Автор рисунка: MurDareik
Глава 2 — Теплое зимнее утро

Глава 3 — Ласковый зимний вечер

За плотно занавешенным окном уже поднималось солнце. Оно было не жарким, но по зимнему ярким. И сейчас его лучи потихоньку подбирались к мордочкам двух пегасок, мирно прижавшихся друг к другу. Одна пристроилась сзади, накрывая своим белым крылышком розовую шерстку своей подруги, слегка свернувшейся в ее объятиях. Мирный сон двух притеплившихся под бочками друг у друга кобылок не смогла нарушить даже зимняя прохлада, успевшая за ночь проникнуть в дом.

Но настал момент, когда солнце добралось до одной из спящих. Веки белой пегаски затрепетали.

Почувствовав в своих объятиях пушистое тельце, пахнущее лавандой, Стар невольно обняла поняшу еще крепче, от чего та сонно заворчала и почмокала губками. На душе тут же потеплело, сердце наполнилось нежностью, а между задних ножек затеплилось чувство возбуждения.

Ей хотелось разбудить свою подругу страстным поцелуем или же нежным посасыванием ушка, но она не могла — ведь это означало бы разбить ей сердце долгим прощанием. Лучше уйти сразу, пусть она думает, будто последние два дня были ярким незабываемым сном. Грустно вздохнув, Стар начала выпутываться из-под уютного одеяла и не менее уютных объятий.

Но все же возня Стар не прошла незамеченной. Лишившись теплого крыла на своем боку и горячих обнимашек со спины, Морнинг вздохнула во сне и завозилась, перекатываясь на спинку. Поняша зашевелила передними копытцами в воздухе в поисках одеяла.

Беленькая кобылка, внимательно следившая за движениями своей милой подруги, не смогла сдержать нежной улыбки. Встав передними копытцами на кровать, Стар аккуратно подтянула одеяло к шее кобылки. Морнинг на мгновение успокоилась, но затем в прикрытых глаза появилась едва заметная щелочка. Сладко зевнув, хозяйка дома радостно улыбнулась стоящей над ней пони.

— Доброе утро, Стар! Ты уже встала?

— Эм... Да, конечно. — алогривая пони явно смутилась, отводя глаза. — Еще рано, спи дальше.

Морнинг, еще раз широко-о-о зевнула, вытягивая вверх передние копытца и слегка разводя под одеялом задние. После чего начала перебирать всеми ножками, потихоньку стаскивая с себя одеяло.

— Да нет, все хорошо, солнышко уже осветило мой парус!

Розовое копытце тут же указало на небольшую картину, висевшую в изголовье кровати. Неизвестный художник изобразил на ней небольшой корабль, смело идущий вглубь океана.

— Значит и мне пора вставать! Давай я приготовлю завтрак!

Стар нерешительно посмотрела на поняшу, а потом внезапно лучезарно улыбнулась, сжимая ее в крепких объятиях.

— Спасибо, это очень мило. А я пока схожу в ванну.

Морнинг на мгновение зажмурилась, зарываясь носиком в гриву Стар, но затем с сожалением отпустила, слегка подгибая передние ножки и откидываясь на спинку.

— Хорошо, беги! Но потом я-а!

Стар, взяв это к сведению, уже быстро выскочила за дверь, направившись к ванной. А сама Клауд скатилась с кровати на пол и, хорошенько выгнувшись и взмахнув пару раз крыльями, принялась заправлять кровать.

Закончив уборку спальни, Морнинг уже было направилась на кухню, как она почувствовала дуновение холодного ветра по ногам и какой-то странный шум в ванной.

— Стар, все в порядке?

— Да-да, конечно, иди на кухню! — в голосе алогривой пегаски послышались нотки отчаянья. Здорово встревожившись розовая пони распахнула дверь и с огромным удивлением уставилась на аппетитный круп белой пегаски, застрявший в оконной раме.

Замершая в дверном проеме пони, несколько секунд смотрела пикантную часть тела своей гостьи, попросту не находя слов.

— Стар! Ты хотела вылезти через окно?!

В голосе розовой сквозил целый букет эмоций из удивления, растерянности и смущения.

От голоса Морнинг белоснежный круп заходил ходуном. Алогривая пегаска из-за всех сил пыталась выбраться из ловушки, но ее задние ноги накрепко застряли в оконной раме. Тяжело вздохнув, пегаска подалась назад, и вскоре перед Клауди предстала донельзя виноватая мордочка, облепленная снегом. С повисшей гривы весело побежала струйка ледяной воды.

