S03E05
Глава 2. Новые горизонты. + Интерлюдия 2. Глава 4. Одно крыло. + интерлюдия 4.

Глава 3. Концерт. + интерлюдия 3.

Герой идет на концерт Октавии в Понивиле и становится свидетелем весьма странных вещей.

Сильверспун и Деймон Тиара в очередной раз встретились с аликорном у его шалаша. Местность разительно изменилась. Трава у деревьев была вытоптана, а сами груши основательно объедены. Шалаш стал значительно выше и больше. Теперь в нем могли без проблем разместиться высокий аликорн и парочка жеребят. Земля в шалаше была устлана душистым сеном. Жеребята так и не могли понять, почему я предпочитаю жить в шалаше, а не снимать домик или комнатку в городке.
— Ван, к нам в Понивиль приезжает сама Октавия и дает бесплатный концерт. — протараторила Тиара сразу же, как увидала пепельногривого. — И я и Сильверспун конечно бывали на ее концертах, когда родители брали на с собой в Кантерлот, но говорят у нее сейчас новая программа. Она играет музыку, которую услышала у того... как же его там... ммм... Сильверспун, как называют то существо, статуя которого стоит возле памятника Найтмер Мун?
— Может быть человек? — неуверенно ответила серебристая пони.
— Да, точно! Спасибо Сильверспун. Так вот, вы Ван просто обязаны побывать на выступление Октавии. Она прекрасна, изумительна, талантлива.
— Знаю, знаю. — чуть ворчливо отозвался Ван. — Она и в правду прекрасно играет, а какие у нее ножки. Тьфу, опять...
— Так ты пойдешь? — спросила Сильверспун.
— Да, я пойду. Должен же я послушать музыку человеков. — слукавил Ван. Он припомнил, как Октавия назвала его во время путешествия в поезде. — Да и седельные сумки, заказанные у Рэрити надо забрать.
— Окей! Тогда мы побежали, мы найдем тебя на концерте. До встречи. — попрощалась Тиара.
— Пока Ван. Берегись Рэйнбоу Дэш и Пинки Пай. Они явно пойдут на концерт. — произнесла Сильверспун и помахала копытом.
— До свидания девочки, не волнуйтесь, у меня есть чем их отвлечь. Я был бы очень рад, если бы кто-нибудь из вас намекнул Дэш перед самым концертом о том, что меня видели у Драконьей Горы.
— Хорошо! Я скажу ей! — уже крикнула Тиара, выходя из рощицы.
Ван уже давно подготовился к случаю, когда ему понадобится срочно попасть в Понивиль. Он за бесценок приобрел сломанный манекен и старую дерюгу, издали похожую на его плащ, а так же раздобыл черной смолы в Вечнодиком лесу. Дальше было дело за малым — обмазать манекен смолой, приклеить фальшивый рог, накинуть дерюгу и разместить получившееся на видном месте.
Дождавшись когда поняшки уйдут аликорн начал собирать свои пожитки, которых оказалось не так уж и много. Старые, потертые седельные сумки с уже стершимся значком чьей-то кьютимарки, пухлый кошелек, полный тяжелых золотых монет. Деревянный ларь, в котором, в мягкой вате, лежали изготовленные Зекорой для меня зелья. Вот и все. Аликорн с помощью телекинеза накинул на себя плащ, поверх него легли седельные сумки, прижимая крылья. Это весьма помогало в ситуациях, когда аликорн оказывался в окружение пони. Крылья летунов порою могли вести себя непредсказуемо, раскрываясь при сильном волнение, удивление и иных... ммм... специфических ситуациях.
