S03E05
Пикник на обочине. Разгребая чужие кучи.

Расплата.

И опять же всем наступит...
Предупреждаю — в эпизоде наличествуют нежелательные сцены. Из песни слов не выкинешь.
Впрочем, дальнейшие эпизоды также вряд ли понравятся любителям традиционных понических произведений. Это будет, если можно так выразится, суровая правда истории с поправкой на сеттинг и предыдущие события. Иногда даже с юмором и обилием аллюзий, но все же.

— Нет.

— НО ВАШЕ ВЫСОЧЕСТВО! – взвыл единорог, все еще стоя на коленях – ВЫ ЖЕ ВИДИТЕ…

— Да, вижу – холодно ответил пегас – вас смяли. Но мой ответ – нет.

— ПОЧЕМУ? ВЫ ВЕДЬ… — по знаку Принца, ему заткнули рот. Проситель уже успел утомить.

— Потому что происходящее вами заслужено – спокойно ответил Хеилст – вы предали свой Город и земных братьев, да еще и обманом заставили нас принять в этом участие и покрыть себя позором. Когда же я заявил, что пегасы более не участвуют в вашем беззаконии, вы использовали магию, поработив сотни моих подданных в нарушения вековых договоренностей. Однако и тогда я не стал вас карать. Но и этого вам было мало…

Гнев все-таки прорвался сквозь маску безразличия и он выразил все, что думает об их ударе по гражданским кварталам в емких, хотя и не положенных Принцу, выражениях. Затем дал отмашку, чтобы его выкинули на «дорогу».

— НО ВЫ ЖЕ ВИДИТЕ! – маг неожиданно оказал сопротивление – ТАМ ЖЕ КОБЫЛКИ, ЖЕРЕ…

Его снова скрутили и потащили, но Хеилст дал телохранителям знак остановится и сам подошел вплотную к единорогу:

— А чего же ты хочешь от меня? Чтобы я защитил тех гражданских, что сидели за стенами от других, которые их штурмовали? Или наоборот? – пегас покачал головой – я думал помочь безрогим. Пока не увидел, что они делают с вами. И теперь я говорю тебе – нет. Мы более не участвуем в грызне бескрылых. И даже если весь ваш поганый род сейчас будет истреблен – что ж, вините в этом ваши небеса. Убрать.

Несчастного посланника выбросили на скалу и уже там он услышал:

— Впрочем, если кто-то успеет добежать, то мы предоставим им убежище…

-
Лейтенант открыл глаза.

Это все не сон.

Крики, звон, взрывы.

Он уже не на стене.

Лужа крови. Это его? Но как тогда он еще жив?

Светло как днем. Пожары.

Единорог попытался встать.

Не вышло.

Задние ноги не слушались.

Однако этого хватило.

Мародеры его заметили.

Звериные морды. Окровавленные ножи.

И боль.

Он снова открыл глаза.

Лик смерти.

— Горит ли в тебе пламя?

— Да – ответил он глазами.

— Так поделись им.

В умирающее тело хлынула сила.

-
Он не успел.

Голова покатилась по брусчатке.

Только за то, что на ней рог.

Но убийца быстро поплатился.

— Предатель! – удар кувалдой отбросил его к стене.

— Роголюб! – копье воткнулось рядом.

Мазила прожил недолго.

— Умрите, твари! – сержант снова понесся вперед.

Пусть их слишком много.

Сколько-то он заберет.

Серебряный поток.

Разлетающиеся тела.

Горелое мясо.

-
— Лити! Я же велел тебе бежать! – рыкнул Вист, таща ее за собой.

— Ага. И бросить тебя – усмехнулась кобылка – только вместе.

— Не могу – чуть не поскользнулся он на повороте – там больные.

— Тогда о чем речь? – она запустила каталку в преследователей.

— Я здесь главный…- из-за поворота выскочило еще несколько. Две вспышки– золотая и фиолетовая – и их отбросило.

— А я твоя жена – наподдала Летиция тому, что попытался бросить нож.

— Вот именно – Вист начал задыхаться. Ничего. Уже скоро.

— Куда бежим? – поинтересовалась она после еще двух поворотов.

— В крылатую…- он резко затормозил.

Целая толпа. Их заметили.

— Ни с места – выступила вперед единорожка – я исцел. Приказываю вам…

Бутылка попала прямо в голову.

-
Принц вновь едва увернулся от зеленого луча.

Но подонку это не помогло – через пару секунд он свалился с разрезанной ногой.

— Лентус! – обернулся земной пони – вы опять чуть меня не убили!

