Прощай, Сталлионград!

История жизни маленького гражданина Сталлионграда, на долю которого выпал шанс помирить двух непримиримых соперников и спасти родной город от неминуемой гибели, а также история самого города, по злой прихоти судьбы превратившегося из города механических диковин в город тысячи пушек.

Другие пони

Тёмный город

Он очнулся без памяти о себе. В номере отеля, не помня, как в нем оказался. За ним охотится полиция, поскольку подозревает его в убийствах. А также странные бледные пони в черных плащах. Ему сказали бежать. А он хочет найти ответы о себе и своей жизни, даже не подозревая о том, что эти ответы станут раскрытием тайны Тёмного города, в котором не бывает солнца.

ОС - пони

Фларри Харт чихает

Вся Кристальная империя помнит, что случилось, когда малышка Фларри Харт некстати расплакалась. А ведь ребёнок может и чихнуть!

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Флари Харт

Фотографии

О фотоаппарате.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Кэррот Топ

Жизнь и Приключения Черри Панч

Эта история про пони по имени Черри Панч, которая выбрала не самый честный и порядочный путь в жизни и, при неудачно спланированном ограблении, подаётся в бега по всей Эквестрии где и находит новых друзей и, конечно же, новые приключения.

Другие пони ОС - пони

Зазеркалье

Сансет всегда знала, что ей суждено стать великой, но даже не представляла — насколько. Пока не увидела себя аликорном в волшебном зеркале. Игнорируя предупреждения Селестии, Сансет искала ответы. Когда она узнала, что зеркало — это еще и портал в другой мир... ну что еще ей оставалось, как не прыгнуть туда? Но, похоже, она не предусмотрела все возможные варианты. Например, что может оказаться в ловушке на другой стороне. Или что снова превратится в ребенка.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки Сансет Шиммер Флеш Сентри

Если кто ловил кого-то

Завалив большую часть своих предметов в Университете Кантерлота, Октавия на каникулы в честь Дня Согревающего Очага возвращается в Мейнхеттен. В течение выходных, заполненных выпивкой, дебоширством и хандрой, она борется с желанием бросить университет и вернуться к старым друзьям и старым романам. К прежним добрым временам. И они на самом деле будут для нее добрыми. Если только она сама сможет не отдалиться от них навсегда.

Другие пони Октавия

Рожденный ползать

Хроника пикирующего карданолета

Другие пони

СБЛЧН

Немало необъяснимого связано с Кейденс и Шайнинг Армором: их неожиданное появление до «Королевской свадьбы»; пригодность для правления Кристальной империей, оказавшаяся очень кстати; на удивление короткая беременность; даже быстрая смена гнева на милость после просьбы Спайка простить Торакса. Твайлайт Спаркл прекрасно известно, насколько глубоко простирается заговор — как-никак, она была там, в самом его начале.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Тайный воздыхатель

Принцессу Селестию часто балуют вниманием анонимные ухажёры. Однажды, она решается разыскать одного из них, но никак не ожидала, что начнёт распутывать клубок подозрительно загадочных нитей

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 8. Бессмертие. Эпилог и послесловие.

Часть 9. Луна.

Наверху, у сада, пепельногривого пони уже встречали. Единорог-лекарь, бросив лишь беглый взгляд, заметил кровь от укуса на ноге вороного и то, как он берег плечо. Лишь с немалым трудом Вану удалось отвертеться от медицинского осмотра. Хотья все еще бессознательного Маса и заковали в кандалы, свою цепь перепончатокрылый снимать не стал. На всякий случай.

Дым уже вовсю валил из поместья, хоть огня и не было видно. Пегасы на всякий случай вытряхнули воду из нескольких облаков над домом, но Ван был уверен, что огонь не выберется из лаборатории. В пустом каменном коридоре просто нечему было гореть.

