Автор рисунка: Stinkehund
Глава 5. Глава 7.

Глава 6.

Прошу прощения за большой перерыв и небольшой объем этой конкретной главы, нужно было создать плацдарм для дальнейщего сюжета. Наслаждайтесь

“Отчет номер 32/76 НЭЭТТ.

*Ссылка к отчету 30/43* — Было найдено объяснение необычного поведения объекта №1, продемонстрированное совсем недавно. Причиной, как мы считаем, является пробуждение Бога Хаоса Дискорда, которое изменило баланс магического поля Эквестрии. Нам пришлось включить подавители, чтобы никто, и в особенности, ЭКТ, не могли заметить увеличившееся энерговыделение комплекса.

Как пояснил нам заключенный №45, который прежде являлся носителем объекта №1 и вошедший с ним в некоторую магическую связь, объект боится Дискорда. Коммуникация с заключенным №45 сейчас не представляется возможной, по причине его психологической нестабильности.Личное примечание: он несет полный бред, крича, что скоро, весь мир обратится в тлен. Запрашиваю разрешение на избавление от заключенного.Отчет корпорации Трикси Технолоджикс,

Гриф: Совершенно Секретно.

Доступ разрешен только лицам с пурпурным уровнем допуска.

Глава 6.

Спайк давно не ощущал этот ужасный вкус во рту, давно не чувствовал головной боли. С тех пор, как его назначили Министром по связям с Эквестрией, у него совершенно не было времени расслабиться, выпить чего-нибудь со своими немногочисленными друзьями, гораздо чаще ему приходилось уворачиваться от ударов в спину, в том числе и буквальных. Сейчас его голова напоминала яблоко, в котором прожорливые червячки прорыли извилистые туннели. Мысли то и дело петляли и заходили в тупики, не принося никаких результатов. Сбросив похмельное оцепенение и попытавшись пошевелиться, он понял, что что-то или кто-то прижимает его к матрасу.

На его груди лежала мирно сопящая белая драконица с фиолетовыми шипами. Глядя на неё, Спайк понял, что секса у него тоже не было довольно долго.

Словно в ответ на его вяло текущие мысли, Алексарис зашевелилась, открывая покрытые туманом глаза. Несколько секунд она смотрела прямо на Спайка, пока шестеренки в её голове медленно, с натугой, начали вращаться.

— Господин Министр? Что я… мы… — Спайк лишь пригладил шипы на её голове, с любовью оглядывая лежащую на нём фигуру. В её сапфировых глазах медленно зажглись тревожные искры. Из её горла вырвалось огорченное бурчание. – Это была ошибка…

— А я так не думаю, — пурпурный дракон улыбнулся, вспоминая подробности вчерашней ночи. Он с приятным удивлением заметил, что его разорванный в клочья костюм лежал в углу. Платье Алекарис, впрочем, лежало у подножья кровати, нетронутое. – Нам же было хорошо, не так ли?

На мгновение проявившаяся ухмылка белой драконицы сказала всё лучше любых слов. Попытавшись устроиться поудобнее на теле Спайка, она внезапно коснулась своих висков, фыркнув что-то неразборчивое.

— Иногда я удивляюсь, что способны создать пони для своего удобства. Сначала алкоголь, а следом – магические средства от его последствий… — его светящиеся пальцы коснулись лба Алексарис, и её взгляд прояснился. Она удивленно осмотрела Спайка, так, будто впервые его увидела. Осознав, что на самом деле произошло совсем недавно, она тихо пискнула и вскочила с кровати, прихватив одеяло.

Теперь обнаженный фиолетовый дракон засмеялся и встал с кровати. Потянувшись, он подобрал платье Алексарис и кинул его законной хозяйке.

— У нас запланирована встреча, и я хотел бы, чтобы вы отправились со мной, — Спайк, подмигнув, покинул спальню, направляясь в гардеробную. Алексарис, взглянув на пустую кровать, вздохнула и начала одеваться.

***

Погода над Кантерлотом была поистине ужасной – мокрый снег ураганом проносился по широким улицам, вьюга трещала многочисленными ставнями, и совместно они создавали оркестр безумных музыкантов, безжалостно истязающих свои инструменты. Из-за низкой температуры, белые комья, прилипшие к одежде, практически мгновенно превращались в тяжелые ледышки, создавая причудливо переливающиеся панцири вокруг тел немногочисленных прохожих.

Спайк и Алексарис, одетые в высокие плотные плащи, мерными шагами пробивались через вьюгу. Благодаря драконьей магии, они не чувствовали холода, но высокие сугробы и наледь всё равно замедляли передвижение. Они шли вдоль набережной Кантерлотской реки, чьи зеленоватые воды, несмотря на низкую температуру, не замерзали. Поднимавшийся от неё пар добавлял сил вьюге, желавшей сломить и обратить в лёд последний очаг сопротивления, полный химикатов и отходов.

Вскоре, они добрались до Триумфального моста, возведенного в честь Кантерлотской Свадьбы, омраченной нашествием ченджлингов. Орнамент моста представлял собой полотно, на котором были изображены Принц Шайнинг Армор и Принцесса Каденс, отбрасывавшие орды насекомоподобных существ силами своей любви. На покрытом ледяной коркой мосту стояли три громоздкие фигуры, похожие на полярников.

***

— Т-т-ты уверен, чт-т-то они сег-г-годня п-п-придут? – зубы Сандры выбивали стабильный ритм в ответ на завывания ветра.

