Автор рисунка: aJVL
Глава 1. Нежданные союзники? Глава 3.Рога и копыта.

Глава 2. Дом Заката.

Неожиданно даже для самого себя взял и написал главу, за пару часов.

Глава 2. Дом Заката.

Утро встретило Вана ласковыми солнечными лучами, что пробиваясь сквозь оконное стекло грели его черную шкуру. У как сказать утро, скорее уже обед. И Ван и Пэс были «совами» поэтому утро для них обычно начиналось где-то к двенадцати часам. Демонесса, хоть и уснула первой, каким-то непостижимым образом умудрилась залезть на аликорна, лежащего на боку, свернуться на нем калачиком и укрыться его гривой и хвостом. Чейнджлинги были весьма теплолюбивыми существами и Пэс, в этом плане ни сколько не отличалась, от своей родни. В общем подобное случалось регулярно и если первое время Ван испуганно вздрагивал и просыпался от прикосновений холодного хитин, то потом пообвыкся. Приподняв суккуба, телекинезом я положил ее на нагретое мною место и укрыл одеялом. Неуспел он еще и умыться путем, как из спальни донеслось:

— Ван! Ты опять встал рано! — по представлению Пэс, высшие чейнджлинги должны просыпаться не раньше трех часов дня... Естественно из-за крайне беспокойной и интересной жизни, что началась у нее после того, как демонолог-недоучка умудрился призвать ее прямо из улья, это правило постоянно нарушалось. На ради шанса стать королевой она была готова потерпеть и не такое. Правда то ли Пэс переоценила свои таланты к соблазнению, то ли Ван оказался весьма крепким орешком, но она так и не смогла взять штурмом его крепость. Теперь же она вела планомерную осаду, медленно и верно подтачивая принципы аликорна.

— Ты не забыла, что у нас сегодня встреча с этими... ммм... доброжелателями. — ответил Ван, пофыркивая от льющейся на его мордочку воды. Несмотря на внешний средневековый антураж и у пони , и у грифонов, и у минотавров были привычные кожистокрылому системы канализации и водоснабжения.

Обтеревшись полотенцем, в который раз уже тихонько проклиная свои огромные гриву и хвост, аликорн вернулся в спальню. Чейнджлинг, принявшая облик белой единорожки, с розовой гривой, лежала на смятой постели соблазнительно изогнув спину и выставив круп. Жеребец тяжело вздохнул, тихонько пробурчал что-то про горбатого и могилу, после чего подошел к окну.

Казалось, что Сердце Лабиринта никогда не спало. Ну или по крайней мере кварталы возле рынка. Так же как и ночью, сейчас улицы были забиты спешащим по своим делам минотаврами, среди могучих силуэтов которых изредка мелькали и другие виды разумных. Черный пони с некоторым удивлением уставился на отряд ритуально разукрашенных зебр, величаво шествующих по средине улицы. Их полосы были разукрашены разнообразными красками ядовитых оттенков. На них даже смотреть было трудно, такая пестрота создавала непонятную рябь перед газами. Аликорн догадался, что помимо декоративной функции и возможно информационной, подобная раскраска имеет и боевую функцию. Когда у тебя в глазах плывет силуэт противника сражаться с ним весьма проблематично.

Провозившись пару часов с Пониномиконом и получив, естественно не бесплатную, консультацию по магии крови, черный единорог сумел подготовить несколько милых сюрпризов, как на случай мирных переговоров, так и на случай сражения. Классической магии аликорн, в силу крайней молодости для своего вида не мог заниматься, банально не хватало энергии, а вот ритуализм, демонология, алхимия, магия крови... в обще все, что почти не требовало от заклинателя его сил были основным оружием пепельногривого. Но имелись и отрицательные стороны. Те же демонология, ритуалистика и алхимия, требовали редких ингредиентов и достаточно много времени и аккуратности. В бою весьма трудно быстро нарисовать, что-то сложнее обычной пентаграммы призыва, да и то займет какое-то время. С магией крови попроще, но Ван только недавно начал ей обучаться, беря уроки у Пэс.

