Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 2: Коготь к когтю, перо к перу.

Глава 1: Один и без ПипБака

В которой проходит день первый и всё начинается.

Глава 1: Один и без ПипБака

Герой.

Героизм, героический. Что такое, в сущности, герой? Человек, который идёт против всех обстоятельств? Человек, который делает своё дело, несмотря ни на что? Пожарный, спасающий людей из горящего дома? Полицейский, который каждый день рискует своей жизнью на дежурстве? Или же человек, который способен своим намерением изменить мир вокруг себя? Некто, способный собрать всех воедино и повести за собой? Тот, кто рассмеялся невозможности в лицо, и она отступила, потупив взор? Если верно последнее, то на героя я как раз тяну меньше всего. Если не в иронически-саркастическом смысле, разумеется. Итак, к вопросу…

-Что же я за герой, если меня зашвырнуло сюда?

Такова была первая разумная мысль, озвученная после того, как моя истерика прекратилась столь же неожиданно резко, как и началась. Что ж, с какой-то стороны это, несомненно, радовало, но если такое будет повторяться и дальше, жить мне оставалось недолго. Впрочем, поживём-увидим. Если доживём. Ха-ха, шутка юмора. Уф.

Я сидел, прислонившись к стене, рассматривал своё новое тело и, попутно, отделял от себя всякую хрень. Какие-то палочки, каменную крошку, пару осколков стекла. Последние, к счастью, не успели меня капитально порезать, да и, если на то пошло, не успели порезать вообще. Хорошо, что хоть так. Малая удача тоже удача, разве нет? Хотя после ТАКОГО попадалова нужно радоваться, что вообще жив остался. Вопрос, разумеется, в том, надолго ли?

У меня с собой не было ничего, ни единой полезной или даже бесполезной мелочи, так что волноваться об их сохранности мне не приходилось. Меж тем находился я на последнем этаже то ли четырёх, то ли пятиэтажного здания, выше была только крыша, выход на которую был завален большим количеством каменного мусора, который разгребать не было ни малейшего желания. Помещение, в котором я находился, было заполнено различными останками столов и тому подобной дребеденью. Что бы здесь не было раньше, кажется, это было нечто вроде офиса.

-Что ж, ладно, места видали мы и похуже. – бодро заметил я, и, угрюмо, оборвал сам себя вопросом – Когда?

Ответа, разумеется, не последовало. Осмотр себя любимого занял совсем немного времени. Да и проверять, по сути, было нечего. Лапы на месте, как передние, орлиноподобные, так и задние, напоминающие львиные. Клюв на месте, глаза на месте, хвост на месте, крылья тоже. Ну и пол я не сменил, что тоже не могло не радовать. Нет, конечно, если я хотя бы на десятую часть прав в своих текущих допущениях, то здесь найдутся существа, которые руководствуются принципом «мальчик, девочка, какая в жопу разница?» и до столкновения с таковыми мне бы желательно обзавестись оружием… и, заодно, умением с оным оружие обращаться. Не то чтобы мой опыт был нулевым, но… для настоящей ситуации он явно не подходил.

-Прекрасно, просто замечательно. – пробормотал я. – И если мне с чего-то начинать, то нужно начинать с чего-то. Парадокс? Парадокс.

Логика меня, кажется, стремительно покидала. Я развернулся, махнул хвостом, и отправился осматривать текущий этаж, надеясь, что хоть что-нибудь полезное я смогу здесь найти. Ну, хорошо, хоть отдалённо полезное. Ну, ладно, хоть что-нибудь!

На первом месте находилась даже не еда, хотя есть мне, наверное, скоро захочется. Пусть у меня не было сейчас ничего из вещей, но это не значит, что они не появятся вскорости(и лучше бы им появиться!). А это значит, что нужно будет их куда-то складывать, то есть мне нужна сумка. Лучше две. Ещё лучше, рюкзак, но на такую роскошь я не рассчитываю.

Правильно не рассчитывал, как выяснилось. На этом этаже, который сейчас представлял из себя душераздирающее зрелище и объект слюнепускания для всяческих сталкеров, находились офисные помещения. Если не знать, где находишься(а я не знал, я предполагал), то можно решить, что закинуло тебя в самый обычный человеческий офис. Если бы не мелочи тут и там. Изгрызенные ручки например. В смысле, не то чтобы изгрызенные совсем, но… в значительной степени.

