Автор рисунка: Devinian
Часть 3: «Игры со смертью» Часть 5: «Скрытая роща»

Часть 4: «Убежище и воспоминания»

Санглим любовалась безумным вращением мира перед глазами и, уловив в нем знакомые цвета, поняла, что ее держит Даск.

— Можешь не напрягаться, осыпая меня проклятиями… Я их все равно лучше сочиняю – попыталась пошутить Санглим.

— Да ты просто чокнутая… И между делом все снова получилось! – Даск прижал ее к себе – Ну как ты, в порядке?

— Нормально все. Мне бы только сойти с этой проклятой карусели… — Санглим встряхнула головой, с облегчением почувствовав, что вращение замедляется, и, посмотрев за спину Даска, тут же воскликнула:

— Эй, смотри что там!

Даск обернулся: дальше уступ, на котором они находились, поднимался на несколько метров вверх и заканчивался небольшой полу пещеркой.

— Отлично! Нет волков, и есть крыша над головой, это как в Понивилле только до магазинов далековато – Даск направился туда, окрыленный их удачей.

Санглим, убедившись, что окружение снова находится под правильным углом, тоже попыталась встать и, не удержавшись от стона, сразу опустилась назад.

Оставив веселье, Даск тут же вернулся к ней и заметил кровь на камнях.

— Теперь не отпирайся, что все нормально. Ты присосалась ко мне как пиявка, не дав слечь под ближайшим кустом, и сейчас я сполна отомщу… – он был рад оказаться в безопасности, но все же гораздо больше волновался за Санглим – …ладно, Санни, покажи что случилось.

Она, отодвинув полу плаща, и сама посмотрела на свою ногу пульсирующую болью: чуть выше копыта кожа вместе с мясом почти до кости была содрана.

— Ай! Выглядит плохо. Давай я отнесу тебя наверх и, устроившись, мы, наконец-то достанем наши медикаменты – предложил Даск.

— Да ты же сам едва стоишь… — хотела возразить Санглим, но Даск прервал ее.

— Уже нет. Эта штука Зекоры, которую ты мне дала, почти вернула меня к прежнему состоянию – Даск показал, что свободно ходит на четырех ногах – так что запрыгивай, тебе она тоже поможет…

Подняв Санглим в пещеру, Даск аккуратно усадил ее к дальней стене и помог снять снаряжение. Пока он искал бинты в своих сумках, Санглим выпила немного зелья и, убирая его обратно, наткнулась на другую флягу: «Для целостности разума».

«Моя голова сейчас вообще не варит. Может это зелье поможет?» — подумала она, выпив немного. И пожалела об этом: мысли моментально прояснились, головокружение прошло, словно его не было и быстро начала возвращаться магическая энергия, а вместе со всем этим до предела обострились ее чувства. И кристально чистым разумом Санглим осознала, что ей никогда в жизни не бывало так плохо…

Даск уже подошел к ней со всем необходимым. Он обратил внимание, что Санглим окончательно пришла в себя, и прежде чем приступить решил отвлечь ее разговором:

— Не волнуйся, Санни, будешь как новенькая… Слушай, тебе ничего все это не напоминает? – Даск ждал, надеясь, что она вспомнит.

— Как это безумие может что-то напоминать?! — Санглим замолчала, сейчас ее голова работала с поистине фантастической эффективностью — …Да безумие… ты имеешь в виду день, когда мы впервые встретились и получили наши кьютимарки?

Даск просто расцвел на глазах. Сев перед ней он попросил:

— Может, напомнишь мне, пока я займусь твоей ногой?..

Санглим попыталась вспомнить подробности и под действием зелья как будто снова стала той пустобокой кобылкой…


…Поезд был в нескольких минутах от Троттингема, Санглим сидела у окна, никого и ничего вокруг не замечая: она была поглощена очередной книгой про Деринг Ду. А ее мать единорог Санклир (Sunclear) стояла рядом и проверяла — хорошо ли уложена ее белоснежная грива и ослепляет ли шерсть золотом своего сияния.

Постепенно стук колес начал замедляться и проводник объявил, что они уже прибыли на вокзал. Санклир забрала у Санглим книгу, подталкивая к выходу:

— Не задерживайся, Санни. Мы ведь хотим произвести хорошее впечатление на миссис Байлер (Bailer), которая так великодушно пригласила нас на свое мероприятие.

— Но, мам, я не хочу опять несколько часов «сидеть рядом с тобой и хорошо выглядеть»! – Санглим упиралась всеми копытами.

— Я знаю, как ты не любишь эти приемы, но ты же понимаешь, почему они важны. Наш магазин не дает нам того, чего мы от него хотим, и связи с другими известными садоводами самый верный способ изменить это… — Санклир нежно погладила ее по голове — …но сегодня я обещаю, что придумаю для тебя повод отлучиться, и ты сможешь погулять по городу вместо застолья…

Санглим заглянула в ее небесно-голубые глаза:

— Правда?! Ты сделаешь это для меня? – она была вне себя от счастья.

— Ну конечно! А то я боюсь, что такими темпами твоей кьютимаркой станет стул – засмеялась Санклир.

— Спасибо! Спасибо! Спасибо! – бросившись ей на шею, повторяла Санглим.

— Да не за что! А теперь давай все же поспешим…

И, покинув вагон, они вместе отправились искать садоводческое хозяйство «Цветущие холмы».

Троттингем был, пожалуй, крупнее Понивилля, но занимал почти такую же площадь за счет плотности застройки. Его узкие улочки представляли собой целый лабиринт, хорошо знакомый местным жителям и сбивающий с толку приезжих.

Санклир сразу поняла, что самим им здесь ничего не найти и решила спросить дорогу. Пока она разговаривала с пегасом-почтальоном, Санглим не сводила глаз с маминой кьютимарки – солнца окруженного голубыми лепестками. Она постоянно разглядывала ее при каждой удобной возможности, хотя уже давно смогла бы нарисовать по памяти, не упустив ни единой мелочи. Санглим не понимала почему до сих пор не получила свою, ведь она тоже работает с родителями в магазине и вносит в их дело немалый вклад…

Санклир вернула ее с небес на землю:

— Санни, не отставай! Нас сейчас проводят прямо на место.

Следуя за пегасом, они углублялись все дальше в город. На однообразных улочках не на что было обратить внимание, и Санглим заскучала. Тогда она попыталась запоминать дорогу, но после четвертого поворота окончательно потеряла ориентацию и бросила это занятие.

Мимо проносились уличные палатки, вывески разных магазинов, спешащие по делам пони. И все происходило с такой скоростью, что начинала кружиться голова.

За очередным поворотом перед ними, наконец, оказалось открытое пространство. Широкая мощенная камнем дорога вела к огромной, выкованной в виде переплетенных ветвей арке, которая продолжалась в обе стороны такой же оградой, но сделанной похожей на траву. А за ней раскинулся настоящий лес и деревья своей листвой полностью скрывали небо.

— Вот, это здесь. Дальше идите вперед по дороге и точно не заблудитесь – сказал пегас, собираясь улететь, но Санклир остановила его:

— Подождите, сколько мы вам должны?

— Да бросьте, если бы я брал деньги со всех кого каждый день куда-нибудь провожаю, то давно бы купался в золоте. Но это просто неправильно… Удачи вам! – и улетел, прежде чем Санклир успела предложить что-нибудь еще.

— Ну что ж, пошли. Мы как раз успеваем – обратилась она к Санглим и направилась к арке.

Оказывается, деревья создавали лишь видимость леса и, миновав несколько изгибов дороги, они увидели впереди солнечный свет. Дорога вывела их под открытое небо, где сразу стало понятно, откуда это хозяйство получило свое название: небольшая холмистая долина перед ними пестрила всеми мыслимыми и немыслимыми цветами.

