Автор рисунка: BonesWolbach
07 Осторожность 09 Открытая тайна

08 Магию не скрыть

У Твайлайт кружилась голова. Никс сидела рядом и робко отщипывала крошечные кусочки от яблока, купленного ей в качестве обеда. Биг Макинтош позволил парочке спрятаться за прилавком, в то время как сам разбирался с наплывом покупателей. Никс между тем постепенно отходила от происшествия с Флаттершай, за что Твайлайт мысленно благодарила красное яблоко в её копытцах.

Никс успокаивалась, а вот Твайлайт начинала всё больше и больше паниковать. Чтобы не напугать малышку, она не показывала своих чувств, но никак не могла остановить мысли, носившиеся в её голове со скоростью, которой могла бы позавидовать сама Рейнбоу Дэш.

Драконьи глаза легко спрятать за линзами очков. Крылья можно скрыть под жилетом. Но как быть с магией? Чего стоит вся эта маскировка, когда Никс вот так запросто у всех на глазах превращает пегаску в огромное дерево? Подобное не может остаться незамеченным.

Разумеется, Твайлайт с её-то многолетними тренировками и Селестией в качестве наставника тоже была способна на такие чудеса. Да, она была ненамного старше Никс, когда превратила своих родителей в растения, но то был порыв магии, который вышел из под её контроля. Никс, в свою очередь, действовала осознанно. Для обычной кобылки совладать с такой магией было немыслимо.

Обыкновенная кобылка, превратившая пони в дерево...

Нет, как бы единорожка ни пыталась убедить себя и всех вокруг, Никс не была обыкновенной. Она была аликорном, и не таким, как Кейденс, нянчившаяся с маленькой Твайлайт. Нет, Кейденс была полукровкой и потому смертным аликорном. Да, её особый талант — любовь — уникален, однако, если рассматривать магию в общем, Твайлайт как волшебница была более способной.

А Никс… Вдруг с ней и вправду всё иначе?

Старые и новые страхи и сомнения начали поднимать свои мерзкие головы в сознании Твайлайт. Никс появилась из заклинания, которое должно было возродить Найтмэр Мун, которая не была смертным аликорном. Являясь по сути исковерканной завистью Принцессой Луной, Найтмэр была бессмертна. Её сила позволяла управлять светилами, что во времена правления Дискорда было непосильной задачей даже для целой команды единорогов.

Учитывая происхождение Никс, нельзя было исключить, что она просто маленькая Найтмэр Мун. Унаследовала ли кобылка и её бессмертие? Сможет ли она когда-нибудь тоже управлять солнцем, луной и другими небесными телами? Станет ли такой же царственной и величавой, как Селестия?

Твайлайт ощущала, как на её спину всей своей тяжестью опускается груз материнства. Во что же она ввязалась? Она стала для Никс матерью, хотя сама с трудом могла назвать себя взрослой. Теперь же выходило, что она занимается воспитанием кобылки, которая, судя по всему, может однажды сравняться в могуществе с самими принцессами.

Как долго она сможет скрывать правду? И как скоро до Принцессы Селестии дойдут слухи об удивительно одарённой кобылке из Понивилля? Даже если все забудут об этом случае с деревом, что будет, когда Никс подрастёт? Станет ли она сильнее?

А рост? Насколько высокой она вырастет? Принцесса Луна, конечно, была лишь ненамного выше остальных пони, но на то она и младшая сестра. Со временем она запросто может подрасти, и тут Твайлайт подумала о Принцессе Селестии. Что, если Никс будет ростом с неё, и как быть с гривой кобылки? Вдруг грива Никс опять превратится в тёмное магическое облако, как у Найтмэр?

Что скажут пони, когда узнают о происхождении Никс? Долго ли придется ждать горожан с факелами и вилами? Много ли времени потребуется стражникам, чтобы схватить Никс? И как скоро Принцесса Селестия отправит её на луну? Никс не заслуживала ничего из этого… Ну, если забыть о том, что фактически она была Найтмэр Мун.

— Твайлайт, всё нормально? Ты чёт прям вся побледнела, — произнес глубокий бас.

Вынырнув из вихря вопросов, единорожка увидела стоящего над ней Биг Макинтоша, у которого выдалась свободная от торговли минутка.

— Ох… Да… Всё в порядке… Просто немного задумалась.

— Хочешь ещё яблочко? — любезно предложил красный жеребец.

— Нет-нет, спасибо, Мак, — ответила единорожка. — Они ещё не начали игровую часть?

— Не думаю, но, похоже, осталось недолго, — отвечал Биг Мак, покачивая соломинкой во рту. — Эпплджек и Эпплблум как раз туда прошли.

