Автор рисунка: Siansaar
Начало Спокойствие

Филлидельфия

Стемнело, пока меня вели к необходимому зданию.

В тёмное время суток, даже с фонарями, для меня здания становятся серыми. Монотонными. Но пони всегда ярче. При любом освещении.

Странно, но эта тусклая атмосфера не давит на меня. В больших многоэтажных домах кто-то ещё бодрствовал. Горело достаточно много ламп в квартирах.

Филлидельфия находилась почти на море. Даже некоторая её часть парила над ним. И ветер тут был прохладным, сырым. Часто шли дожди. Я был в пальто, а вот у стражников имелись стальные бронепластины. В них ещё хуже.

По ту сторону моря жили грифоны, почти сразу отвернувшиеся от нас, пони. Да и мы толком не успели с ними связаться.

Здание Управления было каменным, трехэтажным и монолитным. Его как высекли из камня. Нет швов кирпичей, плитки на стенах. Просто монолитный неровный камень. Стена как тот асфальт на Ноль-второй Платформе.

Стражники зашли со мной в здание. Первый зашел в здание, а второй пошел сзади меня. За небольшим столом с лампой сидела единорожка в возрасте. Седина только-только начинала появляться на её бежевой гриве.

Я мог различать примерные цвета, не смотря на свою болезнь. Если пони не может различить цвета радуги, то ему позволительно сойти с ума. Радуга всегда была олицетворением радости пони, а теперь она почти не появляется.

— Вы с Платформы 02 от Начальника? – спросила меня синяя единорожка.

От Начальника Платформы? Интересная ситуация, начальник поручил доставить особо важные сведения чиновнику среднего звена, а тот свалил всё на обычного офицера. Теперь мы определенно поговорим с этим засранцем.

— Да, от него – заявил я, положив пакет на стол перед ней – И… по какой причине меня привели сюда?

Единорожка косо на меня посмотрела.

— Чтобы доставить важные сведения в Управление. Вы сами не знали?

— Знал – заявил я – но когда тебя встречают два стражника в броне и просят «не волноваться и не оказывать сопротивление» появляются некоторые сомнения.

Единорожка перевела взгляд на стражников. Те даже не взглянули на неё, продолжая стоять у двери.

— Я очень извиняюсь, но вы ведь в целости и сохранности, не так ли?

— Город нынче полон воровства и преступности? – высказался я вопросом на вопрос.

Единорожка усмехнулась и распаковала картонный пакет. Достав оттуда некие бумаги с таблицами и текстами, явно написанными на продвинутой печатной машинке, она уложила их в папку и отложила на край стола.

— Я могу быть свободен?

— Да, конечно.

И это было замечательно.


Лететь обратно не было смысла. Зайдя в уже почти закрывающийся книжный магазин, я взглянул на часы. Девять вечера.

— Как думаете, если вылечу сейчас, смогу добраться до Ноль-второй? – спросил я молодую, почти спящую единорожку. Я четко мог понять, что её грива аквамариновая с черной аккуратной полосой, а шерстка серая, или мне она казалась серой.

— Если только Вы бессмертный или можете видеть ночью, как перевёртыш.

Я вопросительно прищурил глаз, устремив взгляд на неё.

— Не слышали о перевёртышах?

Отрицательно помотав головой, я оперся боком о книжную полку.

— Это враги Эквестрии. Я сама мало о них знаю, просто мне было четыре года, когда семья перебралась сюда. Они вроде как до сих пор живы. Но кто знает, вдруг Лес уже дошел до них. В любом случае их королева чуть не убила нашу, и они такой беды должны заслуживать.

И как я мог пропустить такое событие?

Хотя, я же жил в Лас Пегасусе большую часть своей жизни. За полгода до происшествия мы с родителями переехали в Кантерлот. А дальше я стараюсь и не вспоминать.

— Что ж, спасибо…. – я сделал паузу, вопросительно наклонив голову и указав копытом на мою собеседницу.

— А. Кейли. Очень приятно.

— Да-с. Спасибо Кейли за такой рассказ. Меня можно звать Селом. И я пожалуй пойду искать себе гостиницу.

— Эм, да. Конечно. Но позвольте задать вопрос – спросила меня единорожка.

Я повернул голову к ней.

— Вы похожи на детектива в этом плаще. Как в рассказах. Вы ведь детектив?

Не ожидал такого.

— Ну – я замешкался – Я был им раньше, несколько лет назад. Теперь офицер Министерства Союза.

— И вы совсем забросили свои расследования? – грустно спросила Кейли.

— Ну… Порой бывают интересные дела.