Основная дорога разделялась на десятки узких тропинок змейками вьющихся вокруг сотен клумб всевозможных форм и размеров. Каждую из них сделали с определенной целью: в центральной части цветы, посаженные в огромных клумбах, рисовали своими красками разнообразные узоры и даже картины, не хуже чем в художественных галереях, их окружали другие поменьше, где разнообразные растения одного вида или с общими условиями ухода были посажены вместе. На восточном холме возвышалось множество фигурно подстриженных кустов и деревьев, а западный покрывали дикорастущие цветы, за которыми ухаживали ровно на столько, чтобы не нарушать естественных для них условий роста.

Посередине долины стоял большой четырехэтажный особняк. Его крыша являлась смотровой площадкой со столиками и подзорными трубами, находящейся между четырех остроконечных башенок, а стены густо покрывал плющ, от которого очищали только окна. Вокруг особняка располагались многочисленные хозяйственные постройки и теплицы…

Размах этого сада поразил Санклир:

— Вот это да, Санни! Тут садик побольше, чем у нас на балконе…

Санглим стояла с открытым ртом и не могла сказать ни слова.

— Ладно, вперед! Любоваться этим можно вечно, но у нас есть дело… — очнулась Санклир и продолжила путь вниз к особняку, подталкивая перед собой Санглим.

Повсюду множество пони занимались своими делами: одни просто сидели на скамейках или гуляли по дорожкам, наслаждаясь окружающей красотой, другие, одетые в зеленые жилеты с вышитыми на них розовыми цветами, сновали со всяким садовым инвентарем между клумбами. Один из таких рабочих — земной пони перехватил их на полдороги.

— Приветствую вас на «Цветущих холмах»! Вы должно быть Санклир и Санглим? – обратился он к ним.

— Да, откуда вы знаете? – удивилась Санклир.

— Работа у меня – все знать… Шутка! – он засмеялся – Просто миссис Байлер предупредила меня, что вы придете, и поручила проводить. Она сказала, что я вас сразу узнаю, теперь понятно почему…

— Вот как? И почему же, если не секрет? – спросила его Санклир, хитро прищурившись.

— Ну… вы очень соответствуете своим именам и так похожи друг на друга – чуть смутившись ответил он.

— Что ж, спасибо за приятные слова. А теперь можно узнать ваше имя?

— Бранч (Branch)- представился он — приятно познакомиться. Но давайте все же пройдем внутрь – Бранч показал копытом на особняк и пригласил их за собой.

Когда они подошли ко входу Санклир с удивлением обнаружила, что входная дверь не просто настежь открыта, а полностью отсутствует и спросила Бранча об этом.

— Что? – удивился он – А, извините, вы ведь здесь впервые. Это все местные порядки. Дело в том, что это место только по бумагам принадлежит миссис Байлер, а на деле им владеют абсолютно все пони без исключения, и вы сейчас также как я или любой из граждан гуляющих здесь, и дверь убрали как ненужную границу – объяснил Бранч.

— Но как, и самое главное — зачем понадобилось устраивать такое? — Санклир была окончательно сбита с толку.

— Да. Все задают этот вопрос, и я задавал в свое время… Но именно благодаря подобному подходу «Цветущие холмы» стали такими какими вы их видите. Когда миссис Байлер впервые попробовала эту идею, не вышло ничего кроме неразберихи, но она не оставила надежду и постепенно, следуя элементарным правилам приличия и уважения, весь город создал этот оазис. Каждый, кто работает здесь, добавляет что-то от себя…

— Теперь понятно, почему это место так необычно… Я сразу заметила, что тут дело не просто в профессиональном подходе. Но, а как же зимой? – спросила его Санклир, но ответила ей уже сама миссис Байллер, спускающаяся со второго этажа:

— Элементарно! У нас здесь ее не бывает – и, поймав удивленный взгляд Санклир, пояснила – наши погодные службы устраивают зиму только в городе, а здесь солнечное лето круглый год.

Отойдя от всех потрясений последних нескольких минут Санклир наконец-то вспомнила о приличии и поздоровалась:

— Здравствуйте, миссис Байлер. Честно я не ожидала, что ваше обещание меня удивить оправдается… Но мне точно не хватит слов, чтобы кому-нибудь описать насколько восхитительны «Цветущие холмы»!

— Да уж, я слышу это так часто… Но речь сейчас не о том. Спасибо вам, что смогли приехать Санклир и конечно тебе юная Санглим. Идите за мной, еще собрались не все гости, но ждать их до вечера непозволительная роскошь.

Внутри особняка по-прежнему было сложно сказать, из чего на самом деле он построен – столько растений стояло повсюду, а все свободное от них пространство устлали разноцветными коврами.

Они миновали лестницу, ведущую на второй этаж, и вышли через небольшой свод в другом конце просторного помещения на открытую веранду, в центре которой стоял круглый стол.

— Садитесь и чувствуйте себя, как дома – сказала им обеим миссис Байлер и затем обратилась к Санклир – А что же Ферн (Fern), его сегодня не будет?

— Он приедет ближе к вечеру. Мы решили не упускать целый день торговли – ответила она.

— Да, обязанностями пренебрегать нельзя… — задумчиво произнесла миссис Байлер.

Устроившись на одной из мягких подушек заменяющих собой стулья, Санклир отметила, что такая обстановка гораздо удобнее и подумала сделать так же у них дома.

Она отвлеклась от своих мыслей, обратив внимание на остальных присутствующих: за столом сидело еще пять пони, судя по всему – две семьи, тоже потомственные садоводы. Санклир поздоровалась с ними и представила себя и Санглим.

Миссис Байлер также заняла свое место, говоря своим гостям:

— Вы все наверняка устали с дороги, так что причина, по которой я пригласила вас, немного подождет. А пока мы можем просто пообщаться и подождать, когда принесут еду.

Санклир вспомнила о своем обещании дочери и решила начать разговор именно с этого. Перебрав в голове все, что ей доводилось слышать про Троттингем, Санклир обратилась к миссис Байлер:

— У вас тут довольно милый городок. Он сильно отличается от большинства городов Эквестрии и абсолютно противоположен Понивиллю, где мы сейчас живем…

— На самом деле не очень-то он и приятный. Эта вездесущая теснота угнетает… Могу поспорить, что каждый второй живет здесь только по привычке… — она тяжело вздохнула — Именно поэтому моя идея огромного общественного сада со временем воплотилась так, как я сама того не ожидала…

— Вот как? А чем вообще живет город, на что кроме вашего сада здесь можно обратить внимание? – продолжала Санклир.

Миссис Байлер задумалась и спустя полминуты начала перечислять все интересные места, а Санклир внимательно слушала. Но когда она дошла до модельеров и их бутиков невольно перебила ее:

— А мне казалось, что здесь это направление развито меньше всего. Я просто слышала от некоторых своих знакомых модельеров о весьма частых заказах для Троттингема.

— Ну, на самом деле я, правда, мало что смыслю в этом, однако мне нравятся работы здешних мастеров больше чем те, которые я встречала в других городах – ответила ей миссис Байлер.

— Что ж, если вы так говорите… Может нам с Санглим удастся сделать два дела за этот визит. Понимаете, моей маленькой моднице никак не угодишь, сколько бутиков мы обошли везде ее что-нибудь не устраивает. Так что, Санни, ты слышишь? – Санклир повернулась к ней – Я просто чувствую, что тут смогут сделать платье твоей мечты!

Санглим даже не поняла о чем идет речь. «Модница? Платье моей мечты?» — она удивленно посмотрела на маму. А та подмигнула ей, продолжая:

— Пока мы будем заняты, обыщи здесь все, и найди уже что-то под стать твоему утонченному вкусу.

Теперь до Санглим, наконец, дошло, и она постаралась хотя бы изобразить эту «утонченность», сказав:

— Конечно, мам, спасибо тебе. К вечеру я вернусь – и, обняв ее на прощание, направилась к выходу под завистливым взглядом кобылки – дочери одной из пар супругов, сидящих за столом.