Обратно отряд возвращался куда медленнее. Освобожденные пони были отнюдь в лучшей форме. Хватало и ушибов от камней ожившей статуи, и укусов нежити. Стражники и бывшие пленники весело переговаривались между собой. Кто-то обсуждал бой, кто-то плакал, кто-то спрашивал о последних событиях, два единорога спорили о том, как было бы эффективнее взломать защитный купол, а командиры отрядов шушукались чуть в стороне, то и дело поглядывая на пленного единорога. Ван же просто наслаждался солнечным днем, подставив мордочку льющемуся с неба свету. Пэс шла рядом, весело щебеча с каким-то ночным стражником и, судя по гордо выпяченной груди того, жеребец уже был полностью во власти очарования чейнджлинг.

Вспомнив, с чего собственно все началось, он подошел к освобожденным пони, намериваясь отыскать среди освобожденных пони сестру Аннии, той самой маленькой единорожки, с которой и началось все это дело. Но никто из пленников такой пони никогда не видел. А ведь это здесь были абсолютно все пропавшие. Или Ван ошибся, или Мас держал ее в другом месте. Придется дождаться, когда тот придет в себя и допросить. Хотя оставался и третий вариант… Никакой сестры Аннии не было.

Едва отряд вернулся в столицу, все завертелось. Селестия лично встретила их и велела разместить бывших пленников в больнице. Вана же окружил ворох бумаг и вопросов. Он едва успел заметить, как Маса увели в камеры. Лишь спустя два часа он смог вырваться к дожидающейся его в своем обычном облике «племянницы» Пэс.

— Неплохо получилось. – чейнджлинг улыбнулась. – Поди, опять геройствовал?

— Агась. – довольно кивнул вороной, покидая пределы дворца. Сейчас там было слишком шумно. Да и перекусить бы не мешало, утром в кафе он так нормально не поел.

— Вот честно, Селестия была права, когда называла тебя жеребенком. – оставила последнее слово за собой суккуба. – Ты же в курсе, что Гранд Галлопиг Гала этой ночью?

— Что?! Уже?! Я же… — растерянно начал мямлить Ван.

— Успокойся и веди себя как подобает. – весело одернула его демонесса. – Я все уже подготовила. И выходной костюм и плащ и шляпу. Знала же, что забудешь. Билеты на Гала уже у меня.

— Пэс! Ты чудо! – аликорн даже расщедрился на поцелуй в щечку чейнджлинг, вызвав у нее притворно недовольный фырк. – Давай, беги домой. И не вздумай на этот раз облажаться на балу! И подарок не забудь! – раздалось в след убегающему жеребцу. Развернувшись, чейнджлинг поспешила в общежитие к себе. Если для аликорна Гала был всего лишь очередным праздником, то для нее тяжелой работой. Слухи, сплетни, соперничающие группировки аристократов. Мужья, изменяющие свои женам, жены, наставляющие рог мужьям. Обсуждения прибывших из других городов, обсуждения наряда принцессы, обсуждения политики, просто разговоры ни о чем. Что может быть прекраснее?!

Если бы вдруг Пэс решила проводить Вана, эта история могла бы закончиться совсем по-другому, и некие закутанные фигуры не грузили бы в крытый фургон бесчувственное черное тело. Расслабившийся после закрытого дела и увлеченный мыслями о Гала, пони даже не пытался смотреть по сторонам.

Сознание возвращалось медленно. Аликорн почувствовал, что лежит на чем-то прохладном и твердом, а во рту стоит какой-то знакомый привкус. Где-то он такое уже пробовал. С трудом открыв слипающиеся глаза, пони тяжело вздохнул. Камера. Каменная кладка, новые, еще сверкающие прутья решетки, запах пыли.

— Доброе утро. ваше высочество. – раздался насмешливый голос Сильверинга со стороны. Ну да, Ван ведь лежит без плаща и седельных сумок. Стоп! Сильверинг!

