Автор рисунка: Stinkehund
Глава 14 Глава 16

Глава 15

Я же говорил, что следующая глава скоро^_^
UPD:6.10.2012. Глава окончена.

Глава 15
***Интерлюдия 1***

***Клаудсдейл, особняк***

В богато обставленной комнате сидело четыре пегаса, они вели неспешную беседу в стиле настоящих светских львов, но содержание их разговора было таково, что услышь его, кто из Министерства Морали он бы непременно бы арестовал их, и был бы награждён всем чем только можно, если бы успел конечно. Ведь сами эти пегасы были одними из влиятельнейших пони в Эквестрии и могли сделать так, что любой решивший выдать их тайну «пропал» бы навсегда, если необходимо то и силовыми методами.

— Ну что вы нам расскажите о происходившем на церемонии? – Спросил первый пегас, в гостях у которого все они и собрались.

— Довольно неприглядная картина. Судя по Её речи, планируются изменения, которые могут помешать нашим планам. Я бы сказал, что они их могут полностью разрушить.

— Настолько кардинальные? – спросил третий.

— Достаточно. — Он кивнул. -Начать с того, что она декларировала мир с Зебрами, а уж новый «канцлер» — Последнее он выделил особо.

— Он представляет собой, что-то особенное? – спросил третий.

— Если не считать, что расы подобной его я раньше не видел, то о нём совсем ничего не известно. Если от наших министров я примерно знаю чего ожидать, то, что собой представляет это «человек» мне не известно.

Тут голос подал четвёртый.

— Я тоже не знаю кто он точно, но кое-что мне известно.

— Что именно – Спросил первый. Остальные так же заинтересованно прислушались.

— Недавно МВТ, МТН, и Мин. Морали проводили поисковую операцию около Понивиля. МТН и МВТ ушли ни с чем. А через пару дней в башне Подковы случился инцидент с участием неведомого существа, в тот же день всех министров собрали в Кантерлоте, так же там был замечен Человек, и вот принцесса Луна через день отказывается от власти, а Селестия снова становится главной. При этом меняется весь политический курс, с надёжных источников было известно, что возвращается к власти она, в ближайшее время, не собиралась, а значит, что-то резко заставило изменить её позицию.

— Селестия во время представления Канцлера что-то говорила о его вкладе в новый курс, я тогда подумал, что это для красивого словца, но видимо это действительно так. – Сказал второй.

— Значит, он — причина того, что были нарушены наши планы. Возможно, если его устранить, то всё сможет вернутся к старому течению событий, или хотя бы можно предотвратить дальнейшие изменения. – Предложил первый.

Все остальные утвердительно кивнули.

***Интерлюдия 2***

***Зебриния, Имперский Дворец***

Имперский Дворец, был странным местом. Человеку из нашего мира он бы показался бы диким нагромождением разных стилей. Начиная от римских античных и заканчивая центрально американскими, также присутствовали элементы присущие итальянскому возрождению. На всё это накладывался декор в африканском стиле. Как ни странно выглядело всё это вместе довольно гармонично, но это место, пусть безусловно прекрасное было лишь дополнением к двум тем особам, что сейчас в одно из кабинетов дворца.

Это были двое зебр. Один из них был одет в простую пурпурную тогу, на его голове был золотой лавровый венок. Второй был одет в красную тогу, на его шеи на золотой цепи висел тяжёлый стальной орден, на котором была выгравирована надпись «Legatus Augusti pro praetore». Двое важнейших и могущественнейших зебр, были заняты обсуждением того, что происходило в стане их врагов.

— …и тогда наш верный слуга, смог повредить несколько генераторов магического поля, существенно ослабив защиту, здания. Теперь мы можем вести прослушку на верхних этажах с помощью талисмана связи, так же в случае необходимости здание может быть разрушено недалёким взрывом жар-бомбы. В ходе диверсии он дабы отвлечь внимание активировал систему защиты в номере для спец. гостей. Но это не дало результата. А потому он скрылся.

Есть и неприятные новости, в Кантерлоте была вскрыта почти вся наша сеть, так же пропала связь с куратором проекта «Туман», на управляющий артефакт приходил сигнал об активации, но судя по отсутствию данных о жертвах, проект «Туман» провалился.

— Это очень плохо, надеюсь вы меня больше не будете так разочаровывать, Легат. Что с проектом «Восточная заря»?