— Мы… Мы всё равно пойдем туда? После того, что я сделала? — спросила Никс.

— Да, пойдем. Ты ведь так долго ждала этого дня, — ответила Твайлайт, поднимаясь на ноги. Она знала, что Никс очень хотелось поучаствовать в играх, но основная причина осталась невысказанной. Твайлайт боялась того, что могло случиться, если бы они не пошли. Их внезапное исчезновение привлекло бы много ненужного внимания. Друзья единорожки стали бы волноваться, кинулись бы её разыскивать, а отыскав, захотели бы услышать объяснения.

Если они останутся, можно будет хотя бы попытаться сделать вид, будто не произошло ничего необычного. В конце концов, семья Спаркл славится магическими способностями. Твайлайт могла бы всем сказать, что такие превращения — обычное дело для кобылок с талантом к магии. Это было далеко от истины, но выбор единорожке оставался невелик: остаться на празднике или скрыться в библиотеке. Твайлайт выбрала первое.
~~~

— Я знаю, что вы тут, мистер шпионский шпион, — прошептала Пинки Пай, прочесывая глазами толпу около экспонатов и постепенно переходя к толпе у обеденных столов. Кто бы ни был этот шустрый наблюдатель, Пинки знала, что он где-то здесь, и она найдет его.

Зуд в шее...

Пинки резко повернула голову направо и начала пристально вглядываться в стоящих в той стороне пони. В конце концов её взгляд встретился с парой серо-коричневых глаз, которые глядели прямо на неё. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, а затем пони-шпион, осознав, что замечен, метнулся за угол, в ряды ученических стендов.

Скрип в колене...

— Попался, — прошептала Пинки Пай с немного зловещей ухмылкой и сорвалась на галоп. Скрип в колене подсказывал, что кто-то пытается от неё убежать, и скрипело как раз то колено, которое было ближе всего к тому пони. С помощью этой своей особенности Пинки легко находила Рейнбоу Дэш, когда та пыталась от неё спрятаться, значит, сейчас она сможет выследить и шпиона.

Свернув там же, где только что исчез источник плохого взгляда, Пинки Пай продолжала погоню, лавируя между посетителями. Она ловила мельком брошенные взгляды от кого-то, бежавшего прямо перед ней. Шпион знал, что она его преследует, но это её не останавливало. Никто не смеет так подло шпионски шпионить, особенно за Пинки Пай и её друзьями.

Скрип в переднем левом колене… В переднем правом … В переднем правом… Скрип в заднем левом колене… В правом переднем… Боль в щиколотке…

Резко затормозив всеми четырьмя ногами и немного пропахав копытами землю, Пинки остановилась. Боль в щиколотке… Шпион больше не бежал — он спрятался. Погоня привела Пинки обратно в обеденную зону Дня учебы и игр. Почти все столы тут были заняты: одни пони увлечённо ели, другие просто оживлённо болтали и смеялись.

— А он не промах, но я обожаю играть в прятки, — прошептав эти слова, Пинки Пай набрала в грудь побольше воздуха и закричала: — Ты слышишь меня?! Я иду искать!

Все пони, которые ещё секунду назад спокойно разговаривали и жевали свои обеды, вздрогнули и обернулись на внезапное и очень громкое объявление Пинки. Но она осталась безразлична к озадаченным взглядам. Её глаза сканировали толпу, пока наконец не приметили пони с зализанной назад тёмно-синей гривой. Этот жеребец сидел за столом один и был единственным, кто не обернулся.

— Попался… Снова, — прошипела Пинки Пай. С угрожающей улыбкой она стала прокрадываться между столами, стараясь подобраться к шпиону незаметно, сзади. Она осторожно огибала встречных пони, пряталась за коляской и даже ухитрилась забраться в связку воздушных шариков, чтобы остаться незамеченной. Каждый шаг приближал Пинки к её жертве. Всего пара столов отделяла Пинки от цели, как вдруг дорогу ей перегородило знакомое лицо.

— Ах, вот ты где, Пинки Пай. Ты так быстро убежала, что я даже начала волноваться, — сказала Рейнбоу Дэш. — Ну так ты всё ещё хочешь помочь с играми и конкурсами? Они вот-вот начнутся.

— Нет… Я не могу… Выслеживаю… пони, и ты… — отвечая, Пинки Пай пыталась вытянуть шею, чтобы хоть что-то разглядеть за радужной гривой подруги. С недовольным видом, но бережно, она отодвинула в сторону парившую у неё на пути Рейнбоу Дэш, однако объект слежки уже успел ускользнуть. Пинки что-то раздраженно проворчала, повернулась к пегаске и, подняв на неё обвиняющий взгляд, продолжила:

— И ты позволила ему сбежать!

— Эй-эй, извини… Я не хотела мешать тебе, эээ… чем бы ты тут ни занималась.

Скрип в переднем правом колене...

Осуждающее выражение на мордашке Пинки быстро сменила зловещая ухмылка. Она повернулась в направлении, куда указывало скрипящее колено.

— Не волнуйся, Дэши. Этот шпион снова пытается убежать, но ещё ни у кого не получалось сбежать от Пинкамины Дианы Пай.

— Так ты всё ещё гоняешься за тем воображаемым шпионом? — спросила Дэш, вскинув бровь.

Пинки Пай не стала утруждать себя ответом. Вместо этого она галопом рванула на другой конец обеденной зоны. Её взгляд уловил кончик тёмно-синего хвоста, мелькнувший за фасадом школы, и розовая пони пошла во весь опор, чтобы нагнать беглеца. Она завернула за угол, но не нашла там ни следа загадочного пони.

Скрип в переднем правом колене… Боль в щиколотке...

Приближаясь к школьной двери, Пинки триумфально улыбалась.

— Ох, глупенький шпион. Ты думал, что сможешь спрятаться в школе, но никому ещё не удавалось спрятаться от меня, — с этими словами она толкнула двери; те распахнулись со звучным треском. Кувырком прокатившись через порог, она вскочила на задние ноги и, сменив несколько боевых стоек в стиле карате, закричала в темноту:

— Выходи, шпионский шпион! Я знаю, что ты там, и ты расскажешь мне, почему был таким негодником и шпионил за мной и моими друзьями!

— С меня довольно, — прорычал голос из дальнего конца комнаты. Пинки повернулась, и её взгляд встретился с уже знакомыми серо-голубыми глазами. Эти глаза на миг закрылись, а открывшись вновь, засверкали бирюзовой радужкой.
~~~