Сонливость мгновенно пропала, оставив после себя лишь ненависть. Ван метнулся к решетке и увидел своего соперника. Безупречно одетый, в своей неизменной маске, он вызывал дикую, неуравновешенную ярость. Ван тихо зарычал, обнажая клыки. Ван собрался ударить соперника телекинезом, но магии не было! Лишь несколько алых искр упали с рога.

— Но-но, слюни подбери. – холодно бросил серебристый пони. – Ты ведь уже пробовал отменное вино с Кризалис. Только вот в отличие от нее я не дам тебе колдовать своей кровью.

— Так это ты был тем ее союзником?! – гневно спросил черный пони.

— Мой орден! – с гордостью произнес Сильверинг. Раздались щелчки, и что-то коснулось ног аликорна. Это серебристый одел обыкновенные кандалы на ноги и крылья аликорна. – Пройдемся, нам есть о чем поговорить.

Дверь камеры открылась, а Сильверинг отошел в сторону, что бы не оказаться слишком быстро рядом с Ваном. Гремя цепями, пепельногривый вышел в длинный, освещенный лишь несколькими факелами, коридор. Снова подземелье. За этот день Вану они уже успели поднадоесть.

— Топайте вперед, ваше величество. – ядовито закончил фразу единорог. – И не пытайтесь ничего выкинуть, мы знаем все ваши уловки.

— Кто эти «мы»? — спросил Ван.

— Мой орден. Ты часто нас встречал. Ограбленный поезд, рой чейнджлингов, возрождение больших жертвенных игр… — единорог сделал паузу. – Любовь Луны ко мне.

Ван едва успел дернуться к этому дискордову мулу, как оказался впечатан магией Сильверинга в стену. Именно такой реакции он ждал от пленника.

— А ты думал, она предпочтет жалкую пародию на фестрала обаятельному и многообещающему волшебнику. Теперь, ты уж точно не сможешь мешаться.

Ван молча поднялся. Ему хотелось кричать, что убьет этого Сильверинга, порвать цепи, вцепиться тому в горло. Но это все были бессмысленные мечты. Оставалось лишь терпеть и искать выход. Надеяться на ошибку единорога было бессмысленно. Даже пошедшая изо рта аликорна после удара кровь, была тут же остановлена единорогом, не давая Вану и возможности использовать ее для магии.

— И чего вы добиваетесь? – спросил черный пони, поднимаясь на ноги.

— Так я вам и рассказал, ваше величество. – серебристый тихо засмеялся за спиной у Вана. – Вы слишком часто стоите на нашем пути и настало время вас убрать. Сейчас, например, вы мешаете обольщению принцессы Луны.

— Тогда почему вы меня сразу не убили?

Но этот вопрос остался без ответа. Пара добралась до большой круглой залы, с колоннами у стен, поддерживающими купол потолка. Еще в коридоре аликорн почувствовал запах горячего воска, мела, весьма специфических благовоний. А еще демонов. На полу комнаты, был вычерчен очень сложный круг призыва. Многолучевая звезда, опоясанная тройным защитным кругом, была вся испещрена символами. Пламя от стоящих на перекрестьях лучей звезды свече дернулось от сквозняка, но не погасло. Одного беглого взгляда на технику призыва хватило Вану, что бы понять, что именно Сильверинг устроил ловушку в том заброшенном доме.

Сильверинг схватил Вана телекинезом и перенес в один из внутренних кругов чертежа, что были свободны от надписей, где и пристегнул к торчащему из пола кольцу. Единорог резонно опасался давать Вану возможность пройтись по уже готовому рисунку. Все верно, Ван планировал стереть несколько символом, в надежде дестабилизировать фигуру, но не вышло.

— Ты так же уничтожил все работы Маса Ирингори. Работы, межд_ прочим, очень интересующие мой орден. Добраться до него я пока не могу, а вот ты… — единорог, зажегший еще несколько свечей, подвигнул Вану. – Какой нормальный маг не заглянет в работы другого мага перед тем, как их уничтожить? Да и ты обладаешь уникальной системой магии, изучив которую я стану еще сильнее.