— Прости...

На мордочке Морнинг читалось все то же удивление. Она просто не могла понять действий гостьи. А точнее их мотивов.

— Стар, зачем ты пыталась вылезти в окно?

Розовая поджала дрожащие губки. Глаза ее блестели.

— Что-то не так? Пожалуйста, скажи...

— Пожалуйста, прости, я не хотела делать тебе больно. — на глазах кобылки появились слезы. — Просто это ведь мой особый талант — появляться из ниоткуда и переворачивать все с ног на голову. Но мне ведь нельзя просто приходить и... — алогривая пегаска всхлипнула и жалобно посмотрела на Морнинг.

Розовая кобылка медленно села на круп с изумлением в глазах.

— Я не понимаю.. То есть.. То есть, ты хотела?

Она затрясла головой.

— Нет! Не говори мне, что ты хотела... Уйти?!

В глазах маленькой пони смешались неверие и надежда.

Стар виновато опустила ушки, смотря на пол, на котором уже собиралась лужа.

— Да... Только пожалуйста, не обижайся! — внезапно вскрикнула пегаска. — Я хотела уйти тихо, чтобы ты подумала, будто все это сон. Просто у тебя ведь есть своя жизнь, надежды, планы, а я ворвалась как какой-то там метеорит и внесла хаос! А я очень не хочу доставлять тебе неудобства, ведь ты мне очень нравишься! — кобылка всхлипнула.

Морнинг даже не предприняла попытки встать с места, слушая объяснение Стар. Хорошо хоть усидела на месте, выслушивая ее формулировку.

Когда беленькая замолкла, розовая пегаска молчала почти минуту, лишь беззвучно слегка двигая ртом.

Эта тишина уже по-настоящему начала давить на Стар, которая опустила глаза, с трепетом ожидая реакции подруги. Теперь ей еще сильнее хотелось выбежать из дома, но в дверном проеме оставалась Морнинг, а окно оказалось слишком узким для ее крупа.

Но вот кобылка пришла в себя, поднимаясь с места. Алогривая пегаска замерла, уставившись в пол.

— Стар... — розовая сделала пару шагов по направлению к своей гостье. — С чего ты взяла, что как-то помешала мне?!

Беленькая с изумлением почувствовала, как вокруг ее шеи обвились передние ножки Клауд, притягивая к себе. Она почти кричала.

— С чего ты взяла, что я хочу, чтобы этот "сон" заканчивался?! Неужели ты подумала, что я была бы рада обнаружить твою пропажу?!

Пегаска уткнулась в алую гриву подруги, тихонько всхлипывая.

— Я хочу, чтобы ты осталась....

Морнинг глубоко вздохнула и слегка отступила, замирая перед растерянной беленькой.

— Да, я бы никогда не подумала, что буду настолько рада пони, явившейся ко мне в дом, посреди метели! — она тихонько хихикнула. — Такой живой интересной и... Необычной!

На щеках розовой кобылки таки удалось рассмотреть румянец.

— Наоборот, ты сделала мою жизнь лучше! Я не хочу, чтобы она снова стала серой и... Обычной.

Морнинг глубоко вздохнула и слегка отступила, замирая перед растерянной беленькой.

— Значит, — неверяще проговорила белая пегаска, вытирая слезы. — Ты не хочешь, чтобы я уходила? — неожиданно Стар всхлипнула еще раз и крепко обняла поняшу.

Морнинг сначала удивленно моргнула, слегка выгибая спинку и изгибая шею, но затем на ее мордочке появилась счастливая улыбка и она обняла Стар в ответ.

— А мне еще казалось, что глупая пони из нас двоих это я! Как ты вообще могла подумать такую глупость?

Она даже слегка притопнула копытцем.

— Из-за кьютимарки, — едва слышно прошептала Стар. — Это ведь мой "особый талант". Подобно падающей звезде я появляюсь из ниоткуда и меняю все вокруг. Раньше это никому не приносило счастья...

Морнинг фыркнула, отводя голову назад и встряхивая гривой.

— И много ли ты так "врывалась" в чужие жизни? Впрочем, не важно. Не хочу знать. Наверняка это были странные скучные пони.

Она вытянула шею и робко куснула Стар за ушко.

— По крайней мере теперь я точно не собираюсь от тебя отказываться!

