S03E05
Глава 2. Дом Заката. Глава 4. Черный рынок.

Глава 3.Рога и копыта.

В прошлой главе не было интерлюдии, поэтому в этой я выкладываю сразу две.

Интерлюдия 2.

…Ван благодарно кивнул, и запитал, от пойманной Кеем молнии чертеж. Пепел взвихрился, подхваченный вихрем, однако не покидал приделов рисунка. Линии чертежа сияли недобрым темным светом, так похожим на черную молнию. Но пока все шло как и ожидал аликорн, он затянул песню, на неизвестно ни кому из присутствующих языку. Словно отзываясь и подпевая гудел ветер в чертеже, пепельный столб уже достиг вершин тучи. Рядом ударила молния, за ней следующая, еще и еще. Пепельногривый отошел на безопасное расстояние, по дальше от фигуры. Наконец он почувствовал четкие отклики идущие откуда-то снизу.

— Да, они живы и находятся где-то рядом, внизу! — крикнул Ван своим спутникам. Но Выполнив свое назначение, чертеж не собирался угасать, наоборот пепельный столб черпал все большую и большую силу из облака. Черный пони тут же смекнул, что аномалии этого места исказили его магический рисунок и последствия теперь могут быть… Обсалютно любыми! Ветер стал на столько силен, что начал вырываться из защитного круга. Грива и хвост аликорна извивались под порывами ветра, Вану даже пришлось принять более устойчивую позу, упершись всеми копытами в пол и сложив крылья, что бы его не сносило ветром. Он не видел, что происходит с его спутниками, рядом летали легкие коробки, оторванные доски, невесть откуда взявшиеся листки бумаги. Неожиданно все стихло, словно отключили питание. На полу где раньше располагался чертеж, лежало странное существо, отдаленно напоминавшее пони. Тело его было черно, хвост и грива полупрозрачны и словно обгрызены. Крылышки, напоминавшие, крылья насекомых, были так же призрачны изъедены. Рог и копыта этого существа были так же изуродованы. Все это казалось пепельногривому знакомым, но как он не напрягал помять, все равно не мог вспомнить, где видел.*

— Бел Ван Сапка?! С крыльями! Аааа!!! — закричало существо едва открыло глаза и рассмотрело аликорна. Оно тут же дернулось, подпрыгнуло и полетело от него. Ван ошалело уселся на круп, челюсть его отвисла. Он ошарашенный, следил за полетом существа. "Откуда оно знает мое имя?! Еще один осколок закрытого от меня прошлого! Нет, не зря я полез в Купол, я должен во что бы то ни стало вернуть себе воспоминания. Я уверен, что найду здесь, подходящий артефакт. Еще в портале я почувствовал, что последние пол года в проведенные в Эквестрии, на самом деле ложь! Нужно непременно найти это существо и расспросить все, что оно обо мне знает. Во что бы то ни стало" Спустя пол минуты полета существа, случилось ожидаемое аликорном. Тварь словила слабую черную молнию. которые во множестве били с висевшего по куполом облака, но его не испепелило. Оно рухнуло, куда-то на стеллажи.

— Ребята, вы не знаете, что это было? — Спросил Ван и продолжил, дожидаясь ответа спутников. — Вы как хотите, но мне очень интересно будет пообщаться с этим существом. Я примерно запомнил где оно упало.

После этих слов аликорн поднатужился и обрушил один из не сильно забитых стеллажей. Словно домино за ним начали подать и другие. Пепельногривый полез, по обрушенному и вскоре достиг еще одного из коридоров. Существо должно было упасть где-то дальше.

— ахахахаха… Ван, отличные у тебя друзья. – рассмеялся один из спутнив аликорна. – Оно похоже на чейнджлинга, только я никогда не видел таких больших. Да и глаза у нее нормальные.

— Я впервые в жизни вижу этого… чейнджлинга. — Ответил Ван Кею. — И понятия не имею откуда он знает меня. Но мне очень это интересно.

