодой. Шедоу сидел на металлическом карнизе заброшенного заводского комплекса, расположенном в блоке 16F. Где-то далеко внизу, в дымке токсичных испарений тускло мерцал огнями Нижний Город, а над головой, покоясь на циклопических колоннах несущих конструкций, нависала громада Верхнего. Вот вдали, сверкнула ярко синяя вспышка репульсоров, и в гордом безмолвии едва заметная с такого расстояния точка оторвалась от земли. Еще один беспилотный транспортник с трюмами полными горнодобывающего оборудования отправился в свой долгий путь к поясу Койпера. Благодаря относительно близкому расположению космопорта, среди монолитных серых громадин заводских комплексов, ржавых труб и несущих конструкций гигаполиса изредка возможно было увидеть неяркие кусочки настоящего неба. А если повезет, и токсическая хмарь рассеется – то даже тусклый свет солнца.

Несмотря на опасности, царившие в этом секторе, Шедоу любил приходить сюда, выбираясь на свет из постоянного неонового сумрака Нижнего. Но в этот раз, как в прочем довольно часто последнее время, он пришел на заброшенную фабрику по делу. Воровать тут уже давно было нечего – все мало-мальски ценное поколения назад унесли жадные сталкеры и прочие мародеры. Вокруг валялись только груды строительного мусора и ржавая арматура. Поговаривали, что где то там, в глубинах под комплексом скрывалось целое эльдорадо – законсервированная со времен марсианского восстания автоматическая фабрика по производству боевых дронов. В погоне за баснословным богатством, многие сталкерские группы Нижнего – и прожженные хорошо вооруженные профи и безумные одиночки — пытались найти свой билет в лучшую жизнь. И в лучшем случае, возвращались ни с чем, а в худшем навсегда оставались в богом забытых глубинах. Однако, и в этот раз, Шедоу пришел сюда не в поисках легендарных сокровищ. В лицо дохнул жаром горячий ветер, принося с собой капли горького дождя. Пришла пора делать то, зачем он тащился сюда через пол сектора, прячась в мусорных развалах от техно-потрошителей, каннибалов и прочего сброда. Из старой брезентовой сумки, стоявшей в пыли на полу, он извлек портативный сканер и принялся изучать близлежащее пространство. Гребаная штука постоянно сбоила, то и дело норовя отключиться. Пройдя через несколько разрушенных комнат он наконец нашел то что искал. Диаграмма на старом сканере не могла врать. Вот он – живой нейролинк, незаблокированный выход в Vирт. Когда завод еще работал, им наверняка пользовались какие-нибудь клерки, или может, начальство среднего звена, отправляя руководству гигабайты ненужных отчетов и прочей мути, подумалось парню.

Убедившись, что в округе по-прежнему никого, Шедоу расчистил место предстоящей работы от мусора. Он достал из своей сумки инструменты, и стараясь не повредить энерговоды, стал вскрывать шину инфомагистрали. После пятнадцати минут кропотливого труда, дело наконец было сделано – к шине был припаян пиратский нейроконнектор. Оставалось завершить последние приготовления: парень расстелил на бетонном полу пластиковое одеяло, после чего размотал небольшой кабель в металлической оплетке. Один его конец тут же был закреплен в разъеме коннектора, а другой с глухим щелчком зафиксировался в ридере. Толстый резиновый жгут выходящий из устройства через несколько секунд был вставлен в приемный порт импланта за левым ухом. После этого Шедоу достал из кармана небольшую коробочку с одноразовым иньектором. Внутри пневматического шприца колыхалась бесцветная жидкость, которая являлась одним из самых дорогих и опасных наркотических психостимуляторов. Она феноменально ускоряла проводимость нейронов головного мозга, позволяя подключаться к Vирту не используя дорогостоящие капсулы полного погружения, доступные лишь богатеям из Верхнего и Небесного городов. Но за все приходилось платить: каждый раз употребляя очередную дозу наркотика, мозг необратимо разрушался, превращая человека в овощ, не способный воспринимать мир. Красный Тайфун был одним из самых сильных и дорогих препаратов в этой категории, и был доступен немногим. Стоимость одной дозы многократно превышала все те крохи, которые Шедоу умудрялся «заработать» за последние пол года. Однако, в этот раз препарат предоставил сам представитель работодателя — непримечательный японец в дорогом деловом костюме. Дело было гнилым с самого начала. Триады умели сделать предложение, от которого невозможно отказаться. Назад пути уже не было. Замерев со шприцом в руке парень прокручивал в памяти события предыдущего дня.