Я задумчиво застыл перед позеленевшей и, время от времени, побулькивающей водой в бутылке при диспенсере, мысленно ужаснулся и побрёл дальше. Поваленные и разбитые перегородки, которыми один сектор отделяется от другого, опрокинутые кресла, несколько скелетов Земных пони и одного единорога, причину смерти которых я не взялся бы определить. Не скелетов, блин, конечно, а их обладателей. Но тут, определённо, что-то было. Знать бы, только, что.

-Город-призрак, блин, как на западе. Всё есть, а никого нет. – заметил я сам себе под нос, постепенно привыкая к такому общению. – Впрочем, это и к лучшему. Пока я не заимею снарягу, мне лучше держаться от всякого такого подальше. То есть, по сути, от всего.

Осмотр текущего этажа порадовал меня рассыпающимися в руках-лапах бумагами, по большей части содержания класса «отчёт за номером», канцелярской мелочёвкой, которая сейчас мне была совершенно ни к чему, подозрительно новыми бинтами из аптечки первой помощи(не мудрствуя лукаво я её тупо отломал от стены и прихватил с собой), пистолетом с небольшим запасов патронов и пачкой чего-то, видимо, съестного. Но, обо всём по порядку.

Для начала заявлю очевидное – я, как и всякий уважающий себя грифон, ходил на четырёх лапах, двух задних, двух передних. Как только я осуществил намерение отковырнуть аптечку с характерным рисунком в виде трёх бабочек с розовыми крыльями, ходить стало значительно труднее, впрочем, ненадолго. За не имением адекватного способа транспортировки, я, предварительно проверив то, насколько прочно держатся перья, отрезал скотча, найденного в ящике одного из столов, и примотал им к себе сей предмет. Неудобно, но терпимо. Пистолет, в итоге, удостоился той же участи. К слову о пистолете. Это был револьвер, шестизарядный, как я успел проверить. Если бы я не был уверен, что это Эквестрия, я бы сказал, что это сделано человеческими руками.

Матовый чёрный металл дула и барабана, в который вмещается шесть патронов, рукоять с деревянными чуть шершавыми щёчками, на которых видны слабые отпечатки зубов, привычный вроде бы спусковой механизм. Смущали только зубы, точнее, их отпечатки, да и то недолго. Убедившись, что оружие работает, или, по крайней мере, работать должно, я зарядил патроны в барабан, убедился, что у меня осталось ещё два запасных(не барабана, к сожалению), и также примотал скотчем к себе. Скоро я буду напоминать мумию, если буду продолжать такими же темпами. Впрочем, млять, это наименьшая из моих проблем.

Отсутствию столкновений с флорой и фауной я был крайне рад, но из моих ближайших врагов были голод и жажда, которые, конечно, пока что не напоминали о себе очень явно, но уже намекали на своё появление в ближайшем будущем.

И тут до меня дошло. Вот так внезапно, с размаху и по голове. Пройдясь по офису до ближайшей бумаги, и ткнув её когтем, я убедился в правильности своего вывода. Текст был понятен, словно был он не каким-то там эквестрийским, а самым обычным русским. Интересно, что это должно значить?

-Наверное, в заклинание врат был встроен ещё и переводчик. Хорошо, если так, а то, млин, общий язык ещё со здешними разумными обитателями находить, если они, конечно, есть.

Если. Есть.

Если.

Если.

-Твою мать… — обречённо протянул я, окидывая ситуацию новым взглядом. – А что если и правда я здесь совсем один, нах? Хорошо это вообще или плохо, блин…

Дальнейшие размышления продолжались мысленно. Если я здесь один, то, с какой-то стороны, это, конечно, плюс. Из разумных один, да. Получается что никаких трудностей с общением и прочей байдой, и никто не будет пытаться пристрелить из чего-нибудь крупнокалиберного, если не какие-нибудь системы автоматической защиты. А такие тут вообще есть? Это же Эквестрия! Постапокалиптическая. А раз постапокалиптическая, значит, должно быть и что-то, что этот самый апокалипсис породило. В лучше случае катастрофа, в худшем оружие. Для меня в худшем, ага.

Погрузившись в размышления, я и не заметил поначалу раздавшегося откуда-то со стороны шороха. Что, стоп, здесь кто-то есть? Раззява!

Быстро укрывшись за, а точнее, под столом, я принялся осматривать окружение. Шорох повторился. Раз, другой. Откуда-то спереди и слева, а следом в поле зрения появилась… появилось… да что это вообще за хрень?!

«Крыса» — подсказало сознание, указуя на такую черту зверька, как голый хвост.

-Ебанись. – задумчиво себе под нос, эм, то есть клюв, заметил я. – Ебанись мирок где крысы размером с кошку.