— Уже доставили, сейчас идёт развёртывание. Но в этот раз всё должно получится, мы же не зря отослали нашим партнёрам отряд поддержки. Как только пройдёт сигнал о возможности провала, все причастные будут ликвидированы…

Послышался стук в дверь.

— Войдите. – Сказал Легат.

В комнату вошла зебра с сумкой посыльных.

— Простите мой повелитель, вам пришёл срочный доклад.

Цезарь никак не прореагировал, Легат же требовательно протянул копыто.

Отдав письмо, зебра выбежала из комнаты. Легат развернул письмо, и по мере чтения у него начали подниматься уши и расширяться зрачки, показывая высокую степень удивления. В конце концов, Цезарь видя такую реакцию своего подданного тоже не выдержал.

— Ну что там? Говори.

Легат с трудом отвёл глаза от послания, видимо, отрываясь от повторного перечитывая. Подняв глаза на своего правителя, Легат проговорил.

— Сегодня Найтмер Мун отказалась от власти, и вернула трон Селестии. При этом, та в своей речи заговорила о намерении сделать новую попытку заключить мир.

— Это невозможно, после всего, что случилось. Они должны понимать, что без уступок с их стороны мира не будет. Я уже не говорю, что это может быть просто очередной ловушкой.

— Это не единственная странность, так же на должность канцлера был назначено неизвестное существо. Оно не принадлежит ни к одной известной расе, и его описывают, как смесь минотавра и обезьяны.

— Посланец звёзд?

— Возможно, если это так, то вероятно это действительно какой-то план, что бы сбить нас с толку.

— Это нужно обдумать, установите слежку за ним, о боги, как не вовремя они уничтожили нашу сеть в их столице. А мне нужно получить совет от жрецов по этому поводу, это слишком важно, что бы быть слепыми в этом вопросе словно котята.

С этими словами Цезарь встал, и вышел, оставив Легата в его кабинете одного обдумывать выполнение императорского поручения.

***Конец интерлюдий***

По дороге к министерству стиля я объяснял Рэрити, чего я хочу.

-… Как ты понимаешь пропаганда состоит не только из листовок. Вся культура должна говорить об одном, суть чело… любого разумного такова, что в большинстве случаев он подчиняется общим веяниям в обществе, и создав определённый культурный слой, мы сможем непрямым методом контролировать всё общество, его способность принимать определённые изменения.

-А тебе не кажется, что это слишком? То есть, да я занимаюсь агитацией и информационной цензурой, но к таким методам, как и к прямой лжи мы не опускались. Эти методы… выглядят довольно грязно. – Возразила Рэрити.

— Мне самому это не слишком нравится, но какой у нас выбор? Расстреливать несогласных? Лучше я замараю свои руки такими методами, но не кровью пони. Да и это не так уж и ужасно, да, это манипуляция сознанием, но мы никого не лишаем свободы воли, просто делаем незримые преграды в их сознании против противодействия нашему курсу.

— И что конкретно, ты можешь предложить?

У меня на планшете записано множество песен, и я хочу поделиться ими с Эквестрией, части из них поможет нам в пропаганде, хотя большая часть всё же просто развлекательные, но они нужны мне для завтрашней вечеринки, да и те песни, которые нам нужны просто затеряются на их фоне…

— О-о, новая музыка. Насколько много? Средне много? Не очень много? Много-много? У меня на вечеринке? Это будет лучшая вечеринки, а какая музыка? Надеюсь веселая, ибо весёлая музыка это весело, а когда весело это хорошо, я люблю улыбки на лицах пони. А ещё я люблю чемичангу, с фруктами, хочешь я её для тебя приготовлю? – Проговорила Пинки Пай с такою скоростью, что я с трудом сумел понять смысл её речи.

Чуть подумав, я решил ответить по очереди на её вопросы.

— Около ста на планшете и чуть больше двухсот на телефоне. В общем около девяти часов непрерывного потока музыки. В самых разных форматах и жанрах, есть просто музыка, а есть песни. Чемичанга, что это такое? Я знаю что это, такое блюдо, но что оно собой представляет без понятия.

За разговором мы уже зашли в здание министерства, Рэрити как раз проводила, нас в свой кабинет.