— Ты хочешь призвать демона, который вытащит для тебя знания из моей головы? – догадался Ван, все это время внимательно изучавший чертеж.

— А ты слишком догадливый. – недобро произнес Сильверинг, заканчивая последние приготовления. – Знаешь, что дал мне орден? Он дал мне то, что невозможно получить в принципе. — похоже единорога прямо таки распирало от гордости. Серебристое копытце коснулось маски, поправляя ее.

Ритуал начался. Ван было дернулся в цепях, намереваясь поранить себя рогом и использовать свою кровь, но те резко натянулись, полностью обездвижив вороного. Впрочем, внутренне тот лишь тихонько смеялся. Не надеясь на ошибку серебристого, аликорн переоценил противника. Того подвела жадность до знаний.

Явившееся на зов демонолога существо было похоже на клубок спутавшихся угрей. Нечто аморфной, с множеством зубастых пастей и сеткой молний постоянно пробегающих по извивающемуся телу.

— Мне нужны знания магии стоящего здесь аликорна по имени Бел Ван Сапка! – повелевающим тоном воскликнул Сильверинг.

— Здравствуй, Нархшлорни. – обнажая зубы в улыбке, произнес аликорн, обращаясь к демону. – Передай своему повелителю Ангории и его дочери Саальхонехт, привет от меня.

— Ссслушшшаюсссь, увашшшаемый. – прошипел демон, поклонившись аликорну.

— Что! Я тебя призвал, тварь, мы заключили контракт! – закричал испуганный Сильверинг! Ван не мог колдовать, не мог никакой магией повлиять на демона. Но тот не собирался выполнять приказ единорога. – Подчиняйся! Именем твоим, Нархшлорни и договором между нами, приказываю!

— Тьма, что за левым плечом моим… – тихо, тихо начал Ван, но и демон и единорог из-за чего-то прекрасно слышали охотника на нечисть. — … и ты огонь свечей, и вы камни пола, станьте мне свидетелями.

— Заткнись! Заткнись! – цепи, сдерживающие аликорна, натянулись еще сильнее, заставляя его ахнуть от боли, но тот продолжал.

— Во имя Договора между мной и твоим народом, я приказываю тебе, Нархшлорни, освободить меня от цепей.

— Ссслушшшшаюсссь, хосссяин.

Демон скользнул к вороному и без видимых усилий разорвал цепи, висящие на нем. Но Сильверинг не терял времени даром. Длинная фраза и демон оказался отправлен туда, откуда явился. Зато Ван остался.

Пока единорог изгонял демона, аликорн успел к нему подбежать. Прямой удар копытом в серебристый нос — и Сильверинг пытается зажать льющуюся кровь. И сейчас Вану не нужна была никакая магия. Как и профессор Мас, Сильверинг просто не знал, что делать, если его бьют ногами. Ведь магии требуется время и сосредоточение. Подхватив копытом серебряный подсвечник, Ван просто врезал серебристому же пони по рогу. Маска единорога полетела в одну сторону, а сам стонущий от боли маг в другую. Ван же застыл с подсвечником. Он слышал голос маски лежащей среди линий чертежа в своей голове. Власть, сила, знание, талант…

 — Этот артефакт нарушает многие законы… даже логики. – тихо произнес зажимающий одним копытом кровоточащий нос единорог. Вторым он ощупывал пульсирующий от боли рог. В таком состояние много не наколдуешь. — Мой талант – это знание языков. Но с маской я становлюсь как Твайлайт Спаркл. Маска мне дает талант к магии. Нет, не знания, они у меня и так есть, а именно талант. Неимоверный соблазн, перед которым не устоять.

Только вот Ван чувствовал совсем иное. Дикая ненависть, вот что он испытывал к маске! Сейчас, когда она лишилась своего носителя, вороной буквально задыхался от смрада силы, что наполняла этот артефакт. Такого он еще никогда не чувствовал. Сухая сила смерти, ярость демонов, болото нечисти, холод стихий, ничто не шло в сравнение с отвратным ароматом магии артефакта. Сорвав с единорога расшитый морозными узорами белый плащ, аликорн завернул в него маску.

