Автор рисунка: aJVL
Любовь и ненависть. Эпилог.

Смерть Силина.

И не только его.

— Как видишь, Лентус, даже твое предательство не способно повредить Семье — раздался голос – но мы прощаем тебя. Ведь в конце ты принял правильную сторону. И привел нам искомое, даже более того:

— Могучего духа раздора, почти бессильного в нашем оплоте порядка и не могущего ничего противопоставить Семье и Селестии.

— После таких слов я уже не приглашу тебя на свой день рождения – заявил Дискорд, уже не пытаясь проломить полупрозрачные стенки своего узилища.

— Гигантского дракона – порождение мощной магии, который станет достойным защитником.

— Ты убил мою мать. Я никогда не буду служить тебе! – Спайк, даже в теле взрослого дракона, оказался не способен противостоять Колоссу.

— И тех, кого я ждал все это время. Особенно вас, Твайлайт Спаркл. Вы станете частью Семьи и наконец-то найдете покой и утешение.

— Я тебя ненавижу – единорожка снова дернулась, но «сестра» держала крепко. Остальные, связанные у дальней стены, поддержали ее похожими выкриками.

— А я тебя люблю – неожиданно мягко прозвучал голос врага – как свое дитя, а может и больше. Семья изменит этот мир. Наполнит его любовью, сколько бы он не противился своему счастью. Однако вы показали мне, что и мы можем ошибаться. Этот монстр, что был разбужен вами суть то самое зло, от которого страдает все живое. Ему нет места…

— Да-да-да – Дискорд надел темные очки – можешь не рассказывать мне, какой я плохой. Что ты собираешься со мной сделать? Снова заточить в камень? Как неоригинально!

— Нет. Мы тебя уничтожим.

— Эх, а я-то надеялся на умного и интеллигентного соперника. Не расскажешь ли, как ты собираешься избавить мир от раздора? Пока есть несогласие — всегда буду появляться я.

— Ответ прост — Семья. А пока что мы просто выпьем из тебя всю энергию до развоплощения…

— Пинки, если ты все еще где-то внутри, то ради нашей дружбы прошу: отпусти с меня – прошептала Твайлайт, сконцентрировавшись.

— Я не дам тебе обидеть его. Ты просто не понимаешь, как и тогда, когда впервые узнала о моих Пинки-чувствах – улыбнулся вырвиглазно выглядящий монстр, а шар с Дискордом в это время уже пропал в одной из пастей – кстати, именно они…

Выстрел не дал ей договорить.

Следующий освободил Спайка.

Но все это было бы бессмысленно, если бы Колосса вдруг не потряс взрыв, сопровождавшийся таким знакомым хохотом.

-
Боль распространялась по миру.

В тронном зале Кантерлота корчился в судорогах Унвер.

Далекие дебри Вечного леса сотрясались от рева Волькена.

Вся Эквестрия с ужасом смотрела на барахтающихся тварей.

Многие хватались за оружие.

Но некоторое пытались помочь.

-
Все исчезло.

Осталось лишь двое.

Твайлайт Спаркл. Лучшая ученица Принцессы Селестии, чья ненависть стала силой.

И Силин, рожденный из крови. Колосс, сдерживающий ее шквал Камнем и Шаром.

Им уже не надо было издавать и воспринимать звуки, чтобы общаться.

Ты не ведаешь, что творишь.

Уничтожаю тебя. Монстр.

Снаружи, вне их личного космоса, кипела битва. Корчащиеся от боли твари пытались спасти своего родителя и гибли один за другим попав в пламя Спайка или под рога и копыта его соратников.

Ты убиваешь целый мир.

И себя заодно.

Это не важно.

Селестия будет отомщена.

Рэрити и Диана пытались добраться до последнего места, где они видели Твайлайт, а остальные в это время рвали вяло отмахивающееся щупальцами тело колосса.

Но почему? Ведь мы несли вам любовь и счастье?

Ты убил Принцессу и украл нашу свободу.

Ярко-фиолетовый шар, вгрызающийся в «корни» вспыхнул еще ярче, заставив рогоносиц отшатнуться. Его поверхность пошла волнами.

Мои дети потеряют разум. Тысячи эквестрийцев погибнут.

Лишь предатели, которые начали сотрудничать с оккупантами.

Эквестрийцы вдруг почувствовали, что нужно бежать. Зов был столь силен, что даже Спайк поддался ему. За их спиной раздался хрустальный звон и во все стороны полетели каменные осколки.

Все. Я больше не могу помочь им.

Подумай лучше о себе.

Тебе тоже не пережить этого.

Все, что мне нужно – это твоя смерть.

Группа пони во главе с гигантским драконом сломя голову мчались к выходу.

Но тебе я не дам умереть.

Сдохни.

-
Взрыв колоссальной мощи.

Колосс, яйца, насекомые, черви, грибы — целый мир, прекрасный и упорядоченный – исчез.

Лишь голый обожжённый камень воронки с лежащей на дне спящей единорожкой.

И эхо слов, окрашенных страданием и любовью.

Дети мои…

-
Глаза существ, прежде бывших Семьей, вновь открывались. Но в них была только одна мысль.

Первыми пали те, кто пытался оказать им помощь.

Но за ними последовали другие.