— Она у тебя самостоятельная… — с утвердительной интонацией сказала миссис Байлер.

— Да, запреты для Санглим как красная тряпка для быка. Но я стараюсь понимать ее, а не перевоспитывать, потому что с таким характером в будущем ей без колебаний можно будет доверить магазин…

Санглим вышла на улицу: «вот и свобода» — подумала она глядя в голубое чистое от облаков небо. Санглим еще раз мысленно поблагодарила маму, избавившую ее на сегодня от роли юной леди, которая всегда давалась ей через силу. «Так, есть целый день и целый город… Чем бы здесь заняться?»

Первым делом она решила прогуляться по саду и поближе посмотреть на его богатства. Санглим не уставала восхищаться окружающим ее цветущим великолепием, но обойдя весь сад и не пропустив мимо глаз ни одной травинки, ей так и не удалось найти того, что она хотела увидеть больше всего. Редкие растения — Санглим была просто одержима всем выделяющимся из общего ряда и именно растений, как ее увлечения и будущей работы, это касалось в первую очередь.

«Ладно, конечно жаль, но это место и без того прекрасно. А я, раз уж дело так обернулось, поищу в городе книжные магазины, может у них тут есть что-нибудь по теме, чего мне еще не доводилось читать…» — поставив новую цель, Санглим свернула к главной дороге, но на повороте лоб в лоб столкнулась с двумя кобылками, чуть старше ее самой…

— Ой, осторожнее! – воскликнула та, в которую она влетела, а вторая сразу завела разговор:

— Эй, ты же здесь недавно? Я не помню, чтобы видела тебя раньше.

— Эм, да… я из Понивилля и вечером уеду. Извините, что врезалась… Мне пора – Санглим уже развернулась, собираясь уйти, но первая остановила ее:

— Подожди, ты ведь здесь ничего не знаешь, может, мы с Клауди (Cloudy) проведем для тебя экскурсию, ну или хотя бы проводим – предложила она – Да, а меня, кстати, зовут Рейни (Rainy) — мы сестры.

Санглим обернулась, они обе были пегасами и совершенно одинаковыми: серая шерсть более темная грива и бледно-зеленые глаза. Отличались только их кьютимарки: у Клауди было облако, а у Рейни туча, капающая дождем.

— Я не хочу тратить ваше время… — начала Санглим, но Клауди прервала ее:

— Наше время? Если дело в этом, то ты подписалась на эскорт!

— Ладно, спасибо вам. Меня зовут Санглим – представилась она.

— Ого, а если сказать, что ты выглядишь ослепительно, это будет комплимент или ирония – хихикнула Клауди.

— Ирония? Да ты даже не знаешь, что означает это слово! – вмешалась Рейни.

Пропустив мимо ушей весь последовавший за этим диалог, Санглим перешла к делу:

— Пожалуйста, покажите мне, где тут у вас книжные магазины.

Они удивленно переглянулись:

— Книжные? Да с твоей внешностью ты бы лучше смотрелась в любом нашем бутике! – воскликнула Рейни.

Закатив про себя глаза, Санглим едва сдержалась, чтобы не сострить на эту больную для нее тему. Уж если мамины мероприятия ее чему-то и научили, так это сохранять невозмутимый и спокойный вид в любой неприятной ситуации, ведь для Санглим они все были неприятными ситуациями… И как ни в чем не бывало она ответила:

— Нет, у меня несколько другие интересы…

Клауди и Рейни пожали плечами, но все же пошли вместе с ней, рассказывая по пути как им живется в Троттингеме. Хотя Санглим из их рассказа все равно ничего не поняла, потому что они постоянно спорили и перебивали друг друга. «По крайней мере, этим двоим, точно никогда не бывает скучно…» — устало подумала Санглим.

«Цветущие холмы» остались позади, и путь снова лежал через лабиринт городских улиц. Однако в этот раз он был недолгим. Пройдя несколько переулков в противоположную вокзалу сторону, Санглим увидела заветную вывеску в виде открытой книги и поспешила туда через широкий оживленный перекресток, а Клауди с Рейни последовали за ней.

В тишине и полумраке магазина Санглим ощутила покой и умиротворение. Она подошла к прилавку и позвонила в стоящий на нем колокольчик, дотянувшись до него только встав на задние копыта. Ее провожатые остались сидеть позади, необычно молчаливые для себя.

Продавец вышел из своей комнатки за прилавком и удивленно посмотрел на Санглим:

— Да, что вам угодно? – слегка удивленно спросил он.

— Здравствуйте, скажите, пожалуйста, у вас есть какие-нибудь книги о редких растениях? Желательно не справочники…

Теперь продавец окончательно растерялся:

— Малышка, зачем тебе такие книги?

В этот раз Санглим уже не выдержала: прогулка по шумному городу сделала свое дело и то, что ее назвали малышкой — стало последней каплей.

— Да так, выбираю, что подложить под шатающийся стол – она улыбнулась, чтобы это хотя бы походило на шутку.

Но продавец все-таки понял, к чему она клонит:

— Извини, я не хотел тебя обидеть. Просто обычно родители приволакивают сюда своих жеребят, надеясь заинтересовать их хоть чем-то, кроме школьных занятий. И не получается почти никогда.

— Жаль, если все действительно так плохо – посочувствовала ему Санглим, довольная исчерпанием недопонимания.

— Да, именно так… Сейчас я все принесу – продавец скрылся за книжными полками.

А Санглим пока пробежалась взглядом по прилавку и тут же наткнулась на новую книгу про Деринг Ду, она уже была первой в ее списке покупок.

Продавец задерживался. Санглим зевнула, подняв голову наверх, и заметила висящие на крючке специальные седельные сумки для книг. Дома у нее уже есть подобные, но расшитые видимо всем, что нашлось у мастера, и Санглим всегда искала лишний повод не надевать их. А эти из плотной коричневой ткани с железной пряжкой ей сразу приглянулись. «Еще бы нашлось что-нибудь по моей просьбе и на сегодня я официально счастлива» — приободрилась она.

Продавец вернулся, поставив перед Санглим стопку книг. Она их просмотрела, быстро откладывая в сторону те, которые уже читала, в двух просто не нашла ничего полезного, а последняя ее очень заинтересовала:

— «Расширенный курс Эквестрианской криптобиологии»? Никогда даже не слышала о такой…

— Ой, я, должно быть, задумался – спохватился продавец – эти книги идут ограниченным тиражом только для учеников магической академии…

— Ограничение на продажу книг?! Это даже звучит дико! – воскликнула Санглим.

— Тут не то, чтобы ограничение… Ладно для моей удивительной маленькой покупательницы я сделаю исключение. Если она тебя правда заинтересовала, бери – согласился он.

Сняв с шеи свой невидимый кошелек, зачарованный ее отцом, Санглим вытряхнула требуемую сумму. Затем собрала все в новые сумки и попрощалась.

Втроем они вышли на улицу, где к сестрам снова вернулась речь:

— Ну, ты реально странная – сказала ей Рейни.

— А если бы мы все не отличались друг от друга, представьте, как было бы скучно – ответила Санглим.

Клауди тоже включилась в обсуждение с весьма ожидаемой позиции:

— Как по мне – это круто.

Они прошли вдоль магазина, но в начале длинной широкой улицы Санглим остановилась. Вдалеке за городом на высоком холме виднелся старый полуразрушенный замок.

— Ого, что это там? – спросила она у сестер.

— Это «Северный оплот» — все, что осталось от того, чем Троттингем был в древние времена… — начала Клауди.