Прошлым вечером, встретившись с господином Каюдзуки – так называл себя узкоглазый — в безымянном проулке Нижнего, Шедоу сразу заподозрил неладное. Во-первых, предложение было очень и очень щедрым. 50.000 кредитов! Да за такие деньги можно нанять Цикаду или даже самого Анимуса – знаменитые слайсеры никогда бы не отказались от такого куша. Тем более, что способности самого Шэдоу были куда как скромные. Если мягко сказать. Обычно, его «работа» на Триаду не уходила дальше воровства электронной переписки или бухгалтерских баз городской управы, в которой он когда то, кажется тысячу лет назад, трудился помощником системного администратора. Во-вторых, от этого предложения невозможно было отказаться. Как пошутил Каюдзуки, или ты делаешь то, что тебе прикажут, или завтра твой обезображенный труп будет гнить в ближайшей помойке. Конечно же, после того, как с тобой «поиграет» Эльвира – Шедоу вспомнил слухи про двухметрового гориллообразного типа нетрадиционной ориентации, помешанного на киберпротезах и пытках, который был у местного отделения триады кем-то вроде следователя и палача одновременно.

В сердцах Шедоу проклял день, когда впервые решился на работу с Триадами. А ведь, когда-то, все было не так уж плохо – 24 стандартных года, непыльная работенка в мэрии, гражданство категории E, собственная комната в общежитии на окраинах, где почти не стреляли. Все началось из-за пристрастия к Vирту. Инфонаркомания – бич бедноты 23 века. Не в силах уйти от суровой повседневности жестокого мира, многие ныряли с головой в миры виртуальные. Туда, где они могли быть счастливы, быть великими героями или отъявленными злодеями. Совершать подвиги в сказочных царствах или наслаждаться бесконечным марафоном удовольствия эротических симуляторов на любой вкус. После Vирта мир казался серым и унылым, лишенным красок и звуков. Нескончаемая череда насилия лишь усугубляла общую атмосферу обреченности. Без дорогих коконов глубокого подключения доступных лишь богатеям, в сказку можно было попасть лишь разогнав свой собственный мозг при помощи «дури». Поначалу это был относительно безобидный «синий снег», или «синька» как ее называли местные. А потом покатилось…уже сейчас Шэдоу с трудом мог вспомнить что он делал неделю назад. Лица родителей, сестры – все было похоронено под толстым слоем тумана, навсегда опустившимся на его разум. Он знал, что рано или поздно подобная жизнь прервется, но его это мало беспокоило. Важно было то, что посланец триад в этот раз помимо денег обещал дать дозу Красного Тайфуна! Под таким бустом…ООО..! Глаза наркомана мечтательно закатились, можно было…