— Итак, пони! — перекрикивала толпу Рейнбоу Дэш. — Пришло время для последнего крутого состязания на сегодня — перетягивания каната!

Родители и просто гости Дня учебы и игр зашумели, столпившись вокруг трёх разноцветных канатов.

— Теперь немного о том, как всё это будет происходить. Наши участники разбились на команды по четверо. Каждая команда будет вписана в турнирную таблицу, при этом они разделятся по трём возрастным группам. Команды, которые окажутся самыми стойкими в своих группах получат призы, а потом наши победители вновь возьмутся за канат, чтобы определить абсолютного чемпиона сегодняшнего дня.

— А сейчас, команды, подойдите к своим канатам, и давайте начинать.

Жеребята, всё это время стоявшие в первых рядах публики, с весёлым шумом принялись делиться по командам. У красного каната, приготовленного для младшей группы, стояла Рэрити, перед которой плавно парил планшет. Черили судила среднюю возрастную группу, а Эпплджек была приставлена к старшеклассникам.

— Итак, — нараспев сказала Рэрити собравшейся вокруг неё ораве жеребят. — Первыми выступает Орден Метконосцев против Морковного Клана. Команды, встаньте по концам каната, а остальные, пожалуйста, отойдите подальше.

Маленькие пони послушно следовали её указаниям. По одну сторону каната встали трое жеребят и кобылка; на кьютимарках у всей четвёрки в том или ином виде присутствовали морковки. Напротив них выстроились в линию четыре кобылки, одетые в ярко-красные накидки Метконосцев. Свити Белль была впереди, за ней стояла Скуталу, а Никс, официально зачисленная в ряды Ордена только после Весеннего фестиваля, занимала третье место. Эпплблум стояла в конце, на позиции якоря.

— Что ж, хоть я и советовала просто натянуть над линией верёвку, чтобы состязание было и чище, и безопаснее, Рейнбоу Дэш увидела какой-то смысл в грязных лужах — так почему-то будет легче определить победителя, — задумчиво произнесла Рэрити, глядя на своих подопечных. — В общем, цель соревнования состоит в том, чтобы перетянуть команду соперников в грязь. Правила простые: если все члены вашей команды бросают канат или оказываются в луже, вы проиграли. Магия запрещена, а пегасы должны держать свои копыта на земле.

— Все ясно? — спросила Рэрити.

Обе команды согласно покивали и натянули канат.

— И не забудьте, на случай, если вы проиграете, у нас тут работает полевой душ, но… Эх, ладно, просто покажите на что способны и как следует повеселитесь, хорошо?