Рейни, не желая оставаться в стороне, опять перебила ее:

— Да, говорят, что там когда-то жил колдун и по замку до сих пор бродят духи жертв его экспериментов…

— Нет, Рейни, это всего лишь страшилки – прервала ее Клауди, продолжая — но все же внутри полно всяких ловушек. Да и сам замок того и гляди развалится. Его хотели отреставрировать как памятник прошлого, однако он уже был в таком состоянии, что проще снести и построить заново… Поэтому все так и бросили.

— Сказали бы сразу, что здесь есть такое! – воскликнула Санглим – Проводите меня туда?

— Туда?! – хором переспросили они.

— Ну да… замки сохранившееся с древних времен, знаете ли, есть не в каждом городе…

Очередная прогулка по улицам в этот раз ни сколько не напрягла Санглим. Ей не терпелось исследовать «Северный оплот», а все остальное отошло на второй план. И вот они миновали последний ряд домов, оказавшись на заросшей тропинке ведущей прямо к замку.

Построенный из крупных каменных блоков оплот даже сейчас впечатлял своими размерами. Но, как и сказала Клауди, время его не пощадило: некогда окружающая замок стена стала почти что кучей щебня, из шести остроконечных башенок только две остались на своих местах, там где раньше находились остальные в крыше зияли огромные дыры, а их остатки были разбросаны по внутреннему двору.

— Вот, мы пришли. Ну как тебе? – спросила Клауди.

— Нечто… — выдохнула Санглим — Я так устала от этих вылизанных одинаковых улиц. Пойду ка пролазаю там все.

— Что?! Ты с ума сошла – воскликнула Рейни – это ведь опасно!

— Возможно, но разве опасность достаточно веская причина остановиться? – Санглим задала этот вопрос, словно в пустоту – Не думаю… В любом случае, спасибо вам за экскурсию. А теперь мне пора – она кивнула на замок.

— Да ты вообще странная – Рейни посмотрела на нее, как будто ища подтверждение своим словам.

— Ладно, Санглим, удачи тебе – Клауди хлопнула ее по плечу – я вижу, ты просто не любишь обычную жизнь. И достаточно смела, чтобы показать это делом… Может, еще увидимся. До встречи!

И, отвесив Рейни подзатыльник, Клауди улетела, а та бросилась ее догонять. Санглим, глядя на это, только покачала головой и пошла по тропинке вперед к замку.

Вблизи он выглядел еще хуже: фундамент просел в одном месте, и здание сильно наклонилось, треснув по центру, стены густо покрывал мох, а везде где в кладке отсутствовали камни, птицы свили свои гнезда. Санглим осмотрела фасад в поиске входа, но там где он располагался раньше, путь преграждала одна из упавших башен, а пустые черные окна, даже первого этажа, были слишком высоко.

«Очевидные пути всегда исчезают первыми» — с досадой подумала она и решила обойти замок вокруг. С другой стороны холма Санглим заметила снующих внизу пони, но ее внимание сразу привлек противоположный угол здания: стена в этом месте рухнула, образовав небольшой проход с лестницей в виде кучи камней. Не теряя ни секунды, Санглим устремилась туда и забралась внутрь.

Вперед и влево продолжался длинный коридор. Света, проникающего сюда сквозь щели и трещины, едва хватало, чтобы различать очертания предметов, но она, сама не зная чего опасаясь, пока не стала использовать магический огонек. Жутковатый вид этого места чуть поумерил в ней пыл исследователя, однако единственный вопрос, который сейчас крутился в голове Санглим был: «в какую бы сторону пойти сначала?»

Бросив рассуждения, она просто направилась вперед. Цоканье копыт по каменному полу эхом отражалось от стен, разрушая вековую тишину оплота. Повсюду валялись кучки какой-то трухи, видимо все, что осталось от мебели, а стены усыпали странные пятна совершенно произвольных форм и размеров. Санглим остановилась и расчистила мусор с пола: камни в центре также были другого цвета, как пятна на стенах, и эта полоса бежала вперед в темноту.

Ей уже казалось, что коридор никогда не кончится, и вдруг она ощутила на себе чей-то взор. Санглим замедлила шаг, осторожно оборачиваясь, но на границе темноты ничего не было. Чувство тревоги сменило чувство угрозы.

Сделав еще пару шагов, она не услышала стука, к которому успела привыкнуть и взглянула вниз: «всего лишь ковер…» — мелькнуло у Санглим в голове. В этот момент цоканье донеслось сзади, к ней кто-то быстро приближался…

Санглим увидела движение тени и резко прыгнула вперед, разворачиваясь в воздухе, но приземлившись, с ужасом поняла, что под ковром в этом месте нет пола. И едва она успела закричать, как чьи-то копыта подхватили ее.

Снова оказавшись на твердых камнях, Санглим посмотрела на темный силуэт ее спасителя, но кроме блестящих янтарных глаз в полумраке ничего не было видно, хотя на призрака он все же не походил.

— Ты кто? – только и смогла выдавить Санглим.

— А… я?.. Да так... шел тут мимо… — запинаясь, пробубнил он.

«Судя по всему — мы примерно одного возраста, и он нервничает сильнее, чем должен бы был, учитывая ситуацию…» — подумав так, Санглим решила взять дело в свои копыта:

-Вот как? Значит, гуляешь здесь после обеда, мистер тень… А имя то у тебя есть?

— Да… я… Меня зовут Даск – чуть более уверенно ответил он.

— Хорошо, меня зовут Санглим, но для друзей Санни – она ткнула Даска копытом в грудь.

— Д… Друзей? – снова запинаясь, переспросил он.

— Ну да, ты же все-таки спас меня. Хоть и пришел не за этим – Санглим выжидающе посмотрела на него – так что ты тут делаешь?..

Коридор наполнился голосами и смехом. Похоже, «посетителей» было не меньше трех и все шли прямо сюда.

— Значит, прячешься от них. И кто же это? – продолжала Санглим.

Даск молчал, уставившись в пол. Но ответ ей уже не потребовался — четверо пони показались из темноты. На ходу они толкали друг друга на стены и, похоже, забавлялись этим.

— Эй, смотрите! Наш клоп залез в замок и нашел подружку… В следующий раз я полезу первым – выпалил один из них, а остальные засмеялись.

Тяжело вздохнув, Санглим подумала: «А вот и представители местной фауны…»

— Да! Как удачно. Пошли доигрывать в хувболл. У нас уже есть два мяча – включился второй.

Теперь стало понятно, почему Даск вел себя так странно, и решение конфликта мирным путем исчезло из плана Санглим.

Но Даск вышел вперед:

— Извините, я больше не убегу, только не трогайте ее…

— Что мы монстры оставлять леди одну в темном замке? Но так уж и быть… тебе три раунда подряд: один за побег, один за нее и один положенный – сказал самый высокий.

Даск весь сжался и застонал, но все-таки пошел к ним.

Санглим удивилась, что в его положении Даск защищает ее, хотя ей было противно смотреть на все это. И без объявления войны золотое свечение раздвинуло тьму. Одного из четверки бросило на остальных, сбивая их с ног.

— Страйк, ребята! Как вам моя игра?! – воскликнула Санглим.

Даск ошарашенно обернулся и чуть не попал под копыта вскакивающих с камней «приятелей».

— Сейчас ты, малявка, получишь – прорычал один из них.

Санглим снова отправила всех в полет. Но к золотому добавилось зеленое свечение: самый высокий тоже был единорогом. Она почувствовала, как отрывается от земли и заметила, что Даск подскочил к тому пони, с нулевым результатом пиная его задними копытами.

— Эй, я раза в четыре меньше тебя, а ты напрягся, словно сейчас лопнешь! Дыши ровнее и постарайся оградиться от посторонних мыслей… — Санглим пыталась вывести здоровяка из себя.

«Как кстати позавчера, я попросила папу научить меня какому-нибудь опасному трюку…»

— Первый урок окончен, для бездарного неудачника ты справился на все сто! Второй урок… — с этими словами она сосредоточилась, и на миг вокруг стало светло как днем. С конца ее рога сорвалась молния, парализовав всех четверых.