Грызун, меж тем, и правда размерами не уступал, а то и превосходил указанное мелкопитающее. Крыса поднялась на задние лапки, потянула носом воздух, почистила мордочку, и направилась куда-то по своим делам дальше.

Точнее, попыталась направиться.

Ещё точнее… ну… если бы не одно «но». В виде меня.

С диким птичьим криком, который реально напоминал орлиный, что вырвался из моей глотки, я вспрыгнул на стол, оттолкнулся от него, и, в могучем прыжке, дополненном парой неуверенных взмахов крыльями, обрушился на мутировавшего эквестрийского грызуна. После совсем недолгой борьбы я подхватил тушу в обе лапы и застыл, глядя этому существу в морду. Мало ли, а вдруг говорящее? Судя по тому, как оно извивалось и пыталось меня укусить, вряд ли. Но проверить это, впрочем, не мешало.

-Говорить умеешь? – грозно рявкнул я первому встреченному мной живому существу.

Крыса ошалело взглянула на меня, и принялась вырываться с удвоенной силой. Ну, посчитаем это за «нет». Кстати, к слову о «вырываться». Могла бы и вырваться, силушки она была немаленькой, но ещё в своём мире с кошками я наобщался, даже не с целью мучений, а эксперимента для, так что зафиксирована она была надёжно, конечности позволяли.

-Вот и что мне делать теперь с этим живым трофеем, а? Ну отпускать же. А, к чёрту…

Её шея хрустнула под пальцами, и тушка обмякла в моих руках. Где-то когда-то я что-то такое интересное видел… то ли про бедуинов, то ли ещё про кого… а, опять же, к чёрту.

Внутренне поморщившись, но не желая отступать от принятого решения, я нахрен отрезал крысе голову когтем, и попытался выдавить побольше её крови себе к раззявленную глотку. Даже удачно.

Кровь была солоноватой, отдающей железом на вкус.

Мерзкой, противной, и… вкусной? Бе. Кажется, у моего тела на счёт еды несколько иные предпочтения, нежели у меня самого. Впрочем, может это даже и к лучшему. Но жрать ЭТО я не буду. Достаточно того, что кровушки попил. Носферату недоделанный, блин.

Ладно, жажда, а, вместе с ней, и голод, на время отступили, от отвращения, не иначе, а это значит, что пришла пора двигаться дальше. Ещё четыре этажа ЛУТА… среди которого, как я скромно надеялся, найдётся хоть ЧТО-ТО полезное!

Должно же мне повезти, разве нет?

Повезло, хвала Селестии! Эй, а эта фраза откуда у меня в лексиконе? Брысь, противная! Я за Лунную республику всегда был! Ладно, считаем, что отделались. Так, что тут у нас…

Судя по всему, как минимум это здание не было никем ещё разграблено, до моего появления, в плане. Самое странное заключалось в том, что я не мог определить даже примерной причины того, что здесь случилось. Если это была какая-нибудь атомная, ядерная или ещё какая бомба, то я наверняка могу уже считать себя трупом и наслаждаться последними мгновениями жизни. Мрачно? Да я реалист сейчас! Это же раздолбанный вусмерть неизвестно чем мир! Магический! Кто знает, что тут наизобретали за всё прошедшее время?

Стоп. Это мысль. А кто вообще сказал, что я в будущем? А что если я в ПРОШЛОМ Эквестрии… если это Эквестрия, конечно. Ну а что? Пусть Эквестрия. В прошлом кто-то совершил большую ошибку, и дело дошло, скажем, до трагического стечения обстоятельств Аля эксперимент. Потом мудрая правительница решила всё исправить, и, чтобы такого более не повторилась, применила свою магию. Итог? Очевиден. Естественное ограничение технологического развития общества в определённых областях. Итого мы имеем Эквестрию в том виде, в каком она была в сериале. А интересненькая ведь теория, только как проверить? Зато, если так, так это плюс! Это значит, что мир будет жить и я, чем Дискорд не шутит, смогу увидеть его зарождение, и быть может даже, увидеть, скажем, рождения Твайлайт Спа… не увижу, я столько не проживу. Но мысль интересная. Ладно, всё потом, а сейчас вернёмся к списку награ… Эмм… добытого! Да.

Третий этаж.

Итак, что у нас тут есть? А есть у нас пачка журналов, самого разного содержания, среди которых я отобрал лишь пару журналов по пушкам(журнал, что характерно, назывался Guns&Griffons), да, не удержавшись, ещё один весьма определённого содержания. Неприличного, мягко говоря.