Наконец пепельногривый увидел неподвижно лежавшее тело. И тут же ощутил, что это за существо. Демон! Ну или кто-то им родственный. Не тратя времени он подбежал к существу и начал аккуратно рисовать две печати Кромвеля почти у самого основания ее передних копыт. Рисовать было неудобно, строение копыт было аномально и нелогично, в прочем это характерно для демонов. Угли чертили по черной шкуре чертеж, линии которого наливались красным светом. Труднее всего было прописать надпись в ограждающем круге, но аликорн, увлеченно высунув язык, все же осилил эту работу. Едва он закончил чертеж, фигура вспыхнула особо сильно. Рядом ударила черная молния, но Ван лишь нервно дернул ухом, он уже привык. Пульсация печати угасла, оставив на ногах демона четкий рисунок. Тело чейнджлинга выгнуло дугой, крылья встали дыбом.

— Кей, расскажи пожалуйста все, что тебе известно о чейнджлингах. — попросил пепельногривый продолжая изучать странного демона…

Шэдоу Пэссион:

Голова чейнджлинга все еще кружилась, ее выдернули прямо из теплой, слизистой кровати. Она совсем не ожидала увидеть «Охотника», да еще с крыльями. Пессион слышала, что он пожертвовал ими в битве с самой Кризалис. "Селестия его задери, этот мYaYак похоже вернул прежние силы, хорошо, что я успела сбежать раньше, чем он меня поработил". Размышления Пэшон были бесцеремонно прерваны, черной молнией ударившей с магической аномалии на небе. Чейнджлинг, даже вскрикнуть не смогла, ее тело скрутила жесткая боль и она камнем рухнула на стеллажи.

Высшая чейнджлинг пришла в себя от нестерпимого жжения, которое заполнило ее передние ноги. Открыв глаза она увидела того, кого среди ее народа прозвали «охотником». "Убийца демонов, изгоняющий зло. И теперь я в его власти." Пэс уже было приготовилась к мучительной смерти, но аликорн по неизвестной причине медлил, внимательно рассматривая ее. Она тоже решила осмотреться. Рядом с Аликорном стояли еще два единорога. Поняв, что ее не ожидает немедленная смерть или медленные пытки, чейнджлинг приободрилась.

— Откуда ты знаешь мое имя, демон? — раздался шипящий, на самой грани слуха, голос аликорна. Глянув на мелькнувшие зубы Пэс призадумалась, о том, что, уж не является ли этот аликорн родственником чейнджлингам. Печати наложенные Ваном, уже утихли, оставив лишь не большое жжение. Молнии, из иссия черного облака, висящего под потолком, стали бить все чаще и чаше, словно их притягивала сотворенная здесь магия, Пес невольно зашипела вспомнив попадание этой молнии. Аликон тоже обратил внимание на буйство стихии и обратился к своим спутника.*

— Ребята, думаю нам лучше продолжить путь, слишком здесь стало опасно. — * затем он обратился к по прежнему лежащей на стеллажах чейнджлинг*. — Ты тоже следуй за мной, демон. И не вздумай выкинуть, чего-нибудь опрометчивого, не заставляй меня показывать всю мощь печати.

— Я таки еще и девушка. — обиженно пискнула Пэс, но все же покорно пошла за группой…

Глава 3.Рога и копыта.

Двое суток Ван и Пэс просидели в конспиративном доме. Аликорн разбирал документы предоставленные старейшиной, а высшая чейнджлинг изнывала от скуки. Единственным развлечением были минотавры – стражники. Это дошло до того, что они предпочитали дежурить обоими сменами. Лже-единорожка. оказалась слишком приставучей, любопытной и язвительной. Вечером, когда прибыл тот самый минотавр управляющий, что показывал дом, старшина смены в ультимативной форме заявил, что больше не будет охранять «дорогих гостей» дома Заката. Их сменила другая четверка, но на следующий день все повторилось. Третья четверка. уже наученная горьким опытом своих коллег старалась вообще никак не реагировать на лже-едтинорожку, правда получалось у них не очень. Меткие и колкие замечания Пэс могли вывести из себя и святого. Вану тоже доставалось от скучающей демонессы, но он тут же начинал усаживать ее за разбор документов. Пэс вся эта бумажная волокита не доставляла никакого удовольствия и она тут же смывалась к тем же минотаврам. Когда черный пони, ближе к вечеру третьего дня, сообщил охранникам, что он готов начать действовать минотавры вздохнули с нескрываемым облегчением. Впрочем Пэс была тоже рядом. За пони прибыл паланктин и они, тем же образом что и прибыли сюда, покинули этот дом.

