Автор рисунка: Stinkehund
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Великая и Могучая Трикси не была счастлива. Серебристо-голубой свет от тонкого полумесяца делал воздух прохладным, возможно, даже холодным, но холод не был тем, что беспокоило её. Нет, она была на вершине мира, когда осторожно подкралась к Понивиллю, тайком пройдя мимо её новой базы в глубине Вечносвободного Леса. Всё прошло точно по плану и она не подняла никакой тревоги, с тех пор, как беспрепятственно шагнула через главные ворота Кантерлота. Эта схема была идеальной.

Не то, чтобы другие её идеи были менее блестящими, но эта была особо хорошей. Она создала прекрасный план и ударила точно, когда обе принцессы ушли в небольшой загул. Глупые стражники даже не заметили кражу, и Трикси предполагала, что всё так и останется как можно дольше. Она даже обошлась без телепортации, несмотря на то, что гордилась своим мастерством в освоении сложных навыков. Но она не знала, какой эффект магия наведёт на её новообретённые артефакты.

Её плохое настроение было обусловлено тем, что она увидела, приблизившись к окраине леса. Она сердито посмотрела на крошечный домик, в котором жила робкая маленькая пегасочка, которая крутилась вокруг её самого заклятого врага. Выглядело так, как будто там кто-то собирался, и Трикси чувствовала, что там будет она, Твайлайт Спаркл. Трикси никогда не ненавидела других пони настолько, как эту маленькую обалдуйку, укравшую её представление. Она имела наглость отодвинуть на задний план Трикси во время самой большой возможности, которую она когда-либо имела — в битве со страшной Малой Медведицей. Трикси могла с лёгкостью победить, если бы Твайлайт не вмешалась и не украла всю её славу.

Трикси поморщилась при этом воспоминании. Жизнь на дороге стала сложнее с тех пор, как начали распространяться слухи о той ночи. Трикси стали называть копеечным шарлатаном и освистывали каждый раз, когда она пыталась что-то сделать. Она была близка к потере своей шляпы и плаща, но гордость не давала ей сдаться. Её хмурый взгляд сощурился в злобной ухмылке. Теперь у неё был план мести, причём не только Твайлайт Спаркл и её друзьям, но и всем злым деревням, в которых насмехались над ней. Она отвернулась, собираясь завершить приготовления. Пусть веселятся. Время Великой и Могучей Трикси ещё настанет.

Дверь внезапно открылась, и ей пришлось нырнуть в кусты, чтобы не оказаться замеченной. Она впилась взглядом в беззаботных пони, которые заставляли её скрываться, как мелкого воришку. Затем она увидела её, кобылку, которую она винила во всех своих бедах. Твайлайт Спаркл выглядела расстроенной. Отлично, она заслуживала этого, и даже больше, но то, что Трикси увидела после этого, заставило застыть кровь в ее жилах. Твайлайт сопровождал стражник Королевской Гвардии. Он выглядел как любой другой стражник, ничем не примечательный, с неизменным выражением лица, но само его присутствие указывало на то, что что-то не так.

«Как?! — мысленно закричала Трикси. — Откуда они узнали, куда я направляюсь?» Она была взбешена и почти задыхалась, но тоненький голосок в голове предложил ей изучить ситуацию более тщательно. Тут был лишь один стражник, и никто из пони вроде бы не подозревал о ней, так как они прощались. Трикси думала очень усердно. Кто-то, возможно, раскрыл кражу, и отправил стражника, чтобы завербовать драгоценного протеже принцессы для помощи. Твайлайт, возможно, была надоедливой выскочкой, но Трикси не могла отрицать то, что её способности могут осложнить уклонение от захвата. Она пристально смотрела на врагов. Остальные пони разошлись, направляясь каждая к себе домой, оставив Твайлайт и стражника одних. Трикси следовала за ними так тихо, как только могла, тайком пробираясь от укрытия к укрытию. Она была слишком далеко, чтоб внимательнее их разглядеть, но и они не прилагали никаких усилий, чтобы скрываться.

Твайлайт и её эскорт говорили, пока шли к Понивиллю. Трикси не была настолько близко, чтобы слышать разговор, но по тону она могла судить о том, что Твайлайт сердита на стражника. Не то, чтобы это имело значение: продолжительный вид её самого ненавистного соперника медленно разжигал в ней пламя. Новая мысль появилась в голове. Она резко войдёт в игру, парализует глупого часового и вызовет Твайлайт. Они устроят дуэль, используя магию, искусную и смертельную, и Трикси докажет своё превосходство. В конце концов, все в Эквестрии должны признать её величайшим магом!..

