Автор рисунка: Siansaar
Возвращение в реальность

Начало кошмара

В Эквестрии, стране, где вечно царствовала доброта и гармония, наступила осень, мрачная и угнетающая. Серые дождевые тучи полностью покрыли голубые моря-небеса, не оставив ничего. Из-за этого солнце больше не могло греть всех своими теплыми и нежными лучами. Деревья потеряли свои листья, которые перед тем как упасть на холодную и мертвую землю, станцевали балет в воздухе, но его увидели не многие. Прекрасные песни птиц прекратились, и сами же птицы улетели далеко, в места, где можно переждать зиму в тепле и достатке. Но не все улетели. Остались только те, кто жил у желтой пегаски, которая всячески о них заботилась. С этой заботой они так ее полюбили, что просто-напросто не могли ее оставить, и пегаска это понимала. Осень принесла не только плохую погоду, но и плохое, мрачное настроение, с которым практически все пони ходили. Чуть позже погода ухудшилась и принесла с собой сильные холода, так что пони пришлось одеваться в теплые куртки с шарфами. Но все же осень чем-то прекрасна, некоторые считали, что это самое лучшее время года, когда природа и ее обитатели готовятся к переменам.

Ланс — земной пони темно-персикового цвета шкурки с темно-коричневой гривой и меткой в виде спелого персика с веточкой брел по узкой тропинке, которая вела в некогда прекрасный лес, но от него остались только голые деревья, да мертвая и завядшая трава. Но даже в этом “мертвом” лесу он находил и свои плюсы. Он продолжил свой путь, который вел в его родной город Мэйнбург, который был не такой большой, даже меньше, чем Понивилль. Но все же это его ничем не отличало от других городов. В нем жили и земные пони, и пегасы, и единороги, которые никак не конфликтовали, а даже наоборот дружили. Но все же была одна вещь, которая отличала этот чудный город от других — это большая ферма под названием “Медовый персик”, где из поколения в поколение жила и выращивала персики разных сортов семейство Пич, к которому и относился Ланс. Через некоторое время он уже добрался до города. Спокойно шагая по улицам, он наблюдал за тем, как все пони спешили кто-куда, но это его не сильно интересовало. Сейчас его задачей было побыстрее добраться до дома, так как становилось все холоднее и холоднее. Земной пони чуть-чуть увеличил шаг и через несколько секунд был уже за пределами этого маленького городишка. Вдали уже виднелась ферма. Осень сделала свое дело и превратила некогда прекрасное место, где на персиковых деревьях цвели чудные цветы, а с фермы так и тянулся запах свежих и сладких персиков, в безжизненное и гиблое место. А эти мысли сразу же посетили Ланса, когда тот увидел свой дом вот в таком образе. С тяжелым вздохом он направился в дом, где он наконец-то сможет хорошенько отдохнуть и погреться. Но когда тот преступил порог дома, его сразу же подозвал дедушка. Мысли о обогреве и отдыхе отошли на другой план, и Ланс направился к своему старику. Его дедушка был весьма мудрым и к тому же очень старым. Но даже, несмотря на свой возраст, он был весьма крепким и сильным пони. Подойдя к деду, земной пони подготовился выслушивать его, даже не намереваясь перебивать, так как он знает, что будет, если его и вправду перебить или сбить с мысли. И тут дедушка начал: — Так, внучек, где ты пропадал? Я тебя по всей ферме ищу, уже все копыта истоптал.

— Я был в лесу. Хотел... немного освежиться, подышать свежим воздухом, посмотреть на творения осени — ответил земной пони.

— Да какие к черту творения осени? На голые деревья что ли? Ладно, не суть. В общем, я тут взглянул на наш бюджет и могу сказать, что такого количества денег нам не хватит на зиму. Так что ты отправляешься в Понивилль — проговорил пожилой земной пони и уже собирался уходить, как его перебивает внук.

— Ну почему я? Почему не моя сестра? Почему не брат? Почему именно я? — в недоумении спрашивал Ланс с удивленным лицом.

— Ну во-первых, сестра твоя сейчас в Мэйнхэттане, учится. Во-вторых, брат твой заболел и не сможет встать с кровати минимум неделю. И наконец-то в-третьих, ты уже целых двенадцать лет туда не ездил. Я понимаю, что ты не мог из-за некоторых... личных проблем, но надо уже это забыть. — со всей строгостью ответил пожилой пони, но на последней фразе он решил смягчиться. — Так что выбора у тебя нет.

— Ладно, можно я тогда сейчас соберусь?