— П-прости, к…

— Тихо! Следите! – он вновь повернулся к жертве.

Еще жива. И, скорее всего, очень этим не довольна. Что ж, тем жарче пламя.

Вопрос-ответ. Кристалл перешел в новые копыта.

Ослепительный поток. Белый на этот раз.

Гаснет вместе с глазами. Камень забирается.

— Лейтенант? Все еще не можете? – единорог замотал головой – тогда выведите ходячих и найдете мне кого-нибудь, кто сможет.

-
Взрыв. Дверей нет.

В здание ввалился отряд.

С красно-коричневыми повязками.

— Гляньте только, кто у нас здесь! – весело воскликнул первый – крылатые. Какая прелесть!

— Единороги нас заперли! – закричал какой-то идиот из второй клетки – освободите! Прошу!

— Конечно! – взмах копытом и в ход пошли копья.

Крики. Вопли. Мольбы. Обычная музыка битвы. Не хватает звона.

— Верховный, что будем делать? – молодец, ни капли страха.

— Ну, уж точно не верещать, как вон те придурки – кивнул Волькен на мятущихся соседей – попытайтесь вырвать у них оружие. А затем – умрите с честью.

— Есть! – все находящиеся в клетке отсалютовали.

— Вы – лучшая компания, на которую я мог рассчитывать в момент смерти – позволил он побыть себе сентиментальным.

-
— Она – маг. Ты же видел, ЧТО они сделали! – парень вновь попытался обойти препятствие.

Жуткий полутруп не дал этого сделать.

— Ты думаешь, она лечила тебя просто так? – высунулся вперед другой – мы все для них – пустое место.

Он не реагировал.

— Ты может и герой, но сейчас предаешь собственный народ – это существо вообще их слышит? – проклятые рогоносцы пытались скормить нас Дракону, а когда не получилось – обрушили на нас свою магию.

Молчание. Ворвавшиеся потихоньку начали окружать психа.

— Отойди, солдат. Справедливость должна свершиться – заявил затесавшийся в толпу офицер серых – это твой долг.

Копыто с лезвием поднялось.

— А мама всегда говорила мне, что девочек обижать нельзя – голос соответствовал виду – даже самых глупых.

Первому он слету перерезал глотку. Второй умер в прыжке – единорожка раздавила ему сердце массажным заклятием.

-
— Здорово, Верховный – копье легко разрезало замок – как это ты – из штаба сразу в тюрьму? Неужели совесть замучила?

— Заткнись! – ответил Волькен – не мог раньше прийти?

— Да я вообще сюда случайно забрел! – эта широкая улыбка выглядит ненормально – где твои рогачи?

— Понятия не имею! – пегас поднялся в воздух и перелетел через тело своего заместителя – посмотри на втором.

— С радостью! Займись пока клетками – мне нужны все силы.

-
Еще один улетел со ступеней.

Кровь льется из обрубка крыла.

Отлетело лезвие. Пинок – и хозяин последовал за ним.

Но как всегда – пришел новый.

Когда же они прилетят?

Отвлекающий, нижний, прямой.

Новый труп.

Удар. Не успеть.

Проклятые пришельцы со своими мортирами.

Но его это не спасло.

Не так-то просто победить Лорда воздуха.

Даже отравленного.

ФЕР.

Что это?

Ужасный звук сформировался в слова.

— Уважаемые сограждане. Вы снова слышите Принца земли. У меня приятные новости.

Снова этот шум, который сбивает с ног.

— Война окончена. Мы победили. Все обитатели Главной части объявляются пленными и берутся под мою личную защиту…

Наконец-то. Хотя бы он.

-
Эта ночь была одной из самых насыщенных в моей жизни.

Пока я был на пикнике, большая часть войск Цитадели и часть серых предприняли штурм Главной части. Подобрали хорошее время – командования не было, пегасы ушли. Чтобы пробить щит они использовали снаряды с добавлением магических компонентов. Подозреваю, что это выменянный у меня «голубой маг». У них почти получилось преодолеть стену. Чтобы не допустить этого единороги применили некое новое заклятье. Оно вышло из-под контроля, во всяком случае, я на это надеюсь, и ударило по относительно целой части Города. В итоге большая часть населения присоединилась к веселью.

Первое искалеченное и обожжённое тело мне попалось аж в двухстах метрах от стен – взрыв был весьма впечатляющ. Также то там, то сям попадались лужицы, оставшиеся после встречи единороговой пули с кем-то очень невезучим или даже с несколькими. Но еще более интересные виды были у стен. Причем это была вторая волна – от первой остался только пепел. Рогоносцы дрались отчаянно, но их задавили массой. И у этой массы также были чувства.