Тихий голос в голове вновь зашептал, охлаждая её норов и давая больше предложений. Советы и возможности скручивались в туман в её разуме, соединяясь в стратегию. Она подождёт. Её миссия ещё не окончена и она не могла позволить себе даже малейшего риска, учитывая то, что она взяла. Скрытность была самой важной вещью на данный момент. Грандиозным появлениям и кричащей магии придётся подождать.

Тем не менее, Твайлайт должна быть отрезанной от принцессы и надёжно спрятанной. К счастью, Трикси изучала о Твайлайт и её друзьях всё, что могла, и знала идеальные слабые места. Она прекратила наблюдать за странной парой с расстояния и сконцентрировалась. Её телепортация значительно улучшилась, благодаря её последнему учителю, и она просто обязана была рискнуть ради своего ценного груза. Когда магия текла сквозь неё, перенося в другое место, её лицо исказилось в выражении, которое только технически могло быть определено как улыбка. Оно совмещало в себе теплоту кровожадной улыбки акулы с милосердием бойни, и вспыхнуло, как ощущение мести, до которой копытом подать.

***

Спайк нетерпеливо ждал у окна библиотеки на втором этаже. Твайлайт обещала, что вернётся через несколько часов, но была уже ночь, и он начинал засыпать. Он вздохнул и посмотрел на дело своих лап. Библиотека была кристально чистой. Он начал уборку сразу после того, как все основные дела были сделаны, закончил около часа назад, и теперь ему нечем было заняться. Совелий отправился на охоту, оставив его скучать в одиночестве. Он пытался прочитать одну из своих любимых научно-фантастических историй, чтобы скоротать время, но он просто не мог сосредоточиться на этом. Вымышленные космические существа не могли конкурировать с мыслью о реальном, которое было так близко.

«Интересно, как этот пришелец выглядит? Твайлайт говорила, что он высокий. У него есть лучевая пушка? Это было бы так круто!»

Спайк потерялся в мечтах, о полётах в крутом космическом корабле с их новым внеэквестрианским другом. Настолько, что даже не заметил пони во дворе, пока она деликатно не откашлялась. Он испуганно вскочил и беспомощно обратился к паре очень красивых, тёмно-синих глаз.

— Рэрити?! — вскрикнул он и его голос слегка подрагивал. Он нервно огляделся вокруг и не увидел никого другого, но не было смысла рисковать. — Я думал, что ты с Твайлайт и остальными. Ну, ты знаешь, с нашим новым другом?..

— Знаю, но я ушла раньше. Есть кое-что, в чём я хочу… признаться тебе, — она нервно переставила копыта и покраснела. Сердце Спайка почти остановилось. Он быстро ущипнул себя, чтоб убедиться, что это не сон. Было больно — это происходило на самом деле. Рэрити смотрела на него с обнадёживающей улыбкой. — Ты не спустишься сюда? Настоящая леди не должна кричать о своих чувствах на весь мир? — она вновь покраснела, на этот раз сильнее.

— Конечно! — Спайк почти споткнулся о собственный хвост, в спешке спускаясь по лестнице и выбегая из библиотеки. Быстрая мысль заставила его остановиться у самой двери. Он схватил цветок из рядом стоящей вазы и попытался зализать свои шипы. Ему понадобилась секунда, чтобы успокоиться, затем он открыл дверь. Рэрити была в футе от него. Она выглядела совершенно потрясающе; её белая шёрстка, казалось, сияла в слабом лунном свете. Спайку пришлось использовать каждую унцию силы воли, чтобы не пустить слюни, когда она посмотрела на него своими завораживающими глазами.

Он протянул цветок и сделал небольшой поклон:

— Для вас, миледи.

Рэрити мягко засмеялась:

— О, ты настоящий джентельпонь, не так ли, Спайк?

Он покраснел, но не отвёл взгляд. Она взглянула на цветок и левитировала его себе за ухо.

— Подойди ближе, Спайк, — сказала она. — Я должна сказать тебе кое-что важное.

Сердце Спайка ударило в грудь, когда он наклонился ближе. Она была очень красива. Сейчас он был самым удачливым драконом в мире. Она наклоняла голову, пока её губы не оказались напротив его уха, и сделала длинную паузу. Он мог чувствовать её дыхание на шее, когда она начала говорить.