Джейсен и Карл, оба укутанные с головы до кончиков копыт, развернулись к ней. Джейсен согревался магическими элементами в его имплантах, в то время как тепло в теле Карла производилось неизвестным даже ему источником.

— Я не думаю, что мне послали бы бумажное письмо, если бы не хотели со мной встретиться… — инженер покачал головой, прислушиваясь к шепоту ветра. Голос по-прежнему преследовал его, постепенно становясь всё отчетливее. На что бы он ни взглянул, о чем бы он ни подумал, на каждый предмет его внутренний голос шептал по-разному, но его речь была неразборчива, сбивчива, будто он пытался говорить быстрее, чем могло воспринимать ухо.

-Ладно, еще пять минут, и пойдем, — Джейсен обнял сестру, а та в ответ сделалась максимально маленькой, по-прежнему содрогаясь от холода.

За белой пеленой показались две высокие фигуры, ростом где-то с полтора роста взрослого пони. Их головы были непокрыты, и Карл понял, что к ним направлялись драконы. Один был фиолетовым с зелеными глазами и шипами, а второй – белый с фиолетовыми шипами и сапфировыми глазами.

— Джейсен, ты их тоже видишь?

—Угу. Что же мы такого натворили, чтобы их привлечь? Вроде тут у нас свои разборки, Эквестрийские, — фиолетовый единорог улыбнулся. – Знаешь, они мне кого-то напоминают…

Тем временем, высокие фигуры поравнялись с тремя пони.

— Карл Дентон, меня зовут Спайк, я рад, что мы смогли встретиться. Извините, что выбрал такой день для знакомства, я не мог предвидеть такой ужасной погоды, — фиолетовый дракон протянул когтистую лапу. Карл без промедления поднял своё копыто навстречу его приветственному жесту. – Это мой… ассистент, её зовут Алексарис.

Карл с удивлением понял, что более грациозная белая фигура принадлежит драконице. Она сделала книксен, при этом сверля тройку друзей нечитаемым взглядом.

— Мне хотелось бы знать, почему вы решили найти именно меня, — голос Карла был приглушен шарфом, натянутым на лицо. – А, кстати, это мой друг Джейсен и его сестра, Сандра.

Спайк слегка поклонился им.

— Эта белая – скорее телохранитель… — тихое, скрипучее, но отчетливое замечание донеслось откуда-то из-за пелены бурана.

 — Давайте продолжим наш разговор по пути, стоять в буране довольно неприятно, — отметил Спайк, поднимая голову и глядя в серое небо.

— Показывайте дорогу… — Карл пожал плечами, следуя за зеленым драконом.

— Кстати, это же вы спасли Хрустальную Империю от уничтожения? Вы – тот самый Спайк? – Джейсен с Сандрой шагали рядом. Алексарис замыкала их необычную делегацию.

— Вообще-то, Кристальную Империю, и да, это был я… На самом деле, та заслуга была не моя, и она совершенно обесценилась, когда Империя вновь пропала. Приятно, что хоть кто-то помнит... – Спайк на мгновение потупил взгляд, вспомнив давние события.

—То есть, вы знали первых Хранителей Элементов? – в живом глазу Джейсена зажегся энтузиазм.

Зеленый дракон и белая драконица обменялись многозначительными взглядами, после чего щеки Алексарис заалели и она начала смотреть под ноги.

— Да, я знал их, гораздо ближе, чем кажется, но они не были первыми Хранителями, — в ледяной буре заревел гражданский челнок, разрезавший небеса струей черного дыма. – Двести лет назад, мои друзья победили Дискорда, заточив его в камень, но он недавно вновь пробудился, и не без вашей помощи.

Карл и Джейсен опустили глаза, и на их лица набежали тени. Спайк, заметив это, смягчился.

— Этого стоило ожидать, рано или поздно. Мы думали, что он исправился, но он пережил своего любимого покровителя, что и вернуло его туда, откуда мы начинали. Над мирным существованием Эквестрии встаёт очередная угроза, — Алексарис подняла голову и взглянула на Спайка, но ничего не сказала. Он, тем временем, продолжал. — Я думаю, вы представляете, какой урон Дискорд может нанести нашему обществу, и вы понимаете, что его нужно вернуть в заточение как можно скорее, но проблема в том, что полностью уничтожить его нельзя. Он неразрывно связан с существованием Эквестрии, Хаос должен находиться в постоянном равновесии с Порядком, представленным Принцессой Селестией и Принцессой Луной. Именно поэтому, мы не можем прибегать к риску применения технологических устройств для победы над ним, нам надо найти Элементы Гармонии.

— Но ведь Дискорд – бог. Как его вообще можно убить? – спросил Джейсен, копытом счищая иней со своего механического глаза.

— Лучше не недооценивать сегодняшнее оружие. Поверь мне, я видел очень страшные вещи.

Три пони и два дракона поравнялись со старым особняком, окруженным чугунным забором. Спайк зашел последним, по привычке осматривая улицу на предмет потенциальных шпионов.

Сандра заметно дрожала, стуча зубами, и Спайк, как хозяин дома, предложил пройти в просторный зал с камином, который он разжег своим дыханием. Сандра, дрожа, заняла ближайшее к спасительному теплу кресло, Спайк расположился в кресле напротив неё, а Джейсен и Карл сели на диван, перед которым стоял кофейный столик. Тепло от огня напротив нагоняло на них сонливость.