— Конечно, проходи — дедушка ушел в дом, оставив внука на пороге. Его надежды на отдых пали прахом, и он с тяжелым вздохом направился в свою комнату.

Прошло несколько минут, и Ланс был готов к дальней дороге в великий город Понивилль. Забрав кошель у своего дедушки, он впрягся в повозку с последним урожаем, который вот-вот может испортиться, и вышел за пределы своей фермы, окинув ее печальным взглядом. Следующая остановка — Понивилль.

Погода со временем ухудшалась, а ветер становился все холоднее и холоднее, но это не останавливало земного пони, и он продолжал идти. Прошло очень много лет с тех пор, как Ланс в последний раз видел Понивилль. Но он не просто был в этом городе, он жил со своей семьей, до той роковой ночи.

В Эквестрии царила тихая и спокойная ночь. Луна на небе слегка освещала землю, придавая ей более красочный вид, чем днем. Радостные песни птиц исчезли, но вместо них началась музыка ночного ветерка и сверчков. Все было спокойно, а сама принцесса ночи — Луна, лежа на облаке, наблюдала за снами спящих пони

Ланс тихо спал в своей мягкой и уютной кровати. Ему в это время было всего десять лет, совершенно юный возраст. Он смотрел прекрасные сны, как вдруг его покой потревожил странный, но почему-то очень знакомый звук, похожий больше всего на треск. Нехотя открыв свои сонные глаза, Ланс стал искать источник этого треска, но в комнате ничего не нашел. Он уже хотел просто забыть о мешающем звуке, как вдруг в его комнату влетает его мама с очень испуганными глазами. Жеребенок краем глаза заметил некое мерцание позади его матери, а после этого мерцания он заметил огонь. Теперь он понял, что ему помешало дальше спать. Быстро встав, он и его мама отправились вниз — на первый этаж, и как раз вовремя. Прямо за ними начал рушиться потолок и Ланс еле-еле успел убежать. Но опасность сгореть еще была, и мать с ее чадом отправились прямо к выходу, но по закону Подлости этот выход завалило горящими обломками, но надежда найти выход еще не была утеряна. Сразу же из соседней комнаты вышел отец Ланса и стал махать копытом, показывая, что им нужно бежать сюда. Как только трое пони оказались в комнате, то они сразу же заметили окно, которое теперь являлось последним выходом из горящего дома. Отец и мать, даже не думая ни о чем, сразу стали спасать Ланса. Как только тот оказался вне опасности, они уже хотели сами спасаться, как вдруг потолок громко треснул и обрушился прямо на них. После этого не выдержал и сам дом, обрушившись окончательно, а Ланс смотрел на это все, понимая, что он не мог ничего сделать.

С этими горькими воспоминаниями Ланс не заметил даже, что уже находится прямо у входа в сам Понивилль. На него сразу же обрушился двухтонный груз воспоминаний как хороших, так и плохих. Он проходил по улицам, осматривая все, что было забыто. Среди старого он заметил и новое. Дерево-библиотека еще в его раннем детстве было еще маленьким и никто там не жил, да и тем более никто там не хранил книги. Фонтаны, здания, памятники — это все, что Ланс мог заметить из изменений в этом славном городишке. И вот он достиг места, где он может отдохнуть от дальней дороги, да и заодно покончить с заданием дедушки. Разложив прилавок, земной пони стал дожидаться покупателей, которые, сразу завидев его прилавок, помчались покупать сладкие фрукты. За десять минут почти весь урожай был распродан, и на этом можно было бы закончить торговлю, но Ланс решил все же добить весь урожай. Шли часы, а покупателей не было. Земной пони уже собирался и вправду закончить это дело и просто уйди, как вдруг к нему сзади подходит кто-то, закрывает глаза и говорит таким знакомым голосом: — Угадай, кто?

— Эпплджек, твой голос я смогу везде узнать, — с улыбкой ответил Ланс, после чего оранжевая кобылка с меткой в виде трех красных яблок, отпускает глаза земного пони, — А ты все же не изменилась.

— Да и ты тож как-то не изменился, сахарок . Все такой же внешне, как и был раньше. Вот только твоя метка — это единственное изменение. — сказала с тем же радостным настроением ЭйДжей.

— Это да. Кстати, как там твои поживают. Думаю, Эпплблум уже подросла и наверно получила метку.

— Насчет нее — ты прав. Она и впрямь подросла, да и метку тож получила. А вот насчет остальных могу сказать, что Макинтош работает все усерднее после... — вдруг из глаз фермерши потекли слезы, — После смерти Бабули Смит.

— Ох, мне очень жаль. — грустно промолвил Ланс, — Она была хорошей пони. Очень жаль, что ее больше нет.