— Ты безнадёжный болван.

У Спайка даже не было времени среагировать перед тем, как усыпляющее заклинание, которое она приготовила, начало действовать. Он беспомощно рухнул на землю, потеряв сознание ещё до того, как коснулся грязи. Рэрити засмеялась лёгким высокомерным смешком и левитировала его через открытую дверь. Она прошла за ним и, будучи внутри, позволила иллюзии исчезнуть.

Великая и Могучая Трикси ухмыльнулась своей неподвижной жертве. Он быстро уснул, и будет спать ещё несколько часов. Она достала цветок из-за уха и привычным движением раздавила его копытом. Это будет способом сдерживать и контролировать Твайлайт, который предложил внутренний голос. Её дракон-ассистент не только магическим образом отправлял письма принцессе Селестии, но был ещё самым близким для неё, как младший брат.

Трикси даже пришлось признать, что тонкость не её сильная сторона. Скорее всего, она бы ускорила своё продвижение к библиотеке и забрала Спайка с помощью чистой магической силы. Но такая стратегия привлекла бы слишком много внимания. Ей всё ещё нужно время, чтобы завершить свою миссию. Пока она думала, то с тревогой заглянула в свои седельные сумки. Драгоценное содержимое было без единой царапинки. Это было облегчением. Она вернулась к мысленному злорадству, горячо желая гораздо большей аудитории, нежели тихий голос в голове.

С тех пор, как Твайлайт прокричала о любви Спайка к Рэрити в раздевалке после одного из шоу Фото Финиш, это стало общей сплетней. Было неизбежно, что такая интересная часть новостей долетит и до Трикси, и она использовала её целиком и полностью в свою пользу. Теперь оставалась только одна вещь, которую необходимо сделать до того, как она уйдёт со своим новым заложником.

Голос уговаривал её уйти и пусть Твайлайт думает, куда же подевался её помощник. Трикси обычно прислушивалась к нему, но в этот раз у неё были другие планы. Она начала писать короткую записку, которая заполнит Твайлайт отчаянием и ещё больше ограничит её действия. Трикси пришлет ещё одну, чтобы заманить Твайлайт в ловушку, когда она будет готова. А до тех пор… пускай она беспокоится и боится за безопасность своего друга. Голос напомнил о том, что у них будет меньше времени из-за этого, но она хотела, чтобы Твайлайт страдала. Трикси закончила писать и оставила свиток на столе. Она почувствовала подкрадывающийся приступ смеха, когда подумала о тоске, к которой приведёт её возмездие.

«Посмеёшься позже, — прошептал голос. — Сейчас убегай с дракончиком.»

Трикси вздохнула, но послушно начала заклинание, которое телепортирует отсюда её и заложника.

Сверкнула магическая вспышка и библиотека опустела…

***

— Что ты имеешь в виду: Не волнуйся об этом? — «Она была экстрасенсом?»

— Я сказала именно то, что имела в виду, — объявила Твайлайт. Она обернулась и посмотрела на меня, продолжая идти. — А теперь помолчи, мы почти пришли в Понивилль.

Я подошёл ближе.

— Ладно, — прошептал я. — Но почему нет? Ты обнаружила некоего странного единорога, который достаточно умён, чтобы телепортироваться, идущим за тобой, и не считаешь это проблемой? В Чикаго это очень хороший способ быстро погибнуть.

Твайлайт фыркнула:

— На тот случай, если ты не заметил — мы не в Чикаго. Я не знаю, кто был тем пони, но таких вещей, как убийство, просто нет в Эквестрии. Ты говорил, он не подобрался к нам слишком близко?

— Нет, но…

— Тогда мы не должны беспокоиться, — прервала она. — Если он не был близко, то не мог заметить, что твой рот не двигается, когда ты говоришь, так что всё в порядке. Даже если нас подслушали, то разговор не дал им никакой подсказки о твоей истинной природе. Не похоже, что кто-то ещё знает, что такое человек. Мы будем придерживаться плана — спрячем тебя и будем ожидать принцессу. Она сможет найти безопасный путь назад к тебе домой и всё вернётся на круги своя.

Я сжал зубы в отчаянии. До неё никак не доходило.