— Вы сказали что-то о балансе. Как так получилось, что Селестия и Луна куда-то пропали, в то время как Дискорд гуляет на свободе? – Карл задал первый пришедший в голову вопрос. Спайк улыбнулся.

— Я думаю, вы знакомы с теорией, что изначально миром правил Хаос, и у этого Хаоса было физическое воплощение, Дискорд, если быть точным. Чуть позже, демиурги, создавшие наш мир, поняли, что совершили небольшую ошибку и решили добавить порядок, представленный двумя Принцесами.

— Постой, демиурги?.. – бровь Джейсена вопросительно изогнулась. Алексарис, стоявшая возле окна и глядящая на улицу, тоже заинтересовалась разговором.

— В метафорическом смысле Создатели, выражаясь на древнем драконьем диалекте. Многие считают, что наш мир появился в результате некоего космического события, но эта теория не объясняет, почему мы владеем даром магии, она совершенно не вписывается в то, что сейчас называют наукой. От применения магии можно отказаться, но изгнать её из мира нельзя при всём желании. Возвращаясь к Дискорду, я считаю, мир был не таким в его первоначальной инкарнации, его облик был похож на воск или глину, из которой Дискорд лепил свои творения. При всем этом, он мог задавать объектам или существам любые свойства. Это была абсолютная свобода творчества, но была сила, способная его укротить, сила создателей.

— Подождите, но если Дискорд имел такую власть над Эквестрией, то почему создатели были сильнее его? – вопрос от Карла прервал философские размышления Спайка, но ненадолго.

—Видите ли, Дискорд способен менять мироздание в пределах нашего понимания и восприятия, в то время как Создатели творили миры, совершенно, абсолютно непохожие на наш ни формой, ни содержанием. Представьте вселенную, где время является таким же измеримым и относительным, как наше расстояние. Или мир, где нет понятия “высота”, лишь два измерения. Это самые примитивные примеры, но они дают общее представление о том, как именно создатели могли быть замешаны в этой истории…

—Могли быть? – на этот раз голос подала Сандра.

—Я повторюсь, это лишь теория, и она никак не обоснована. Можно предположить, что Хаос и Порядок существовали изначально, и Селестия и Дискорд сражались с начала времен. Я придерживаюсь мысли, что некое великое, высшее существо всё-таки есть, и, возможно, оно за нами наблюдает и делает определенные выводы.

Карл скептически фыркнул. Спайк, закончив свою мысль, сфокусировал задумчивый взор на потолке, украшенном рисунком Кристальной Империи. Сандра, проследив за его взглядом, вспомнила о некоторой несостыковке в его теории.

— А как же Принцесса Каденс? Вы сказали, были две Принцессы.

— Вот это – отличный вопрос, — Спайк будто ожидал этого вопроса. — Кристальная Империя является самой большой загадкой современной Эквестрии, Принцесса Селестия упоминала, что Империя имеет огромное влияние на существование нашей страны, но при этом, этого влияния мы никогда не видели или ощущали. Когда-то очень давно, Король Сомбра был свергнут и заключен во льдах, и Империя исчезла по неизвестной причине. Как она существовала – неясно, так же, как и где она находилась. Возможно, на тот период, она даже не располагалась в Эквестрии, и никакого эффекта для народа это не повлекло.

— Может, она была как тот корабль, на котором тестировали самый первый механизм массовой телепортации. После эксперимента, его нашли во льдах Древней Эквестрии, а тела большей части команды оказались впаяны в корпус, — Сандра поёжилась, когда Джейсен вспомнил о том корабле. Спайк пожал плечами и продолжил свой рассказ.

— Когда Империя вернулась, Сомбру изгнали, как нам казалось, и Принцессу Каденс провозгласили королевой. Её правление было прекрасным, меня не покидало чувство, что она была буквально создана для этого. Но, у неё была одна слабость, и эта слабость обещала в один день одержать над ней верх… — Спайк помрачнел и слегка махнул рукой, призывая из кухни бутылку виски и стакан. – Какой напиток вы предпочитаете?

Карл и Сандра отмахнулись, а Джейсен кивнул на висящую в воздухе бутылку с янтарной жидкостью. Спайк, пожав плечами, заполнил два бокала.

—Так о чем это я? – он пригубил напиток, глядя в камин. Алексарис тем временем начала мерять комнату шагами. – Ах да, слабость. Этой слабостью являлся её муж, Шайнинг Армор, старший брат Твайлайт Спаркл, — глаза Джейсена при этой ремарке загорелись. — Каденс была аликорном и срок её жизни был неизмеримо больше, чем у любого пони, и, в конце концов, он ушел из жизни прямо на её глазах. После этого, в Кристальной Империи объявили траур по усопшему правителю. Каденс была безутешна. Я видел её лишь пару раз в тот период, но зрелище было поистине ужасающим. Её шерсть потеряла блеск, доброта и любовь в глазах угасли, крылья и взгляд поникли. Она стала лишь сломанной, разбитой скорлупкой, вместе со всеми своими подданными… Моя… Кхм, Твайлайт Спаркл, тоже чуть не сошла с ума от печали, и целиком ушла в свои исследования, передав правление Принцессе Луне. Через несколько лет после смерти Шайнинга, Кристальная Империя вновь исчезла, по неизвестным мне причинам. Примерно в то же время, Твайлайт Спаркл перестала показываться в Замке, думаю, она что-то сейчас изучает, быть может, пытается вернуть Империю и свою, с позволения сказать, сводную сестру.

