Автор рисунка: Devinian
В далеких песках юга (Глава 7)

В далеких песках юга (Эпилог)

Эпилог

Она лежала на холодной каменистой земле, плотно прижимаясь к ней грудью. Впереди перед ней расстилалась цветущая долина. Сейчас была середина лета, и вокруг зеленели деревья, по склонам холмов ползла вверх нежная как грива кобылицы трава. Всё это очень сильно отличалось от той выжженной, присыпанной прахом пустыни, какой ее она видела последний раз. Так давно… и так недавно.

Она поежилась от холода, кутаясь в свой плащ. Солнце еще не взошло, и воздух был всё еще холодным. Но вокруг уже становилось всё светлее – до восхода оставались считанные минуты. Она поморщилась – обычно ей не нравилось смотреть на восходы. После ночной темноты, в моменты вставания над горизонтом солнце резало глаза особенно сильно. Еще в это время ей больше всего хотелось спать. Но сегодняшний день был особенным – ради него она решила встретить восход на ногах.

Немало дней прошло, пока она не смогла пробраться сюда. Были позади ночные переходы по пустыням, штурмы казавшихся неприступными горных перевалов, пути обхода крупных поселков. Всё ближе приближаясь к цели своего путешествия, она становилась всё более осторожной, избегая любых встреч. К счастью, рощи и заросшие балки предоставляли отличное место для ночлега, ручьи давали чистую воду, а сорванные дикие плоды казались деликатесами с королевской кухни. После долгих лет жизни в пустыне это всё казалось чудом. Но она не теряла голову – как и всегда, впервые оказавшись на незнакомой земле, она двигалась, обходя кружными путями оживленные дороги и города, уклоняясь от встреч с любыми разумными существами – и слушая, слушая, слушая, наблюдая, вынюхивая… С каждым днем это становилось всё сложней делать, не проявляя себя – она приближалась к густонаселенным районам, осмысливая полученную информацию. Это было нелегко – информации было не то чтобы мало. Скорее наоборот.

Она посмотрела вперед. Внизу под обрывом петляла старая, побитая временем асфальтированная дорога. У обочины приткнулось обветшавшее здание придорожного магазина. Трещины на дороге и само здание густо обросли травой – самой обычной, непохожей на ту чахлую поросль, которая часто встречалась ей на пустошах. Немногие старые деревья, отросшие между холмов, выглядели странно искореженными и больными, но тут же рядом с ними было видно множество ростков не старше двух-пяти лет. Скоро на этом месте будет целая роща.

Она задумалась, щуря бирюзовые глаза.

Когда она покидала свою родину, она оставила ее сгорающей в пожарах, умирающей от радиации, и раздираемой на куски войной за остатки ресурсов старого мира. Она ничего не сделала, чтобы хоть как-то помочь ей – ни тогда, ни в последующие годы. Сейчас, когда брошенная на произвол судьбы земля исцелилась, она была в сомнениях. Заслужила ли она право вернуться? Имеет ли она право находиться здесь и искать своё место в этом мире? Получила ли она прощение?

Многие пони считали бы ее виновницей произошедшего, заслуживающей казни. Многие пони приняли бы ее и простили. Но сама она себя так и не простила. И судя по всему, уже не сможет простить никогда.

Страх? Да. Но не страх перед наказанием – столетия назад она заплатила за свои ошибки цену, неимоверную для любого пони, и любое наказание теперь было ей сродни стоянию в углу. И не страх за себя – тысячелетний опыт жизни на планете позволял рассматривать абстрактно любую опасность. Почти любую – кроме самой себя.

Тысячу лет назад она была величайшей угрозой для Эквестрии. Двести лет назад – причиной, сжегшей ее дотла. Где гарантия, что это не повторится?

Было необходимо принять решение.

Из-за гор, окаймлявших долину, показался краешек солнца. Пущенный им луч попал ей в глаз, заставив моргнуть. Подождав, когда ее глаза немного привыкнут, она прямо глянула на солнце.
«Привет, сестра. Знаю, ты не можешь меня слышать. Но всё равно, помоги мне. Подскажи, что мне делать?»

Укрывшись звездной гривой, она посмотрела вниз. Оба пони, сидевших у костра, встали и смотрели на поднимающееся над горизонтом светило. Губы их шевелились, что-то беззвучно произнося. Она напрягла слух, но не смогла ничего услышать.

Впрочем, усмехнувшись, подумала она, при желании догадаться нетрудно. Кого еще могут поминать пони при восходе солнца, как не ее сестру?

Солнце медленно вставало над горами. Она тихо попятилась назад от края обрыва, скрываясь в зарослях шиповника. Расстелив плащ на земле, она легла на него. Ближайшие двенадцать часов она проведет здесь, а с наступлением темноты продолжит путь. Вот только куда – вперед, к своей цели, или назад в пустыню?

В последний раз глянув на солнце, она вдруг заметила промелькнувшую перед ее глазами белую пушинку. Попав в солнечный свет, она на миг вспыхнула всеми цветами радуги.

Она улыбнулась. Сомнения развеялись. Теперь она точно знала, что ей делать. Положив голову на покрывало, она закрыла глаза.

«Я возвращаюсь. До встречи, Тия. Однажды мы увидимся вновь».