Насилу оторвав взгляд от обложки и усилием воли подавив желание вчитаться в не слишком поблёкшие от времени страницы прям тут и сразу, я обнаружил… кое-что ещё.

Будучи, пусть и не самым яростным фанатом МЛП, я имел приличное представление о мире, о фандоме, и, как следствие, о различных его мемах, одним из которых был крылатый стояк. Так вот, теперь я мог заявить с уверенностью, что этот самый чёртов крылатый стояк есть и у грифонов…

-Твою маааа… — протянул я, стараясь заставить крылья вернуться в своё исходное положение.

Получалось плохо. Справившись с мышцами через пару минут, я, стараясь не смотреть, отложил журнал в сторону и продолжил грабёж.

На третьем этаже мной был обнаружен терминал, помигивающий работающим всё ещё экранчиком. Сбоку была слабо пахнущая кожей сумка на ремне, которой я обрадовался больше всего. Прям рядом с терминалом валялся скелет единорога в рабочей форме и с дыркой в черепе. Судя по разбросанным инструментам и части проводов, торчащей в разные стороны, он находился в середине ремонтного процесса, который кто-то нагло прервал. Клёво.

Оглядевшись по сторонам, я отпинал скелет в сторону, и, проклиная своё любопытство, принялся клацать по клавишам когтями. Самым приятным фактом оказалось то, что я понимал язык. Ура! Заклинание переводчика было вшито во врата и работало. Интересно, на котором же я говорю, а? На грифоньем или же на эквестрийском? А, чёрт с ним, потом проверю, если найду, с кем поговорить, конечно.

Разобравшись в управлении, я начал просматривать содержимое шайтан-машины. Какие-то отчёты, файлы, директории… чушь собачья. Ничего полезного. А, нет, кое-что есть. Выделявшаяся на фоне остальных строчка с пометкой «ВАЖНО!» и значком, напоминающим биологическую опасность. Что бы это могло значить? Ну, узнать можно было только одним способом.

____

От: SBMG

К: Terminal 141, Ponymine

Это сообщение имеет высший приоритет, надеюсь, что оно дойдёт до вас вовремя.

Сообщаю, что в вашу сторону движется крупный отряд искажённых. Примерная численность более полутора тысяч единиц живой силы. Половина моего отряда погибла в столкновении с ними, чтобы вызнать хотя бы это. Мы не желаем вашей смерти. Это НЕ ловушка… хотя вы мне не поверите.

Я надеюсь, что это сообщение попадётся на глаза кому-то достаточно здравомыслящему прежде, чем станет слишком поздно.

В случае, если это так, рекомендую принять следующие меры…

____

Терминал заискрил, издал звук, напоминающий стон, и отправился к праотцам.

-Зашибись пивка попили. – пробормотал я себе под клюв, прихватил сумку, и, сложив в неё отобранные журналы, а также аптечку, спустился на этаж ниже. Искажённые, да? Милое начало… и всё же, что здесь было?

Второй этаж.

Постепенно я начинал привыкать к тишине и полумраку, что царили здесь. Нет, правда. Это казалось жутким лишь поначалу, но потом… было в этом какое-то умиротворение. Умиротворение смертью, я полагаю. И, чёрт, мне это нравилось. Я чувствовал себя здесь хозяином, не меньше! Не было никого, кто мог бы оспаривать моё превосходство, и это пьянило сильнее вина. Нужно было привести в порядок свои мысли, но было как-то лень. Мной овладела совершенная безалаберность. И поделом.

Этаж за номером два порадовал наличием кафете… МАТЬ!

Я вошёл… и застыл. На моей физии, то есть морде, начала расплываться маньячная улыбка. Это было… прекрасно. Изначально, полагаю, это было просторное помещение, пол которого был покрыт белой кафельной плиткой. Белые стены, пол, потолок, белые столики и стойка, и прекрасный вид из окон во всю стену. Но теперь…

Кровь. Казалось, она была повсюду. Словно какой-то маньяк прогулялся здесь с огроменной кистью и оставлял за собой росчерки алой жидкости, которая, со временем, теряла цвет и оставалась лишь корка чёрного там, где проходила кисть. Знать бы, кто это, и как далеко он ушёл…

С одной стороны, я восхищался сим неизвестным, с другой же стороны… я подсознательно боялся его. Способный сотворить такое, способен на многое. Интересно, когда вся эта байда случилась? С одной стороны вроде бы давно, но сейчас меня начинали терзать смутные сомнения. Тела здесь сохранились лучше. Десяток тел, пара единорогов и восемь Земных, не сильно хорошо выглядящих. В воздухе, меж тем, висел запах застарелой крови. Я невольно сглотнул слюну, и двинулся осматривать помещение… и тела.