—Почему сводную? – спросил Джейсен, покачивая свой бокал телекинезом.

— Потому что я не знаю точные родственные связи среди Принцесс. Каденс была самой молодой среди них, не считая Твайлайт, и не контролировала ни одно небесное тело. Её причастность к двору Кантерлота мне неизвестна.

В комнате повисла тишина, пони сидели, обдумывая только что услышанный рассказ, а Алексарис и Спайк думали о предстоящей войне с Малдосом. Джейсен, допив свой стакан, коснулся импланта в правом глазу, выводя перед лицом голографическую проекцию. На ней быстро перемещались потоки данных, в углу проекции находились часы, дата и прогноз погоды. В ближайшие три дня буран обещал усилиться, приводя Кантерлот в состояние ледяного королевства. Впрочем, главной новостью являлась возле не погода.

—Карл! Тебе это не понравится! – Джейсен расширил проекцию так, чтобы она стала видна над камином.
“Открытая атака Трикси Технолоджикс на главное управление Эппл-КиберТех!

Вчера, в 20:30, один из ведущих производителей имплантов и оружия в Эквестрии, корпорация ТриксиТехнолоджикс (далее: ТТ), запустила несколько баллистических ракет по Шпилю ЭпплКиберТех (далее: ЭКТ).

Пуск был зафиксирован с одного из испытательных полигонов ТТ, находящегося за чертой Мейнхеттена. Столкновение и последующий взрыв уничтожили верхний, конференц-уровень Шпиля, предположительно убивая несколько важных сотрудников яблочной корпорации.
“Данная акция наглядно демонстрирует полнейшую двуличность и лживость всей корпорации ТТ, но мы будем выше их методов и, на данный момент, мы переходим в режим обороны и надеемся, что верхушка (ТТ) образумится и принесет официальные извинения. ЭКТ старается не допустить эскалации конфликта ” – заявил официальный представитель ЭКТ в Экономическом комитете Кантерлота.
“Информация о данной акции целиком сфабрикована, ТТ не обладает наработками в сфере баллистических ракет и тем более не имеет никаких претензий к ЭКТ. Мы также занимаем защитную позицию и ожидаем подтверждения от независимых экспертов, но мы не потерпим подобного публичного оскорбления от ЭКТ” – ответил представитель ТТ.

Эквестрия Дэйли.”
Чуть ниже находилась врезка от независимого журналиста, добавленная в ленту голосами пользователей.
“Тем временем, ЭКТ и ТТ приводят все внутренние системы и своих служащих в боевую готовность, и подключают дополнительную защиту к существующим торговым путям и действующим предприятиям. Надвигается буря. Будьте осторожны.

Гордон Марлоу.”
Разум Карла завис, когда он увидел имя автора врезки. Тот же самый журналист, который навестил его в больнице и предлагал встретиться.

Тем временем, Спайк и Джейсен обсуждали новость.

—Они вряд ли пойдут на полномасштабную войну! – произнёс фиолетовый единорог, вращая в воздухе стакан. – Какие последствия! На их мире держится весь рынок Эквестрии!

—Не могу согласиться. Подумайте: постоянная патентная грызня, войны за покупателей, да между ними настоящая холодная война в сфере исследований! Они слишком долго мешали друг другу и, боюсь, скоро в Эквестрии начнется гражданская война…

—Что еще хуже в свете… Грядущих событий, — тихо вставила Алексарис, многозначительно изогнув бровь.

Спайк кивнул, касаясь висков когтями. Ситуация становилась всё хуже и хуже, с каждым мгновением.

— Скорее всего, всё это контролирует Дискорд. Едва он появился, всё пошло под откос, — Сандра высказала своё мнение, вновь перечитывая новость, всё еще висевшую над камином.

— Согласен, — Спайк слегка расслабился, поняв, что в творящемся вокруг сумбуре можно кого-то обвинить. — Нам необходимы Элементы Гармонии, и я думаю, я знаю, кто может помочь найти их, — Спайк поднялся из кресла и обвел взглядом трёх пони. – Я отправлю вас к Принцессе Луне.

***

Среди холодных переулков Кантерлота материализовалась высокая белая фигура, принадлежащая статному аликорну с солнечным диском на крупе. Её ноги были закованы в сиреневые кандалы, из её глаз текли слезы, превращавшиеся в льдинки, едва они касались древней мостовой. Она бессильно рухнула на колени и свернулась калачиком на холодных кманях, не переставая рыдать.

В её душе ревела боль, её разум сковывало отчаяние, всё её естество вопило от неправильности того, что она узрела. Она увидела, насколько низко может пасть общество без её контроля. Она увидела истинную сущность своих подданных, и это полностью сокрушило её дух.

Над ней из воздуха появилась высокая фигура драконекуса, которая медленно приблизилась к аликорну с победоносной ухмылкой на лице.

— Я говорил тебе, Селестия, но ты мне не верила!..

— Ты! – с губ Принцессы сорвался первобытный рёв и она сорвалась с места, пытаясь пронзить Дискорда рогом. Она просто прошла сквозь его образ и врезалась в стену. Новый поток слез потёк из её глаз, пока её тело медленно осело на ледяные плиты. – Ты во всём виноват…

Она была побеждена, сломлена, и Дискорд не преминул станцевать на её теле. Он начал тихо цокать языком.