…-О а ещё там есть шоколад, киви и бананы. Она така-а-я вкусная. А главное имеет смешное название, это ведь самое главное…

— Ты говоришь, что у тебя 7 часов беспрерывной записи? – Спросила Рэрити, устало присаживаясь в кресло.

— Что-то около того. Я понимаю, что сейчас мы всё не успеем, просто выберу лучшее. Вы прослушайте и выберите то, что подходит, ибо я в музыке разбираюсь только на уровне, мне это нравится, а это нет.

Я, разблокировав планшет, начал листать список композиций. Всё это время Пинки смотрела на мои действия через плечо. Первой я решил выбрать песню smile просто потому, что мне была интересна её реакция.

«My name is Pinkie Pie

and I am here to say …» — полилась песня из динамиков. Глаза Пинки удивлённо расширились, он улыбнулась и начала подпевать самой себе.

«,,,Come on and smile!

come on and smile!» — закончила она. Я сидел в шоке. Она пропела песню по английскому. Нет я ожидал, что она поймёт содержание, мотив на крайний случай, но не споёт на английскому языке, она же говорит в обычной жизни по Эквестерийски, эм я тоже? Как только я об этом задумался у меня начала болеть голова.

— Какого… Дискорда это было?! – спросил я.

— Что? – удивлённо спросила Пинки Пай. Рэрити так же была удивлена моими словами.

— Она пела не по эквестерийски, это ведь английский язык. Как такое возможно?

— Это магия глупышка. – Сказала Пинки Пай.

Я вопросительно посмотрел на Рэрити, может она объяснит. Но та лишь кивнула подтверждая слова розовой пони.

— Я точно не знаю, но Твайлайт когда-то говорила, что это часть силы элементов гармонии, как необходимое условие сосуществования разумных думаю это логично, ведь как мы будем понимать друг друга, не понимая языка?

— Ладно, давайте продолжать. – Сказал я, и подумал про себя, что если работает, то пусть работает, как именно узнаю потом.

Следующий час мы прослушивали разные песни. Примерно половину из них решили оставить как есть, четверть решили тоже оставить, но перепеть, сделав из них понифицированную версию, и ещё четверть забраковали совсем. После чего мы потратили ещё 40 минут в студии звукозаписи, что в медиа контроле. Благодаря чудесному микрофону песни записались на пластинки почти без потери качества. После чего Пинки, едва упаковав, схватила все пластинки, сказала, что передаст Винил и на их министерское радио, и убежала в министерство.

Посмотрев, как закрывается дверь за Пинки Пай, я повернулся обратно к Рэрити.

— У меня есть ещё одно дело. Нужно опубликовать две статьи на экологическую тему. У меня есть информация по этому вопросу, но она не адаптирована и статистическая информация по Эквестрии конечно отсутствует. – Я тяжко вздохнул.- От тебя требуются три вещи адаптировать под Эквестерийские реалии. В поисках статистики свяжись с Министерством Военных Технологий и Министерством Тайных Наук. Если информации будет недостаточно, то придумай цифры сама пореалистичней, но не забудь сгустить краски. После чего распространи, в какой-нибудь газете, или сразу нескольких, под каким-нибудь псевдонимом. На всё про всё у тебя менее пяти дней.Ты должна справится, до того как вступят в силу министерские декреты. Не забудь и о том, что мы обсуждали по пути сюда. Непрямые методы влияния.

Рэрити внимательно смотрела на меня и молчала. Я тоже молчал.

— Ты хочешь, что бы я занималась самым грязным из того, что ты мог, меняя попросить. – В её голос звучал лёд.

— Я не попросил, а приказал, госпожа министр. Жизни пони для меня стоят дороже собственной чести, а для тебя?

— Но тебе не нужно… — Сначала яростно начала она, но прервалась, видимо уловив до конца смысл всех моих слов, и опустила глаза.

Я положил перед ней планшет с текстом. Она молча встала и магией достала из ящика в письменном столе фотоаппарат. Молча расположила его перпендикулярно к экрану, и нажала на кнопку, тот щёлкнул без вспышки. Я переключил страницу, она снова сделала фотографию, так она сделала фото всех двенадцати страниц, на которых были статьи на тему экологических проблем.

После окончания этого процесса она снова села на своё место, а я на своё (всё то же гостевое).

-Что с твоей сестрой? Я видел её сегодня на представлении. – Спросил я бесцветным голосом.

Рэрити подняла на меня глаза.