— Ещё одна вещь и я заткнусь. Что, если пони следовал за нами не из-за меня? До того, как они телепортировались, у тебя даже в мыслях не было, что за нами следят. Может, следили за тобой? — я сделал паузу для драматического эффекта. — И возможно, это уже не в первый раз.

Твайлайт открыла было рот для ответа, но тут же закрыла его. Она подумала ещё какой-то момент перед тем, как её глаза прищурились, и она заговорила:

— Ты просто весёлый солнечный лучик, не так ли? — я подавил смех и она вздохнула. — Просто помолчи, — она получила предупреждение, так что я согласился.

Может, наш сталкер и был таким безобидным, как она надеялась. Но мои потроха говорили иначе, а я привык прислушиваться к их мнению. Мне не стоило давать Твайлайт слово, что не буду пользоваться магией. Я бы чувствовал себя комфортнее, но из-за своей неосмотрительности это была наитупейшая вещь, которую я сделал за время пребывания здесь. Ну, кроме «адского циклона». Он занял первое место, но это было чертовски гарантированно вторым. Я был готов приказать Твайлайт забрать назад моё глупое обещание.

Как только мы зашли в Понивилль, я старался внимательно смотреть по сторонам. Не только в поисках подозрительных пони (вы знаете, ваша жизнь странная, если вы используете эту фразу всерьёз), но и потому, что город был очень увлекательным. Многие здания построены в старом баварском стиле, в комплекте с нависающими верхними этажами и ярко раскрашенными ставнями. Большинство из них имело соломенные крыши, так что коттедж Флаттершай выглядел достаточно обычным, но у некоторых зданий была черепица.

Я бегло заинтересовался — было ли это было финансово выгодно или это некая туристическая достопримечательность. Последнее представлялось более привлекательным. Все пони, которых я видел на улицах, выглядели процветающими, а город был настолько чистым и странным, что практически кричал: «Сфотографируй меня!» Хотя, были и исключения из старой школы архитектуры. Мы прошли мимо нескольких торговых палаток, а невдалеке гордо возносилась многоэтажная ратуша. Одно здание называлось «Сахарный Уголок» и от одного его вида уровень сахара у меня в крови резко подскочил.

Эта пекарня выглядела как пряничный домик с толстой глазурью, но на этом конфетная архитектура не заканчивалась. На крыльце красовались карамельные палочки в качестве перил, а пара взгромождённых один на другой кексов подарили зданию второй и третий этаж. В конце концов, я абсолютно не удивился, увидев Пинки Пай в одном из окон, машущей нам. Она высунулась слишком далеко для удобства, но Твайлайт улыбнулась и помахала в ответ. Я тоже хотел это сделать, но иллюзия, к сожалению, копировала только движения ног. Если бы я попытался помахать одной из них, это выглядело бы не только глупо, но я ещё бы выставил напоказ свою жуткую задницу всему Понивиллю.

Пони подходили к окружению, в основном, выглядя очень спокойно и живописно, как будто всё вокруг было каким-то пастушьим пейзажем. Одна из них явно была написана художником-дальтоником. У меня в детстве была одна из тех гигантских коробок с мелками, но эти пони разнесли бы их в пух и прах с точки зрения цветов. Тут было больше оттенков и сочетаний, чем я мог представить. Что было ещё хуже — большинство из них граничило с мультяшной яркостью. Мои глаза болели только от одного взгляда на них. Улицы не были переполнены, но довольно много лошадок наслаждались вечером. Я наблюдал за ними с интересом. Эпплджек сказала правду: единорогов было примерно столько же, сколько пегасов или обычных пони. Все они, казалось, разгуливали парами или группами. Стадный инстинкт, предположил я, хотя было и несколько одиночек. Группы довольно равномерно смешивались. Похоже, у них не было никакой иерархии или кастовой системы. Я одобрительно кивнул. Сомневаюсь, что люди могли поступить так же, если бы среди нас было столько же чародеев.

Когда я смотрел на них, большинство пони наблюдали за мной. Они ничего не говорили, но я мог предположить, что появление Королевской стражи в городе было чем-то сверх нормы. Моя иллюзия неплохо служила, пока я глазел по сторонам: её голова оставалась направленной прямо вперёд, что позволяло осмотреть любого прохожего без его ведома. Я мог привыкнуть к этому. Большинство смотрело на меня с любопытством, некоторые нервничали, но никто не был подозрительным или настороженным. Я не видел никого из пони, следящими за нами, и не чувствовал этого. Кем бы ни был наш таинственный друг, он решил оставить нас в покое.