— Эх, наша маленькая Селестия так мало знает о своих подданных. Ты надеялась, что под твоим крылышком они изменятся, станут такими миленькими, послушными и слащавыми, и это будет навсегда… Тьфу, об этом даже думать противно! Ты была слепа, но теперь ты прозрела! Вот он – правильный, ничем не прикрытый облик твоего народца! Жестокие, эгоистичные, самолюбивые твари, готовые на всё, лишь бы спасти свои бесполезные шкурки и прожить еще несколько ненужных минут!

Селестия закрыла глаза, не переставая всхлипывать. Драконекус наблюдал, как её прекрасная белая шерстка стремительно теряет цвет, превращаясь в сероватое полотно. Улыбнувшись, он наклонился к её уху.

—Но я знаю, как всё это изменить…

Всхлипы утихли. Селестия с недоверием взглянула на него.

—П-п-правда?

—Да, моя дорогая, да… Нужно лишь всё разрушить. Всё, что ты видишь вокруг. Вернуть их в самое начало, начало времен! Если ты мне в этом поможешь, я отдам тебе твой народ. Ты сможешь сделать с ними всё, что захочешь, направить по тому пути, по какому пожелаешь, а я отправлюсь на отдых. Согласна? – он протянул свою лапу.

—Согласна.

После короткой вспышки, на кандалах Селестии пропал сиреневый огонь, но появилась цепь, связывающая её ноги и лапу Дискорда.

— Это чтобы ты не сбежала, дорогая моя. Пойдем, познакомлю тебя со своими друзьями! – Дискорд хихикнул, поглаживая гриву Селестии. Она была не против. Её разум теперь принадлежал Богу Хаоса.

***

— Итак, заклинание массовой телепортации потребует всей моей концентрации, поэтому все защитные руны на здании пропадут, и тогда, боюсь, сюда явятся многие мои враги.

— Какие могут быть враги у дракона, который владеет огромным количеством заклинаний и еще и спас Кристальную Империю от полного уничтожения? – спросил Джейсен, рефлекторно выглядывая на улицу, пытаясь увидеть что-то за плотной стеной бурана.

— Вопрос содержит в себе ответ. Нельзя просто так прожить двести с лишним лет и не нажить себе могущественных врагов. В основном, из драконов, но корпорации тоже точат на меня зуб, скорее всего, из-за моих антимонополистических выступлений. Кстати, заклинание работает так, что оно перенесет вас к Принцессе Луне, ориентируясь на её магический след, но я не знаю точно, куда оно вас отправит, так что будьте осторожны. Я начну подготовку к проведению ритуала, а вам советую заглянуть в оружейную, она вон там, в конце коридора, и подобрать себе что-нибудь помощнее. День будет долгим, я вас уверяю…

Спайк скрылся в комнате со статуями и начал чертить на полу символы и руны, тихо нашептывая слова на драконьем языке. Карл, Джейсен и Алексарис зашагали в комнату, которую показал Спайк, а Сандра осталась с хозяином особняка.

— Каких именно врагов стоит ожидать? – Карл адресовал свой вопрос белой драконице.

— Господин Спайк враждует с Лордом Малдосом, одним из самых кровожадных драконов Эквестрии, и я боюсь, что мы не сможем выстоять против его приспешников. Я работала с ними: ловкие, сильные и беспощадные. Вдобавок, Эквестрийские корпорации захотят завладеть магическими секретами, которые он знает…

Дверь в хранилище оружия раскрылась, являя взору стеллажи, заполненные разнокалиберным вооружением устаревшего образца. Судя по состоянию многих орудий, Спайк в последнее время не слишком заботился о своей коллекции, предпочитая обходиться магией.

Карл взял себе обыкновенный помповый дробовик, закрепив его на своём жилете, а Джейсен лишь набрал горку батарей для своих имплантов. Выходя из комнаты, два пони заметили массивный короб лазерной турели, и решили прихватить её с собой. Алексарис пошла в глубину помещения и сняла с крепежа массивную снайперскую винтовку с тепловым прицелом.

— Я прикрою вас сверху, — она скрылась на лестнице, а Карл и Джейсен пошли в комнату ритуала. Сандра держала для Спайка книгу, содержащую важный символ, который необходимо было в точности повторить на полу.

Когда Джейсен установил турель в окно, выходящее на главную улицу, Карл вспомнил одну важную вещь.

— А сзади они подойти не могут?

— Позади моего дома находится банк, по бокам – крупные жилые дома, а крыша покрыта толстым слоем льда. Я хотел максимально облегчить себе задачу, в случае... осады. Итак, всё готово! – пурпурный дракон выпрямился, и Сандра с облегчением опустила тяжелую книгу на пол. — Когда я начну собирать энергию для заклинания, защитные руны на этом здании упадут, и здесь начнется настоящая бойня.

— А мне что делать? – спросила белая пегасочка, нервно кусая нижнюю губу.

— У меня есть система обнаружения, пульт находится вон там, — Спайк указал на камин. После взмаха его руки, поленья уехали куда-то вверх по дымоходу, уступив место пульту с зеленым радиальным экраном, напоминавшим радар на подводных лодках. – Скажешь, когда кто-то залезет на территорию.

— Мы готовы! – из соседней комнаты донёсся окрик Джейсена, стоявшего возле лазерной турели. Громоздкая машина тихо гудела, напитываясь от домашней сети.

— Тогда вперед! – пурпурный дракон развел руки в стороны, и от них к рунам на полу потянулись голубоватые щупальца. Мелкие предметы, вроде ручек и обрывков бумажек, начали подниматься в воздух, кружась вихрем под потолком.