Стар всхлипнула еще несколько раз, после чего все так же прошептала.

— Спасибо.

Они простояли еще несколько минут, сжимая друг друга в крепких объятиях, не говоря ни слова. Первой пошевелилась Стар. Она посмотрела в ласковые голубые глаза, улыбнулась и нежно поцеловала хозяйку дома, проникая язычком вглубь ротика.

Морнинг не смогла сдержать тихого вздоха в этот момент, но она лишь плотнее прильнула к подруге, легко прикрывая веки. Зато зубки она наоборот разжала, слегка приоткрывая губы и робко пробираясь в рот Стар. Но на полпути их языки встретились и Стар тут же завладела ртом розовой пегаски. Она не возражала.

К сожалению сладостные моменты не могут длиться вечно. Морнинг все же слегка отстранилась, облизывая губки и смущенно глядя исподлобья на беленькую пегаску. Стар томно посмотрела на свою подругу, а ее крылья медленно поднимались вверх.

— Думаю нам стоит отложить завтрак, — проворковала Стар. — Я должна перед тобой извиниться.

С этими словами кобылка нежно, но твердо, заставила поняшу лечь на брюшко, выпятив круп. Ткнувшись носом в ухоженное лоно, пегаска с чувством провела языком по половым губкам, оставляя на них блестящий след.

Сначала Морнинг не совсем понимала намерений Стар и просто подчинялась ей. Но когда беленькая мордочка оказалась прямо под хвостом, розовая кобылка быстро повернула голову назад, но так и не успела ничего сказать. С губ сорвался тихий стон.

Белая кобылка легонько дунула на соблазнительный круп и счастливо рассмеялась. Она почувствовала не заданный вопрос и поспешила дать разъяснения.

— Таким образом я прошу у тебя прощения за свою попытку уйти.

Пегаска подогнула передние ножки к груди.

— Но я и не обижалась... Впрочем, — щечки Морнинг окрасились румянцем. — Если ты хочешь...

— Ох, дорогая, тебе так идет быть недотрогой, — проворковала кобылка. — А теперь расслабься и получай удовольствие. — С этими словами она жадно прильнула к поблескивающему лону розовой пони, засасывая половые губки и играясь с ними языком.

Пегаска сдавленно, с радостью вздохнула, приоткрывая рот и выгибая спинку. Ей хотелось уже подняться на ноги и прижаться к мордочке Стар поплотнее. Но лежать вот так перед ласкающей ее любимой кобылкой — это великий соблазн и удовольствие, которое страшно прерывать.

Розовые крылья плавно расправились, слегка вздрагивая.

— Это не так-то просто.. Расслабиться.

— Ничего страшного, я тебе помогу. — хихикнула Стар. Язычок умелой кобылки с каждым разом проникал чуть глубже в нежное лоно пегаски, собирая выступающие капельки любовных соков. Она чувствовала напряжение своей подруги и хотела помочь ей избавиться от него раз и навсегда. А значит нужно было действовать смелее. Положив передние копытца на упругие бедра, поняша зарылась носом глубоко в круп, быстро и страстно вылизывая лоно Морнинг. Воздух прорезал громкий стон. Появился отчетливый запах текущей кобылки, сильно возбуждающий саму Стар.

Морнинг замотала головой, закусив губу, скребя передней ногой по полу и стараясь не дергать хвостом. Вот так оказавшись во власти алогривой поняши, она не знала, как себя вести. Напряжение накапливалось так стремительно!

Шумно застонав, она выдохнула.

— Стар, еще немного!

— Мфпхм, — невнятно ответила белая пегаска, не отвлекаясь от вылизывания подруги.

Клауди пожирало пламя страсти. Каждая частичка ее тела отвечала на ласки Стар новыми волнами удовольствия, от которого просто некуда было деться. От стонов становилось немного легче и Морнинг вволю потешила ими свою любовницу, оглашая стены небольшого дома своим милым голоском. Каждое движение язычка внутри лона пегаски приближало ее к долгожданному облегчению.

— Стар... — она едва могла говорить. — Я больше не могу терпеть!

В ответ на такое заявление белая поняша хитро улыбнулась и лишь еще дальше зарылась в лоно, проникая своим язычком до самой глубины. По телу розовой кобылки словно пробежала тысяча молний. Выгнувшись дугой она достигла пика. Под страстные стоны ее тело затопила волна обжигающего наслаждения, в котором не оставалось места рассудку. Хотелось пребывать в нем вечность, но все имеет свойство подходить к концу. Морнинг совершенно потеряла счет времени, погружаясь в забытье.

