Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 3 часть вторая Глава 4 часть 2

Глава 4 часть 1

Социализация. Первая часть главы.

Глава 4

Пробуждение было нерадостным.

Голова ужасно болела, будто по ней били огромным молотом, во всём теле была ужасная слабость. Я лежал с закрытыми глазами, в мягкой постели, и наслаждался её теплом и нежностью, ведь за последние два дня я нормально и не высыпался…

Хотя о чём это я, это был всего лишь сон. Ужасный, но сон. Подумать только, портал в мир Эквестрии в моём дворе. Наверное, следует меньше рассказов с Е.П. читать на ночь глядя.

Ладно, пора просыпаться. Открыв глаза, я тут же их закрыл. Мне показалось, что я лежу в больничной палате. Открыв их снова, я снова увидел ту же палату.

«Как я попал в больницу?»- с ужасом подумал я.

Наверное, упал или ударился обо что-то, это объясняет, почему у меня такие странные глюки.

Из нечего делать я стал осматривать палату. Она была довольно странной. Очень не похожей на те, которые я видел в нашей районной больнице. Оборудование конечно выглядит таким же архаичным, но вот обстановка совсем другая.

Гладкие жёлтые стены. Розовые столики для медикаментов, такой же нежно розовый, большой стол и стул в углу, видимо для обеда или письма прямо в палате. Даже постель розовая, хотя обычно в больницах всё белое. Я обратил своё внимание на контейнер стоящий в углу комнаты, довольно большой, даже не представляю для чего он может использоваться. Какой-то шутник прикрепил к нему накладную бороду.

Я в голос рассмеялся. Смотря на этот контейнер. Да бородатые контейнеры это самая оригинальная обстановка в больничной палате.

— Неужели не сработало?– отозвался контейнер звонким голосом, я даже подумал что такой голос не подходит для такой грубой вещи, как деревянный контейнер.Крыша поехала окончательно и возврату не подлежит, со мной уже мебель разговаривает.

— Ш-что н-не с-с-сработает?- запинаясь, от испуга ответил я.

-Сюрприз! – из контейнера выскочила розовая пони с красной гривой.

Во все стороны из ящика полетело конфетти и шарики, и заиграл какой-то весёлый марш.

А Пинки Пай же в этот момент радостно прыгая начала петь песенку.

...Если ты меня сможешь простить,

За то что тебе было плохо!

Пока она пела эту песенку, я медленно отходил от шока. Мой мозг с трудом поглощал информацию. А эту песню мой персональный «переводчик» ещё и перевёл по ракосельному, да, пони не говорят ни по-английски, ни по-русски, у них есть свой язык, но понятный людям, по крайней мере, мне.

Всё это время пока я предавался размышлениям, Пинки стояла предо мной и просяще-ожидающее смотрела на меня. Я не хотел её обижать и потому заговорил: «Я не обижаюсь, Пинки Пай, для меня будет радостью считать себя твоим другом.»

Её лицо преобразилось, раньше оно было не очень весёлым, точнее весёлым, но не искренне. Теперь же на нем проступило облегчение и неподдельная радость.

-Ура! Теперь мы будем лучшими друзьями на веки!- выкрикнула она, радостно запрыгав на месте.

За дверью в палату послышался стук копыт. В палату вошёл хмурый красный единорог в розовом с жёлтыми полосами халате.

-Прошу вас мисс Пай, не следует беспокоить пациента, ему требуется отдых. Она опустила глаза и смешно потёрла копытом по полу, видимо и вправду считая себя виноватой.

Он перевёл взгляд на меня.

— О, вы очнулись! Меня зовут Грин Хард, я ваш лечащий врач. Как вы себя чувствуете, требуется вам, что либо? Честно говоря, я впервые встречаюсь с таким пациентом, и магическая операция с вашего восстановления была довольно сложной. Меня для вашего лечения вызвали, из центрального отделения Министерства Мира в Кантерлоте.

— Спасибо доктор, чувствую я себя хуже, чем могло быть, но это все равно лучше, чем ничего, а из пожеланий хотелось бы поесть.

— Я совсем забыла, у меня для тебя есть кексики, мой фирменный рецепт.- Воскликнула Пинки Пай.

— Хорошо, сейчас вас осмотрю и пришлю медсестру с ужином, и пожалуйста, повремените с кондитерскими изделиями до этого момента.- Ответил доктор.

В ответ на это я только кивнул. Он подошёл ко мне, и его рог засветился зеленоватым светом. Я непроизвольно дёрнулся , вспомнив свой допрос. Он остановился.

-Что-то болит?

-Нет-нет продолжайте, это я просто вспомнил, кое-что.