Карл и Джейсен немедленно заняли позиции возле окон, выходящих на длинную улицу, скрытую пеленой бурана. Прямо на их глазах, щит из золотых символов, висевший на домом, рассеялся.

— Вижу движение, — через пару минут, проведенных в напряженном ожидании, в ухе Карла раздался голос Алексарис.

— Ага, вон там, — рубиновый глаз Джейсена слегка выехал из паза, следуя за огоньками, видными в глубине яростно бушевавшего льда. – Челноки. Штуки три, может четыре. Солдат где-то по двадцать в каждом. Спайк, поспеши там, нас скоро прилично пригреет!

Дракон не ответил, продолжая вливать магическую силу в круг на земле. Сандра напряженно вглядывалась в пустой экран.

—Начинается… — голос, о котором Карл в водовороте событий успел забыть, вновь дал о себе знать.

Сверху раздался одиночный выстрел. В белой пелене на мгновение появилась черная клякса.

— Минус один. Осталось еще… Слишком много, — голос Алексарис утонул в гудении турели и имплантов Джейсена. Облицовка здания начала шипеть от попаданий лазерных и плазменных зарядов, но пока выдерживала неистовый натиск. Карл по-прежнему никого не видел, из-за отсутствия специального оборудования, но долго скучать ему не пришлось.

— Карл, вон там, — Сандра показала на окно, задрапированное шторами. Бурый пони, кивнув, поднял дробовик и, едва в оконном проёме появилась черная маска – респиратор, дёрнул копытом, подключенным к курку. Раздался грохот и лязг металла о металл — дробь превратила голову солдата в месиво из железок и черной, похожей на нефть, крови. Чего Карл, однако, не ожидал, так это того, что у солдата была наготове плазменная граната.

Окно, вместе с приличным куском стены, снесло зеленой вспышкой, а Карла отбросило на старые часы с маятником и осыпало мелкой каменной крошкой. В образовавшийся проём хлынул леденящий кости ветер.

— Что там у вас произошло? – голос белой драконицы звучал прерывисто из-за постоянной стрельбы.

— Карл хулиганит с фейрверками, всё спокойно! – Джейсен оставался собой, не переставая поливать улицу лазерным огнём.

— Как раз не всё спокойно! – в голосе Сандры проскользнула паника, когда она увидела новые отметки, появлявшиеся внутри охраняемого периметра. – Их всё больше!

Карл уже видел их – одинаковые солдаты в чёрной броне заходили в дом через дыру в стене. Красные глаза их респираторов выражали лишь всепоглощающую ярость. Ошибиться было невозможно – это были солдаты ЭпплКиберТех . Раньше, Карл испытывал перед ними суеверный страх, но теперь, он чувствовал лишь холодную ненависть. Он хотел отомстить им за всё, что он вытерпел, за всё, через что ему и его друзьям пришлось пройти.

Клацнул затвор дробовика. Раздался оглушительный выстрел. Грудная клетка первого из пяти солдат вогнулась внутрь со стальным скрежетом, обращая внимание остальных на одинокого пони в плаще, стоявшего в тени. Пока они поднимали оружие, раздался второй “Клац”, и вновь прогремела воронёная сталь. Ноги следующего солдата отделились от тела и рухнули на пол железными червями.

Карл прыгнул за еще одного бойца, подставив его на линию со своим собратом, и не прогадал – черное тело изрешетило дружественным огнём. Очередной выстрел убил четвертого солдата, но Карл слишком поздно понял, что у последнего, пятого, не было при себе огнестрельного оружия. Он осознал свою ошибку, лишь когда длинные стальные когти пронзили его живот, почти выпуская его внутренности наружу, а его тело поднялось в воздух.

Зрение Карла потемнело, но он видел, как медленно поднимается вторая нога черного солдата. Он взглянул в горящие огнём линзы респиратора, надеясь что-то увидеть в них. Они были пусты, как вакуум космоса.

—Ну уж нет… — Карл был не уверен, произнёс он эти слова вслух, но он почувствовал, что его тело перестало его слушаться. Издав из своей глотки рык, на который ни одно существо в Эквестрии не было способно, рык, полный такой загнанной ярости и воли к жизни, по сравнению с которой рёв тимберволка кажется довольным гиканьем младенца, Карл поднял свои копыта и ударил по вискам черного шлема. Раздался треск, хлюпанье, и голова солдата превратилась в лепешку, истекающую чёрной жижей.

Карл рухнул на землю, чувствуя, как раны на его теле стремительно заживают. Боль сводила его с ума, но он понимал, что отвлекаться на неё не было никакого времени. Сквозь холодную завесу бурана, висевшую в комнате, донёсся крик, в котором Карл узнал Сандру. Подбежав к дверному проёму с раскуроченными косяками, он увидел, что над напуганной пони навис чёрный солдат. Между когтей, закрепленных на его копытах, пробегали изящные дуги молний. Карл не успевал помочь ей, но мрачный респиратор внезапно раскрылся изнутри, подобно гротескному цветку, выпустив извилины, застывшие в причудливых формах. Тело в чёрной броне медленно завалилось на бок, глухо клацнув металлом о дерево. В другом помещении стоял Спайк, его руки были окружены зеленоватым ореолом.

— Портал готов, быстрее! – его крик был слышен и Джейсену, оборонявшему вход в дом. Он немедленно свернул стволы и побежал к комнате со статуями. Позади него, лицевая сторона здания исчезла в зеленой вспышке, подняв облако тяжелой пыли, которую немедленно подхватил ветер. В сети раздалось сочное ругательство Алексарис.