— Вот мы и пришли, — сказала Твайлайт. — Дом, милый дом.

Я перестал смотреть на нескольких пони, которые всё ещё были в поле зрения и повернулся вперёд. Как бы мультяшно это не прозвучало — мне надо сделать второй дубль!..

Твайлайт не просто жила в том, что было библиотекой. Она жила в библиотеке в д е р е в е. Не домик на дереве. Не дом, построенный так, чтобы выглядеть, как дерево. Это было выдолбленное дерево, которое каким-то чудом оставалось живым, если листовой навес правильно раскрывал тайну. Либо эквестрианские деревья сильно отличались от земных собратьев, либо для создания этого дома было потрачено много магии. Это был впечатляющий кусок магического мастерства, но единственное, о чём я мог думать, было то, насколько здесь большая опасность пожара. Особенно, если здесь был я. Похоже, я всё-таки пироман, потому что лёгко представил, как это место охватывает пламя.

— Мы здесь, Спайк! — позвала Твайлайт, когда мы вошли. — Спайк?

Хм, никакой реакции. Я не чувствовал ни малейшего препятствия для своего прохода. Странно, но я считал, что магия не работает везде одинаково. Конечно, я пока не видел ничего, что сделало бы применение магии обязательным. Похоже, не было никаких ночных порождений, готовящихся напасть на беззащитных пони, пока они спят.

— Спайк? — заинтересованный тон Твайлайт вернул меня в настоящее. Маленькая кобылка смотрела вокруг с выражением замешательства, которое начало переходить в беспокойство.

— Может, он уснул? — я зевнул. — Знаю, я тоже настроен на это.

Были и другие предположения, но я отогнал их. «Это не Чикаго», — строго напомнил я себе.

Твайлайт кивнула:

— Наверно, ты прав. Я схожу за ним. Он был так взволнован насчёт встречи с тобой. Не думаю, что он простит меня, если я просто оставлю его спящим.

Она пошла наверх, но я решил не идти следом: высоты потолка едва хватало. Я не хотел протискиваться по лестнице, если без этого можно обойтись, и принялся изучать комнату.

Это была небольшая библиотека, но книги заполняли полки целиком, так что вряд ли тут был хоть один пустой дюйм. Я осмотрел несколько книг. Некоторые из них были на английском (я не мог понять, как у нас может быть один язык) но другие, в большинстве своём старые, были написаны странными пиктограммами. Но, прежде чем я успел с головой зарыться в эту языковую загадку, обратил внимание на развёрнутый свиток, лежащий на столе. Спайк, думаю, это его имя, ушёл куда-то и оставил записку.

Я взял и прочёл её. Она была короткой, но за время чтения мой желудок упал аж до самой задницы. Похоже, инстинкты меня не подвели. Твайлайт вернулась секундой позже, качая головой.

— Я не могу найти Спайка наверху, но куда он мог уйти?

Я протянул ей свиток:

— Наверно, тебе будет интересно прочитать это.

Там было примерно следующее.

«Привет, Твайлайт Спаркл. Ты наверняка заметила, что твой помощник отсутствует. Я забрала его и держу у себя, чтобы убедиться, что ты будешь следовать моим требованиям, самое главное из которых — не пытайся связаться с принцессой любым способом. Я узнаю и Спайк пострадает за это. Во-вторых, стражник, сопровождающий тебя, должен оставаться в Понивилле и никому ничего не сообщать. Третье и последнее — держи это в тайне от своих друзей. Объясняй им как хочешь, но они не должны знать, что случилось. Жди следующего письма с дальнейшими инструкциями. Я прибуду через несколько дней и, если всё будет сделано, как я сказала, Спайк вернётся целым и невредимым. Ослушайся хоть одну из этих команд, и я причиню ему такую боль, о которой ты даже подумать не можешь.

Неискренне твоя, »

Подпись была какой-то завитушкой. Было сложно разобрать, но думаю, это была буква Т. Я открыл было рот, чтобы сказать «Видишь, я же говорил!», но мой инстинкт самосохранения (хоть и слабый, но всё же он был) заткнул его до того, как первое слово вылетело наружу.

Я-то думал, что она сердилась раньше… Но те эмоции выглядели догорающей свечой по сравнению с огнём, которым она горела сейчас. Её глаза вспыхнули неоново-белым светом, а волосы встали дыбом, пока она читала. Когда она закончила, письмо загорелось, а единорожка взмыла в воздух, гневно зарычав. Вся треклятая библиотека содрогнулась от её ярости, когда она испустила бессловесный крик.