Обсудив планы на день и немного поругавшись по поводу вчерашних необоснованных трат демоннессы, парочка вышла на улицу. На Ване как всегда были плащ и седельные сумки, чейнджлинг же, в облике единорожки, предпочитала обходиться без вещей. Да и не надо ей было это, все, что ей было нужно, она складывала в сумки аликорна, который злобно рычал, но терпел.

Копыта пони звонко цокали по мостовой, несмотря на некоторые разногласия настроение и у Вана и у Пэс было преотличное. По непонятным причинам карты Сердца Лабиринта считались одним из немногих товаров, которые минотавры не продавали. Вообще. Они весьма ревностно следили, за попытками создания подобного другими разумными. За хранение подобного, минотарвы осуждали на пожизненную депортацию. Конечно можно было купить хотя бы приблизительную карту в той же Эквестрии или Городе Шестерни, но Ван отправился в столицу минотавров прямиком из замка Полуночи и у него не было возможности, как следует подготовиться.

В итоге Вану пришлось нанять минотавра проводника, который за небольшую плату провел пони по адресу написанному на визитки. Перед пони возвышалась довольно-таки высокая каменная стена, заканчивающаяся вычурными кованными остриями пик. Массивные ворота, по углам были так же украшены красивыми узорами из металла. Они были настоящим произведением кузнечного искусства! Помявшись некоторое время у входа, любуясь завитками узоров, пони подошли к дверям. Алое телекенетическое облако приподняло колотушку звонка и отпустило ее. Где-то вдалеке послышался серебристый звон колокольчиков. Ворота, не без труда, тут же открыл невозмутимый минотавр, по обычаю своего народа одетый только до пояса.

— Дама, господин... проходите, вас ждут. — голос рогатого был весьма учтив, создавалось впечатление, что это всего лишь хорошо вышколенный лакей, но вот движения... Ван уже видел бойцов минотавров, когда он штурмовал резиденцию одного из их торговых домов в столице грифонов. И этот двурогий несомненно был бойцом. Черному пони вся эта затея нравилась все меньше и меньше. — Ваш плащ, господин.

— Господин предпочтет остаться в плаще. — твердо ответил лже-единорог смотря в глаза минотавру. — Это обязательное условие. Если вы против, мы разворачиваемся и уходим.

Поколебавшись некоторое время минотавр, что-то неразборчиво пробормотал и махнул рукой. Закрыв ворота он предложил пони следовать за ним, в гостевую залу.

— Пэс... — очень тихо шепнул черный на ушко чейнджлинг. Пони шли через небольшой, идеально ухоженный сад, к красивой, шестиэтажной, каменной усадьбе. Ван припомнил, что высота зданий, в Сердце лабиринта, строго регламентируется законами. Например горожанам и ремесленникам запрещалось иметь дом или жить в домах выше трех этажей. Исключением являлись производственные предприятия и тому подобное. Против ожидания двурогий шел не за ними, а перед, указывая дорогу. — В случае чего немедленно телепортируй нас отсюда, куда угодно. За телепортацию я прощу тебе вчерашнюю трату денег.

Ван давно уже привык, что чейнджлинг торговалась с ним из-за каждой траты своих сил, он научился обращать оружие суккуб против нее самой, так же требуя плату за свои услуги. В общем дружба между аликорном и высшей чейнджлинг была весьма и весьма необычной. Но, тем не менее, это компашка весьма неплохо уживалась друг с другом.

— Окей. — прошептала Пэс хитро прищурившись. — Эмпатический фон вполне нормальный. Любопытство, волнение, азарт... Только в доме есть какой-то артефакт определяющий чейнджлингов. Высшую он конечно не обнаружит, но и я не смогу использовать свои таланты, иначе меня раскроют. А как там твое чувство зла?

— Чейнджлинга из-за твоего присутствия я не обнаружу, а ничего другого я не ощущаю.