Кто бы не был тем маньяком или чудовищем, он явно постарался. Хренового качества кожаная броня, бывшая на двоих из неудачников, была порвана в такие клочья, что я только диву давался. По итогам обследования тел я обзавёлся парой сотен крышек от бутылок, на удивление прилично выглядящим чёрным рюкзачком, а также парой ножей, гнутых и мятых так, что они почти сразу отправились, фигурально выражаясь, «в утиль». Рюкзак же, штуку полезную, я закрепил на спине. Чем больше я смогу переносить, тем лучше. Никогда не знаешь, что понадобится в следующий момент. И всё же…

-Крышки от бутылок… — пробормотал я, изучая находку. – Зашибись. Либо это какие-то безумные коллекционеры, что вряд ли, либо это… ну… средство обмена что ли.

Иными словами, бабло. Блин. Нет, серьёзно, крышки от бутылок? Уржаться, если бы я умел ржать. Интересно, как вообще смеются грифоны? Ладно, к чёрту.

На витринах, разумеется, не осталось ничего съестного, да даже если бы и было, я бы не стал рисковать своим здоровьем. В задумчивости дёрнув крылом, я принялся за кассу. То есть… «принялся» — это громкое слово. Всего-то и нужно было, что порыться в ящиках и под стойкой, чтобы отыскать комплект ключей, и подобрать нужный. Занятия для дурака, мне в самый раз. О! А вот ЭТО куда больше походит на привычные мне финансы. Купюры, монеты… не глядя, и не задавая логичного вопроса «а нахрена?» я сгрёб всё к себе в сумку, где уже угнездились журналы и крышки в пакетике, и осмотрел помещение свежим взглядом. Ага, автоматы по продаже чего-то, называемого «сарсапарилла». Сарса…сарса… кто так газировку называет?! Язык сломать можно! Ну да ок, где наша не пропадала.

Автомат РАБОТАЛ, как и терминал ранее. Я похлопал глазами, и коснулся одной из кнопок. Как минимум взрываться он не спешил, всего лишь вежливо попросил ввести наличность в слот для… ясно, словом. Не особо надеясь на успех, я пихнул купюру в слот, дождался, пока умная машина её примет, и, нажав на одну из кнопок, принялся ждать результата.

С глухим стуком пред мои очи предстала стеклянная на вид бутылка сарсапариллы с изображением солнца, подозрительно напоминающим об одной принцессе… ну конечно, Селестия! Мда, королевская газировка, которой лет неизвестно сколько, у которой прошли все сроки годности, и… а, ладно, где наша не пропадала. Кажется, я повторяюсь.

-Ну, как говорил один мой знакомец, «Я пью ваше здоровье!» — сказал я сам себе, откупорил бутылку и, зажмурившись, принялся пить.

Не считая того, что газировка была явно выдохшейся, это было… ну, терпимо. К тому же она была прохладная, охлаждающие элементы тоже пахали. Но этот морковный вкус… бе. Что на мои старые вкусовые предпочтения, что на грифоньи. Всё равно «бе». Зато пить меньше хочется, а ещё эта крышка… а, как мило, теперь я даже знаю, от какой именно газировки крышки используются предположительно в качестве валюты. Славно. Ну а что? Практично! Никому в голову не придёт их подделывать, а весят они куда меньше, нежели, скажем, золотые монеты, и таскать их с собой можно куда больше. Как ни поверни, профит.

Следующим пунктом моей маленькой одиссеи была кухня, на которой ждал меня ещё один сюрприз. Раньше оная, разумеется, была белой, но сейчас, как и в прошлом помещении, все поверхности, да, даже потолок, были в следах крови. Определённо, тут была славная бойня. Трупов, кстати, на сей раз было немного, всего лишь три пони… непонятно каких. Без голов трудно определить, а крыльев ни у одного я так и не заметил. А, нет, четыре. Последний, одетый в чёрную куртку плотной кожи, застыл в сидячем положении, и от всего черепа у него осталась лишь половина. Рядом валялся самопальный пистолет такого вида, что должен был он развалиться лишь от одного моего взгляда, а прямо напротив пони-в-коже, на кухонной стойке, вогнанный в доску, покоился тесак.

Я сглотнул слюну второй раз.