Путь до Понивиля заняла не так уж много времени. Пробравшись в городок, Ван первым же делом отправился в бутик Карусель. По дороге он вспомнил, при каких обстоятельствах вновь столкнулся с Рэрити. Это случилось в магазинчике Андрэ, когда Ван в очередной раз до хрипоты спорил с продавцом, по поводу очередной кракозябли пойманной в Вечнодиком лесу. Белая единорожка зашла в зал лавки сувениров и остолбенела увидев лже-единорога одетого в серо-коричневый плащ, с накинутыми поверх него старыми седельными сумками, которые Ван купил у того же Андрэ. Аликорн испугался было, что она его узнала или сейчас побежит рассказывать Пинки, что наткнулась на разыскиваемого ею пони, но причина ступора единорожки была в другом. Едва она обрела дар речи, как сразу же раскритиковала одежду Вана, назвав подобные вещи преступлением перед модой. Она была на столько... ммм... разгневана, что чуть ли не силой притащила лже-единорога к себе в бутик. Там она поклялась принцессам, что снимет с меня это уродство и оденет так, как и положено выглядеть приличному пони. Кое-как я смог отстоять плащ, назвав его вещью в память о возлюбленной. Но седельные сумки были безжалостно раскритикованы. Проблемы начались, когда Рэрити потребовала Вана скинуть плащ, что бы снять мерки и сделать эскиз кьютимарки. Аликорн, испуганный напором белой кобылки попытался было сбежать, но дверь, ведущая из бутика, была захлопнута телекинезом, перед самым его носом.
Белая единорожка была еще на работе, но она уже начинал собираться, видимо на концерт Октавии, примеряя шляпы самых разнообразных фасонов. Сославшись на большую занятость, а так же на то, что он торопится посетить концерт, Ван окончательно рассчитался с Рэрити и получил свой заказ. Сумки были прекрасны. Чувствовался рог опытного и талантливого модельера. Они были изготовленный из черной, чрезвычайно прочной, непромокаемой ткани, натянутой на легкий металлический каркас. По углам были вставки из серебристого метала, украшенные несколькими рубинами. На замках сумок была выгравирована кьютимарка Вана, по верх которой крепились мелкие рубины, создавая слабое огненное сияние. Крепежные ремни были выполнены из коричневой кожи и имели множество дырочек для регулировки. «Вот интересно, пони же вроде чрезвычайно мирные создания, даже не убивает животных, однако они кого-то пустили на кожу для ремней». В общем Ван был доволен своим приобретением. Переложил свои вещи в новые сумки, которые, оказывается еще имели кармашки внутри, а старые тут же выбросил.
До начала концерта оставалось не так уж много времени и Ван поспешил на главную площадь Понивиля. Он даже не пытался скрыть свое лицо под плащом, лишь грива была старательно уложена под складки капюшона, эта одежда и так его выдавала с лихвой, многие пони были в курсе о том, чем занимаются Пирнки Пай и Рэйнбоу Дэш. Кстати он них... Аликорн внимательно осмотрел площадь и облака над ней, усыпанные пегасами. Через минут пять наблюдений он ни капли не скрываясь облегченно выдохнул. «Похоже, мой нехитрый отвлекающий маневр сработал.» Сильверспун и Деймон Тиара, судя по всему, стояли со своими родителями и я не стал подходить к кобылкам. Из знакомых ему пони пепельногривый заметил только Твайлайт Спаркл, Эпплджек и Флаттершай, что-то увлеченно обсуждающих между собой. Нет. Только сейчас к ним подошла Рэрити в лазурного цвета шляпке, с птичьем пером на два-три тона темнее.
Рядом с мэрией была собранна из дерева небольшая сцена. Ее устлали ковры на которых стоял низенький столик с стеклянным бокалом и таким же кувшином наполненном водой. Мэр вышла на сцену и произнесла весьма скучною, но, хвала принцессам, короткую речь. Суть сводилась к тому, что Мэр чрезвычайно рада тому, что Октавия решила устроить свой концерт в таком малозначительном городке, как Понивиль. Наконец пони покинула сцену. Спустя несколько минут, звонко стуча копытами по оказавшимися неожиданно тонкими коврам, на сцену вышла Октавия. Ван сразу же узнал эту необычайно красивую землепони. На шее поняшки была розовая бабочка, а на спине покоился уже знакомый аликорну футляр. Октавия подошла к столику, неторопливо опустила футляр на пол и достала виолончель. Взгляд аликорна невольно упал на ножки пони. Жаркая волна прокатилась по его телу. Октавия, не обращая внимания на взгляды зрителей, настроила свой инструмент, выпила несколько глотков воды, встала на две заднии ноги, а инструмент и начала играть. Гомонок, до этого висевший на площади, словно ножом отрезало. Аликорн мысленно называл себя бабником, предателем, лжецом, но ни чего не мог с собой поделать. Ремни сумок натянулись сдерживая поднимающиеся крылья, а вот рог начал предательски посверкивать алым. «И это я так люблю Луну?! Первая же соблазнительная пони и я тут же возбуждаюсь от ее... ммм... форм! Эх ты... Ван... Нет, не видать тебе принцессы, как своих уш... в общем не видать.»