Особняк внутри был таким же шикарным как и снаружи. Резные панели из дорогих видов дерева. Ковровые дорожки, благодаря которым копыта не скользили по гладко отполированному полу. Металлические и мраморные скульптуры минотавров, картины в массивных позолоченных рамах, вычурная мебель оббитая алым бархатом... в общем можно было не сомневаться, что владельцы поместья живут припеваючи. Минотавр, что показывал дорогу остановился у одной из многочисленных дверей, охраняемой, парой застывших, словно изваяния минотавров, с парой коротких мечей у пояса, открыл ее и сделал приглашающий жест.

Зайдя во внутрь парочка лже-единорогов увидела старого, седого, но все еще сильного минотавра, сидящего, за уже привычно массивным столом, оббитом зеленым сукном, в таком же массивном кресле с высокой спинкой. Напротив стола, расположилась парочка кресел, но с уже куда более меньшими спинками. По обеим сторонам кресла занимаемого старым двурогим, у стены стояла парочка его сородичей полностью одетых в металлические доспехи, к короткими копьями в руках. Наконец Ван увидел один из самых тщательно оберегаемых секретов расы минотавров. Доспехи и лезвия копий были покрыты вертикальными строчками рун.

Секретом их написания владеют только лучшие кузнецы из этого народа. Подобные доспехи стоили баснословно дорого. Еще одним интересным фактом, было полное отсутствие окон в комнате, она освещалась парочко довольно ярких электрических ламп. Судя по всему, это помещение находилось в глубине дома.

— Приветствую вас в поместье дома Заката. — начал седовласый. — Я Таргон Араран, один из старейшин этого дома. Можно просто Таргон.

— Здравствуйте. — ответила Пэс. — Я Флёр де Лис, можно просто Флёр.

— Бел Ван Сапка. — не отстал и аликорн. — Можно просто Ван.

— Что же привело двух единорогов ко мне в поместье? — похоже минотавр не торопится раскрывать карты перед пони, а предлагал в начале провести светский разговор, вытягивая из собеседников информацию по крупицам. Ван прекрасно понимал, что в отличие от той же чейнджлинг с легкостью проиграет на этом поле. Перебив начавшую было витиевато отвечать Пэс пепельногривый произнес:

— Визитка оставленная двумя минотаврами и приглашение в гости. — влекомая телекинезом бумажка легла на стол к Таргону. — Что вам нужно от нас?

— Некрасиво перебивать свою начальницу. — грубо ответил минотавр. — Распустили вы своих коллег дорогая.

— Я не начальница... — хладнокровна ответила демонесса. — У нас одинаковые полномочия.

— Ой, да не смешите вы старого минотавра, у меня больное сердце. — не смотря на слова на лице рогатого не появилось и тени улыбки. — Всем известно, что в Эквестрии кобылки всегда доминировали над жеребцами. Так, что я даже не беру в расчет вашего спутника, он так, всего лишь ширма, для более удобного общения с нашим патриархальным обществом. Не так ли, единорожек?...- презрительно спросил минотавр и тут же, словно пренебрегая жеребцом обратился к Пэс. — Итак, Флёр, что Селестия ищет в Сердце Лабиринта?

Хамоватая манера минотавра сделала свое дело. Глядя, как резко изменилось выражение лица черного пони, он довольно улыбнулся. Опытный интриган смог без особых усилий вывести жеребца из себя и теперь собирался получить с этого немалое преимущество в переговорах. Только вот он немного ошибся. Ван, припомнив реакцию алмазного пса на истинную внешность аликорна, безумно и широко улыбнулся. Он тоже решил пошутить над старейшиной. Перепончатокрылый активировал один из самопальных артефактов и в комнате резко стали сгущаться тени, дымчатыми щупальцами выползая из углов, а электрические лампы уменьшили свой накал, начали мерцать. На деле ничего опасного в этом не было, но вот эффект был весьма жутковатым. Увидев, безумную, кровожадную улыбку, Тарант вздрогнул, а кода аликорн обнажил зубы, сверкнув длинными клыками схватился за сердце. Стражи резко подались вперед, направив копья на лже-единорога. Рывком телекинеза со спины черного пони упали седельные, а перепончатые крылья расправились звонноко хлопнув нятянувшеейся перепонкой. По комнате, заставляя шерстку вставать дыбом пронесся тихи, вкрадчивый, шипящий шепот.