Свечение, удерживающее Санглим в воздухе, исчезло. С немалой высоты она снова упала в дыру, уже не прикрытую ковром. Однако Даск успел поймать ее, но сам не смог удержаться, проваливаясь следом.

Хотя ковер и смягчил их падение. Санглим почувствовала, как под ними что-то сдвинулось, и с жутким грохотом отверстие наверху закрылось каменной плитой, отрезав даже от скудного света коридора…

В кромешной тьме она со стоном села, проверяя все ли вещи на месте. Даск тоже поднялся, но его волновало совсем другое:

— Ты спятила?! Зачем это устроила?! – закричал он на Санглим.

— Устроила что? Просто твои друзья совершенно не разбираются в хороших играх – почти без эмоций ответила она.

— Да ты чокнутая! Все было бы хорошо… Ну получил бы я больше чем обычно… А теперь нам что делать?! – от запинок Даска не осталось и следа, он был очень зол.

— О чем ты сейчас жалеешь? – спросила его Санглим. Даск застыл с открытым ртом, не зная как вообще расценивать ее вопрос:

— Жалею? О том, что приперся сюда… А ведь правда, это я виноват…

— Нет, ответ неправильный. Даск, ты врешь сам себе и не краснеешь – в темноте Санглим подошла к нему – ты жалеешь, что позволяешь им так обращаться с собой, что не можешь найти способа изменить это. И пришел сюда, надеясь хотя бы скрыться от обид. Но это не поможет тебе никогда.

Чуть помолчав, она продолжила:

— А знаешь, о чем я жалею в этой ситуации? Ни о чем! Повторись все еще раз, я бы поступила также, даже если бы знала, что окажусь здесь.

— Конечно с твоей-то магией… А я всего лишь земной пони. У меня никогда не было и шанса… — вздохнул Даск.

— Дело не в магии. Она ведь не помогла тому верзиле… Папа так меня и учил: способ есть всегда — способ это ты сам, нужно только уметь воспользоваться этим.

— Ну да, тебя учил папа, а на меня всем плевать... – Даск уже едва сдерживал слезы.

— Раз у тебя здесь все так плохо, можешь поехать с нами в Понивилль. Конечно, если выберемся отсюда – предложила Санглим.

— Серьезно? – удивленно спросил Даск.

— Да. Это место не располагает меня к шуткам.

— Просто… Я не знаю, у меня никогда не было друзей, да и вообще никому не было дела…

— Ты маленький и слабый только потому, что видишь себя таким. А я сейчас увидела достаточно, чтобы сказать, что это не так. Но давай поговорим об этом, когда выберемся – и Санглим зажгла магический свет.

Они сразу увидели кучи костей вокруг площадки, на которую приземлились. И прижались друг к другу.

— Ну конечно, теперь понятно чем был испачкан коридор – Санглим не удалось скрыть дрожь в голосе.

— Э… Это ведь просто кости, как куча палок, только белых – Даск нервно посмеялся над своей ассоциацией.

«Теперь рассказ Рейни про колдуна совсем не выглядит таким бредом, как раньше…» — пронеслось в голове у Санглим.

— Ладно, Даск, вздохни поглубже и соберись, паника приведет нас лишь к ним в компанию – Санглим кивнула на несколько почти целых скелетов пони.

— С… Санни, тебя вообще хоть что-то может удивить – Даск понемногу приходил в себя.

— Меня удивляет почти все новое, и сейчас я просто в шоке. Но если чувства мешают делу от них надо уметь избавляться – Санглим спрыгнула с площадки, магией сдвигая кучи в сторону, и обошла помещение вокруг.

— Ты что, секретный агент?

— Нет, мне нравятся захватывающие и опасные приключения, а это уже именно такое. Так что если я струшу, то сама себя перестану уважать.

Помещение, где они оказались, было абсолютно круглым, и здесь находилось пять равноудаленных друг от друга ходов.

— И куда же дальше? – остановившись, спросила Санглим.

Даск тоже спрыгнул с площадки и молча подошел к каждому ходу, задерживаясь у них на какое-то время. Санглим терпеливо ждала, чем это закончится. Дважды пройдя вокруг, он остановился у одного из ходов.

— Сюда! – он махнул Санглим – Здесь воздух едва заметно движется.

И они пошли вперед по туннелю, прорубленному в какой-то красной горной породе. Санглим впереди освещала путь, а Даск взял с собой обломанную кость и делал ей засечки на стенах.

Неожиданно камень под копытом Санглим ушел вниз и, лязгнув металлом, из стен и потолка вылетели три топора. Она так и оцепенела в той же позе, а все топоры пронеслись в считанных сантиметрах от ее головы. Даск подскочил убедиться, все ли в порядке. Остекленевшими глазами Санглим смотрела прямо перед собой:

— Впервые я рада своему росту! – выдохнула она.

— Зато это научит тебя уже смотреть, куда наступаешь… Видишь, я заразился твоим отношением! – воскликнул Даск.

Дальше по туннелю встречалось еще много ловушек отмеченных скелетами, но многие из них все равно давно вышли из строя.

Следующее помещение было сквозным. Тишину здесь нарушал размеренный гул непонятных механизмов тянущихся вдоль стен. А по краям центральной дорожки стояли какие-то огромные сосуды покрытые пылью.

Санглим подошла к ближайшему из них и осторожно провела копытом по его поверхности. Из глубины мутной жидкости наполняющей сосуд на нее уставились пустые глаза кошмарно-неправильного существа. Санглим вскрикнула, отскочив назад.

Даск уже был рядом. Убедившись, что ЭТО не подает признаков жизни, он все-таки пересилил отвращение и взглянул на существо поближе: размерами и формой оно походило на пони, но его тело покрывала белесая чешуйчатая кожа, полная клыков пасть застыла в хищном оскале. Задние копыта были непропорционально огромными, а вместо передних произвольно торчали десятки толстых шипов. И завершал образ тонкий хвост длиной в несколько метров с жалом на конце, свернутый кольцами на дне сосуда.

— Ч… Что ЭТО?! Что это за место?! – Даск сильно дрожал.

Санглим положила копыто ему на плечо и, повернув Даска к выходу, пошла следом. По пути она заглянула в пару других колб, но монстры в них были еще страшнее первого.

— Не волнуйся – сказала Санглим ему на ходу – надо взять себя в копыта и пройти через это. Для нас нет пути назад. Главное помни, что мы вместе… Все закончится хорошо – она пыталась обнадежить не столько Даска сколько себя. Нервы Санглим были на пределе.

Туннель вывел их к очередной развилке. Даск чуть отошел от увиденного и быстро направился вперед, указывая нужный ход.

— Смотри на пол – кивнула ему Санглим – ты уверен, что нам туда?

Цепочка странных символов, написанных кровью, бежала только в этот туннель.

— Эм… да. Уверен – но Даска насторожило ее замечание.

В этот раз следующий зал был буквально за поворотом. Они оказались в огромном полусферическом помещении, где почти на всю его площадь, на полу была начертана огромная пентаграмма, на углах которой горели свечи. Воздух неестественно пульсировал в этом месте, и Санглим молча развернула Даска, выталкивая его назад.

Вернувшись к предыдущей развилке, она заметила текущую из другого туннеля воду. Махнув Даску, она направилась туда. Этот ход заставил их подниматься наверх, чему Санглим была несказанно рада.

— Санни, что это там было? – подал сзади голос Даск.

— Не знаю и знать не хочу! Все не так, как я ожидала… Надо выбраться поскорее – Санглим уже едва сдерживалась.