Когда я дошел до разрушенных ворот, основные бои уже шли у пещер и верхних ярусов, хотя вокруг меня все еще было множество пони – мародеры, насильники, безумцы, жертвы. Сотни и тысячи актеров, играющих эту трагикомедию и я – один-единственный Принц земли. Даже если бы меня была сотня, все равно бы не вышло помочь и малой части нуждающихся. Я просто стоял и смотрел, не зная, что делать. Тут до меня донесся смех. Несколько «граждан» развлекались, знакомя лежащего в луже крови единорога со своими ножами. Они ничего не смогли противопоставить. Жертва была еще жива. Сломан позвоночник, потеряно много крови. Но в нем было пламя. Я отдал ему драконий камень и первый поток энергии пронесся по улицам.

Не знаю, сколько времени это происходило. Рубка, вопрос-ответ, последний привет от умирающих, благодарности от спасенных, кровь, трупы, вопли, мольбы. Везде кто-то сражался, мучил, грабил. Неожиданно на меня нарвался Лентус, чуть не убив при этом. Бедолага перетрусил настолько, что не смог даже произнести звуковое заклятье. Как будто это его первый бой. Отослал к воротам.

Благодаря силе кристалла, большая часть крупных драк была разбросана, но по всей Главной части продолжались бои и грабеж. Запомнилось, как прямо передо мной превратился в лепешку один из защитников – наверное, это был стрелок. В итоге мне удалось найти рогоносца, который был достаточно здоров и образован, чтобы увеличить громкость моей речи. Я объявил о конце войны, а заодно усилил свой призыв к миру с помощью камня. Глухота — невеликая цена за прекращение кровопролития.

Думаю, что зря сказал, будто убью всех, кто не подчиниться.

Вероятно, это было самое кровавое сражение Революции, которую теперь, скорее всего, можно считать свершившейся. Пегасы официально самоустранились и даже разрушили «дорогу в небеса». Разберусь с ними позже. Сейчас главное – спасти как можно больше и восстановить хоть какой-нибудь порядок.

Половина Главной части разрушена, единорогов удалось найти едва ли треть от первоначального количества. Надеюсь, что большинство ненайденных просто сбежало. Лорд воздуха погиб – старик до конца защищал местный лазарет и, когда мои пони нашли его, вокруг валялось чуть ли не две сотни трупов. Впрочем, было бы странно, если бы он погиб не геройски. Мирак захвачен – он до сих пор не очнулся.

Все вокруг кишит «несознательными элементами», о пожарных командах можно только мечтать, ни цитадельцы ни пегасы ни даже серые не спешат выполнять мои приказы, а несчастные рогоносцы продолжают погибать, пусть и в меньших количествах. Прелестно.

Какое счастье, что «боевой пыл» все еще действует. Но рано или поздно мне придется все это почувствовать. А затем, я должен буду заснуть. И почему такое у меня такое ощущение, будто ничего не выйдет?

-
— Итак, гордецы – это Волькен Акутус, бывший капитан Небесной Гвардии и бывший же Верховный Главнокомандующий повстанцев. Любой из вас, кто хочет принести пользу нашему страдающему Городу, вместо того, чтобы сидеть в этих клетках, должен перейти к нему в подчинение. О вашем безвозмездном освобождении не может быть и речи. Делайте ваш выбор – земной пони вышел.

— И как ты – пегас – мог согласиться служить им после случившегося? – после долгого молчания задал вопрос офицер из первой клетки – у тебя нет чести? Или ты не видел, что эти бескрылые творили?

— Видел и более того – из десяти моих братьев, что сидели со мной в камере, выжил только я – ответил полководец – но это сделали пришельцы. Принц же земли, от служения которому вы уже успели отказаться, спас мне жизнь.

— Ага, возможно, но разве не он стоит за всем этим? – спросили из второй клетки – пусть мы в тюрьме, но наши уши слышат. Даже если он не приказывал своим мясникам устраивать эту бойню, то она в любом случае на его совести – надо было лучше контролировать свое отрепье.

— Он не виновен – его вообще…

— Ага, как будто мы не слышали его речи – прервал его пегас из первой клетки – мы не идиоты.