— Как ты сссмеешшшь так расссговаривать с принцем... — аликорн, заскользил по комнате, с какой-то не то змеиной, не то кошачьей грацией, приобретенной еще в то время, когда он зарабатывал на жизнь бродя по окраинам Вечнодикого леса. — Никогда не говори о том, в чем плохо расссбираешшшьссся, минотавр... и не сссуди о расссумных по внешшшнему виду... кто ссснае, что мошшшет быть ссскрыто под плащщщем?..

Действие артефакта начало ослабевать и пепельногривый прекратил спектакль. Он подошел почти к самому столу. Чуть подрагивающие в руках стражей копья были всего лишь в считанных сантиметрах от его груди.

— Итак... Зачем вы позвали нас и почему именно нас? — с металлом в голосе спросил Ван. Вытерев выступивший на лбу пот и нервно сглотнув, старейшина дома Заката сделал знак стражам, что бы они убрали копья. Те с подозрительной поспешностью, встали на свои места. Они не мало наслышали о аликорнах и их возможностях. Но это существо, без сомнения являющееся аликорном было весьма жутким.

— Приношу свои глубочайшие извинения, ваше величество. — осторожно начал минотавр. Авление никому неизвестного аликорна запутывала не то, что один этот разговор, это событие изменяло множество политических раскладов. Это информация была неимоверно важна и стоила потраченных нервов. — Единороги не слишком частые гости в Сердце лабиринта и появление сразу двух неизвестных, без какого бы то не было сопровождения, никак не связанных с делами домов, выглядит весьма настораживающие. Наверняка, когда вернутся те, кого я послал расспросить у проводников, никто из них и не вспомнит, что проводил пару единорогов. Хотя на вас мои минотавры натолкнулись совершенно случайно. Они проследили за вами до гостиницы, а оттуда уже и до поместья. Судя по не таким уж и давним событиям в Городе Шестерни, где была разгромлена торговая фактория дома Полудня по обвинению в работорговле, принцессы... и принцы разумеется, наконец нашли канал, а судя пот вашему появлению, они собираются разобраться с этой проблемой раз и навсегда. — минотавр замолк, выжидающе смотря на аликорна

— Дальше. — черный пони не собирался ничего опровергать или подтверждать.

— Наш дом увидел в этом возможность насолить конкурентам и мы стали дочитаться прибытия отряда подобного вашему, старейшины раздали соответствующие указания доверенным минотаврам...

Слушая поющего соловьем Таргона, Ван находился в предшоковом состояние. Он и не подозревал, что его действия в столице грифонов имели столь серьезные последствия. Пэс, с не меньшим изумлением смотрела то на аликорна, то на сидящего за столом минотавра, в который уже раз убеждаясь, что не ошиблась, с тем пони, который должен привести ее к короне королевы улья.

— Наш дом собрал уже не мало информации по интересующему вас вопросу и мы хотели бы предложить вам помощь в поиске работорговцев. — закончил свою речь старейшина.

— И какая же вам с этого польза? — влезая в разговор спросила, подошедшая к Вану демонесса.

— Мы опозорим конкурентов перед королевским домом, плюс их убытки, плюс хорошее отношение с Эквестрией, основным поставщиком магических артефактов и драгоценных камней. Это уже не мало.

— Чтож, я решил... — Ван протянул паузу издевательски долго, мстя Таргону, за хамство. — ...что готов к сотрудничеству с домом Заката. Но я должен оставаться инкогнито, ни одна живая душа кроме вас и этих страже... и пожалуй других старейшин дома Заката, не должна знать о моем ннастоящем облике. Иначе ваш дом станет врагом Эквестрии Доставьте документы в гостиницу.