Юные соперники глядели друг на друга, показывая своим видом, что готовы начинать, и Рэрити не стала медлить.

— На старт… Внимание… Марш!

Команды сжали зубы и изо всех сил стали тянуть. На мгновение показалось, будто Морковный Клан получил преимущество: земные пони протащили Метконосцев на пару шагов к себе. Но всё переменилось, как только Скуталу заработала крыльями, не отрывая про этом копыт от земли. Этот толчок позволил Метконосцам вернуться на исходную позицию, и вскоре, несколько сильных рывков и четыре плюхнувшихся в грязь морковных жеребёнка спустя, они вырвали победу в своём первом состязании.

— Ура! Метконосцы — чемпионы по перетягиванию! — воскликнули хором все четверо, отходя от каната и позволяя следующим двум командам занять свои места.
~~~

Орден Метконосцев одержал победу ещё в двух раундах, прежде чем добрался до финального матча в своей группе, и, когда они увидели, с кем им предстояло сразиться, радости их не было предела.

Даймонд Тиара и Сильвер Спун были в команде с двумя сильнейшими жеребятами в их возрастной группе и дошли до финала, целиком полагаясь на их силу. Метконосцы, в свою очередь, не собирались проигрывать кобылкам, которые постоянно обзывали их пустобокими, а у Никс с ними были свои счеты за Вечносвободный лес.

— На старт… Внимание… Марш! — крикнула Рэрити, и канат натянулся. Почти сразу крепкие жеребята начали стягивать Орден Метконосцев в сторону лужи. Эти жеребята едва вписывались в младшую группу и были старше большинства одногрупников, что давало им ощутимое преимущество.

— Ну же! — пробормотала Эпплблум, не выпуская каната. — Тяните!

— Да тянем мы! — пробормотала в ответ Скуталу. — Копыта скользят!

— Вы только посмотрите, кажется, этих пустобоких сейчас поваляют в грязи, — смеясь, выкрикнула Даймонд Тиара. Её рот даже не был занят канатом — двое старших жеребят делали всю работу за неё.

— Это мы ещё посмотрим! — крикнула Свити Белль. Она зарылась копытами в землю, остановив движение команды к поражению в тот самый момент, когда до лужи осталось всего ничего.

— Ну-ка, все, — произнесла Эпплблум сквозь канат, — тянем вместе. Приготовились! Тяни!

Четвёрка Метконосцев общим рывком сумела отвоевать небольшое расстояние, и все они сделали по небольшому шагу назад. Эпплблум скомандовала ещё раз: “Приготовились… Тяни!” — и снова кобылкам удалось отступить ещё немного назад, постепенно перетягивая старших жеребчиков.

Впервые за весь турнир Даймонд Тиаре и Сильвер Спун пришлось приложить те небольшие усилия, на которые они были способны, чтобы помочь жеребятам. Этих усилий хватило, чтобы остановить Метконосцев, которые, однако, к тому времени уже успели восстановить свои позиции.

Вскоре сложилась патовая ситуация. Ни одна из команд не могла сдвинуть соперника ни на сантиметр. Даже тактика Эпплблум перестала работать. Команда Тиары и Спун довольно быстро смогла выработать контрстратегию, и, когда Эпплбум кричала “тяни”, уже обе команды делали рывок, надеясь вырвать победу с помощью одной только грубой силы. И такая стратегия начала приносить удручающие плоды.

— У меня челюсть начинает болеть, — неразборчиво простонала Свити Белль.

— Просто потерпи, мы сможем победить, — ответила Скуталу, пытаясь поднять дух команды и не прекращая изо всех сил махать крылышками.

— Да, нужно просто продолжать тянуть, — решительно кивнула Эпплблум, фыркнув ноздрями.

— Нет, — пробормотала Никс, в то время как команда Ордена начала потихоньку терять с таким трудом отвоёванные позиции.

— Даже не думай сдаваться, — прошипела Эпплблум.

— Я и не думаю, — раздражалась Никс. — Я просто говорю, что нам их не пересилить, нужно их передумать.

— И что ты предлагаешь? — спросила Эпплблум.

— Эй, а у меня, вроде, есть идея! — отозвалась Скуталу, после чего перешла на шёпот. Её голос звучал достаточно громко, чтобы его могли расслышать подруги, и вскоре Эпплблум превратила эту идею в готовый план. Конечно, это была авантюра, но как бы там ни было, кобылки приготовились действовать, а Эпплблум начала отсчёт.

— Три… Два… Один… Тяни! — крикнула Эпплблум, не выпуская каната. Команда Даймонд Тиары тоже прекрасно расслышала Эпплблум и сделала резкий рывок, чтобы сдержать атаку соперников… которой, однако, на этот раз не последовало. Напротив, Орден Метконосцев дал канату провиснуть.

Отсутствия сопротивления на той стороне каната не ожидали. Произошло как раз то, на что рассчитывали Метконосцы: жеребец, который замыкал ряд и служил команде Тиары якорем, не ощутив сопротивления, которого ожидал, потерял равновесие и повалился набок, выпустив веревку. Эпплблум выкрикнула очередное «Тяни!», и кобылки вложили в этот рывок последние силы, затащив оставшихся противников в грязь.

— Матч завершен, Орден Метконосцев победил! — пропела Рэрити под крики болельщиков.

— Нет! — завопила раздосадованная Даймонд Тиара, пытаясь устоять на разъезжающихся в грязи ногах. — Это мы должны были победить!

Со злости она попыталась топнуть копытами, но только поскользнулась на скользкой грязи и повалилась обратно в лужу.

От этой небольшой истерики Тиары, победа Метконосцев сделалась ещё слаще. Кобылки ликовали и смеялись, направляясь в сторону Рейнбоу Дэш, где стали дожидаться окончания состязаний в остальных возрастных группах.
~~~