Усадьба за это время ни капли не изменилась. все тот же маниакальный порядок, все та же роскошь. Таргон дожидался парочку в уже знакомом кабинете. Только вот стражи у дверей теперь тоже были одеты в исписанные вертикальными строчками рун доспехи, да и внутри стояло не два стража, а четверо. Специально для пони в кабинет принесли мягкие, широкие подушки, на которых те с комфортом разместились.

— Я внимательно посмотрел предоставленные вами материалы. – начал аликорн. – Ваша работа воистину неоценима. Мы бы перетратили бы намного больше времени, если бы собирали это все сами. Мы немного откорректировали первоначальный план действий. Пусть ваши минотавры покажут нам хоть один из входов на «Черный рынок», а дальше мы уже знаем, что делать. Никакого сопровождения, никакой слежки, никакой поддержки не надо, это может насторожить продавцов.

— Да будет так. – ответил минотавр задумчиво потирая подбородок. – Но, на всякий случай я предоставлю вам амулет, по которому можно будет вызвать помощь и…

— … и можно будет проследить за нами. – перебил Ван. – Я же предупреждал уже, что мы еще не на столько вам доверяем. Да и если у нас найдут подобное, то возникнет слишком много ненужных вопросов.

— Ну расскажу я вам где вход и как же вы попадете внутрь? – чуть насмешливо спросил старейшина, скрестив не по старчески могучие, перевитые жилами руки на груди. – Туда с улицы не попасть. Нужны будут рекомендации.

— У нас есть рекомендации. – в мешалась в разговор Пэс, по этого старательно запоминающая вязь рун на доспехах. – Скажем так, в этом деле пригодится мой особый талан. – высшая кивнула на кьютимарку, в виде каких-то непонятных вензелей. – О, даже не спрашивайте в чем он заключается, это государственная тайна.

Обсудив мелкие нюансы операции, отряд покинул усадьбу. Вана и Пэс высадили в промышленном районе и подробно объяснили, как отсюда добраться до ближайшего входа на черный рынок. Наконец пони смогли, как следует размяться, бодрой рысью цокая по мостовой. Вечерние улицы были не так уж и пустынны, усталые, идущие с работы минотавры провожали пони, удивленными взглядами. Не часто пони забредали в такие района. Впрочем, агрессии в их взгляде тоже не было.

Как и говорилось вход, а если быть точным, проводники до «черного рынка» собирались в таверне «рога и копытам». К удивлению отряда это место оказалось вполне приличным и даже уютным. Чистые полы, массивные, впрочем как и любая другая мебель минотавром, столы, газовые лампы под потолком. Ну и естественно здесь царил маниакальный порядок. Бутылки и боченки, за барной стойкой были раставленны по видам и объемам, а расстояния между столами можно было даже ради интереса замерить линейков. все равно бы везде получалось одно и то же число. Непоседливую и хаотичную натуру демоницы это уже начало немного напрягать. Теперь Пэс взяла главную роль на себя, а Ван старался смотреть на нее любящим, немного тормознутым, телячьим взглядом. Она заказала два фирменных блюда и стакан воды, это было первым знаком, что в таверну зашли не случайные разумные. Минотавр-официантка, одетая в что-то похожее на обтягивающий, кожаный (и как она в нем ничего не спарила?!) топ и длинную юбку принесла заказ. Едва пони отобедали вкусно приготовленным омлетом, как к ним за стол подсел неприметный минотавр одетый, как и большинство посетителей, в рабоую одежду.

— Дама, господин, приятного аппетита,. с вами бы хотел побеседовать наш управляющий

Согласно кивнув пони вышли из-за стола и направились в какое-то смежное помещение. Это была отдельная зала, где тоже сидели, пили, ели и разговаривали минотавры, но в отличие от тех, что были в общем помещение, здесь большинство было одето в походное и довольно дорогое снаряжение. Минотавр, что привел их, подошел к одному из столов и что-то шепнул на ухо своему сородичу, приметному тем, что у него били спилены кончики рогов.