— Принц сделал это только для того, чтобы…А, да пошло оно – Волькен всегда ненавидел оправдываться – короче: вам уже наверняка все объяснили, но вы не поверили, предпочтя ждать своего Принца воздуха. Я скажу просто: во всем произошедшем виновата кучка гребаных фанатиков с обеих сторон, а этот парень просто пытается разгрести все то, что они навалили, и от чего ваш долбанный Хеилст воротит нос. Если хотите помочь…

-
— Так уж и быть, повторю еще раз: ни о какой казни пленных речи быть не может – ровно ответил Принц.

— Ну а я вам еще раз говорю, что в случае если вы попытаетесь передать будущему противнику дополнительные войска…- снова начал излагать свою позицию представитель цитадельцев, но изгнанник остановил его.

— Простите, кажется, идут новые факты. Минуту – он отвел подошедшего Волькена за угол – ну как?

— Как-как? – передразнил вояка – хреново. Ты отлично сыграл – теперь даже заключенные знают, что именно твой заговор обеспечил отсутствие половины местных шишек во время штурма, что это по твоему приказу была начата резня и что теперь ты пытаешься захватить власть в Городе. Поздравляю.

— Так что, никто не согласился? – без тени эмоции спросил Принц.

— С сотню – презрительно отмахнулся бывший Верховный – остальные придурки предпочитают сидеть и ждать «законной власти» — он разразился длинным потоком брани.

— Ясно – кивнул «великий заговорщик» — подождите минутку.

Он снова отошел к цитадельцу…

-
— Простите, сержант, я понимаю ваше положение, но кадров категорически не хватает – сказал Принц – вы пользуетесь уважением, верите мне, земной пони и до сих пор на ногах – редкое сочетание в наше время. Поверьте, всех кого мог, я уже послал, но этого все еще слишком мало – там сейчас умирают пони.

— Я тоже все понимаю – улыбнулся обезображенным лицом солдат – все будет. Начну прямо сейчас.

— Может, все-таки примите лейтенанта? – благодарно ответил изгнанник на улыбку – видит Единый, вы заслужили этот чин.

— Эт точно – кивнул он, надевая шлем – завтра, если доживу. Навродь, «наши» рогоносцы хорошо меня обработали – задам этой мрази перцу.

— Да благословит вас Создатель – совершил Принц знаменье.

— Вам того же…

-
— Лентус, вы в порядке? – в голосе сквозила усталость – это ведь был не первый ваш бой?

— Никак нет, ваше высочество – ответил единорог, врачуя порез.

— Так чего ж вы…акхс – действие обезболивающих прекратилось и каждое резкое движение вызывало боль – не важно. Долго еще?

— Для полноценного лечения – пара дней – спокойно ответил офицер – просто оказать необходимую помощь – час.

— Долго. Вас ведь ждут другие – Принц снова зашипел от боли.

— Вам нужна помощь не меньше, чем другим пациентам – отозвался Лентус – к тому же, мы ведь в Главной части – здесь полно моих сородичей.

— Ага, вот только очень немногие из них горят желанием помочь кому-либо из земных пони. Во всяком случае — добровольно…

-
-…но даже сейчас я не могу вас винить — голос старика дрожал – я сам сделал вас такими. Вы не ведаете, что творите. Даже ты, сын мой, ослушался меня, веря, что выполняешь мою волю…

Все молчали.

-…мы – чудовища, худшие, чем те, что убили наших предков. Мы обесчестили их нашей ненавистью. Нам нет места здесь. Есть лишь один путь…- Старейшина воздел своих посох – сыны Цитадели уходят.

Раздался хор возмущенных голосов, который все нарастал.

— Но это не мы! – заорал сзади отпрыск друга – сами горожане устроили бойню — мы лишь пытались…

— Тихо! – удар об пол — я сказал. Вы повинуетесь моему слову.

Сын преклонил колени и с ним – еще несколько, но большинство осталось стоять.

— Старейшина, молим тебя, измени свое слово – попросил племянник – столько нашей крови уже пролилось здесь и цель уже почти у нас в копытах…

— Цель!? Что ты знаешь о ней? – возвысил голос старик – вы все извращены ненавистью. Моей ненавистью. Мы уйдем, однако ваши внуки уже не будут знать ее – и довершат начатое.

— Но мы ведь поступали так, как ты учил нас – снова попытался он возразить – неужели ты скажешь, что учение, которое дало Цитадели выжить, возвысило нас,…

— Да. Я был неправ. Ты это хочешь услышать? – рассердился Старейшина – мы все ошиблись. И теперь заплатим за это иллюзорной победой, чтобы не понести полное поражение. Мы уходим.

— Нет ли пути, чтобы изменить твое решение? – посовещавшись, спросили непокорные.

— Нет.

Раздался первый выстрел.