— Итак, пришло время для нашего наикрутейшего финального раунда, — объявила Дэш под аплодисменты публики. Толпа зрителей собралась вокруг последнего оставшегося каната, над которым зависла Рейнбоу Дэш. — И в нём Орден Метконосцев сразится с командой “Булыжники”.

Эпплблум, Свити Белль, Скуталу и Никс, широко раскрыв глаза, глядели на своих соперников. Каким-то чудом Метконосцы одолели победителей средней группы, но теперь четырём кобылкам предстояло соревноваться с “Булыжниками” — командой из четырёх жеребят, которых уже почти можно было назвать настоящими жеребцами.

— Раз у одной из команд явное преимущество, — говорила Дэш, двигаясь вдоль четвёрки жеребцов в сторону младшей команды, — Орден Метконосцев получит фору: им разрешается пригласить в команду одного дополнительного члена, либо один единорог из их команды может воспользоваться магией, либо они могут отправить на скамейку запасных любого из “Булыжников”.

Метконосцы собрались в круг и стали совещаться. Первой высказалась Эпплблум:

— Давайте позовем в команду мою сестру. Нет! Погодите! Лучше попросим Биг Макинтоша! Он даже один справится со всей их командой.

— Не, я хочу, чтобы мы сами победили этих жеребцов, — возразила Скуталу и подняла голову, чтобы ещё раз взглянуть на соперников. — Я думаю, надо выбрать из них того, что покрупнее, и отправить его отдыхать. Останемся вчетвером против троих.

— А что насчет магии? — спросила Свити Белль. — У меня с этим не очень, но Никс, кажется, кое-что умеет. Она же превратила Флаттершай в дерево!

— Ты уже слышала? — спросила слегка смущённая Никс.

— Трудно было не услышать, учитывая, что все здесь видели то дерево, — заметила Скуталу. — Кстати, я думаю, Свити Белль права.

— Ну не знаю, — колебалась Эпплблум. — Никс, думаешь, твоя магия справится?

— Я… Я не знаю… Может быть, наверное.

— Ну же, Эпплблум, просто представь, — сказала Скуталу, подталкивая подругу. — Мы вчетвером можем победить их четверых. Сами! Безо всякой помощи! Это же будет так круто!

— Нуу... — Эпплблум слабо улыбнулась, — наверное, это и правда было бы круто, да и терять нам особенно нечего. Мы же уже поваляли в грязи Даймонд Тиару, а это всё, чего я ждала от этого турнира.

— Отлично, решено. Никс будет якорем и использует магию, — подытожила Скуталу. Совещание Ордена закончилось, и кобылки озвучили свой выбор Рейнбоу Дэш. Та огласила его публике, которая очень тепло поприветствовала такое смелое решение, а вот Твайлайт только вымученно улыбалась беспокойной улыбкой.

Четверо почти-жеребцов из команды соперников взяли в зубы канат, улыбаясь так, будто уже победили. Свити Белль, Эпплблум и Скуталу тоже крепко вцепились зубами в другой конец — кобылки готовились к тому, что победа не достанется легко. Никс встала позади остальных, ухватившись за самый край каната. Её рог мерцал: малышка приготовилась с помощью магии удерживать копыта подруг, чтобы те не скользили.

— Все готовы? — спросила Дэш, обводя взглядом команды. Все участники кивнули, и Дэш с улыбкой подняла копыто.