Боги и рыбки… Она имела большую силу, чем я думал. Затем, так же быстро, как это началось, её глаза потускнели, библиотека перестала сотрясаться, и она рухнула, выглядя полностью побеждённой. И если её поза слегка дёрнула мои чувства, то следующие слова просто разорвали их.

— О, Спайк, п-прости меня, — она подавила рыдание и все мои защитные инстинкты вздыбились. Спокойная часть моего сознания взвесила её реакцию и его размер и пришла к неутешительному выводу.

— Твайлайт? — она повернулась ко мне, едва оторвав лицо от копыт. — Сколько лет Спайку?

Она дрожала и её глаза наполнились слезами. Она начала плакать. Не те идеальные киношные слёзы, которые заставляют грусть выглядеть красиво и благородно. Нет, в реальной жизни боль и потеря никогда не бывают красивыми.

Я думал, она не ответит, но Твайлайт собралась и прекратила плакать. Хотя, её голос по-прежнему дрожал:

— Он просто… маленький дракончик. Я до сих пор помню день, когда он вылупился, день, когда мы взяли его домой, — она остановилась, но через мгновение прошептала. — Он мой младший брат.

Это стало последней каплей. Я чувствовал, как моё негодование растёт с каждым словом. Неважно, что это не мой мир. Неважно, что это не мой враг. Я с д е л а ю это с в о е й войной. Никто и ничто не смеет обижать детей у меня на глазах. У меня было больше, чем парочка шрамов, от преподавания этого урока монстрам в Чикаго. И я не возражал получить ещё несколько, если бы это означало распространение этого урока. Я держал гнев под контролем, отправив его кипеть в глубину сознания. Как бы он ни был полезен потом, Твайлайт сейчас нуждалась в кое-чём другом.

— Обычно мой уговор довольно крутой, но думаю, стоит сделать исключение, — я криво улыбнулся и положил руку ей на плечо. — Мы вернём его. Я обещаю.

Она моргнула, избавляясь от слезы, и встретилась взглядом со мной. Я встретил эти глаза без страха. Она изучала моё лицо, а я наблюдал за изменением выражения на её мордашке. Промелькнула печаль, чувство вины и подозрение, пока оно не остановилось на выражении надежды и решительности.

Её улыбка была всё ещё грустной, но больше не безнадёжной.

— Ты прав. Мы вернём его, — её голос стал таким тихим, что Флаттершай могла бы гордиться, и я едва расслышал продолжение. — Спасибо тебе.

Я сделал вид, что не заметил этого и помог ей подняться на ноги. Она быстро поднялась и начала расхаживать.

— Ладно, что мы знаем и что можем сделать? Во-первых, ты был прав, за нами следил кто-то, кто хорошо меня знает и держит в себе обиду. Во-вторых, ответственный за это единорог сильный и достаточно умный, чтобы похитить… — её голос слегка дрогнул, но она избавилась от этого. Хорошая девочка. — Чтобы похитить Спайка без борьбы. В-третьих, они не хотят, чтобы кто-то ещё знал об этом в течение нескольких дней. В-четвёртых, — её голос опустился до угрожающего рычания, — они достаточно высокомерны, если думают, что это сойдёт им с копыт, — она перестала топтать пол и на секунду задумалась. — Я догадываюсь, кто это сделал, но не могу понять, зачем.

Я поднял бровь:

— Ты поняла это так быстро? Если у тебя есть враг, почему ты не волновалась о преследовании?

Твайлайт покачала головой:

— Не то, чтобы враг, но она — единственный единорог, из всех, что я знаю, имеющий зуб на меня, — я любопытствующе хмыкнул и она продолжила. — Была одна фокусница, которая называла себя Великая и Могучая Трикси. Она талантливая, но не настолько, как думает. Она утверждала, что может победить Большую Медведицу, и пара её поклонников пытались найти одну, чтобы она могла доказать это городу. К счастью, они разбудили Малую Медведицу, но это всё равно было слишком для неё. Мне пришлось вмешаться, чтобы спасти город. Потом поползли слухи, что она мошенница, а последнее, что я слышала — она отказалась от своего занятия.

Твайлайт Спаркл сражалась с монстром с помощью магии, чтобы спасти город. Так или иначе, это звучало знакомо. Я дотронулся до подбородка и задумался.