Когда она пришла в себя первым ее ощущением стал легкий запах озона, за это короткое время успевший стать таким родным и близким — так пахла Стар. Радостно улыбнувшись, Морнинг попыталась прижаться к возлюбленной кобылке, но ее копытца и мордочка уткнулись в белую подушку, на которой спала ее гостья. До конца придя в себя, поняша осознала себя лежащей в постели, заботливо укутанной в одеяло. Сквозь плотно задернутые шторы едва пробивался алый луч заходящего солнца. Следом за ощущениями вернулась и память. Сердце пегаски словно рухнуло в пропасть от плохого предчувствия.

"Она собиралась уйти! Нет, принцессы, только не это!"

Моментально проснувшись, поняша одним резким движением скинула с себя одеяло и оказалась на копытах. Вся растрепанная, со следами бурной ночи (и не менее бурного утра) на теле, она вылетела из спальни за две секунды и вихрем пронеслась в гостиную, при этом едва не сбив с ног Стар. Увидев белую кобылку, Морнинг застыла посреди комнаты, беззвучно раскрывая рот.

— О, с добрым утром, соня. — улыбнулась алогривая пегаска, сжимающая во рту метелку для пыли. — Как спалось?

— А... Я... Стар! — розовая пони густо покраснела и одним стремительным движением оказалась около подруги, заключая ее в крепкие объятия. — Ты не ушла!

— Конечно нет, — удивленно ответила кобылка, тем не менее с удовольствием тиская хозяйку дома. — Ты ведь попросила меня остаться.

— Это просто здорово! — Морнинг счастливо рассмеялась, после чего вдруг всхлипнула. — На секунду мне показалось, будто ты ушла. Это было очень плохое чувство.

— Тише-тише маленькая, — успокаивающе заворковала Стар. — Все хорошо. Я приготовила нам праздничный ужин и навела порядок в доме. Тебе нужно помыться, а потом мы сходим поедим. Ну же, все хорошо, успокойся.

На мордочке Морнинг появилась смущенная улыбка, которая медленно переросла в настоящий конфуз, когда она увидела свое отражение в зеркале. Свалявшаяся, слипшаяся в некоторых местах (особенно в районе крупа) шерстка, растрепанные грива и хвост, не говоря уже о перьях, торчащих в разные стороны...

— О Принцессы!

Розовая с ужасом посмотрела на Стар.

— Как бы ты не пожелала все-таки убежать от такого чудовища!

И под тихий смех беленькой она тут же юркнула в ванную комнату, на полную включая воду.

Морнинг потребовалось более часа на то, чтобы привести себя в порядок. Из ванной вышла уже все та же симпатичная кобылка. Правда мокренькая, но Стар совсем не возражала. Она лишь демонстративно игриво облизнулась, вызывая на мордочке новопомывшейся смущенную улыбку.

— Вот, теперь я испытываю желание сделать так, чтобы ты снова выглядела как до вечернего туалета. — на растерянно взлетевшие вверх брови подруги она весело топнула копытцем. — Ведь кобылка не может быть такой растрепанной просто это. Это свидетельство хорошо проведенного времени в моей компании.

Беленькая игриво подмигнула, получая в ответ неловкий кивок Морнинг.

Но завершить движение розовая не смогла.

Гостья вспорхнула прямо с места и подлетела вплотную к подруге, прижимаясь к ее губам, в это время передними копытами поддерживая подбородок Морнинг.

— Для начала.

Розовая пегаска медленно расправила крылья, слегка помахивая ими на месте, пока длился поцелуй, но все же через минуту отстранилась.

— Но, Стар... Нам... Ну... Нужно поговорить.

Морнинг посмотрела на подругу исподлобья.

— Это важно.

Стар с неохотой оторвалась от поцелуя и укоризненно посмотрела на поняшу, делая шаг назад.

— Всякий раз, когда я слышу эту фразу, у меня в груди возникает нехорошее предчувствие.

Морнинг покраснела еще гуще, уставившись в пол.

— Думаю тебе лучше присесть.

Бросая встревоженные взгляды на хозяйку дома, гостья все же осторожно устроилась в одном из кресел. Установившуюся тишину нарушало лишь тихое потрескивание поленьев в камине.

Морнинг перебралась поближе, устраиваясь на полу прямо перед подругой. Она долго молчала. Стар начала нервно возится на кресле, поглядывая на розовую.