Это было что-то. Деревянная ручка, сработанная под пальцы, тяжёлое, широкое лезвие, покрытое множеством зазубрин и мелких выбоин, режущая кромка, меж тем, оставалась девственно чистой и бритвенно острой, в чём я убедился, проверив остроту когтем. Что я, дурак палец подставлять? Да, дурак, но не настолько. Лишь вытащив сей чудесный девайс из доски, которую он пробил, и стойки, словно меч из камня, я обнаружил нацарапанные кем-то надписи.

«Берегись», «КрОвь», «Смерть», и так далее. Они повторялись, были, похоже, сделаны одним и тем же лицом, в котором я почти не сомневался, и не вызвали у меня почти ничего, кроме небрежного жеста лапой. Когда-то давно, ещё на Земле, я, помимо прочей фигни, занимался тем, что ходил в секцию боя на мечах. Не то чтобы мне это особо помогло тогда, но сейчас… о, крайне интересно. Я не мастер йайдо, да и тесак не нож, и, тем не менее, тем не менее. У меня не слишком много патронов, да и с огнестрелом я обращаюсь убийственно плохо, так что уж лучше нож.

Броня, то есть укрепкуртка, при попытке снять её с самоубийцы, порвалась. Может и к лучшему, конечно, что я выяснил её хрупкость именно сейчас, но это было неприятно, тем не менее. Это значило, что какое-то ещё неопределённое количество времени придётся мотаться без минимальной защиты, что, в свою очередь означает, что шансов пристрелить или подрезать меня у потенциального противника куда как больше. И, судя по трупам, противники у меня здесь рано или поздно появятся…

-Голосую за поздно. – негромко сказал я, приоткрывая дверцу одного из холодильников.

Мда, не повезло. Что тут раньше было, того больше не было, а что осталось, превратилось в такое, к чему не то что прикасаться, смотреть не хотелось. Пахло…соответственно. Иначе говоря, смердело. Что ж, в этом был один плюс, остатки аппетита, что были после поглощения колы, сдохли вместе с моим обонянием, хотя вопрос еды, как водится, встал куда как более остро.

Интересно, если я буду жрать трупы поней, это будет считаться каннибализмом или как? С одной стороны они мне не родственники и вообще мы разных видовых категорий, и грифоны едят мясо, я уверен, но… но. При одной мысли мне как-то не очень хорошо. Не телу, мне, моей личности, моему сознанию, которое, пусть и в теле грифона, но, всё же, родом с Земли.

Нафиг. Буду думать, когда вопрос встанет совсем ребром, или не буду думать вообще.

Меж тем я повторно осмотрел тела и помещение кухни, обнаружил у самоубийцы зажигалку, и, каким-то чудом пропущенные ранее ножны, судя по форме, как раз под моё новое оружие. Ей! Тесак сел в них как влитой, а сами ножны оказались в итоге закреплены на левой передней лапе, чтобы вынимать было удобнее.

Вернувшись в основной зал кафетерия, скользнув отсутствующим взглядом по телам и взяв ещё колы, я подошёл к окну, и задумался над тем, что же делать дальше. Разгадывать загадку на тему того, что же всё-таки здесь случилось, и почему я тут оказался, не хотелось. Нужно было найти еду, нужно было делать какие-то первые шаги, а мне ничего в голову не шло. Меж тем, приближался вечер, и город погружался во мрак ещё больше. Солнце, где ты? Вернись, я всё прощу! Небеса, разумеется, к молитвам оказались немы. Хе, ладно, не больно-то и хотелось. Отложив допитую колу в сторону, я собирался уже было идти дальше, как вдруг кое-что привлекло моё внимание. Свет в одном из зданий. Само оно, частично разрушенное, напоминало мне склад, ну да это сейчас было не так важно. Важно же было то, что оттуда лился холодный электрический свет. Намёк? Подсказка? В любом случае, это ныне был мой единственный шанс, которым я не мог не воспользоваться.

Первый этаж.

Ничего интересного. Груды мусора, пяток скелетов, у которых не было ничего ценного, разбитые в щепки шкафы, стойка ресепшена, пост охраны. Ха, насчёт «ничего интересного» я, кажется, поторопился. Но, потом, сейчас не до того. Я выскользнул на улицу, и отправился вперёд. Там, третьим зданием по правой стороне, меня ждал склад.