— Постой, а ты? – вопрос Сандры повис в воздухе, когда три пони расположились в магическом кругу. Ухмылка Спайка была похожа на хищный оскал.

— Вы можете сделать для Эквестрии больше, чем я…

С громким хлопком, портальная руна вместе со своими пассажирами исчезла. Раздался очередной взрыв, и с потолка посыпалась мелкая серая пыль. Звук турели стал натужным, сигнализируя о перегреве. Спайк устремился на верхний этаж, стараясь не споткнуться о крупные куски камня, оставшиеся от уничтоженной прихожей. Алексарис всё еще стреляла в направлении улицы, но в одиночку, она была неспособна сдержать яростный натиск солдат ЭпплКиберТех. Услышав за спиной осторожные шаги, она бросила винтовку и прыгнула на новоявленного противника, сжав в руке штык-нож. Повалив его на пол, она с удивлением поняла, что сбила с ног Спайка.

— Я бы не против продолжить, но у нас мало времени, — зеленый дракон улыбнулся, оглядывая тело драконицы, сидевшей на нём верхом.

— Согласна, — Алексарис помогла Спайку подняться, и в этот момент, в здание ударилась очередная ракета. Турель внизу окончательно затихла. – Куда сейчас?

Спайк ответить не успел. Позади Алексарис появилась высокая призрачная фигура. Через мгновение, из её грудной клетки торчали изогнутые концы серповидных когтей.

— Малдоссс не терпит предательссств… — голос убийцы раздался возле её уха, но звучал будто со дна глубокого ущелья.

Когти пропали, и Алексарис, роняя на пол драгоценные рубиновые капли, рухнула на колени. Позади неё стоял дракон с тёмно-серой чешуей, позволявшей ему почти мгновенно сливаться с тьмой, царившей на чердаке древнего дома. Лишь золотистые глаза выдавали его местоположение.

Спайк действовал как по наитию. Резко бросившись вперед, он подхватил тело Алексарис и щелкнул пальцами, перенося себя и белую драконицу в очень далекое место.

Сразу после телепортации, он призвал маленькую черную коробочку и нажал на красную кнопку, превращая свой дом в Кантерлоте в бурю огня и обломков, уничтожая все оставшиеся силы ЭпплКиберТех, и, как он наделся, ассассина Малдоса. Несмотря на жуткую усталость после сотворения двух множественных телепортаций, он не мог позволить себе пасть.

Вокруг царила полная тьма, но Спайк мог найти всё, что ему было необходимо, на ощупь. Пошатываясь, он отодвинул в сторону картину, закрывавшую толстую стальную дверцу. После ввода кода, она ответила приветственным сигналом, и открылась, явив взору огромный рубин в форме сердца, заключенный в золотую оправу. Он источал слабое, едва заметное свечение. Схватив его, Спайк кинулся к бездыханному телу Алексарис, боясь, что он опоздал.

Как только рубин занял место в груди драконицы, Спайк спешно прочитал заклинание. Раздалось шипение, и драгоценный камень засветился интенсивнее, уходя глубже рану Алексарис. Окончательно обессилев, Спайк повалился на бок. Он успел лишь увидеть белые лучи, исходящие откуда-то сверху, и неразборчивые крики, прежде чем провалился в забытье.

***

Лоуренс стоял на крыше небоскреба, оглядывая в бинокль невысокие здания, кучно стоявшие неподалеку. Они напоминали подстанцию, коими, в общем-то, и являлись, но белый единорог знал, что было скрыто под ними.

Центр Экспериментальной Энергетики Трикси Технолоджикс хранил в себе один из самых могущественных артефактов Эквестрии, и Лоуренс намеревался его получить. Культисты уже работали над отключением воздушной защиты комплекса.

Помимо белого единорога, на крыше стояли еще два пони, каждый облаченный в композитный костюм-крыло. Пегасы не могли использоваться для десантирования, поскольку система защиты немедленно засекала их по особому магическому следу, позволявшему им ходить по облакам, и поднимала тревогу. Пришлось обходиться более хитрыми методами.

Над постройками рассеялась голубоватая дымка, и на визоре Лоуренса появилась зеленая иконка. Он подошел к краю крыши, и, создав себе призрачные крылья, ринулся вниз. Его приспешники полетели за ним, раскрывая перепончатые плащи. Над спящим городом на мгновение повисли три фигуры, после чего коршунами спикировали на крыши маленьких строений. У каждого был заранее оговоренный маршрут проникновения, и воссоединялись они лишь на выходе. Один должен был отключить щиты, препятствующие телепортации из комплекса, а второй – уничтожить каналы коммуникаций с подкреплениями. План был идеальным, и требовал грамотной реализации, но награда перекрывала любые затраты.

Лоуренс отвлекся от своих мыслей, когда его копыта коснулись стальной крыши. Вырезав решетку на коробе вентиляции, он в последний раз взглянул на своих подопечных. Один приземлился во дворике, и немедленно скрылся в переплетении стальных конструкций, второй сел возле параболической антенны, и начал разворачивать маленького робота, созданного для уничтожения коммуникаций. Наложив на себя заклинание тихой походки, и глубоко вдохнув, Лоуренс прыгнул в вентиляционную трубу.

Магия приглушала его шаги, позволяя незаметно добраться до дверей в главную камеру. Весь комплекс был создан для использования и изучения одного-единственного объекта, хранившегося в большом сферическом помещении размером с футбольное поле, скрытом под землей.