Он повернул свою голову на Пинки Пай, от чего она ещё больше понурилась, но ничего не сказав, продолжил мой осмотр.

-Все я закончил, вам нужен постельный режим в течении недели, хотя выписывать вас можно уже завтра. Вам требуется больше отдыха и приятных эмоций, так же примите курс этих лекарств,. Есть вопросы? Спросил он, дав мне листочек с какими то каракулями

— Да, сколько я пробыл без сознания?

— Три дня. – Вместо него ответила Пинки Пай.

— Если больше вопросов нет, то я пойду.

Я кивнул. Он пошёл к двери, у выхода обернулся к Пинки: «Мисс у вас есть ещё полчаса, больному нужен отдых.» — и развернувшись вышел из палаты.

Я посмотрел на печальную пони.

— Пинки я действительно не сержусь и всё понимаю, не расстраивайся ладно?

Она посмотрела на меня, её лицо стало чуть веселей.

— Мне честно не нравиться чем занимаюсь я и мои подчинённые…

— … потому, что это не приносит радость, и не делает никого счастливее.

Она удивлённо посмотрела на меня, потом удивление сменилось на понимание.

— Это тебе ЛитлПип рассказала?

-Нет, я вообще никогда не видел ЛитлПип.

Её взгляд снова стал сначала удивлённым, а потом настороженным.

-Я её не знаю, но читал её записи, в которых она смотрела твои воспоминания, но поверь, я собираюсь воспользоваться своими знаниями только во благо Эквестрии.

Она задумчиво посмотрела на меня.

-Твайлайт, когда то попыталась спасти Эквестрию, из-за того что она сама пришла из будущего, что бы предупредить себя об опасности, которой не было.- Ответила она.

-Я знаю. Но надеюсь, что у меня получится. Для этого всем носителям элементов гармонии нужно будет собраться вместе, очень желательно, с принцессой Луной и Селестией это их касается в первую очередь. У меня есть, что сообщить всем вам.

-Это будет довольно трудно. – Пинки покачала головой.

-Мы уже довольно давно не собирались вместе, я планировала всех собрать у меня на вечеринке с Винил Скрэтч. Может там?

-Нет, это не подходящее место. Да и Принцессы вряд ли туда придут. Нам нужно сделать это срочно. Сообщи, когда сможешь. А если они будут сомневается, то припомни им случай с параспрайтами.

Розовая пони улыбнулась.

— А ты придёшь на мою вечеринку?

— А когда она будет?

-Через пять дней!

— Обязательно приду. Только завтра выберусь из копыт этих врачей.

-Отлично, тогда я смогу выделить тебе одну из гостевых комнат в моём министерстве. Завтра к тебе придут, и проведут на верхние этажи.

Чего-то я затупил.

-На верхние этажи?

-Мы сейчас в здании Министерства Морали глупышка, это медицинский этаж.- Она подошла к окну и отодвинула розовые шторы, открывая мне вид на вечерний Мейнхеттен за окном.

Тут я вспомнил об одной важной вещи.

-Пинки, жива ли ещё Зекора?

-Она преступница и бежала из под стр…- она резко становилась.

-Прости, ты же видел тот момент. Да, она сейчас выполняет какое-то задание от Министерства Крутости.

Я вздохнул. Ещё есть время.

В дверь палаты тихонько постучали.

-Войдите.

Дверь открылась и внутрь вошла земнопони белого цвета в форме медсестры.

-Госпожа, доктор Грин Хард просил передать, что ваше время истекло, а пациенту пора ужинать.- сказала она, и захватив зубами тележку с едой и втащив её из коридора.

— Ладно, мне пора — сказала Пинки Пай

— Давай. И постарайся всех собрать побыстрее, ладно?

Она кивнула. И вышла из палаты.

О, меня ожидает отличный ужин, я уже наслаждался от мысли о том, как сытно поем, ведь и вправду, впервые за несколько дней нормально поем.

Медсестра, пододвинув ко мне тележку, поставила его на специальное крепление на койке. После этого она помогла мне присесть, все же сил у меня было ещё мало ,и оставила меня наедине с едой.

Подняв металлические крышки и заглянув в тарелки, я не смог удержать вздох разочарования, кроме макарон и огурцов тут есть, что-либо мне не хотелось. А что делать? Там какие-то лёгкие салаты из трав, и кисель запить.

Съев то, что посчитал для себя съедобным, в том числе и кексики, я принялся отдыхать.

Всего через пять минут пришла медсестра и забрала поднос. Я же задумался, о своей дальнейшей судьбе и даже не заметил, как заснул.

***