Глаза резануло светом, уже слишком ярким, я успел привыкнуть к полумраку, пусть лишь чуть-чуть. Со временем, думаю, это пройдёт, ведь я здесь лишь первый день, и, кто знает, что будет дальше. Но, ближе к делу. Холодный электрический свет ламп время от времени помаргивал, создавая жутковатое освещение обстановке разрухи, ржавчины и рядов полупустых полок. И с чего я взял, что здесь кто-то есть? Впрочем, ладно, как там? «Блажен, кто верует»? Мне сейчас трудно во что-либо верить, если уж на то пошло. Разве что в свои убывающие силы. Итак, здесь был склад. Судя по всему, явно не продуктовый, иначе бы всё здесь уже давно провоняло чем-нибудь прогнившим. Впрочем, и полки не были похожи на те, на которых должны были храниться всякие овощи да фрукты. Использовав тесак, я насилу отодрал крышку одного из ящиков и уставился на содержимое…

Его было много, оно было чёрным и продолговатым. Медленно, очень медленно, очень-очень медленно, но до меня дошло, ЧТО это такое. Я не умный пони, определённо. Игрушки для взрослых кобылок, не иначе. Размеры, однако… кхм. Сам не знаю зачем, не иначе как в порядке общего бреда, я взял один из «предметов» и щёлкнул найденным переключателем. «Предмет» завибрировал в моей лапе, и, видимо именно этот звук и привлёк ко мне нежеланное внимание. Я не заметил шагов, пока существо не подобралось слишком близко, в чём я виню потрескивающие лампы и, разумеется, «предмет», который к тому моменты был мною изучаем с неприличным интересом. Та ещё картинка со стороны, если вдуматься.

Хлопок крыльев возвестил об атаке врага, я успел дёрнуться в сторону, и, видимо это спасло мне жизнь, так как в следующее мгновение на моём левом плече сомкнулись челюсти, а инерция столкновения повалила на пол. Я упал, громко выматерился, и, в одну секунду, словно на мгновенной съёмке, рассмотрел существо, встретившееся на моём пути. Тварь походила на выползня из фильма ужасов, если не считать того, что она была уж слишком реальна. Больше всего она напоминала собаку, этакую борзую, вымахавшую и лишённую шерсти, с кожей отвратительного розового цвета, которая была не везде целой, а там, где её не было, становилось видно, как перекатываются мышцы. Ходячий анатомический атлас, млять. «Больше всего» потому что вместо передних лап у твари была пара кожистых крыльев. Зомбопёс? Птероящер? Какая нахер разница, эта тварь меня УКУСИЛА!

Белёсые , лишённые каких-либо признаков разума, глаза, дополняли картину, а ещё челюсти, которые оказались как-то уж очень острыми. Живой мертвец? Только этого мне не хватало для полного счастья. Паника и волна адреналина, выброшенная организмом в кровь, предали мне сил и решимости. Тварь огребла по голове первым, что попалось под лапу. Если ещё точнее, тем, что из лапы так и не было выпущено.

Да, зомбопёс огрёб «предметом».Такого тварь не ожидала точно. Почувствовав, что хватка челюстей чуть ослабла, я пихнул «предмет» ей в пасть, и, врезав хорошенько в грудь, выбрался из-под туши и бросился прочь. Притаившись за полкой, и дав себе минуту на то, чтобы отдышаться и осмотреться. Ящики, бывшие на стеллажах здесь, создавали достаточно помех для зрения, чтобы меня нельзя было заметить, но то же самое касалось и моего оппонента. Впрочем, судя по доносящимся звукам, псу «предмет» пришёлся по вкусу. Гротескно…

-Чтоб ты подавилась. – пробурчал я себе под клюв. Пожеланиям моим, разумеется, не суждено было сбыться. В сущности, никто и не обещал, что будет легко, но…

Почему бы не сбежать? Такая простая мысль, и почему-то пришла в голову только сейчас. Нет. Нельзя. Сбегу раз, и придётся бегать и дальше. Если это такой мир, то трусливому мне в нём места нет, если что не скелетом на кладбище. А я пережил переход, и явно НЕ для того, чтобы сдохнуть здесь от зубов какого-то мутанта.

Макс мёртв. Я – Редхарт.

Тварь снова появилась в поле зрения, поводя носом из стороны в сторону и явно меня выслеживая. Интересно, а как там у неё с нюхом? В голове мелькнула картина черепа, разносимого, точно спелый арбуз, на клочки револьверной пулей. Согласившись с самим собой, я потянулся за револьвером… чтобы не обнаружить его на месте. Скотч – чертовски ненадёжное крепление.