— Даже так!? – удивленно ответил тот. – Хорошо, можешь идти. Меня здесь все зовут Ножом… нет, ваши имена мне никапли не нужны. Итак, поняши. вы же хотите попасть в одно необычное, «черное» место? — уклончиво начал минотавр.

— Да, и я надеюсь, что ты мне в этом поможешь. — Пэс подала лже-единорогу знак, и тот достал из седельной сумки маленький кошелечек, звякнувший монетами.

— А с чего вы решили, что кто-нибудь из проводников поведет вас, никому здесь не знакомых разумных, в ТО САМОЕ место? – оскалился рогатый.

— А с того, что туда идет не простая пони. Посмотри ка на мои глаза. А ты, раб, прикрой нас от чужих взглядов. — убедившись, что минотавр наблюдает за ней, а Ван встал боком, загораживая от любопытствующих то, что может произойти под столом, высшая чейнджлинг сменила цвет глаз на зеленый и убрала копытце вниз. Оно тут же вспыхнуло зеленым пламенем обнажая приметные дырочки и черный хитин. – Нус… это вполне достаточная рекомендация?

— Высшая чейнджлинг. – ошарашенно пробормотал минотавр. Прочистив враз пересохшее горло он ответил:* — Да, вполне. ваш народ всегда был, есть и будет желанны гостем на черном рынке. подождите пару минут, я подберу вам опытного проводника.

Минотавр, не дожидаясь ответа метнулся к одному из столов, инизко наклонился над сидящими там сородичами, так что их рога чуть ли не касались. Разговор состоялся довольно быстро и пожав сидящим руки Нож вернулся к пони, уже с проводником.

— ЭтоБезголосый, он проведет вас до черного рынка. – произнес минотавр, вытирая вспотевшие от волнения ладони об кожаные штаны. – Он немой, но дело свое знает прекрасно. Как вы закончите там свои дела, найдите его у того входа, через который он вас заведет на рынок. В общем ведите себя там прилично и не пытайтесь использовать магию против разумных, что будут там и никаких проблем у вас не будет.

Проводник согласно кивнул, подтверждая слова Ножа и сделал жест, приглашающий следовать за ним. Тройка спустилась в небольшой винный погреб, где минотавр, поджег факел, который лежали на стойке рядом, , отпер оббитую железом дверь и вывел пони в какие-то катакомбы. Идя по извилистым, но довольно-таки ухоженным коридорам, Ван с удивлением отмечал, что эти места довольно ухожены. Нигде-нет сырости или плесени. Иногда на стена были даже зажженные факелы. Маршрут оказался даже более запутаны, чем улицы «Сердца лабиринта». Уже спустя минут пять ни аликорн, ни чейнджлин не могли вспомнить дороги обратно. Но вот проводник, то ли ориентируясь по каким-то одному ему известным знакам, то ли просто прекрасно помня дорогу, уверенно вел пони.

Спустя минут двадцать пони оказали в широком коридоре, , напоминающем скорее дорогу. Откуда-то спереди был слышен приметный шум торжища. Еще пара минут и троица стояла у толстой металлической решётки, перегораживающей дорогу. к раскинувшемуся за ним черному рынку. Безголосый подошел к минотаврам охраняющим проход и скрутил на пальцах какую-то сложную фигуру. Смерив пони подозрительным взглядом стражники, вооруженные длинными копьями, с рунами на лезвиях, расступились пропуская Вана, Пэс и проводника.

Интерлюдия 3.