— Я поговорила с принцессами после того обсуждения, и убедила их дать им поблажку на то, что они действовали во благо Эквестрии и не могли знать последствий своих действий, ну кроме того случая. А так же, что они будут полезней не в тюрьме, ведь они не только директора стоил тек. Но и имеют определённый вес в других сферах деятельности. Селестия со мной согласилась и сказала, что они будут взяты под домашний арест во дворце. Официально, они будут в гостях, а в это время помогут Принцессе Луне разобраться с перестройкой стоил под стандартный проект, как таковой выбрано стойло два. Все эксперименты в стойлах будут закрыты.

— Это хорошо, надеюсь, с ними всё будет хорошо, я сам, если честно, помню их только, как смешных жеребят, которые постоянно ищут свои таланты. – Я снова замолчал, и упёр свой взгляд в пол, чувствуя свою вину за то, что они теперь под стражей. Разумом я понимал, что они действительно виноваты, вина была как перед ними, так и перед единорожкой сидящей передо мною, так и перед ЭпплДжек, ведь у неё никого не осталось кроме сестры.

Рэрити вышла из-за стола и стала напротив меня. После чего встав на задние копыта, обняла меня. От чего моё сердце забилось сильнее, и у меня перехватило дыхание. Я чувствовал себя… странно. Во всяком случае, считал себя недостойным этого.

— Спасибо тебе, за всё. – Сказала она.

— За что? Из-за меня твоя сестра сейчас под стражей, а я тебя заставляю заниматься не самыми лучшими делами.

— Но ты спас меня от огромной ошибки, спас мою сестру от ещё большей ошибки, а сейчас спасаешь Эквестрию от полного уничтожения. Настоящий рыцарь, идущий навстречу опасности, и спасающий всех на своём пути. – Последнее предложение она проговорила мечтательным голосом. Мне было приятно это слышать, и ещё более приятно находится в объятиях Рэрити, но она напомнила мне о моём долге. У меня ещё есть дела.

— Простите миледи. – Я аккуратно поставил её на все четыре копыта. – Но мне нужно идти спасать мир. – Что я только что сказал? Голова соображала с трудом. В ней билась только одна мысль: «Нужно, как можно скорее отправляться к Флаттершай».

Быстро покинув кабинет, я отправился к Министерству Мира. Оно отличалось от остальных министерств довольно сильно. Если другие министерства имели довольно впечатляющий вид, кроме министерства крутости, которое сейчас официально использовалось как склад. Оно выглядело живым, буквально, сад вокруг него полный различных животных только дополнял картину цветущей жизни. Войдя внутрь, я направился к стойке администрации.

— Чем могу помочь? – Спросила пони за стойкой, она смотрела на меня со смесью удивления и испуга.

— Мне нужно встретиться с госпожой Флаттершай.

— Простите, но встреча с Министром Мира только по записи, или вам назначено?

— Я молча достал приказ Селестии и показал ей.

— Простите, я вас не узнала. Вас немедленно проводят. – Она нажала на кнопку пульта расположенного за стойкой. – Маркус, проводи господина канцлера к госпоже Флаттершай.

У неё за спиной открылась дверь, из которой вышел серый земнопони с меткой в виде саквояжа. Он на секунду замешкался, увидев меня, но быстро исправился.

– Прошу. – Сказал он и повёл меня по коридорам министерства.

Министерство внутри тоже было особенным куча маленьких дверок и отверстий в стенах, между которыми бегали мелкие зверушки, а также запах корма в воздухе. Но пони в коридорах в отличие от министерства Стиля было совсем мало, а между кабинетами нам по пути к Флаттершай проходить не пришлось. И вот мы подошли к нужной двери, он постучал в неё.

— Войдите.

Пони просто указал на дверь. Я подошёл и толкнул её, открывая проход в кабинет Флаттершай.

Розовая пони в этот момент кормила птичек ложа корм прямо в скворечники, висящие по всем стенам.

— Сейчас.

Я вошёл внутрь, тактично прикрыв за собой дверь. Розовогривая пегаска ещё около минуты облетала всю комнату, пока не приземлилась передо мною.

— Миша ты не говорил, что зайдёшь ко мне. Что ни будь нужно? – Её голос был несколько взволнованным.

— Прости, я забыл сказать на заседании, но у меня к тебе действительно дело, мне нужен твой канал выхода на зебр.