Но все же пепельногривый ни капли не жалел о том, что ему пришлось использовать манекен для овлечения Пинки Пай и Рэйнбоу Дэш. Октавия играла так же великолепно, как и тогда, в вагоне поезда. В начале было сигранно несколько знакомы аликорну партий, видимо они были широко распространены и любимы пони. Затем последовали уже незнакомые мелодии. А под конец она исполнила давно ожидаемые Ваном, мелодии с Земли. Но последние не вызвали даже и капли ностальгии, лишь восхищение талантом землепони. Похоже тот кого раньше называли Иваном, теперь окончательно свыкся со своей новой жизнью, с новым обликом, с новой судьбой.
Едва закончился концерт лже-единорог все-таки решился. Он собирался раскрыть свою тайну Октавии. Хотя бы для того, что бы поделиться с ней своими проблемами, чувствами, переживаниями. Своею тайной. Он откуда-то знал, что именно эта пони его поймет, не будет смеяться, пугаться или, что еще хуже, преклоняться. Все пони на полощади громко и увлеченно обсуждали концерт, пегасы даже спустились с облаков, что бы их было лучше слышно. Ван же обошел сцену, с которой уже спустилась Октавия, звонко цокая копытами. Закулисье было пустынно. Рядом со сценой стоял цветастый шатер из-за полога которого раздавались какие-то приглушенные звуки. «Интересно, а где весь обслуживающий персонал? Или же Октавия, в отличие от земных звезд, ездит без целой армии помошников?». У аликорна возникло необычное чувство, которое он испытывал всего несколько раз, собирая травы в Вечнодиком лесу. Ему мерещилось, будто что-то нехорошее находится поблизости. Обычно в таких случаях он старался уйти из такого места, но сейчас видимо его чувство ошиблось, ведь пепельногривый находится в центре Понивиля!
Из шатра раздался приглушенный женский крик. Ван не раздумывая, бросился туда, откинул полог телекинезом и застыл на пороге. Внутри пара молочного цвета грифонов запихивала связанную землепони с розовым бантом, в мешок. Рядом валялся футляр от виолончели. Третий же грифон, голубой, с желтой крапинкой, следил за входом и аликорн тут же получил удар в грудь сжатой в кулак передней лапой. Он не устоял на ногах и упал. Неожиданно четко и резко нахлынуло ощущение зла.
— У нас гости! — крикнул грифон, что ударил Вана. — Тащите пони, а я избавлюсь от единорога. — он склонился на упавшим черным пони, во мраке тускло блеснули острые когти на передних лапах. Два других уже запихали Октавию в мешок и улетали из шатра, через выход с другой стороны.
Ван дернул задние лапы грифона телекинезом и тот упал, не дожидаясь, пока его противник встанет на ноги, аликорн рванул в след похитителям. Но, выбежав на улицу, он увидел лишь удаляющиеся силуэты грифонов. Они с натугой махали крыльями, таща брыкающийся мешок. Пепельногривый пробежал еще с десяток метров и остановился, поняв, бесполезность погони своими силами. Он проклинал свои бесполезные крылья. Развернувшись, Ван бросился на площадь, что бы известить пегасов о похищение. Уж они-то наверняка догонят тяжело нагруженную парочку. Выбежав на площадь Ван, набрал полную грудь воздуха... и застыл каменным изваянием. На сцену вновь вышла Октавия. Аликорн вновь ощутил легкое дуновение зла. Его изумленный крик потонул в волне оваций. Пони топали копытами по земле выражая свое восхищение. Ванн же смотрел на шею виолончелистки. Там не было банта. «Это же не Октавия». Серая пони спустилась со сцены и начала раздавать автографы. Жесты, интонации, движения, все было похоже на Октавию. Ванн не знал ее настолько хорошо, что бы почувствовать подмену. Пожалуй, если бы Октавию не похитили прямо у него на глазах, то он с легкостью повелся на обманку. Но Ван все видел. Он понимал, что доказывать сейчас, что-то бессмысленно, ведь он и сам известен в Понивиле своей скрытностью. Лже—единорогу просто напросто никто не поверит. Уж скорее его обвинят.