Чейджлиг увидела еще пару жеребцов стоящих в этой переполненной энергией пещере. Один из них был белым единорогом, второй же землепони, но со спины его свисали явно искусственные, металлические крылья. Она сильно удивилась, по рассказам среди пони больше кобылок, чем жеребцов, этим и обуславливалось то, что большинство обычных чейджлингов самцы, а тут же собрались одни жеребцы. Благодаря расовой способности Пэс почувствовала, что ею заинтересовался тот самый землепони, пепельной масти. "Ну хоть кто-то, а то казалось, что все присутствующие импотенты. Особенно этот козел Ван, даже лишний раз не взглянет. Но ничего, обломаю, покорю и приведу в Улей на поводочке. И тогда..." сладкие мечты чейджелинга в который раз обломали. В пещере раздался громкий скрежет, а из ранее незаметной, сияющей бледно-голубым трещины взметнулся фонтан черной протоплазмы. Ван, который хотел было расспросить ребят, что с ними произошло, но был прерван громким, жутким, душераздирающим скрежетом. Чуть в стороне от кристалла, из маленькой трещинки, сияющей призрачным голубым светом, взметнулся высоченный фонтан костистости отдалено напоминающей нефть. Глаза Вана стали наливаться кровью, дыхание участилась, шерсть по всему телу стала дыбом, по ней, к удивлению присутствующих, стали проскакивать крошечные алые молнии. Бел Ван Сапка почувствовал эманации зла. Он в первые встречался с настолько большим количеством этих эманаций, словно эта самая жижа, застывшая в своем пике, была чистым, не замутненным примесями, злом.

— ИИИИИИ! — запищала чейджлинг, не очень удачно стараясь спрятаться за тощей фигурой аликорна.

— Опять?.. — раздраженно протянул Клерик, землепони с металлическими крыльями. Жидкость ставшая весьма густой стала концентрироваться в вытянутый, высокий кокон, в глубине которого постоянно что-то шевелилось и перетекало.

— Чейджлиг, быстрее, что ты знаешь об этом?! — крикнул Ван прижавшейся к нему Пэс.

— Я не уверена, но та щель откуда выплеснуласьштука, похожа на тропу в Тартар. — затараторила Пэс. — По приданиям мой народ, как раз и родом из Тартара, но давным, давно чейджлинги смогли из него бежать. Обычно такие «дыры» в реальности быстро рассасываются, но эту щель, кто-то или что-то удерживало очень долго, раз в нее смогло пролезть такое!

Ван обернулся на раздавшийся хлюпающий звук. Вместо кокона он увидел черный скелет здоровенного дракона, со свисающими с его костей ошметками плоти. Череп этого существа был заполнен дымом, который постоянно вытекал повинуясь порывам ветра. У ног дракона поднималась четверка безглазых существ похожих на перекачанных, лысых горилл.

— ИИИИИИИ! — вновь запищала Пэс, почувствовав вылупление тварей Теперь она не сомневалась в том, что видит перед собой. Несомненно эта трещина — тропка, в полумифическую прародину чейджлингов, Тартар. Она метнулась к тому единственному, в чьих силах было остановить истекающее зло, к Вану. Пэс прекрасно помнила рассказы, рядовых чейджлингов, тех кто выжил поле того, как «охотник за злом» испортил самый первый план по захвату Эквестрии. Он просто мастерски боролся со злом во всех его проявлениях. Прижавшись к его теплому боку, она мимоходом подумала, что этот аликорн не очень удобен, для того, что бы прятаться за ним, слишком был худ. Едва она коснулась тела пепельногривого, как почувствовала, что его тело наполнялось просто невероятным количеством энергии. Это было так приятно, что она зажмурилась и чуть ли не замурлыкала.

Ван, неожиданно даже для самого себя, издал громкий утробный рык. Он чувствовал, что энергия этого места стала наполнять каждую клеточку организма. Ван наконец ощутил себя полноценным аликорном, а не тем жалким слабаком, которым он обычно является. Энергия мешгакристалла продолжала вливаться в него. "Уверен, за то, что пропускаю через свой организм такое количество энергии придется расплачиваться, но сейчас, мне не одолеть этого дракона, своими силами. Придется воспользоваться возможностям дарованными этим уникальным местом." На глазах у изумленных пони его роскошные пепельные грива и и хвост стали отрастать и вернули себе прежнюю длину. Красные разряды все чаще и чаще пробегали по шкуре аликорна. На перепонке крыльев, проступили, переливающиеся радужным, узоры, а кьютимарка засияла кроваво-красным. Широко распахнутая пасть, полная острых зубов, коронная недобрая улыбка, странные мерцания воздуха, появившийся невесть откуда ветер, все это заставило отойти от пепельногривого. Даже жавшаяся к нему Пэс отбежала подальше. Дракон обратил внимание на Вана и сам разразился звуком, только это был не рык, а зубодробительный писк, который словно шуруп, медленно, но верно ввинчивался в уши пони.