— Старое доброе злодейское клише, Бэтмэн. У нас есть сердитая единорожка, убеждённая, что ты разрушила её жизнь, и похитившая того, кого ты любишь, ради мести. Думаю, могу продолжить за тебя.

Она выглядела неуверенной, но это было именно то, с чем я работал раньше.

— Если она ушла довольно давно, то у неё было время проследить за тобой, изучить всё, что могла, и спланировать месть. Но сегодня она увидела тебя с королевским стражником. Она запаниковала, решив, что ты в курсе. Поэтому она похитила Спайка. Это служит двойной цели. Это даст ей больше времени — раз это застало её врасплох, то она наверняка ещё не готова. Его удержание может оказаться ловушкой. Она придумает план и отправит тебе новое письмо. Возможно, прикажет тебе прийти одной. Будешь играть по её правилам — воткнёт тебе нож в спину; нет — предпримет тактическое отступление со Спайком в заложниках. План не из худших.

— Здорово. Так что мы будем делать?

Я оскалил зубы, как волк:

— Всё просто — мы быстро ударим и схватим. Ей нужно время, а мы его не дадим. Отправимся сейчас, чтобы застать её врасплох.

Твайлайт фыркнула:

— Как? Мы можем узнать, видел ли кто-то что-то, но она наверняка телепортировалась отсюда. У нас не будет даже возможности на преследование.

Я издал короткий, слегка маниакальный, смешок:

— Я никогда не говорил тебе, чем зарабатываю на жизнь, так? — она медленно покачала головой и я улыбнулся. — Я частный детектив. Я ищу вещи, чтобы заработать. Спайк здесь живёт?

Изменение темы запутало её, но Твайлайт продолжила:

— Да, а это имеет какое-то значение?

Я кивнул и вынул свой кристалл:

— Мне нужно что-то, что было частью его самого. Коготь, чешуйка или зуб. И чем менее давно он это потерял — тем лучше.

— Я проверю, — её выражение лица говорило о том, что я сумасшедший, но она отправилась наверх посмотреть. Она училась. Я пошёл на кухню и нашёл контейнер с поваренной солью. Взяв его, начал делать круг на полу библиотеки. Твайлайт спускалась по лестнице и была уже на полпути.

— Что ты делаешь? — спросила она с усталым тоном учителя, у которого был особо глупый студент.

Я проигнорировал её тон и ответил, не останавливая работу:

— Круг, ё-мое, — я поднял глаза и улыбнулся ей, но она не смеялась. Как и некоторые. Я вернулся к рассыпанию соли. Гнев танцевал в её глазах, но голос был ровным:

— Я вижу, но хочу знать, для чего ты делаешь круг. И почему ты рассыпаешь соль на мой чистый пол, чтобы сделать это.

— Так у тебя есть что-то от Спайка? — я закончил круг и начал ровнять неровности.

Твайлайт вздохнула и передала маленькую фиолетовую чешуйку.

— Я нашла это в его кровати: должно быть, отвалилась прошлой ночью. Это сработает для того, что ты задумал? — я кивнул и протянул руку взять, но она быстро убрала её. — Ты ничего не получишь, пока не скажешь, как эта ерунда поможет вернуть Спайка.

Я нахмурился, но она держала чешуйку соблазнительно плавающей вне досягаемости. Теперь была моя очередь вздохнуть:

— Слишком много для драматизма. Профессиональный совет: если хочешь общаться с чародеем, не порть все мистические фишки, — я улыбнулся и продолжил в лекционном тоне. — Ты должна понять две концепции моей магии. Во-первых, эта чешуйка была маленькой частью Спайка. Говоря магически, она всё ещё его часть. Они могут быть разъединены физически, но в мистическом понимании они соединены, по крайней мере, некоторое время. Этом заклинанием я смогу почувствовать связь и использовать эту чешуйку, которая приведёт нас к Спайку.

Твайлайт старательно кивнула: злость уступила место трепету обучения:

— Интересно, в этом есть какой-то смысл. Что насчёт круга?

— Подбираюсь к этому, — раздражённо ответил я. — Второй концепт — это магический круг. Круг, однажды построенный и активированный силой воли, действует как барьер для магической энергии. Он может использоваться для защиты от магической атаки или для отсеивания фоновой магии во время построения заклинания. В моём случае, я использую его для построения отслеживающего заклинания. Теперь, чешуйку, если вы будете так любезны.