День заканчивался, и наступал вечер. Уже многие пони находились в своих уютных и теплых домах. А тем временем погода становилась все холоднее и холоднее, а тучи в небе все мрачнее и мрачнее. Беседа Ланса и ЭйДжей сильно затянулась. Они долго беседовали о былых временах, детстве и многом другом. Но вскоре они почувствовали суровые изменения в погоде и решили закончить разговор. Попрощавшись, фермерша ушла домой, а Ланс стал собирать прилавок и оставшиеся фрукты. Как только все было собрано, он отправился в сторону его дома — в Мэйнбург. Выйдя к главному входу в город, он, грустно окинув его взглядом, отправился дальше.

Небо потемнело, и к холоду присоединился просто ужасный ветер, который всячески утомлял земного пони, но тот не сдавался и продолжал идти. Но и ветер тоже не сдавался, всячески пытаясь обездвижить бедного пони. И от части у него это получалось. Усталость быстро накрыла Ланса, что привело к тому, что у него почти отказывали ноги. Он быстро начал оглядываться, чтобы найти что-нибудь куда можно укрыться от ветра. Спустя несколько минут он все же нашел. Это была простая на первый взгляд пещера, но когда он оказался внутри, то по его телу сразу же прошлось тепло, которое незнамо откуда взялось. Ланс, оставив повозку, отправился в глубь пещеры, надеясь найти источник тепла. Но в этой пещере была весьма странная особенность. В каждой пещере должно быть очень темно и к тому же сыро, но этой все наоборот. В ней было настолько светло, что даже можно было увидеть на стенах весьма странные рисунки и письмена. В конце-концов Ланс добрался до предела этой пещеры. В самом конце был огонек, но и он был необычным. Он горел без топлива. Под ним не было ни углей, ни хвороста. Ланс медленно и к тому же с опаской начал подходить к “костру”. Оказавшись рядом, он стал тщательнее рассматривать огонь, как вдруг этот огонь изменился в цвете. Он стал черным с легкими отблесками фиолетового. Этот огонь влетел прямо в тело Ланса, что придало ему мучительную боль. Но на этом мучения бедного земного пони не закончились. Его тело стало покрываться странными черными линиями, окутывая каждый сантиметр, пока не достигло головы. Тут боль возросла до предела, что даже Ланс не смог это выдержать. Он заорал во все горло, и чем громче крик, тем сильнее боль. Краем глаза он заметил, что вокруг него пылал фиолетовый огонь, который через некоторое время погас, а за ним и боль с темными линиями. Даже не задумываясь о сильном ветре снаружи, Ланс со всех ног помчался к повозке. Быстро ее одев на себя, он с такой же скоростью помчался в Мэйнбург, подальше от этой проклятой пещеры.

Наступала ночь. Небо потемнело еще сильнее, как и тучи. Луна, которая должна была освещать землю, была скрыта за тучами, и земля покрылась мраком. Все пони уже сидели в своих теплых домах, отдыхая от трудного и к тому же холодного дня, кроме Ланса. Он до сих пор добирался до Мэйнбурга. Из-за боли, которая все время его терзала, он не мог идти быстро, а бегать — тем более. Через несколько метров уже виднелась ферма. Завидев ее, Ланс постарался чуть-чуть ускорить свой шаг, но это получалось плохо. Спустя несколько минут ходьбы, он все же добрался до дома. Поставив повозку на свое место, земной пони вошел внутрь дома и, отдав весь заработок дедушке, отправился в свою комнату. Его комната ничем не отличалась от других. Платяной шкаф со старинными узорами стоял рядом с дверью, одноместная кровать, тумбочка, на которой стояли всякие вещи, как рамка с фотографией, лампа и тому подобное. Как только он вошел в комнату, то сразу же прилег отдохнуть. Для него этот день оказался крайне сложнее, чем у других. Как только он оказался на кровати, то, расслабив все мышцы, закрыл глаза и старался думать о хорошем. Хорошие, но и плохие мысли, воспоминания, мечты заполнили голову земного пони. Боль, с которой Ланс шел до самого дома, все также не прекращалась, да и к тому же усилилась. Но спустя мгновенье, эта боль стала просто невыносимой. Чувство, что из его тела пытаются вырвать душу, терзала все его конечности, в том числе и голову, которая просто ужасно болела. В глазах стало мутнеть, а конечности стало тяжело контролировать, как будто его охватывает паралич. Вскоре все закончилось, Ланс почувствовал легкость, но... он не чувствовал конечностей, и вскоре все стало темным, как сама пустота. Тьма проснулась.