Главные двери охранялись двумя солдатами в тяжелой силовой броне, каждый размером с небольшой автомобиль. Грозные пасти стволов ожидающе смотрели в проём коридора, готовые испепелить любого, кто появится у них на глазах. Лоуренс, глядя на них сквозь решетку вентиляции под потолком, лишь ухмыльнулся. Сконцентрировавшись, он выпустил из рога два небольших огонька, устремившихся к непобедимым джаггернаутам.

Пройдя сквозь броню, кожу, мышцы и плоть, сгустки энергии остановились в сердцах бойцов, и, наконец, показали свою истинную силу. Со стороны это выглядело, будто солдаты вообразили себя ежами, и решили свернуться в клубок, но на самом деле, магия создала точку мощного гравитационного притяжения, заставив их тела вжаться в самих себя, превращая огромные бронекостюмы в железные шары для боулинга, сочащиеся синеватой, полной синтетики, кровью.

Удовлетворенный результатом и немного изнуренный Лоуренс выпрыгнул из вентиляции и подошел к двери. Тяжелые стальные створки не желали открываться без пароля, но не устояли перед огромной мощью простейшего телекинеза. С противным скрежетом, они разошлись, открывая белому единорогу путь в главную камеру.

Помещение было пустым, не считая постамента, на котором возвышалась главная цель Лоуренса: Амулет Аликорна. Могущественный артефакт являлся главным козырем ТриксиТехнолоджикс в войне с ЭпплКиберТеХ, и они вот-вот должны были его лишиться.

Маска на лице Лоуренса разъехалась, открывая его лицо, покрытое шрамами, но расплывшееся в улыбке победителя. С этим амулетом, он был способен на всё. Его магическая мощь, уже приличная, могла сравниться с таковой у самих аликорнов.

Он протянул копыто, чтобы взять долгожданную добычу, но амулет оказался лишь иллюзией, под ней прятался маленький датчик. Едва бронированное копыто потревожило его, по тревоге поднялся весь комплекс. Двери, согнутые телекинезом, выпали из своих пазов, и на их место упала толстая стальная плита. Единорог оказался в ловушке.

***

Карл висел в небытие, глубоком и древнем, как сама Вселенная. Его глаза ничего не видели, его тело было неспособно шевелиться, но он чувствовал чье-то присутствие. Кто-то смутно знакомый смотрел на него из-за пелены забвения.

—К-кто здесь? – голос Карла звучал сухо и надтреснуто, будто он постарел на много лет. Все его мышцы были скованы усталостью.

В его лицо подул прохладный ветер, напомнивший о ледяном молчании кладбищ.

— В твоём лексиконе нет слов для описания меня… — голос, обычно тихий, бесплотный и незримый, звучал теперь отчетливо и понятно. В нём отсутствовала угроза, но от него по коже Карла пробегали мурашки.

— П-почему? – каждое слово давалось бурому пони, заключенному во мраке, с трудом. Бесплотный голос, наоборот, наслаждался данной ему на время свободой.

— Я произошел из совершенно другой… Реальности. Обычно, наши миры не способны пересечься, и мы неспособны выживать в вашем мире, а вы – в нашем. Мы с тобой – особый случай. Ты не можешь существовать без меня, я не могу существовать без тебя. Я неспособен покинуть твоё тело…

— Раз мы… В одной лодке, как мне тебя называть? – Карл как будто медленно терял сознание, хотя и находился в приблизительно бессознательном состоянии.

Вопрос заставил тень замолкнуть, перебирая в эфемерном уме варианты, составленные из обломков разума Карла.

— Имена даются при рождении. В нашей реальности, мы не рождаемся и не умираем, мы лишь… есть. У меня нет имени. Можешь называть меня Зиф.

— Зиф? Почему именно так? – мысли Карла всё сильнее тормозились, напоминая часовой механизм, залитый медом.

— Для тебя, это имя не несет никаких… Эмоций. Никаких ассоциаций. Ничего.

— А откуда…

— Эй Карл! – сквозь тьму пробился голос Джейсена, заставив Зифа исчезнуть. Карл с трудом открыл глаза и увидел стоящего над ним пурпурного единорога. – Ты в порядке?

— Да, да, я в… норме. Всё в порядке, — Карл встретился взглядом с Сандрой, сидящей рядом. В её глазах читалась бесконечная усталость.

Они стояли на круглой платформе, украшенной таким же символом, который использовал Спайк для телепортации. Эта платформа находилась на вершине высокой башни, над которой нависал свод грандиозной пещеры. Полость пещеры представляла собой полусферу, на её дне расположился маленький городок, а её стены представляли собой причудливые смеси кристаллов всех форм и расцветок. Свет в пещере давался миниатюрным голубоватым солнцем, висевшим под самым сводом. Несмотря на прекрасный вид, открывавшийся с башни, вокруг царила гнетущая атмосфера, создаваемая мертвым светилом. Маленькая звезда давала свет, но не давала тепло, превращая произведение искусства в заложницу безжалостных кристаллов.

— Ладно, ну и где мы? – Карл сумел отвести взгляд от пейзажа и повернулся к Джейсену. Он смотрел куда-то за плечо своего друга. Рзавернувшись, Карл увидел высокую чёрную фигуру аликорна, облаченную в иссиня-черную броню.

— Добро пожаловать в Кристальную Империю, — произнесла Найтмер Мун.

Продолжение следует…