Впереди слышался грохот воды. Они миновали еще несколько развилок, следуя за ручейком. Но в очередном помещении Санглим свернула в сторону, устремившись в другой ход. Даск поспешил за ней. Перед ними был протяженный зал прямоугольной формы с рядами полок по обеим сторонам. Справа на них стояли, наверное, тысячи разнообразных флакончиков с разноцветными жидкостями, а слева книги, к которым и направилась Санглим.

Она пролистала несколько из них, но все они были написаны теми же непонятными символами. Санглим вздохнула, закрыв книгу, и хотела убрать к себе в сумку. Даск ее остановил:

— Подожди! Мне кажется – это плохая идея.

Санглим подумала, что действительно она собирается сделать: «О существовании этого места никто не знал сотни лет и, может, если вообразить, что это все нам приснилось, так и не узнает. Открывать, что-то новое прекрасно, но нужно понимать опасность некоторых открытий…»

— Ты прав, Даск. Мы пошли в лес и наелись ядовитых грибов… Ничего этого нет – она поставила книгу на место и пошла назад к ручью.

Из туннеля потянуло свежестью. Они прибавили шаг и через пару минут, оставив последний поворот позади, вышли за водопадом под свет полуденного солнца. Со скалы, почти полностью скрытые растительностью, внизу виднелись руины, точнее одна каменная арка посреди густого леса. Водопад спускался вниз со скалы и бежал через нее к широкой реке.

— Ого, да мы сейчас за пределами Эквестрии! – сказал Даск пытаясь перекричать водопад.

— А нам удастся вернуться, кроме как тем же путем?!

— Да! Надо только перебраться через эти скалы… Но давай сначала поднимемся подальше от водопада и отдохнем?!

Она молча кивнула.

Довольно быстро найдя подходящее место, Санглим забралась вперед и магией перенесла к себе Даска. Истощенная морально и физически она просто рухнула на мох покрывающий скалу. Даск сел рядом. Он впервые увидел Санглим при свете дня и поразился, насколько она красива… при ее характере.

— Санни, ты как? – осторожно спросил Даск.

— Никак, то есть нормально… все в порядке – Санглим по-прежнему нервничала, и он решил отвлечь ее чем-нибудь.

— Слушай, а как ты получила свою кьютимарку…

Санглим медленно повернулась к нему:

— Ты что на голову упал?! У меня ее нет – ответила она.

— В таком случае, на что упала ты, и что это?! – он показал на ее бок.

Посмотрев сама, Санглим закрыла глаза, опасаясь проснуться: «облака и прекрасный солнечный свет, о лучшей кьютимарке она не могла и мечтать»

— Блеск! Но каким образом она связана с этим кошмаром?! – воскликнула Санглим.

— Ты что, правда ее только что получила? – Даск совершенно растерялся.

— Да, не вышло рассказа, так как ты сам все видел. А что на счет тебя?.. — Санглим ждала.

— Насчет меня, что? – не понял Даск.

— Твоя кьютимарка…

Даск тоже обернулся и потом со странным выражением лица посмотрел на Санглим.

— Только что?.. – вздохнув, спросила она.

Даск кивнул.

— Вот повезло! — с иронией в голосе сказала Санглим – Кому-то чтобы получить кьютимарку, надо пытаться раскрыть свой особый талант, а нам всего-то требовалось найти жуткое подземелье…

Даск, понимая, что сейчас их кьютимарки будут лишним напоминанием, хотел сменить тему:

— Санни, а ты, правда, хочешь, чтобы я поехал с тобой в Понивилль?

— Да. Почему тебя это удивляет?

— Я ведь ничего не могу сделать правильно и…

Санглим просто закрыла ему рот копытом:

— Хватит врать! Ты вывел нас оттуда и удержал меня от большой ошибки! Если останешься здесь, все вернется на старые круги уже через пару дней и мне плевать, что ты сам думаешь об этом, но я не хочу, чтобы для тебя тучи приоткрылись только на мгновенье… Да еще такое – Санглим передернуло.

«Приоткрылись тучи или облака… Что-то это мне напоминает…» — с улыбкой подумал Даск.

— Спасибо, Санни. Без тебя я бы вряд ли смог найти себя. После сегодняшнего дня прошлые переживания кажутся жеребячьим лепетом.

С вершины скалы вдалеке был виден тот самый замок. Путь к нему предстоял нелегкий, но за разговорами друзья его почти не заметили и спустя пару часов рыси по пересеченной местности они, с ног до головы покрытые грязью, вышли из леса к подножью холма, где все началось.

Поднявшись наверх, Санглим обратила внимание на лаз, через который проникла в замок. «Сколько уже с тех пор прошло времени? Такое чувство, что неделя не меньше…» — подумала она и заметила у стены знакомую четверку. Они уже не выглядели такими веселыми…

— Эй, привет ребята! Как жизнь?! – сразу крикнула Санглим, подбежав к ним. Даск все еще опасался старых «друзей», но уже не боялся и уверенно стоял рядом с ней. А Санглим не могла не выговориться:

— Извините, что мы так внезапно ушли, но уж очень вы скучные… Может, начнем сначала? Давайте поиграем в вашу игру? – Санглим использовала свой самый невинный тонкий голосок. Но они только зло смотрели на нее…

— У, ну эти потеряны! Да Даск неудивительно, что ты бегал от этих зануд. Как только вокруг них трава не вянет? – она махнула и собралась уходить.

Вдруг из лаза показался темно-зеленый единорог с коричневой гривой:

— Санни?! Что ты там делаешь? – он выскочил, бросившись к ней.

— Папа! – Санглим тоже побежала навстречу.

Обнявшись с ней, Ферн, как мог, постарался проигнорировать ее внешний вид.

— Где ты была? Эти «джентльмены» сказали, что ты, наверное, заблудилась в замке.

— Да брось, пап! Я заблудилась?! У них просто глаза на спине, я тут гуляла по лесу…

— Санни, ты опять обижаешь других жеребят… Ну сколько можно тебе говорить…

Санглим с удовольствием заметила, как те зашевелились при этих словах, и закатила глаза, не скрывая этого.

— Да, да… но они первыми меня обидели, предлагали поиграть и…

— Я понял, как вы тут играли. Стоит тебе сказать, в каком состоянии я их нашел? – строго спросил Ферн.

— Ну, там все так вышло… — Санглим думала, как бы уйти от этой темы – Пап смотри – она показала ему свою кьютимарку.

— Ого, поздравляю, Санни!.. Ладно, я не знаю всех подробностей, но это бы не произошло без веской причины. Надеюсь, позже ты мне все расскажешь, а сейчас нам пора – но Санглим остановила его.

— Подожди, пап – она помахала Даску – Познакомься, это Даск – мой друг. Он поедет назад с нами.

— Неужели сегодня тебя все-таки кто-то не испугался? – усмехнулся Ферн.

— Скажем, что все страшно в сравнении… — задумчиво произнесла Санглим.

Ферн вздохнул и почесал загривок:

— Ну что с тобой делать?! Стоит тебя отпустить, случается какая-нибудь ерунда, а как только она обнаруживается: все уже кончилось и ты невинно улыбаешься… И так каждый раз – он повернулся к Даску – Что ж приятно познакомиться с тобой, Даск. Конечно, мы с радостью возьмем тебя с собой, если твои родители и ты сам не против…

Он был на седьмом небе от счастья: «Наконец-то на меня не пытаются специально смотреть сверху вниз…»

— Я… Спасибо вам. Не будет никаких проблем. Я заскочу за вещами и вернусь…

— Хорошо приходи на вокзал, мы подождем… — Ферн наклонился к нему — …И, говоря между нами: не знаю уж, что нашла в тебе Санни, но теперь можешь попрощаться со спокойной жизнью… Учитывая твой сегодняшний вид, думаю ты понял, что я имею ввиду. Так что не забудь помыться – он снова обернулся к Санглим – и нам, Санни, тоже придется искать душ. Еще не хватало объяснять маме, как ты тут развлекаешься…

Через час все собрались на вокзале. Санклир уже начинала переживать:

— Где вас носило?.. – она заметила кьютимарку Санглим – …Вот это да! Но я смотрю, зря вы время не теряли! Как же это случилось?