— Закройте щель в Тартар, а я разберусь с драконом! —крикнул аликорн, в котором можно было с трудом различить знакомые интонации. Затем чуть пафосно добавил. — Все таки это же мое призвание! Я Бел Ван Сапка и пришел в этот мир, что бы уничтожать зло!

Черный пони рисовал магический чертёж прямо по воздуху, перед собой. Ван решил в этот раз пытаться изобрести, что-то новое, а наоборот, использовал классическое решение. Пепельногривый нарисовал шестиконечную звезду Давида, но влил в чертеж просто чудовищную мощь, которую смог получить от мегакристалла. Он надеялся использовать эту мистическую фигуру, что бы запечатать тропу в Тартар и уже после этого разобраться с драконом и его спутниками.

Но зря аликорн расслабился, пока он был занят накачкой силы в свой чертеж, одна из лысых горилл умудрилась плюнуть в него черной дрянью. Ван едва успел уклониться, слюна той твари прошла в считанных сантиметрах о седельных сумок аликорна, так, что стоящим вдалеке пони, казалось будто в аликорна попали. Скелет дракона тоже не терял времени, из его пасти извергались клубы темного дыма, которые струйками устремились к аликорну. Пепельногривому не оставалось ни чего кроме, как ответить силой на силу. Упершись копытами в камень поло, Ван ударил по этим струйкам, извивающимся, словно щупальца диковинного морского обитателя, своей ненавистью, к похождениям зла. Глаза аликорна запылали красным, они как будто светились изнутри, алые молнии, пробегающие по его шкуре, становились все толще и заметнее. Еще миг и они, словно повинуясь приказу, устремились к рогу аликорна, покрыв тело того, извивающимися узорами. На самом кончике рога стала набухать пылающая огнем сфера, но этот огонь, не причинял аликорну ни какого вреда. Эта сфера, неожиданно удлинилась и прямо в воздухе трансформировалась в луч света, который впился в дыхание дракона, продавливая его. Дракон не желал развопощаться, он усилил давление, клубы дыма сконцентрировались и тоже стали напоминать луч, только черного цвета. Противники замерли в шатком равновесии, лучи уперлись один в другой, казалось, что на мести их встречи искривлялось даже пространство. Ни один, ни второй не могли победить друг друга. Черные гориллы стали подбираться к парящему аликорну.

— Ребята помогите! Не могу уделать дракона в одиночку! — крикнул Ван. По его телу уже начали стекать струйки пота, а голова начала раскалываться от появившейся мигрени. Он был еще слишком молод, организм его был еще не приспособлен для оперирования такими объемами силы, которые он тянул из магакристалла. Ван чувствовал, что скоро он может перейти ту грань, где его тело начнет загораться от перенапряжения. "Чтож. Один раз, еще в прошлой жизни, я уже сжег себя, борясь с Вендиго. Если будет необходимо, сожгу себя и во второй, лишь бы захватить с собой в посмертие эту тварь."

— Да что ж ты делаешь, крылатый идиот?! Ты же сейчас сгоришь! — Аррисар, белый единорог разделил свой браслет на десяток мелков и лихорадочно начал расчерчивать два волшебных круга. Единорог был напуган и взбешен и совсем забыл про головокружение.

Первое заклинание, вокруг аликорна и чейджлинга, "Локальный телепорт", чтобы перекинуть их к себе. Он не хотел спасать перевертыша, но видимо она была зачем-то нужна Сапке. И второй круг — "Солнечный Храм", вокруг себя. Когда сработал телепорт, теневой луч дракона без сопротивления прошел дальше и пробил насквозь одну из огромных шестерней, оказавшейся на его пути.