— Уважаемый Бел Ван Сапка, думаю вы слишком привлекаете внимание. Не знаю, успели ли вас заметить другие дома, но на улицах Сердца Лабиринта вам в любом случае лучше не мелькать. Даже ваша, без сомнения красивая, дымчатая грива уже вызывает множество подозрений. Я предлагаю вам побыть гостями дома Заката в этом поместье, пока вы будете в Сердце.

Ван вопросительно посмотрел на Пэс, но она лишь неопределенно пожала плечами, сваливая всю ответственность на жеребца. Припомнив, наличие артефакта, который выискивает чейнджлингов, взвесив все за и против аликорн ответил:

— Хорошо, мы принимаем ваше предложение. Но не в этом доме, я еще не настолько вам доверяю, уважаемый старейшина. Подберите для нас конспиративную квартиру. — и неожиданно резко, контрастно его голос вновь упал до шипящего шепота. — Но есссли вы попытаетесссь нассс предать, я иссстреблю вашшшь дом под корень... и плевать на политичессские поссследссствия...

Таргон немного нервно кивнул, как бы соглашаясь с ультиматумом аликорна. Закончив переговоры, пепельновласый, предложил гостям перекусить, пока его минотавры делают все приготовления. Накинув плащ и повесив седельные сумки пони вышли в коридор, где один из минотавров, проводил их в столовую.

Таргон присоединился к пони достаточно быстро. Весь ужин прошел в напряженном молчание и когда, к старейшине подбежал молодой минотавр и начал что-то шептать ему на ухо, на лице старого интригана появилось заметное облегчение. Он сообщил пони, что все уже подготовлено. Поблагодарив хозяина за ужин и забрав переданные лично им документы, парочка проследовала за очередным провожающим на улицу. Там уже стоял весьма любопытный вид местного транспорта. Большие носилки, напоминающие паланктин. Сверху, на деревянной раме, были накинуты газовые, полупрозрачные ткани, мешающие рассмотреть, кто внутри, на дне же лежали кучи мягких подушек. Всю эту конструкцию на своих плечах носила четверка минотавром. И считалась привилегией обеспеченных разумных.

Попрощавшись с стоящем на пороге Таргоном и забравшись в паланктин, пони покинули поместье дома Заката. Не смотря на то, что носильщики бежали, сами носилки почти не раскачивались, чувствовался, что эти минотавры были весьма опытны. Спустя каких-то минут двадцать, ван не успел даже начать вникать в бумаги, что дал ему старейшина, парочка лже-единорогов прибыла на место. Небольшой двухэтажный уютный домик, с маленьким, идеально ухоженным садом перед ним. Пони встретил молодой, бойкий минотавр, который показал дом и после того, как убедился, что единороги все довольны покинул помещение. Не считая четверки страже, парами дежурящих у ворот и отдыхающих в небольшом помещение, рядом с прихожей, в домике никого не было.

Ван прихватил письменный набор, зашел в первую попавшуюся комнату и внимательно осмотрел стены и потолок, отодвигая, картины и мебель. Не обнаружив ничего подозрительного, он подозвал Пэс и начал писать весьма корявым почерком. Все-таки телекинез аликорн был все еще слишком груб. Пепельногривому не хватало опыта, для тонких манипуляций.

«В доме еще кто-нибудь есть?»

Чейнджлинг перехватила отпущенное перо и написала в ответ.

«Я чувствую только твои эмоции и стражей»

«Я не верю, что этот лис, Таргон мог оставить нас без присмотра. Или механика или магия.»

«Согласна. Не будем говорить здесь о важных вещах»

Кивнув, Ван вызвал маленький огонек, максимальное из того, что он мог сделать в пирокинезе, исключая самовоспламенение, и сжег написанное. Обсудив разные мелочи пони разошлись. Пэс отправилась колупать страже, что бы хоть как-то развлечься, а черный жеребец сел разбирать бумаги, что дал ему старейшина. Высшая чейнджлин и аликорн встретились вновь только поздной ночью, в спальне, где Пэс привычно привалилась к такому теплому боку и попыталась соблазнить Вана интимным массажем, но наткнувшсь, на его яростный рык, отступилась.