— Ну, Санни гуляла в лесу и… — начал Ферн, но Санклир уже все поняла:

— Значит опять «гуляла в лесу», надеюсь, хоть в этот раз никто не пострадал?

— Нет не особо… — Ферн осекся.

Санклир вздохнула:

— Почему я уже не удивляюсь этому. Что ж в честь такого события обойдемся без выяснения обстоятельств…

— И на обратном пути нас будет четверо – добавил Ферн.

Как раз в этот момент на перрон вбежал Даск с сумками.

— Да подождите уже с новостями! – воскликнула Санклир – Дайте мне сказать: благодаря всем нашим сегодняшним совместным чудачествам миссис Байлер завещала «Цветущие холмы» нашей семье.

— Что?! – воскликнули все хором.

— Она сказала, что ей понравилось какой мы устроили бардак по поводу важных вещей и совершенно не зацикливались на бессмысленном чаепитии – пояснила она – хотя я до последнего пыталась спасти положение именно с этой стороны… Но миссис Байлер считает неправильным если ее холмы станут просто большим садом, и только мы можем понять почему это так важно и, конечно, не позволить этому случиться.

— Самый странный день… — подытожил Ферн.

— Да, это уж точно. А теперь, Санни, кто же твой друг? – спросила ее Санклир.

— Его зовут Даск. Мы встретились… в лесу и вместе получили кьютимарки.

— Что ж, похоже, теперь у тебя и правда, появился настоящий друг… – Санклир не договорила, так как ее внимание привлек гудок поезда – …Ну вот и все, нам пора…


Санглим смотрела поверх плеча Даска на солнце, показавшееся из-за зеленых крон. Он уже обработал и перевязал рану на ее ноге и сидел напротив, не спуская с Санглим глаз. Когда она замолчала, Даск пересел к стене рядом с ней, тоже наслаждаясь восходом.

— Санни, ведь все было так замечательно… Что же изменилось потом? – со вздохом спросил он, повернувшись к ней.

— Я… Я думаю мы просто повзрослели…

Даск заметил, как по ее щеке прокатилась слеза, и прижал Санглим к себе.

— Неужели взрослеть — это так плохо?

Новый день уже пришел в Вечнодикий лес, а друзья по-прежнему не могли отвести взгляд от солнца, потерянные в своих мыслях. Тепло Санглим под боком вернуло Даску чувство покоя, о существовании которого он уже успел забыть.

«Я бросил ее. Мне казалось, что она счастлива, а я стал лишним… Может это было ошибкой, может именно тогда ей требовалась поддержка, нужно было помочь найти верный путь? А я после всего, что Санни сделала для меня развернулся и ушел… И ради чего – шайки бандитов?.. Молодец, Даск, даже когда твоя жизнь стала сказкой, ты нашел дорогу в реальность…» — он больше не мог бороться с усталостью и уснул, положив голову на плечо Санглим.

Она хотела отодвинуть Даска в сторону, но подняв копыто, только погладила его по голове. Все еще находящаяся под действием зелья, Санглим тонула в океане собственных размышлений и о сне могла только мечтать. Она достала свою книжку, надеясь хотя бы упорядочить их работой…

...

Во сне Даск опять вернулся в Троттингем, в тот самый день, когда оставил Санглим записку. Он шел по знакомым улицам, словно никуда и не уезжал. Даск хотел вернуться к своей семье: его маленькой сестренке уже должно было исполниться три года.

Огорченный тем, что больше не нужен Санглим, он надеялся быть полезным родителям. Ведь теперь ни на что не годный малявка остался в прошлом. Даск уже был совсем взрослым жеребцом гораздо выше и сильнее большинства своих сверстников.

А вот и их дом: двухэтажное кирпичное здание в ряду десятков таких же. Но Даск сразу его узнал по отсутствующей на крыше в одном месте черепице. Один раз он упал оттуда, пытаясь спрятаться от обидчиков так, чтобы об этом не узнал отец.

Даск поднялся по каменной лесенке и постучал в дверь. Она открылась с таким же скрипом, как в детстве, к несчастью отец, что стоял за ней тоже ни капли не изменился:

— Ого! Кого принесла нелегкая! Что, Даск, твои новые добрые папочка с мамочкой поняли какую дешевку им загнали? Чего же марку не приклеили? – засмеялся он.

— Нет, я вернулся сам, чтобы помочь вам…

Отец просто взорвался смехом:

— Помочь нам?! Хочешь помочь — иди, утопись в реке, и так забот хватает.

Даск старался сохранять спокойствие.

— Да хватает, поэтому я и пришел…

Из глубины дома раздался голос его жены:

— Дорогой, кто это там?

— Представляешь, тут пришел Даск и предлагает нам помощь! – крикнул он назад.

В след за этим оттуда тоже послышался смех.

— Понял, парень? В наше время хорошо одно – для таких как ты рек хватает везде – отец хотел закрыть дверь, но Даск теперь был просто в бешенстве. Он схватил его за загривок и сказал в лицо:

— Ты видимо не знаешь, насколько я изменился «папочка».

— Ха! Неудачники не меняются. Ты не мог дать сдачи тому, кто бил тебя. А мне то, что сделаешь? – отец продолжал улыбаться – Живи с рыбами, малыш.

Единственное чего хотел Даск — это найти свое место, узнать каково это, когда тебя где-то ждут… Но в этот момент уже давший трещину мост привязанности окончательно рухнул внутри него…

Со всей силы ударив его о дверной косяк, Даск развернулся и ушел. Маленькой Старри (Starry) так никто и не рассказал, как в один момент она лишилась и брата и отца.

На перроне было полно разных пони, и только Даск остался один. Он прыгнул в мутную воду, надеясь нащупать дно, но в итоге течение унесло его в открытый океан. «Какое же счастье в том, чтобы отдавать, если это потом все равно швырнут тебе в лицо… Я всегда стараюсь сделать приятно тем, кто меня окружает и ничего не получаю взамен. Почему я всем должен, почему никто не должен мне?!»

Мысли Даска прервала обратившаяся к нему странная кобылка, скрытая плащом…

...

Проснувшись в той же позе, он ощутил на себе копыто Санглим и перевел взгляд на нее. Она, держа магией книжку и карандаш, что-то быстро в ней писала. Даск встал и потянулся, он изо всех сил старался вернуть себе хорошее настроение, но у него ничего не получалось. Санглим видела, как он напряжен и отвлеклась от своих записей, обращаясь к нему:

— Как спалось, Даск? У тебя все в порядке?

— Да, конечно! Пушистые полянки, зеленые кролики… то есть… – не ожидав ее внимания, Даск сбился и вся приготовленная история пошла насмарку.

— Я поняла – остановила его Санглим – Значит, ты обнимал во сне «зеленого кролика» когда напрягся так, что чуть меня не задушил?

— Извини, просто воспоминания о хорошем прошлом иногда возвращают другие… — Даск бросил попытки сделать радостный вид.

— Я ни в чем тебя не виню, только… только я тут подумала, как обычно общаюсь с другими и с тобой в частности… В общем как бы груба, надменна или высокомерна я ни была – знай, что мне не наплевать на тебя и твои чувства. Но иногда я не могу этого показать или делаю не так, как следует.

— Не надо, Санни, я, правда, виноват. И… — он замолчал, решив сменить тему:

— Может, уже поедим? Нас сегодня хотели съесть, так давай отомстим хотя бы салату… или что там у нас еще завалялось – Даск направился к сумкам, спросив ее по пути:

— А что ты там пишешь?