…проникнуть в базу данных «Нейродженетикс» и скачать от туда вот этот файл…приказной тон Каюдзуки выдернул Шэдоу из мечтаний. – «Да ты что, совсем, @%$ся? » забыв с кем разговаривает, фактически проорал слайсер. Да там же полиморфирующийся черный лед! С серверов NG ни один ковбой еще не уходил живым! — «Не ори, идиот», ответил сквозь зубы японец. Тебя никто не заставляет лезть на сервера. Тебе достаточно зайти на лобби и запустить вот это – в руки к Шедоу перекочевал ни чем непримечательный инфочип. Программа сделает все сама. Когда сольешь интересующую нас информацию – приходи сюда же и получишь свою награду, в пустых щелях узких глаз блеснул металл. Или ты можешь отказаться, и тогда мы с тобой поедем в гости к Эльвире. Уверен, она будет рада новой игрушке. Ты избранный, если можно так сказать – узкоглазый разразился смехом. Шах и мат. Бежать некуда. Шедоу понимал, что даже добудь он информацию, его все равно вряд ли оставят в живых. Пришьют или корпораты или триадовцы. Вот он – бесславный конец. Оставалось одно – блефовать. С большим трудом уломав японца выдать задаток в 2000 кредитов, якобы для покупки недостающего оборудования, Шедоу поспешил скрыться.

Нижний город бурлил жизнью. Шедоу двигался в полумраке каменных джунглей, едва рассеиваемом светом неоновых огней рекламы и скудным уличным освещением. Яркие вывески уличных магазинчиков, манили к себе. Если знать места и нужных людей, то здесь можно было купить абсолютно все – от поддельных личностных идентификаторов до тяжелого вооружения – все зависело от потребностей и кошелька клиента. Уличные торговцы лоточники наперебой предлагали отведать всякой всячины – у одного такого Шедоу за каких то 20 кредитов приобрел «почти натуральный» бифштекс со «свЭжий сЫнтетическый мяса». Неподалеку находился ресторан, принадлежащий братьям Чо, из которого доносились вполне аппетитные запахи жареного. В другое время, быть может он бы решился посетить его и заказать знаменитую на весь квартал лапшу с тушеными овощами и мясной подливой. Если бы когда то случайно не узнал, что братья – китайцы втихую приобретают «свежатину» у техно-потрошителей. Между прочим, заведение пользовалось большим успехом у местных жителей. То ли они действительно не знали чем на самом деле кормят в «Бамбуковом Драконе», то ли как обычно, всем было наплевать. Вдоль магистрали проносились редкие колесные электромобили, раскрашенные проститутки предлагали за мизерную плату оказать все возможные услуги и «почувствовать что такое настоящая женщина». Шэдоу направился в небольшой закоулок. В подвальчике рядом с не закрывающимся никогда ночным клубом работал нужный ему человек. Стараясь не поскользнуться на мокрых ступенях он спустился вниз. За бронированным стеклом была свалена куча компьютерного мусора. Нейроконнекторы, приводы, шлейфы и горы инфочипов, каждая из которых была наполнена новыми ощущениями, чужой жизнью, иллюзиями, воспоминаниями. Слайсер сглотнул. Посреди всего этого, подобно крысиному королю сидел толстый ниггер.