 — А теперь все ко мне! И не вздумайте меня отвлечь! Пока я держу защиту, придумайте хоть что-нибудь против этой дряни. Это заклинание требует свет Солнца, но я попытаюсь его удержать сам. Сколько смогу… — Белый единорог стал в центре фигуры и, поднявшись на дыбы, активировал магическую печать. По рогу прошла алая искра, ставшая яркой сферой на его кончике, и линии фигуры засияли красным светом. Одна из горилл бросилась к стоящим в круге пони, но коснувшись внешнего контура круга, рассыпалась бесцветным пеплом. Если бы не его понимание сути магии, которое открылось Аррисару после приключений в Портале, то он бы ни за что не смог бы применить это заклинание. Белый единорог мог лишь надеяться, что его спутники придумают способ как им если не победить, то хотя бы сдержать темного монстра. Времени у них было совсем немного.*

— Ох, ну не хрена себе меня разогрело! Спасибо что выдернули, а то меня опять переклинило. — сказал Ван охриплым голосом, после того, как его переместил кто-то к основному отряду. Его тело исходило даже не потом, а паром. — Как же хочется пить…

Звезда Давида наконец начала воздействовать на тропу в Тартар. Как и предполагал Ван, она создала, что-то вроде заплатки, перекрывающей ток сил оттуда, но это не могло продолжаться долго. Не смотря на огромную мощь, вложенную в этот чертеж, сила идущая из Тартара, как бы разъедала, контур. К тому же рисунок был проложен по воздуху и не имел материальной основы. Но все же польза от звезды Давида была заметна. Дракон больше не мог использовать, тот аннигилирующий луч, у него не хватало подпитки из мира смерти. Даже само тело его заметно побледнело, истончаясь. Он слепо водил черепом по сторонам, пытаясь найти своего противника. Так и не найдя укрытых пони он сменил тактику. Костяной беззвучно раззявил свое пасть, но оттуда не ударил луч, не начали змеиться струйки дыма, нет. Пожалуй, это больше всего походило на беззвучный рев. Пони не слышали звука, но могли ощутить странные резонирующие вибрации. В начале эти вибрации развеяли дымную пелену, укутавшую искателей приключений, затем они начал мягко разрушать щит Аррисара. Тот еще продолжал держаться, но становился все слабее и слабее. Громкий вскрик иединорог белый пони падает на пол, как подкошенный. Из носа, на белоснежную шерстку начинает бежать небольшой ручеёк крови.

— Бл… будет радиация… — неожиданно пробормотал Кей Джей, красный единорог. черный пони почувствовал как, рядом с ним начали скапливаться силы хаоса. Ослепительная вспышка… и от дракона не осталось и следа. Он просто на просто исчез, а Кея отшвырнуло в противоположную сторону. Он уперся в стену и как бы залип на ней, но скатился вниз и пропал в темноте.

После заклинания красного единорога, Ван почувствовал, что по его телу начала разбегаться странная, аномальная дрожь. Словно призрачный ветер продувал его насквозь. Аликорн интуитивно ощущал, что это плохо, очень плохо. Оба единорога уже умудрились потерять сознание и хоть Кей, своим последним ударом, таки добил костяного дракона, в пещере все еще оставались безглазые «гориллы». А Ван опасался использовать силы этого переполненного энгергией места, слишком уж сильно выжала постановка «заплатки» на трещину в Тартар. Он провел сухим языком по потрескавшимся от обезвоживания губам. После уничтожения костяного дракона, твари некоторое время стояли в замешательстве, но вот они вновь двинулись к обессиленной тройке. Хм… Нет, к четверке. Ван забыл о демонице. "Нужно, что-то срочно сделать, нас или сожру или мы сдохнем сами от того, что породила магия Кея. Оба мага в отключке, демонице я не доверяю, а призрачный ветер делает с нами что-то очень плохое. Себя не жалко, а вот ребят нужно вытаскивать. Плевать на перенапряжение, главное, что бы они жили, ведь это я притащил их сюда. Что ж… займусь, тем, что я умею лучше всего, буду истреблять зло." Неожиданно он почувствовал, как его накрыло необычайно сладостным вдохновением. Лицо аликорна перекосила полубезумная улыбка, пепельные хвост и грива начали наливаться глубиной и теперь и в самом деле больше походили на пепел гонимый ветром, радужные узоры на перепонках, которые было исчезли, снова засветились, но в этот раз едва заметно, а кьютимарка запылала нестерпимо алым. Он уже не отдавал себе отчет в том, что творит. Ван бегом понесся в дымную пелену окутавшую Кея. Из рога аликорна ударил рубинового цвета луч, который вспорол завесу словно старую дерюгу. Пепельногривый подхватил тело единорога, оказавшееся весьма горячим, и с неожиданной, для его телосложения силой закинул Кея к себе на спину, придерживая того крыльями. Туман, словно не понимая, что аликорн спасает его создателя кинулся на пепельногривого, но тот вновь отогнал пелену, злым, матерным экзорцизмом. Дотащив Кея до Аррисара, по прежнему валяющемуся без сознания Ван обратился к Пэс.