Глаза юной кобылки загорелись.

— А Вы можете рассказать, как это происходит?

Огонёк в её глазах отражал эту юношескую мечтательность. Мне совершенно не хотелось дать ему затухнуть своим рассказом.

Я глубоко вздохнул и сел рядом с единорожкой на лавочку. Потерев затылок и размяв свою серую гриву с такой же аккуратной полоской, как и у неё. Только у меня она была синей. Я никогда не забывал свои цвета.

— Ну. Я не знаю, с чего и начать. Было дело, один земной пони на Ноль-второй…


Вышел из магазина я только в два часа ночи. Долгое время я вспоминал и рассказывал. Неподдельное счастье на глазах юной кобылки рождало тёплые ощущения и во мне.

На улице моросил лёгкий дождик. Огней почти не было видно в окнах домов.

У меня совсем пропало желание спать. Если я что-то и мог сделать, то это была прогулка по ночному городу. Огни фонарей, редкие пони, весёлые разговоры гуляющих компаний.

Ночная жизнь более свободна. Ночному обществу не мешает дневное, за что я ему и люблю. И что самое главное – ночное общество не мешает и самому себе. Этим дневные пони похвастаться не могут.

Я уже и забыл, в какой части города прогуливался. Вот уже рядом, почти через две улицы, виднелось большое здание Министерства СМИ и Культуры. Говорят, министр была хранительницей элемента гармонии. Вроде бы она олицетворяла щедрость. Но, не смотря на её щедрые дары сфере культуры и информации, пьяные пони встречались почти каждый день. Эквестрия медленно потухала, и я это замечал.

Тем не менее, после катаклизма, началось активное исследование технологий. Большинство творений умов великих учёных являлись стационарными и питались от двигателей платформ, но и переносные активно создавались. Питание в основном шло от магических кристаллов. Огромная магия в камнях позволяла устройствам работать достаточно продолжительное время.

Но куда без механических устройств. Вся Красная Платформа работала на угле и непринятым остальными сообществами электрическом токе. Индустриализация – слово, теперь вызывающее ассоциацию с Красной.

Я вышел к восточному порту. Пара дирижаблей и воздушный шар с небольшой турбиной на корзинке. Это явно воздушное судо Красных. Только они могли создать такое извращение.

Сзади послышались звуки бегущих пони. Лязг металла дал понять. Что это за кем-то гонятся городские стражники. У меня не было настроений для передряг. И я взмыл в небо, дабы остаться незамеченным.

Из-за угла здания выскочил земной пони в чёрном жилете и накопытниках. Довольно своеобразных, надо заметить. За ним выбежали стражники. Что ж, похоже придётся помочь им.

Я спикировал прямо на этого беглеца. У него была очень короткая грива, цветов в такой темноте я, увы, различить не мог. Он повалился на землю. Для точной уверенности, что он не захочет вставать, я разок заехал ему в челюсть передним копытом.

Но в ответ я получил удар накопытником. И судя по всему, этот самый накопытник усилил мощность копыт. Я отлетел вверх. Грудная клетка сжалась, у меня началась отдышка. Но в воздухе я смог удержаться.

Земной пони резво вскочил на все четыре ноги и одним прыжком преодолел 15 метров. От увиденного отдышка сразу же прошла.

Земной пони резво забрался в этот самый воздушный шар, завёл турбину и улетел. Стражники выглядели разъяренными и уставшими. Конечно, как настигнуть пони, который прыгает так далеко.

— Кто это был? – спросил я, приземлившись рядом с одним из стражников

— Мистер, шли бы вы домой. Поздний час, мало ли что может случиться.

— Да, конечно – я достал удостоверение – только сначала узнаю, что я только что смог видеть.

Стражник, увидев моё зелёное удостоверение офицера Министерства, резко отдал честь.

— Извиняюсь, товарищ офицер, не признал.

— Давай говори уже – отмахнулся я копытом

— Неизвестный выкрал опытный образец устройства J-1. Вы наверняка слышали о нём.

Я кивнул головой, хоть и впервые слышал о таком. Нужно же показать, что офицеры знают больше стражников.

— Также этот пони подозревался в краже нескольких судов у Красной платформы и часто был замечен в Лас Пегасусе. Но управление Платформы не давало нам арестовать его.

— Теперь у вас появился шанс. У Лас Пегасуса появились небольшие проблемы с Лесом.

Стражник кивнул, отдал честь и пошёл в группе стражников обратно вглубь города.

После такой ночи я точно не усну. Нужно пойти в бар.