— На старт… Внимание… Марш!
ПЛЮХ!

Свити Белль упала почти сразу после отмашки. Старшей команде потребовался всего один хороший рывок, чтобы отправить её в грязь. Оставшиеся на ногах Метконосцы изо всех сил старались удержаться, но с самого начала перевес оказался не на их стороне. Даже несмотря на магические усилия Никс, “Булыжникам” без особого труда удавалось тянуть их вперёд.
ПЛЮХ!

Скуталу головой вперёд полетела в грязь. Пегаска приземлилась как раз рядом со Свити Белль, которая едва успела отползти с её пути.
ПЛЮХ!

Старшие жеребята скалили зубы, с каким-то гадким удовольствием отправляя кобылок одну за другой прямо в лужу. Третий всплеск произвела Эпплблум, присоединившаяся к Свити Бель и Скуталу, и теперь канат удерживала только Никс. Её копытца скользили по земле, а соперники подтягивали её всё ближе и ближе к поражению. В какой-то момент Никс собралась всё бросить и сдаться. В конце концов, какие у неё могут быть шансы против четверых крепких жеребят?

— Давай, Никс! — подбадривала Эпплблум, выбираясь из грязи. — Больше магии!

— Да, не дай им победить тебя! — кричала Скуталу. Она даже притопнула ногой, но быстро об этом пожалела — грязь из под копыт полетела прямо ей в лицо.

Никс запаниковала. С такой поддержкой она не могла бросить канат. С другой стороны, как, во имя Эквестрии, ей одной справиться с четырьмя жеребятами, которые были и сильнее, и крупнее? Единственным её преимуществом оставалась магия, которая даже не спасла её подруг от падения в грязь. Она просто не знала что делать.

— Ну же! Заройся копытами в землю и тяни! — кричала Эпплблум, пока Никс сантиметр за сантиметром приближалась к луже.

Чёрная кобылка всхлипнула и попыталась последовать совету, но копыта предательски скользили. Она не сможет сделать рывок, если не зацепится за землю, но даже если у неё получится, у неё просто не хватит сил, чтобы перетянуть таких сильных соперников. Вот что ей нужно: сцепление с землей и сила! Возможно, магия поможет ей в этом. Одно заклинание должно работать без постоянного поддержания, тогда, возможно, у неё что-то получится.

Грязная лужа всё приближалась. Жеребцы на другом конце каната ухмылялись и не торопились вырывать победу, играя с Никс и подтягивая её сантиметр за сантиметром. Большая часть болельщиков замолкла в ожидании неизбежного. Кричали только болельщики “Булыжников”. Слова поддержки в адрес Никс доносились только от Свити Белль, Скуталу и Эпплблум.

Никс ухватила канат ещё крепче, хотя и до этого её хватку нельзя было назвать слабой. Сцепление и сила — это всё, что было нужно. Сперва сцепление, чтобы остановиться. Закрыв глаза и вспыхнув рогом, Никс создала первое заклинание, и её копыта крепко вцепились в землю. “Булыжникам” больше не удавалось тянуть её вперёд. Но остановка сама по себе ещё не означала победу.

Закончив с первым заклинанием, Никс пустила магическую энергию внутрь себя, направляя её от рога к челюстям и ниже, к своим ногам. И почти сразу она почувствовала, что это сработало: она начинала ощущать себя сильнее по мере того, как её тело напитывалось магией. Челюсть больше не болела, и, зажав канат в зубах надежно, как никогда, она приподняла одну ногу, отчего стал виден результат первого заклинания: часть земли под её копытами превратилась в подковы с большими шипами, которые и удерживали кобылку от скольжения.

Магия струилась по телу чёрной кобылки; её глаза были плотно закрыты, чтобы ничто не нарушало концентрацию. Шагнув назад, малышка стала тянуть. Канат поддался лишь слегка, но этого хватило, чтобы Никс смогла убедиться, что её тактика работает, просто нужно ещё немного магии.

Никс вливала в своё маленькое тельце столько магии, сколько могла, и чувствовала, как прибывают силы. Шкурка под гривой и у хвоста начала покалывать, словно от онемения, но Никс не обращала на это внимания. Она была сосредоточена на ногах, которые медленно, но верно шагали назад. Кобылка делала рывок шеей, подтягивая верёвку, затем шагала. Рывок, шаг. Рывок, шаг. Снова и снова она следовала этой нехитрой схеме, пока до её ушей не донёсся сладостный хлюпающий звук.
ПЛЮХ… ПЛЮХ… ПЛЮХ… ПЛЮХ…

Услышав четвёртый всплеск, Никс в ту же секунду бросила канат, погасила рог и повалилась на землю, тяжело дыша. Магия, напитавшая её тело, начала испаряться, отчего кобылка чувствовала себя болезненно усталой, особенно ныли челюсти. Впрочем, несмотря на общее истощение, Никс улыбалась.