— Йо, кого я вижу! Шедоу! Проходи, не стесняйся. Чего желаешь на этот раз? Только учти – в долг не даю! – затараторил черномазый. Шедоу оглядел развалы и ответил: мне нужно «уйти». От этого всего. Он неопределенно обвел рукой пространство вокруг. – Хочешь полетать? А может, попробуешь в этот раз что -то особенное? — Вот-, в толстых пальцах, увешанных золотыми перстнями появилась маленькая прямоугольная штуковина. Близнецы- гермафродиты отжигают! Не хочешь попробовать? Я уже штук 30 таких распродал – уходят как горячие булочки с синтетическим сыром – нигра захохотал. – Ты знаешь, Джейкоб, я не по этой части. – Ну не хочешь не надо, бро. Так что тебя интересует? Шедоу задумался. Сегодня или завтра, вполне вероятно, наступит последний день его жизни. Упороться дурью и снять шлюху? Купить на полученные авансом кредиты пушку и пойти от безнадеги воевать с боевиками триады? Не смешите, он знал, что никогда не был героем. Всего лишь наркоман, проживший последние годы на конце иглы инжектора, растворяя сознание в недрах Vирта. – Я хочу «уйти». Туда где нет этого всего. Ниггер задумался. – Хочешь недавно взломанный аккаунт в «Царстве Теней?» Нет? Что же тебе предложить…. Нигра тем временем продолжал ковыряться в развалах инфокарт. Наконец на свет он извлек старую видавшую виды карту. — NSYS MARK2. Древность-то какая — Отстраненно подумал Шэдоу. – Вот что тебе поможет, бро, ухмыльнулся во все свои золотые зубы Джейкоб. Говорят, эту прогу правительство раньше использовало в ресоциализации психопатов, маньяков, проворовавшихся чиновников и наркоманов, пока проект не прикрыли. Правительство посчитало, что разбирать деклассифицированных на органы гуманнее и полезнее для общества – негр во весь голос заржал. — Думаю для такого дибила как ты это – он покрутил в руках карту — самое оно. Всего 800 кредитов и твой новый мир ждет тебя! Я даже сам не знаю что там внутри, но ты ведь ищешь новых ощущений, новой жизни, не так ли? Шедоу с сомнением посмотрел на древний инфочип. На нем едва заметно белели полустертые буквы ?LP:FIM. Видя сомнение покупателя, ниггер тут же выложил: тебе, тебе как постоянному клиенту, я подгоню особый презент. От фирмы так сказать – и опять заржал. Видишь, модель носителя далеко не новая, но у меня как раз для такого случая завалялся древний ридер, совместимый со стандартными подключениями к Vирту. Вместе с кабелями, и переходниками с тебя всего 900 кредитов. Царский подарок.

Через несколько минут Шедоу снова стоял на улицах нижнего. В его сумке лежал древний ридер и чип с неизвестным содержимым. А еще коробочка с пятью ампулами «синего снега». На какую-то секунду он даже пожалел, что купил кота в мешке, но вскоре ощущение прошло. Какая разница, ведь завтра все равно тебя убьют. Перед тем, как отправится в блок 16F, он посетил свою коморку в одном из самых дешевых мотелей, где ютился последние полгода. Закрывать комнату на замок было бессмысленно – поэтому он спрятал ридер и карту под пластиковую обивку стены, лег на почерневший от грязи матрас и провалился в сон.

Пневмониьектор зашипел и игла с «Красным тайфуном» вонзилась в вену слайсера. На мгновение мир вспыхнул всеми цветами радуги. Тяжесть в затылке от ломки, мучившая Шедоу вот уже несколько часов испарилась без следа. Зрение настолько обострилось, что казалось, он при желании мог в подробностях рассмотреть каждый камешек, лежащий на полу. В голове приятно шумело. Мысли со скоростью света превращались в образы, выстраиваясь в четкие логические построения. Шэдоу закрыл глаза и погрузился в Viрт. Абсолютная свобода разума. Цифровая нирвана – именно так воспринимал сейчас слайсер глубины сети. Но дело надо было делать. Запросив у поисковой машины основную страницу корпорации «Нейродженетикс», Шедоу черз несколько секунд оказался в белоснежном холле, наполненном людьми. Повсюду сновали сотрудники в строгих деловых костюмах, клиенты и представители других фирм. Хорошо что он во время успел сменить скин на упитанного человека средних лет, держащего в руках толстую папку с какими то бумагами. Слайсер уселся на мягкое кожаное кресло посреди лобби и открыл папку. Между строками печатного текста, практически не выделяясь на общем фоне, присутствовал прогресс бар с единственной кнопкой без названия. Слайсер нажал на нее и блеснув неяркой вспышкой, червь испарился в пространстве. Оставалось только ждать. Несколько мгновений практически ничего не происходило, а потом…