Бар «Травка» был самым моим любимым местом. Я довольно редко бывал в Филлидельфии, но сюда всегда успевал. Там часто собирались офицеры, стервятники, торговцы. Также было и подполье, где можно было обзавестись так называемой чёрной продукцией – незаконно собранных устройств. Скажем, навигатор стоил очень дорого и являлся портативным устройством разведки. А путешественникам эта вещь была бы куда полезнее.

Для двух, а точнее уже трёх часов ночи, пони в баре было довольно много. Большая часть столиков была забита общающимися пони. Я решил не присаживаться к какой-либо компании, и сразу прошел к барной стойке.

Барпони, симпатичная пегаска лет двадцати пяти с сиреневой гривой и белой шерсткой, подскочила ко мне.

— Старые всё лица

— А ты хотела нового алкоголика, алчная ты чертовка?

Тали усмехнулась.

— Как обычно, газировку?

— Да нет, давай соку. Томатного.

Барпони удивилась и налила мне стакан.

— Чего-то случилось? Не часто ты пьёшь столь экзотичный напиток.

— Просто насыщенная ночка.

— Симпатичная кобылка и все дела?

Я наклонил голову и вопросительно посмотрел на неё.

— Ну а что же ещё? – встряхнула передними копытами барпони.

— Офицерские дела. Доставлял в управление некие данные.

— Ясно, понятно. Как там на Ноль-второй?

— В общем и целом всё как обычно. Только чиновники немного обленились, но это поправимо – с ухмылкой сказал я.

Тали усмехнулась и отлетела к новому клиенту. Хорошая кобылка. Относилась бы она к незнакомым пони получше, цены бы ей не было. И как барпони хорошо себя показывала. Пегасы, умеющие крыльями таскать шесть бутылок за раз, были большой редкостью.

«А теперь ночные новости. На Горной Платформе учёные совершили прорыв в создании переносных магических устройств. Особая форма производства позволит создавать для офицеров Новой Эквестрии улучшенные приспособления, облегчающие их нелёгкую службу. Твайлайт Спаркл заявила, что таким образом они постараются бороться с покупкой офицерами чёрной продукции. Будем ждать, леди и джентельпони, что на это ответит Красная.

Группа неизвестных стервятников помогла пони и единорогам вновь свободно летать в Лас Пегасусе. Оперативно среагировав на вчерашние новости, они спустились на земли вокруг Платформы и обрубили опасные растения. Пока что наши герои не найдены, но атаки на воздушные суда сократились во много раз!

На этом всё. Оставайтесь с нами»

По радио снова заиграла музыка.

Новость о научном прорыве не особо удивила меня. Незаконное производство всегда будет лучше официального. Ведь оно уже незаконно, а значит ограничений в мощности у него нет.

А вот новость о такой оперативной работе стервятников меня даже обрадовала. Хоть кто-то может оперативно устранять угрозу.

— Эй, Сел – ко мне обратилась барпони – мне тут бабочка напела, что ты сегодня за каким-то прыгуном бегал. И он тебя немного помял. Не так ли?

Интересно. Я оглянулся. За столиком сидело двое стражников, но без брони. Видимо смена закончилась.

— Ну, как бегал, немного помог стражникам. Правда, безрезультатно.

— Можешь рассказать, что на этом кролике было?

— Чёрный жилет, накопытники на всех ногах. Вроде как магические. Он при мне фактически прыгнул метров на 15.

Тали посвистела.

— Похоже на производство одних умельцев в Мэйнхеттене. Они много чего делают, заглянул бы.

— Ты чего, не слышала? Сейчас же офицеры заживут! Нам бесплатные устройства выдавать будут! –иронично заметил я.

— И ты веришь в то, что это очень сильно тебе поможет?

— Конечно же нет. Загляну я к ним. Только где потом брать кристаллы?

— У Эпплузы появилась кучка копателей. Нашли месторождение кристаллов. Продают своим по дешёвке. Если сможешь их найти, скажи, что от меня.

Связи в нынешнее время давали чудесные перспективы.

— Хорошо. А тут ничего новенького? Давно уже не пользуюсь этой хренью. Погряз в курьерской работе.

— Уууууу – протянула барпони – давай-ка завязывай. Будешь опять детективом. Иди сходи, там отменная партия собственного производства.

— Хорошо – я встал со стула – только стакан не убирай.

Барпони кивнула. Я прошёл в дверь в дальнем углу помещения и стал спускаться по лестнице. Далее следовала маленькая комнатка с седым единорогом за столом.

— Какие модры всё гуляют! Селлиман.

— И тебе не хворать, Тод. Сказали, у тебя сегодня отменный товар.