Она в одиночку справилась со старшими пони, и, может быть, хотя бы теперь её перестанут считать трусливой плаксой и любимчиком учителя. Может, ей даже будут улыбаться и перестанут думать как о неудачнице. Ей дадут ленточку победителя, такие же получат её подруги, и...

Тут Никс заметила, какая вокруг установилась тишина.

Она поднялась на ноги и, оглядевшись, с удивлением обнаружила, что все вокруг замерли, уставившись на неё, а многие даже разинули рты. Никс нашла в толпе Твайлайт: та, казалось, вот-вот упадет в обморок. Взгляд маленькой пони метался среди зрителей, словно в ожидании, что вот-вот случится нечто плохое.

Неприятная тишина проникла внутрь Никс; она пыталась понять, что сделала не так. Под тяжёлыми взглядами толпы она съёжилась, сжалась, стараясь сделаться как можно менее заметной. Все продолжали глазеть — просто глазеть, — и ей это не нравилось. Никс отчаянно вертела головой в надежде найти хоть одного пони, который был бы рад её победе.

К счастью, она нашла целых трех — это были её подруги. Пускай им и потребовалось некоторое время, чтобы осмыслить произошедшее, но как только их коснулось осознание победы, троица Метконосцев, сверкая широкими улыбками, заспешила к своей подруге.

— Это было обалденно! — оглушительно воскликнула Скуталу, подбежавшая первой.

— У тебя получилось! Получилось! — добавила Свити Белль, радостно скача на месте.

Громкий восторг Метконосцев вывел толпу из ступора. Кто-то начал аплодировать, при этом искренне приветствуя победителей, другие топали копытами просто так, из вежливости. Остальные — кто не аплодировал — тихо перешёптывались между собой.