-Лаадно…

А вот теперь меня заметили. Тварь явно повернулась в мою сторону, раззявила пасть, полную острых зубов, и издала нечто среднее между визгом и рёвом. В голове запульсировала тупая ноющая боль, которая усиливалась по мере того, как я вслушивался в этот крик. Положение отчаянное. Стараясь не отвлекаться на боль в голове, я огляделся, надеясь чем-нибудь в тварь кинуть, и отметил один факт…

Полки не были закреплены.

Решение пришло сразу – я упёрся плечом в эту конструкцию, в ту её секцию, близ которой, то есть ныне напротив меня, расположилась собака, и, приложив все усилия, постарался… сделать… так… чтобы… она… опрокинулась… НАХРЕН! С нечеловеческим рёвом из клюва и болящими мышцами наблюдал я, как стеллаж пошатнулся и начал заваливаться прямо на птеропса. Последний был слишком туп, или, может, изрядно сосредоточился на крике, чтобы понять, что опасность-то вот она, слишком близко. Так или иначе, удрать он попытался лишь в самый последний момент. Судорожный взмах крыльев, второй, грохот валящихся с полок ящиков с разнообразным содержимым, лязг металла о бетон, и явный хруст. Ему почти удалось, и «почти» здесь ключевое слово.

Пошатываясь от усталости, я подбрёл к птеропсу. Он поскуливал, пытаясь выбраться из-под завала. Безуспешно. Если я правильно прикидывал картину, у него был перебит позвоночник, и это ещё лучший из раскладов. Впрочем, я не медик и не ветеринар. К чёрту. Валявшийся рядом металлический штырь, тронутый ржавчиной, пришёлся по лапе. Пёс поднял морду, в которой сейчас можно было совершенно явно прочитать едва ли не извинения за всё произошедшее, и жалобно поскуливал, словно бы стараясь что-то сказать.

-Слишком поздно. – и обрушить арматурину прямо на голову.

С первым же ударом, который ушёл куда-то в сторону, штырь сломался напополам, и меня это не устраивало совершенно. Скользнул из ножен тесак, словно бы сам по себе, лапой перехватить тварь за голову, благо сейчас это так просто, и рубануть по длинной шее. Удар, другой, третий… остановился я лишь тогда, когда отделённая от тела голова осталась в левой лапе моей.

Тишина оглушала. Привычный уже свет ламп радовал взор. Я сидел на заваленной полке, и приходил в себя. Что-то тёплое стекало по левой передней лапе. Кровь, не иначе, наверное даже моя.. Дико болела голова, в которой отдавался предсмертный визг твари, и мир вокруг, кажется, слегка кружился. Он кружился и кружился, а я сидел, и пялился в закатившиеся глаза птеропса, голова его по-прежнему покоилась в левой передней лапе. Тесак – в правой. Скипетр и держава, Редхарт, правитель все пустошей… было бы смешно, если бы не было так грустно.

-Я выиграл, слышишь? Тебе не удалось убить меня и съесть, а это значит, что я уже заслужил право на своё существование здесь.

«Пока-да. А там посмотрим. Цена за вход невелика.»

Глючу. Стопудово глючу. Череп хрустнул, на большой скорости соприкоснувшись со стеной и оставив на ней кровавый след, в то время как для меня настало время заняться своими ранами. Перебинтовать, предварительно обеззаразив, левую лапу, на которой виднелся след от челюстей ныне мёртвого отродья. Отыскать среди обломков безвременно почивший револьвер, которому даже на вид уже ничто не могло помочь. Убрать, наконец, тесак в ножны…

В задумчиво я поднял один из уцелевших «предметов», сродни тому, который нашёл свой конец в челюстях пса.

-А, хер с ним. В смысле, хер со мной…ааа, словом, пусть будет. Может, удастся кому-нибудь загнать когда-нибудь. Всё хлеб… э, в смысле крышки.

«Предмет» отправился в сумку, туда же отправились и несколько комплектов батареек, вытащенные из иных экземпляров. Всё. Здесь – всё.

Потрёпанный, усталый, и совершенно никакой, я вернулся в то здание, из которого начался мой путь, завалился в комнату охранников, и, закрыв за собой дверь на замок валявшимися в куче мусора ключами, завалился спать. Это был очень долгий день…

И, всё-таки, кто такие искажённые?

Заметка:

Lvl up? Y/N. N.

Получен первый избранный навык: Melee Weapons(Холодное Оружие)
Получен новый трейт: Not of this world – Благодаря странному стечению обстоятельств или благодаря необычному происхождения, вас касаются не все правила и законы мира, а иногда касаются те, что не должны. Жизнь ваша будет… интересной. Весьма.