…Уважаемые посетители! Корпорация Нейродженетикс производит блокировку данного кластера Vирта в связи с техническим сбоем. Просьба всех сохранять спокойствие и оставаться на своих местах до устранения неполадки – вещал приятным женским голосом искусственный интеллект. Прогресс бар в папке показывал уже 63 % скачанного. Японец был прав, программа оказалась и правда маленькая. Тем временем, по залу пронеслось: — Критическая ошибка протоколов безопасности системы. Код угрозы красный! Отключение кластера произойдет через 30 секунд. 29 секунд. 28 секунд… Сбой отключения. Применение экстренных мер ликвидации угрозы. Реальность вокруг поплыла, раскалывая на тысячу осколков виртуальный зал вместе с находящимися там людьми. Шедоу испугался. Он знал, что такое резкое отключение человеческих сознаний от Vирта влечет вполне физические повреждения головного мозга – а иногда безумие или даже смерть. Прогресс бар уже практически дополз до отметки 99% и наконец то возвестил о том что download complete. Почти теряя сознание от иллюзорной боли , Шэдоу покинул сектор корпорации, и использовав в качестве трамплина десяток проксей, ушел в симулятор городского сада, после чего оттуда вынырнул в реал. Башка жутко болела, а из носа, по-видимому начала сочиться кровь. Так бывает с идиотами, без предварительной подготовки решившими записать себе кусок кода прямо в мозг. Но это не волновало слайсера. В его руках оказалось настоящее сокровище. Пока действие «тайфуна» еще не прошло, он успел просмотреть общие спецификации программы. Экспериментальный софт, что когда то разрабатывался в качестве переходного нейроинтерфейса для прямого управления боевыми мехами к удивлению самих разработчиков оказался золотым ключиком к цифровому бессмертию, о котором грезили миллионы. «Нырнуть» навсегда — заветная мечта миллионов – и сейчас ключ к ее осуществлению в голове одного бестолкового неудачника-наркомана. Шэдоу объяло дикое желание немедленно раствориться в Vирте. Но, как назло, старый заводской нейролинк уже был заблокирован, а препаратов, ускоряющих работу мозга под рукой не оказалось. Оставалось лишь одно: отправиться домой. Шэдоу понимал, что это форменное самоубийство, однако так или иначе корпораты и триада нашли бы его. Прятаться в канализациях подгорода среди крыс и мутантов? Это такая же стопроцентная гибель.

— «Всем гражданским лицам оставаться на местах до завершения контртеррористической операции!» орали мегафоны полицейских фургонов, оцепившие невзрачный мотель в трущобах. Содержимое последней из ампул с «синим снегом» растворялась в крови слайсера. Еще пять-десять минут и мозг не выдержит, разразившись внутренним кровоизлиянием или остановится сердце. Допотопный ридер был подключен к сети, приветливо мигая зеленым светодиодом. Сознание Шэдоу плыло среди величественных цифровых конструкций Vирта. Поразительно, но почему – то соединение с сетью еще было. Достаточно было пожелать – и новый неизвестный мир навсегда примет его в свои объятия. На лестнице уже раздавался топот кованных сапог, а в дверь начали настойчиво ломиться полицейские штурмовики. Однако перед последним в своей никчемной жизни «погружением», Шедоу решился на несвойственный ему поступок. За несколько секунд перед прыжком в пустоту, Шэдоу разослал копии программы оцифровки по адресам всех известных ему слайсеров и выложил в общий доступ на десятках пиратских серверов. Наконец пластик двери поддался и она слетела с петель. Но Шэдоу уже был не здесь. За пару секунд до этого он «нырнул», а измученный химией мозг стала наполнять кровь. Прилетевшая из-за двери плазменная граната огненным торнадо прошлась по комнате, практически полностью испепелив уже мертвое тело.

С неба шел дождь. Тяжелые капли барабанили по зеленой листве высоких деревьев, скапливаясь в придорожной пыли лужицами. Прогремел гром, и молния на секунду ослепила зрение. Человек сидел под деревом, наслаждаясь тишиной. Все вокруг дышало покоем и умиротворением. Холодные капли дождя скатывались по щекам человека. Может ему показалось, но некоторые из них имели солоноватый привкус. Вот вдалеке среди туч забрезжил просвет и сквозь него выглянуло яркое летнее солнце. В его ослепительных лучах на небе возникла настоящая радуга.