Единорог молча достал из-под стола металлический браслет. Осмотрев его, ничего особенного я не увидел.

— Все в нём ничего особенного не видят – снова прочитав мои мысли. Сказал Тод – но он очень функционален. Надень на любое переднее копыто.

Надев браслет на правую переднюю ногу, на нём загорелась небольшая синяя лампочка. Рукава у пальто шли не по всей ноге, а только по верхней части. Поэтому браслет был заметен.

— И что он делает? – спросил я

— Ну, как минимум в нём есть фонарик. Также он показывает уровень освещения и твоей заметности. И, если коснуться его копытом или крылом, он будет показывать время.

— Ага, часы с прибомбасами. Хорошо. Давай чего поинтереснее – я уже начал снимать браслет.

— Ох, и зря ты. Он ведь почти не требует подзарядки. Полгода может работать, а потом просто забирает не целый заряд от кристалла. Да и от обычного провода двигателя его зарядить можно.

— Ну – подумал я – может это и будет полезно. Сколько?

— Пятнадцать бит.

Я отсыпал седому жеребцу монеты, распрощался и пошёл допивать свой сок.


— Ты – избранный

Проснуться за барной стойкой – самое неожиданное из всего, что может случиться в моей трезвой жизни. Потерев глаза, я заметил, что Тали удивленно на меня смотрит.

— Это по поводу – ещё сонным голосом сказал я

— Заснуть от двух стаканов сока без алкоголя – рекорд – язвительно высказала барпони, после чего засмеялась.

— Давай я просто расплачусь и уйду.

Мои слова были проигнорированы. Я просто кинул три монетки и ушёл.

Мои портативные часы, как оказалось, уже были настроены на точное время. Сейчас было десять часов утра. Можно заглянуть в архив и узнать что-нибудь об этом J-1.

Город уже проснулся. Пони ходили, погруженные в собственные мысли. Ночная суета куда привлекательнее для меня. Там нет этой атмосферы рабочего дня, тусклые краски куда более радуют меня. Может других пони и радует день, а я хотел бы, чтобы ночь длилась вечно.

Здание Министерства Союза было довольно широким, но не самым высоким. Глава министерства – хранительница элемента Верности. Не зря её сюда посади. Когда узнаешь самые сокровенные тайны других сообществ, бывает соблазн перейти на сторону соперника. Но только не хранительнице элемента.

Архив находился справа от центрального входа министерства. Открыв дверь, я ничего не услышал. Одинокая пожилая кобылка сонно читала свою книгу за своим столом. Архив представлял собой множество полок с папками и несколько столов для работы с ними. В сам архив пройти можно было только смотрительнице. Увы, но я не помнил её имя.

— Леди, вы не можете уделить мне минутку?

Земная пони посмотрела на меня вопросительным взглядом.

— Мне нужно узнать что-либо о проекте J-1 – сказал я, дав ей своё удостоверение.

Осмотрев мои данные, она встала со стула и пошла в глубину полок. Ей не нравилась эта работа. Её кьютимарка изображала пустой лист и карандаш над ним. Судя по всему, работа в архиве не её призвание.

К слову, моей кьютимаркой было чёрное грозовое облако. Получил я её при поездке в Клаудсеил в детстве. Я смотрел, как разгоняют тучи. Это было весело. Но почему у меня на боку грозовая туча – я понятий не имел, как и никто другой. И по профессии я никогда не работал. Как и почти все пони в нынешнее время.

И у почти всех этих пони был повторяющийся изо дня в день сон. О прежней Эквестрии. Земле. Солнцу, свет которого смягчает облака. Рожденные на Платформах находили призвание, которое подходило для такой жизни. Но те, кто видел, как хорошо было до этого…

Пони вернулась, и молча, протянула мне папку. Забрав её и свои документы, я прошёл к свободному столу и стал вникать в текст.

«J-1. Испытательный проект, служащий для усиления ног носителя. Позволяет прыгать дальше, ускоряет бег, убирает повреждения ног при падении с высоты ниже 200 метров. Есть возможность дальнейшей модификации…»

Больше читать было бессмысленно. Формулы, создатели, испытания. Интересно, но не для меня. Я сдал папку и вышел из здания. Пора возвращаться. Можно было бы сначала залететь в Мэйнхэттен, он поближе. Но я собирался переговорить с Соберием о двойной оплате моей работы.

Вылетев с восточного края Филлидельфии, я ещё раз оглянул этот город. Могучий, большой, серый, главный. Множество слов сразу лезло на ум. Но всё же я его не очень любил. Пони там уже совсем смирились с такой судьбой.