— Ничего особенного, мне сейчас не спится и, думая чем бы заняться, я наткнулась на этот мох – Санглим показала ему оторванный кусок – видишь? Он тут повсюду, а в моей книге значится как особо редкий. Вот я и описываю его, как знать может потом эта информация окажется полезной…

Достав из сумки Санглим две банки с салатами, Даск вернулся к ней. Она кивнула в знак благодарности и магией подняла одну из банок, приступая к еде. Даск не спешил с этим, он чувствовал свою вину перед Санглим, но боялся поговорить с ней.

— Даск, в чем дело? Ты словно не здесь – одернула его Санглим.

Он вздрогнул от неожиданности:

— Я… Нет… Как ты себя чувствуешь? Как нога?

— Благодаря тебе хорошо, Даск, спасибо. Но вся надежда на зелье Зекоры, надеюсь, оно достаточно эффективно, иначе я еще долго не смогу нормально ходить – Санглим осторожно потрогала повязку и сморщилась от боли.

— Не волнуйся – оно очень эффективно, я знаю. Но в случае чего без вопросов понесу тебя на спине…

— Нет, я сомневаюсь, что тебе так удастся подняться наверх – она окинула взглядом предстоящий подъем.

— Я вообще-то имел в виду: назад в Понивилль – смутился Даск.

— И зачем тогда мы вообще сюда приперлись? Дело не сделано – пути назад нет. Точка! – жестом Санглим показала, что не примет никаких возражений.

— Но как нам теперь найти эту ветвь? Свето-шоу больше не будет… хотя через сотню лет… ерунда что там, можно подождать…

— Не ищи отговорок, мистер большой смельчак. На пустоши мы прекрасно видели, что она поднималась в горы. Значит там наверху и будем искать.

— Да стену проще убедить, чем тебя… – Даск вздохнул — …Ладно, действуем, как скажешь, но пока ты не поправишься, останемся здесь. А если не согласна – я тебя вырублю и потащу назад…

— Хотела бы я посмотреть, как это тебе удастся… — усмехнулась Санглим — …Но я согласна. А теперь, пожалуйста, дай мои сумки, чай должен помочь мне уснуть…

Сходив за ними, Даск также прихватил ее плащ и лег рядом с Санглим, предлагая ей устроиться к себе. И в ответ на ее удивленный взгляд сказал:

— Что? Голые камни не способствуют хорошему сну, знаешь ли…

Санглим промолчала, но приняла его предложение. Прислонившись к теплому боку Даска, она накрылась сверху плащом и сосредоточилась на поиске ингредиентов в сумках. А Даск тем временем любовался видом из пещеры, тщетно пытаясь избавится от гнетущих его мыслей…

Небо затянуло серыми тучами и на камни упали первые капли дождя, окончательно расстроив Даска. Погода совершенно испортилась, и из солнечного дня за несколько минут образовалось настоящее бедствие: ураганный ветер из стороны в сторону качал деревья, сопротивляющиеся ему с жалобным скрипом, а воде сплошным потоком льющийся с неба не удавалось даже долетать до земли.

Пещера оказалась не слишком хорошим укрытием от стихии. Но теперь Даску это даже нравилось, Санглим уже крепко спала, и вместо борьбы со своими переживаниями он мог защищать ее, пусть и от такой ерунды как непогода. Прижав Санглим поплотнее Даск повернулся, закрывая ее от потоков дождя, приносимых ветром.

Но сам он слишком долго жил без крыши над головой и давно привык к подобным условиям, так что его мысли снова потребовали внимания к себе:

«Все пошло не так. Санни должна была только рассказать мне о лозе и о том, где ее искать, а потом выгнать… Я хотел, чтобы так и случилось. Но она… она словно отложила свою жизнь до моего возвращения. Я не мог не позволить Санни идти со мной. И то, что случилось в лесу… Ей следовало меня бросить, не потому что это правильно. А потому что тогда бы я оказался прав насчет нее, насчет того что я ей больше не нужен… А теперь вроде мы снова вместе и все хорошо… но мне плохо. Я боюсь снова ее потерять… Я боюсь, чем может кончиться эта история…»

Даску казалось, что уже прошла целая вечность и за стеной дождя, отрезавшей их в пещере, больше ничего нет, как и в его душе… Однажды он оставил все, чтобы двигаться вперед, но пустота не может двигаться, она лишь существует до тех пор пока ее не наполнят.

Однако черные полосы рано или поздно сменяют белые. Пусть сейчас Даск и не мог увидеть такой возможности, природа показала ему наглядный пример: сквозь стремительно редеющие струи воды, низвергаемые небом, искрясь, отражающиеся в вездесущей влаге сотни солнечных лучей просочились внутрь.

Наблюдая за пляшущими на камнях бликами, он немного приободрился, и вместо натянутой фальшивой улыбки в его сердце едва слышно зазвучала нотка радости. Но как только иссякли последние потоки, стекающие с гор, вернув назад остальной мир, сердце Даска совсем остановилось: над мрачным Вечнодиким лесом от края до края раскинулась ослепительная двойная радуга.

Даск не хотел тревожить Санглим, но не сделай он этого сейчас, потом бы до конца жизни припоминал себе такую «заботу о друге» и настойчиво растолкал ее.

Санглим открыла глаза, недовольно уставившись на Даска:

— Чего?! – она зевнула, потягиваясь – Если ты зря меня разбудил… — но взглянув наружу поверх его спины, Санглим сразу замолчала.

Уже в который раз этот день оставил ее без слов. Санглим поднялась и села на край уступа. Даск тоже подошел к ней. Он положил копыто на плечо Санглим, пытаясь найти слова, чтобы выразить посетившую его мысль, но Санглим как всегда думала быстрее:

— Даск, мы сегодня вместе увидели столько чудес… Как ты думаешь, значит ли это что-нибудь?

— …Может это значит, что мы на верном пути? – чуть замявшись, ответил он.

— Пути куда? – Санглим словно говорила с радугой, а не с ним.

Но ответа на этот вопрос ни у кого из них двоих не нашлось, и друзья просто продолжали молча смотреть на цветную арку, пока она не растворилась в воздухе.

Даск первым пришел в себя:

— Санни, что с твоей ногой?!

Она только сейчас вспомнила об этом и, вернувшись в реальность, не почувствовала никакого дискомфорта. Сняв повязку, Санглим обнаружила, что от раны не осталось и следа, даже шерсть в этом месте выросла назад.

— Ничего! Собираем вещи и отправляемся! – она резко развернулась, сбросив копыто Даска, и направилась к сумкам.

— Что?! Сейчас?! Но через пару часов уже стемнеет! – воскликнул Даск – Мы можем остаться здесь еще на день. Плохая идея снова соваться в лес на ночь глядя.

— Нет, Даск, у меня предчувствие, что именно так мы должны поступить… – Санглим посмотрела ему в глаза – …Сколько раз я игнорировала их, следуя здравому смыслу. И из этого не вышло ничего хорошего – она помолчала глядя на необычно чистое для Вечнодикого леса небо – Пожалуйста, поверь мне…

— Конечно, Санни, просто это решение показалось мне необдуманным, но если ты так уверена… То в путь! – он быстро собрал свои скудные пожитки и поднялся дальше по уступу, изображая нетерпение пока ожидал Санглим.

Она вышла из пещеры, остановив взгляд на Даске. Он усмехнулся:

— Ну и сколько прикажете ждать вас, ваше величество?

— Ах ты… Приготовься быть вторым наверху!

Санглим ощутила что-то, чего не могла объяснить самой себе, словно забытое название, которое вертится на языке и никак не хочет вернуться в память. «Я никогда не менялась, просто однажды пошла по неверной дороге. Но ведь дороги нужны лишь тем, кто не может ориентироваться, почему бы мне просто не взять курс в верном направлении? Особенно если сейчас в эту же сторону дует ветер»

Легко запрыгнув на следующий уступ, Санглим быстро догнала Даска. Но подъем до плато обещал быть долгим…