— Морнинг, пожалуйста. Говори! Ты уже мне... В общем, страшно! Не томи.

Розовая пони сдавленно вздохнула, но затем оперлась передними копытцами на ручки кресла и выпалила.

— Стар! Я хочу, чтобы ты осталась со мной!

С этими словами с души гостьи будто упал гигантский камень. Она даже издала облегченный вздох.

— Я очень рада это слышать, правда. — осторожно начала белая пони. Но ты правда в этом уверена? Если я останусь, жизнь уже не станет прежней.

Морнинг прикрыла глаза, глубоко вздохнула и, вновь их открыв, посмотрела на Стар, как на маленького жеребенка.

— А может я этого и желаю. Чтобы моя жизнь изменилась. Тем более, сейчас я вижу лишь хорошие изменения. — она тихонько хихикнула. —Прия-атные!

Пегаска игриво подмигнула беленькой.

— Столько раз за такое время, да еще и подряд, я никогда еще не испытывала ничего подобного!

Розовая в который раз залилась краской и поспешно отвернулась.

— Но если ты не захочешь оставаться... Я пойму. Правда.

Стар раздумывала буквально секунду. Решив, что так долго быть разумной поняшей не для нее, она одним прыжком оказалась около любимой и прильнула к ней в страстном поцелуе, обхватывая шею. Когда они закончили, Стар посмотрела Морнинг прямо в глаза и хитро улыбнулась.

— Не знаю, что ждет нас впереди, но мне очень хочется попробовать!

Пегаска засмеялась, отведя голову назад и затем потерлась носом о беленькую шею.

— Значит нам осталось только увидеть!

Морнинг прижалась к носику любимой и прошептала.

— Но чтобы оно наступило... — ее теплое дыхание овевало губы Стар. — Мне все же нужно подкрепиться!

Морнинг легонько куснула нос Стар и отступила от нее, игриво взмахивая крыльями. — После всего, что ты со мной вытворяла, кажется я скоро упаду в обморок, если не поем!

В ответ пегаска счастливо засмеялась и повела подругу на кухню.

— Я как раз испекла для тебя замечательный пирог!

***

Несколько лет спустя

В прихожей маленького уютного дома пританцовывал красивый жеребенок с белой шерстью, синей гривой и голубыми глазами. Он то и дело оглядывался себе за спину громко кричал.

— Я уже опаздыва-аю! До занятий осталось всего пять минут!

К нему из кухни выскочила розовая кобыла, держащая между поднятыми крыльями мешочек для завтрака, а во рту бутерброд с белыми лепестками ромашки, который она тут же пихнула прямо в рот малышу.

— Давай, ешь-ешь, малыш. — она подняла голову вверх, потягиваясь. — Как же мы могли так проспа-ать.

Жеребенок тем временем вытащил завтрак изо рта.

— Мама, я потом съем!

В ответ Морнинг повернулась к нему и принялась слегка поправлять ему гриву с помощью рта и носа.

— На потом у тебя уже лежит в мешочке. А сейчас ты должен хоть что-то съесть, прежде чем придешь на уроки. Или ты хочешь, чтобы все слышали, как урчит твой животик?

Синегривый смущенно опустил глаза.

— Это нужно чтобы я сильно-сильно проголодался. И утром такого не бывает!

В это время послышался быстрый цокот копыт. В прихожую выскочила запыхавшаяся Стар в форме погодной команды и рюкзаком, полным книг.

— Фафеф-фя, фоф... — Она фыфкнула и тут же принялась пристраивать рюкзак на спину жеребенку.

— Вроде все собрала, сынок. Мы как-то совсем забыли, что у тебя сегодня первый учебный день.

Морнинг покосилась на беленкую пегаску.

— Да нет, просто мы проспали. Поэтому и Ская не разбудили.

Стар хихикнула.

— Ну учитывая во сколько мы заснули.

Морнинг сконфуженно кашлянула.

В этот момент юный пегас уже разобрался в своих вещах и открыл дверь передней ножкой.

— Мама, пойдем!

Стар бросила на любимую многообещающий взгляд.

— Учти, вчера мы еще не закончили! Когда я отведу Ская в школу и разгоню облака, ты уже должна ждать меня в новом белье.

Стар весело засмеялась, увидев милый румянец на щеках своей любимой. Послав на прощание воздушный поцелуй, она повела их сына в школу.