В числе аплодирующих был и пони с коричнево-серыми глазами и синей, гладко зачёсанной назад гривой. Он топал копытами со спокойной улыбкой, а его глаза неотрывно глядели на Никс.
~~~

— Я просто в шоке, — сообщила Рейнбоу Дэш, порхая с коробкой в копытах. — Даже не верится, что мелкая Никс победила четверых старших жеребят! Не думала, что такая плакса способна выкинуть что-то подобное. Серьезно, какие у неё были шансы?

— Это и правда было удивительно, — ответила Флаттершай, которая несла похожую коробку на своей спине, шагая рядом с голубой пегаской. Кобылки, согласившиеся помочь Черили с уборкой, несли в школу неразыгранные призы и прочие вещи. — Интересно, у Твайлайт все родственники такие сильные маги?

— Я бы не удивилась, — ответила Дэш, открывая дверь. — В смысле, Шайнинг Армор же наколдовал тогда тот огромный магический купол, а Твайлайт — да она одна со всей своей магией, как целая единорожья армия.

Она шагнула в темноту школьного класса, но не прошла и полметра, как наткнулась на что-то. Застигнутая врасплох неожиданным столкновением, она резко отлетела назад и попыталась разглядеть препятствие.

— Пи… Пинки Пай? — пробормотала Рейнбоу Дэш. Они с Флаттершай поставили коробки и обошли вокруг стоявшей хвостом к двери Пинки. Розовая пони застыла словно статуя. Она стояла на задних ногах в боевой стойке карате, а её глаза глядели в дальний угол комнаты.

— Она… Она хоть дышит? — спросила Дэш, заметив, насколько неподвижно стояла Пинки.

— Ох, нет! Это был Взгляд! — на лице Флаттершай изобразилась паника.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Рейнбоу Дэш, недоумённо водя копытом перед глазами Пинки.

Флаттершай повернулась к Дэш и вкрадчиво посмотрела ей в глаза.

— Ну ты знаешь, тот Взгляд.

— Аааа, да, — отвечала Дэш. — Ты его используешь, чтобы твои животные тебя слушались, верно?

— Ну, не совсем… но… да, что-то вроде того, — начала Флаттершай, робко коснувшись копыта Пинки Пай. — В общем… иногда, когда я использую взгляд, я могу… ну… Я могу с помощью Взгляда заставить пони или зверюшку просто застыть на месте.

— Стой-ка, так ты это сделала с Пинки Пай?

— Ой, нет, конечно это не я, — торопливо пояснила Флаттершай. — Я уже несколько лет не делала такого с пони. Это было только раз и случайно, когда я узнала, что у меня есть этот Взгляд, но я никогда не пользовалась им на других пони специально. Нет, это сделал кто-то другой.

— Ладно, так что же нам делать? — Дэш продолжала изучать застывшую подругу.

— Ну, эм… Обычно я слегка брызгаю на них водой, но из этого состояния может вывести любое лёгкое потрясение.

— Оу, у меня идея, — ответила Дэш. Она подлетела к уху Пинки Пай и зашептала: — Эй, Пинки Пай! Твайлайт только что получила письмо от Принцессы Селестии. Она хочет, чтобы ты организовала следующий Гранд Галлопинг Гала.

Глаза Пинки, сосредоточенно и пронзительно глядевшие в точку где-то в дальнем конце комнаты, раскрылись шире, и в тот же миг розовая пони запрыгала по стенам и потолку, наполнив воздух своим смехом.

— Это же просто супер-дупер потрясающе! Я устрою лучшую вечеринку всех времён! Я устрою самую потрясающе невероятно удивительно грандиозно чудесно ужасающе весёлую вечеринку во всей Эквестрии! Будет здорово на Галлопинг Гала, будет здорово на Галлопинг Гала. Гип-гип, ура! Всем весело, за всё спасибо Пинки, мне!

— Да, Пинки Пай, — начала Рейнбоу Дэш, натянув примирительную улыбку. — Насчет этого… Я соврала.

Не обращая внимания на гравитацию, Пинки на секунду повисла в воздухе посреди прыжка. Приземлившись на пол, она затрусила в сторону Дэш, холодно глядя ей прямо в глаза.

— Это неудачный розыгрыш, Рейнбоу Дэш.

Не в силах смотреть в разочарованные глаза Пинки, Дэш отвела взор и почесала в загривке.

— Да, извини, но я не собиралась тебя разыгрывать. Просто надо было что-то сказать, чтобы освободить тебя от Взгляда.

— Погоди, я была под Взглядом? — раздражение на лице Пинки сменилось удивлением.

— Так ты знаешь, что это такое? — теперь уже Дэш удивленно смотрела на Пинки.

— Ох… Эм, да, — застенчиво призналась Флаттершай. — Когда… в общем, когда я впервые повстречала Пинки, она ну вроде как… напугала меня, и я не специально, но… Я посмотрела на неё Взглядом.

— Больше она этого не делала, — отметила Пинки. — Если не считать сегодня.

—Но… Пинки, это сделала не я, — поправила подругу Флаттершай.

— Не ты? Кто же тогда… — начала было Пинки, но вдруг повернулась к дальней стороне комнаты, чтобы взглянуть на пони, которого там уже не было. — Это был он!

— Он — это кто?

— Шпион! — Пинки в ярости прорысила через всю комнату и указала копытом на пол под собой. — Я преследовала его до этого места, и он стоял прямо здесь. Прямо здесь! Я загнала его в угол, но потом он открыл свои глаза, и они стали другого цвета. Следующее, что я помню — это как ты мне сказала, что Принцесса Селестия хочет, чтобы я организовала следующий Гранд Галлопинг Гала, и это, кстати, я по-прежнему считаю дурацкой шуткой, Рейнбоу Дэш!

— Хватит, Пинки, я же извинилась! — защищалась Дэш, подлетая к розовой пони. — Но ты, похоже, не шутила насчёт шпиона. В смысле, не думаю, что какой-то воображаемый пони мог привести тебя в такое состояние.

— Но зачем вообще кому-то шпионить за нами? — спросила Флаттершай, шагая к подругам между рядами парт.

— Я не знаю, но собираюсь это выяснить, — серьёзно заявила Пинки Пай. Через какое-то мгновение к ней вернулось её обычное счастливое и живое настроение, и с ним она запрыгала к выходу. — Только после всех этих весёлых игр. Было бы ужасно пропустить шестиногие скачки и перетягивание каната. Оу, и я просто обязана сыграть в “Прикрепи пони хвост”!

— Эм, Пинки, ты уже всё это пропустила.

Пинки застыла на месте посреди проёма входной двери и, крутанувшись на задних копытах, уставилась на пегасок.

— Что?!

— Ага, ты простояла тут несколько часов, — сообщила подруге Рейнбоу Дэш. — Мы уже убираемся там.

— Ох... Ох, теперь я точно найду этого шпиона! — объявила полная мрачной решимости Пинки. — И уже не просто потому, что он такой гадкий шпионский шпион. Нет, теперь это личное. Никто не смеет лишать Пинки игры в “Прикрепи пони хвост”!