— А… Э… — Ван не знал, как начать разговор с демоницей, поэтому сказал первое, что пришло в голову. — Девушка, ты не могла бы утащить отсюда подальше моих спутников? Тут скоро окажутся эти гомадрилы и думаю, тебе навряд ли захочется с ними знакомиться поближе. Вон как облизываются длинными языками, глядя на нас.

Пэс недолго размышляла над словами Вана. "Он все правильно сказал, эти тварюшки навряд ли будут церемониться с очень дальней родственницей. Но вот плату нужно будет с него содрать." Хоть ей и было приятно стоять под тем, что заполнило пещеру, после заклинания красного единорога, но о себе любимой тоже стоит подумать.

— Что же ты их не телепортируешь отсюда, о сильно могучий борец со злом? — ядовито спросила чейджлинг*

— Я не умею! — обреченно ответил аликорн. — Я не знаком со здешней классической магией. Ну так, что ты можешь, как-нибудь их вытащить отсюда?

— Да, чейджлиги могут телепортироваться на небольшие расстояния… -протянула Пэссион. — Но с тебя тогда оплата моих услуг.

— Ты забываешься! – воскликнул Ван и активировал печати. Высшая чейнджлинг тут же упала на пол и стала корчиться от боли.

— Неееет, я продержусь еще долго, а они умрут от того, что осталось после магии единорога! – несмотря на дикую боль, Пэс внутренне торжествовала. Черный жеребец понял, что как не странно демонесса права и дезактивировал печати.

— Сделка с демоном? — Вана аж передернуло от этих слов. Затем, тяжело вздохнув, он философски добавил. — Хотя куда уже ниже падать. Что ты хочешь демоница?

—Можешь называть меня Пэс, это не истинное имя, а прозвище, и я хочу твоей любви. — Ван, до этого постоянно топтавшийся на одном месте, замер. Даже кривая улыбка, которая казалось застыла на его лице каменной маской, потекла, становясь глупой рожицей.

— Суккуба? — ошарашенно переспросил Ван сам себя. — Я должен был догадаться. Могло быть и хуже, куда хуже. Хорошо хоть не пожиратель душ. Если то, что я слышал о твоем роде, правда, то сие не так уж и страшно. Договорились. Один из нас расплатится с тобой за потраченную тобою силу.

— Я слышала твои слова, да будет твоя кровь гарантией, нашего договора. — Пэс подошла к Вану и ласково укусила его за плече. Зубы ее оказались игольчато-острыми и с легкостью продырявили черную шкуру. Тело Пэс вздрогнуло от наслаждения, когда алая кровь коснулась ее губ. Это был незабываемы, будоражащий вкус. Она прошлась своим длинным язычком, слизывая последние капли крови, с тела аликорна. Ранки, к большому огорчению чейджлинга, почти мгновенно затянулись. Она отошла от аликорна, шатаясь словно пьяная. Кровь Вана была переполнена силой. Пэс с неведанной ранее легкостью сотворила телепортационный круг. Ее и двух единорогов окружило ядовито-зеленое пламя, это было материальное отражение используемых чейджлигами сил. Еще миг и их не стало.

— Вот мы и остались наедине мальчики. — сказала Пэс когда они удались с поля боя. Она попыталась скопировать так понравившуюся ей улыбку Вана, но вышло не очень. — Так… с кого же мне начать… — Ласково промурлыкала Пэс. Чуть- чуть поразмышляв, она двинулась к красному единорогу. Ей очень импонировал его цвет.

А где-то, не так уж и далеко, слева, в естественной пещере с гигантским кристаллом, застыли друг напротив друга черный аликорн с пепельными гривой и хвостом и три безглазых существа.

— Ну что, потанцуем? Твари!