С последней фразы так и струился сарказм, но она, похоже, не заметила этого.

— Почему соль?

Эта любопытная студентка быстро состарится.

— Соль очень хорошо подходит для проведения магии и с её помощью легко сделать круг. А теперь, руки прочь от чешуйки, если только ты не хочешь провести за болтовнёй всю ночь, вместо того, чтобы спасать Спайка.

Она моргнула, вспоминая, что на кону, и легонько покраснела, передав мне фокус заклинания. Я положил его в карман:

— Я останусь здесь и буду работать над заклинанием. Но, в первую очередь, мне нужно твоё разрешение.

— На что? — озадачилась она.

Я еле сдержался, чтобы не закатить глаза:

— На использование моих магических способностей, ты забыла? Клятва всё ещё связывает мне руки!

— О, точно! Это, — она кашлянула и успокоилась, переходя на формальный тон. — Я освобождаю вас от вашего обещания. Спасибо за то, что дали его.

— De nada, — сказал я, но снова иметь доступ к силе было сильным облегчением. Пистолет или нет, чародей чертовски беспомощен в бою без магии. Я вновь повернулся к ней. — Собери всех, кого хочешь привлечь к спасению, но, что бы ты ни делала, делай это быстро и будь осторожной. Мы не можем терять время или давать Трикси знать о том, что мы идём.

Твайлайт улыбнулась, снова уверенная в себе:

— Не беспокойся, мистер Дрезден. Я вернусь через тридцать минут или моё имя не Твайлайт Спаркл!

Рог вспыхнул, заставив любой прожектор сгореть от стыда, и она исчезла, сопровождаемая мягким шипением. У меня возникло странное чувство, когда она телепортировалась, но я не мог сказать, почему. Что-то было не так…

Я пожал плечами и приступил к работе.

Круг был достаточно велик, чтобы удержать меня, сидящего со скрещёнными ногами. Я дотронулся до соляной линии, приказав ему закрыться. Он поднялся, отрезая меня от растущей силы, наполнявшей этот мир. Попытка сотворить тонкое заклинание в самом сердце всей этой магии… это было всё равно, что пытаться запустить воздушного змея в торнадо. В моём же кругу не было ничего, кроме чёткого присутствия моей собственной силы.

Я достал чешуйку Спайка и осмотрел. Она была крепкой и толстой, больше напоминая панцирь черепахи, чем любую чешуйку, когда-либо виденную мной. Я легонько щелкнул по ней и одобрительно улыбнулся, так как она легко сопротивлялась силе. Чем сильнее материал, тем больше магии я мог перекачивать через него и тем сильнее заклинание создать. Обычно, по крайней мере. Я никогда не работал с чешуёй дракона раньше, так что не знал её возможностей. Я должен был медленно и пошагово наращивать мощность. Чешуйка выдала минуту неприятностей, но у меня было достаточно нити, чтобы привязать её к кристаллу. Потом я забормотал на квази-латыни и потянулся к своей магии.

Кристалл качнулся, как маятник, как только я сформировал заклинание. Оно должно было быть сильным, долгоиграющим и работающим на длинном расстоянии, но всё же достаточно чувствительным, и для малых расстояний. Это был вызов, но у меня было много магической силы и целый океан опыта, так что на всё ушло три или четыре минуты.

Я расслабился и посмотрел на кристалл. Он бесцельно наклонился, перевешенный с одной стороны чешуйкой. Я протянул руку и сломал круг, давая заклинанию вырваться наружу. Это был момент истины. Если Спайк вне диапазона или хорошо спрятан, заклинание бесполезно и пришлось бы начинать заново.

Но кристалл перестал вращаться всего через миг после падения барьера. Утяжелённый наконечник резко качнулся в одну сторону и замер, мягко светясь. Я посмотрел в окно, осторожно, стараясь оставаться вне поля зрения, и увидел, что он указывает на дорогу, откуда мы пришли. На дом Флаттершай и тёмный лес позади него. Я улыбнулся, глядя на чёрное пространство. Трикси понятия не имела о неприятностях, которые сама себе создала.

«Конечно, — подумал я. — я сражаюсь с неизвестным врагом на её собственной территории, так кто сказал, что этого нельзя сказать обо мне?»

У ночи не было ответа, но в то же время я почувствовал тупой холод, который становился всё хуже, как я и ожидал.