Аликорн бродил в толпе, ловя косые взгляды куклы. Судя по всему, она знала, что черный пони был в курсе похищения. «Интересно, а куда же смылся третий грифон, что ударил меня в грудь? Его нигде не видно.» ванн понял бессмысленность того, что он собирался сделать. Поддельная Октавия постоянно находилась на глазах понивильцы, аликорн просто на просто не мог подойти к ней и вытрясти всю правду. Другие пони не дадут виолончелистку в обиду. «Значит надо зайти с другой стороны проблемы. Если я не могу доказать, что эта Октавия не настоящая, то нужно найти настоящую. Похоже, наконец, я нашел себе цель. Как-то надоело уже все это существование в глуши и почти в одиночестве. Все-таки пони весьма социальные существа и я видимо не исключение.»
Ван подошел к серой, косоглазой пегасочке и попросил ее рассказать о том, где проживают грифоны. Оказалось, что в их лапах сосредоточена почти вся тяжелая промышленность. Столица их государства Город Шестерни снабжает разнообразным оборудованием всех своих соседей и пони в том числе. Пешком или на поезде туда добираться очень долго, этот двухуровневый город, как и Кантерлот, расположен на склоне высокой горы. Но в отличии от столице Эквестрии эту гору окружают обрывистые предгорья. Самый быстрый способ попасть туда, долететь на своих двоих или же на маршрутном дирижабле, что вылетает каждые три, четыре дня из Кантерлота.
Ванн бросил полный ненависти взгляд на фальшивую пони и потрусил к паровозной станции. Октавия почувствовала взгляд, обернулась, разыскивая в толпе одетого в плащ черного единорога, но тот уже ушел с площади. Фальшивая пони облегченно вздохнула, пепельногривый не стал понимать лишнего шума.

Интерлюдия 3. Город Шестерни. Диамант Сокрон.

Над Верхним Городом пролетала тройка квартальных стражей-грифонов. Командир боевой тройки, весьма яркой, черно-белой расцветки, наметанным глазом отмечал статус встречных разумных. Вот парочка мастеровых, что-то увлеченно обсуждали, чуть ли не выдергивая друг другу перья. Гильда, первая забияка района и еще несколько подвыпивших грифонов выползали из таверны. Это было нормально. У рынка, являющимся не гласным центром квартала торговались землепони о богато одетый алмазный пес, явно один из вожаков Нижнего города. Рядом пролетела парочка усталых, молочного цвета грифонов, тащившие вяло шевелящийся мешок. А вот это уже было необычно так, как Дамиан вообще не знал этих парней и соответственно не мог с ходу определить их статус. Он подлетел к парочке, напарники на всякий случай взяли усталых грифонов в клещи.
— Командир тройки квартальных стражей, Диамант Сокрон. — представился черно-белый грифон. — кто такие, что несете.
— Свободные наемники. Выполняем срочный заказ цеха мореплавателей. Доставляем редких животных. — в среде наемников было принято скрывать имена, поэтому Диамант не удивился тому, что парочка не назвала своих имен. Один из пегасов отпустил мешок и достал из седельной сумки небольшой свиток. Второй же натушено и часто хлопал крыльями, в одиночку удерживая шевелящийся мешок. Командир внимательно посмотрел свиток. «Вроде бы не подделка. Значит статус этих пегасов, на время выполнения задания, весьма высок. Соответственно я ни как не могу задержать этих... типов и досмотреть мешок. Что-то тухлое мерещится в этом деле.» Тяжело вздохнув Диамант отдал свиток молочному грифону. Тот аккуратно уложил свиток назад и подхватил ношу своего коллеги. Черно-белый грифон посмотрел в след удаляющейся парочке и тяжело вздохнул. На душе у него было гадко, но с цехами не поспоришь.