— Если бы ты знал, какую дрянь ты носил, глупец. – бросил вороной, подвешивая сверток на подсвечник и закидывая на спину, словно котомку с продуктами. – Вставай. Сильверинг Нальери, вы арестованы по обвинению в нападение и похищение пони. По обвинению в применении опасной магии к нему. По обвинению в планирование убийства. По обвинению в шпионаже. Пошел!

Ван толкнул вставшего на дрожащие ноги единорога к воду. Тот пробежал еще несколько метров вперед и, едва не упав, затормозил.

— Шевелись давай, мне еще на Гала успеть надо.

— Признаю, ты победил. — поникший было единорог встрепенулся при упоминание Гала. Что-то неприятное появилось в улыбке серебристого. Только вот теперь Ван не испытывал такой яростной неприязни к Сильверингу. Ревность да, осталась, но ненавидел он маску, а не самого пони.– И Луна теперь будет твоя, и все почести тебе. Празднуйте, ваше высочество, спаситель Эквестрии. – «пока можете» про себя добавил единорог.

Выбраться из родового особняка Навьери оказалось неожиданно просто. Никаких ловушек, никаких приспешников, никаких выкрутасов самого Сильверинга. И только на улице аликорн понял, что на нем нет плаща. И крылья, черные, как и его шерстка, перепончатые крылья видны всем. В сочетание с высоким ростом и волшебными гривой с хвостом, не оставалось сомнений в том, кто идет по улице. Только вот против ожиданий Вана не было удивленных толп. Как всегда деловые пони Кантерлота спешили по своим делам. Нет, конечно, бывало они притормаживали, что бы посмотреть на неизвестного им аликорна или же на плетущегося перед ним единорога, одетого в заляпанный кровью из носа, но все равно дорогой, костюм. Но вскоре пони отправлялись по своим делам, обсуждая со своими друзьями, наступающий Гала. Да, сейчас, как никогда, Кантерлот был переполнен приезжими и чего уж удивляться принцам неизвестных стран?

Вот и замок принцесс. Похоже, влияние Вана среди стражей выросло настолько, что по единственному запросу, его и Сильверинга проводили в кабинет Селестии.

— Что это значит, Ван!? Знаешь, драка – не лучший способ начать карьеру принца. – с тщательно скрытой улыбкой начала Селестия.

— Это его! – перед Селестией на стол упал сверток с маской и Ван осторожно, подсвечником, развернул его.

От улыбки Селестии не осталось и тени. Ослепительная вспышка света и маска испарилась. Вместе с маской уничтожены оказались и письменный стол, щепки от которого догорали ярким пламенем, и часть пола, раскаленный камень которого теперь громко потрескивал.

— Прекрасно, вам не надо объяснять, что там внутри. Разбирайся с ним сама, Тия, я пошел готовиться к Гала.

Не слушая громких криков принцессы, требующих остановиться ,Ван отправился к выходу из замка. Все потом. Завтра. Завтра он разберется с Сильверингом, его орденом, силой маски. Сегодня его ждут Гала и Луна.

Возвращаясь домой, за костюмом и подарком для принцессы ночи, Ван наслаждался непривычной свободой. Разумеется пони косились на него. Все-таки не каждый день встречаешь неизвестного аликорна, но не так все это было неприятно, как навоображал себе Ван. Но принцем не буду, хоть лопни, Тия.

Легко всбежать по лестнице ведущей на чердак не удалось. Лишенный магии, с прокушенной ногой и обожженным плечом, аликорн подустал за этот безумно длинный день. В прихожей кто-то переставлял мебель. Заметив на потолке какие-то непонятные радужные блики, пепельногривый резко запрокинул голову. На потолке активировалась какая-то неизвестная ему фигура. Радужная вспышка…