Автор рисунка: BonesWolbach
Все болтают. В преддверье.

Сюрприз.

Принц вдохновляет народ.

— А я-то думала: зачем тебе может понадобиться ночник? – произнесла Диана, всем своим видом показывая, что не собирается вставать с постели – боишься темноты?

Если присмотреться, то можно увидеть ее хламиду и части доспеха, аккуратно сложенные на столике с той стороны.

Спокойно. Эта ситуация уже привычна. К тому же можно отсрочить новый отход ко сну.

— Разве что внутренней – да, сейчас не видно, как я краснею, но она ведь все чует – а ночник позволяет отслеживать время и в темноте. Не расскажите, почему вы в моей кровати?

— А тебе, естественно, жалко. Зачем тогда взял трехместную? – ночная гостья погладила Мрлыка – что же до твоего вопроса…Представь: просыпаюсь я с головной болью в непонятной комнате, сделанной из облаков. Свертка нет. Безрогой нет. Рыжика нет. Даже некоего урода нет. Вообще никого нет. Подозрительно. Выхожу – все бегают, кричат, что-то тащат и разговаривать никто не хочет. Кинулась к дому внучка – тоже самое. Остался один вариант – но и здесь пусто, только этот «страшный» зверь…– кот был явно доволен обращением. Мурчание набирало обороты.

-…пойти охотиться – настроения нет. Вернуться к крылатым – лень. А тут кровать попалась на глаза и звуки приятные. Кто же мог подумать, что среди ночи припрется какой-то идиот и, не спросясь, завалиться в постель к приличной кобылке. Куда катится мир? А ведь…

— В Бездну, не иначе – подхватил Принц и тем же тоном продолжил – нынешние молодые матери совершенно не интересуются своими детьми, подчиненные не выполняют приказов, земные кобылки выглядят как чучела надкусанные…

Мягкий снаряд был легко отбит.

— Знаете, а ведь это даже унизительно – ровным голосом заметил изгнанник, возвращая подушку на кровать.

— Ну, надо же как-то учить тебя манерам – отозвалась довольная эффектом Диана – кстати, а что случилось с твоим ребеночком?

— Все живы…- он запнулся, вспомнив о Близе – во всяком случае, надеюсь на это. А теперь я бы хотел, чтобы вы освободили мое жизненное пространство и проследовали в убежище. О взыскании за проваленное задание я подумаю утром.

— Твоя жадность не знает границ. Даже если считать его – Мрлык в этот момент подставлял шею – то все равно здесь остается еще одно место. Теплее будет…

-
Наступившее молчание, за время которого Защитница с интересом рассматривала выступившую гамму чувств, было наконец нарушено:

— Я думаю, что вам стоит снять все доспехи, если вы так жаждете тепла – рассудительный голос отлично прячет эмоции.

— Своеобразный призыв от жеребца к кобылке – задумчиво ответила Диана.

Вспышки, на которую она так рассчитывала, не последовало. Зато появилось раздражение.

— Я вновь вынужден призвать вас отправиться в убежище — там безопасней – вполне серьёзен, ну ладно…

— Да, перевелись нынче кавалеры. Современные жеребцы предпочитают использовать доверчивую, одинокую, беззащитную кобылку, а затем выгоняют ее прямо из постели – трагическим тоном сообщила она миру – и заставляют идти в далекое, полное совершенно чужих пони место, где за ней и присмотреть-то будет некому…

— Понял, сдаюсь – поднял он копыта, а ведь это еще не весь монолог – вы хотите остаться здесь. Более того – в моей постели?

— А здесь есть другие мягкие и удобные для сна поверхности? – ну и что ты будешь делать?

— Хорошо – действительно сдался. Жаль – не буду вам мешать.

Он взял подушку и попытался отправиться восвояси.

— Что, даже без веревок? – удивилась слегка разочарованная Наследница.

— Какой смысл? Я просто запру дверь, а через окно вы – оценивающий взгляд – все-таки не пролезете. На всякий случай, займусь и им. Завтра мне видно придется вновь таскать вас за собой, но я четко осознаю, что мне не стоит находиться с вами в одном помещении просто так. Кстати, официально разрешаю вам съесть все продукты в этой комнате – я им, увы, больше доверять не могу. Спокойной ночи.

Какой-то он квелый стал. С ним больше не весело.

-
Вся ночь – и жалкие полчаса сна в совокупности. Ладно, сутки на ногах – это еще нормально. Хоть три! Только я и до этого как-то не очень хорошо спал. Не важно. Стимуляторов на сегодня должно хватить. А завтра будет завтра.

Ну, еще разок попробую…

В этот раз Принц очнулся еще до Коридора.

Снизу, из «его» полуподвала, донесся шум, дикий мяв, сдавленные крики и ругательства. А также – тут он скрипнул зубами – звук разбиваемого стекла и падающих предметов.

— Вот, приложи к лицу – протянул изгнанник чистую мокрую тряпицу солдату, от которого только что отодрал Мрлыка. Кот грудью встал на защиту своего нового инструмента для чесания и поглаживания. Кстати…

Быстро выведя пострадавшего за дверь, Принц резко сдернул покрывало с комка на кровати. Увернувшись от удара копытами, он узрел перед собой Рейнбоу Даш. Ну, хоть не разлагающийся труп. Однако все равно неприятно. Хотя будь там правда, было бы только хуже, не так ли?

— Проснитесь и пойте. Он наверняка принес что-то важное…

-
— ЧТО ЗНАЧИТ «ОНИ ВСЕ УШЛИ»?! – получил он свой ответ – ДА КАК ОНИ…

Все – фанатики-цитадельцы, торгаши-серебряные, простые горожане–серые — удивительно единодушны в своей первой реакции. А судя по тому грязному словесному фонтану, что вырвался у обычно не позволявшего себя подобного Ставроса, то и вторая тоже почти одинакова. Значит, мы все-таки один народ. А наше правительство – другой народ.

Но я не могу понять: зачем? На что они надеются?

Хотя, кто знает? Может Дракон действительно сожжет большую часть Города и на этом успокоится. Пока не обнаружит, что ее сокровище вновь пропало.

Бред. Это не возможно. Они не идиоты. У них наверняка есть какой-то план, секретные знания, тайные схемы…

Ага, но при этом Город усердно платил дань все это время. Но даже если допустить, что за последние пару недель произошло какое-то великое открытие, то как они могут быть настолько уверены в нем? И жестоки.

Высшая раса.

Не важно. Что бы то ни было: мы здесь, они там. Дракон скоро будет.

Кто-то тыкает в плечо.

-…может, все-таки дашь какие-нибудь пояснения? – а, это она. Ну, почему бы нет.

— Нас предали – как мертво звучит собственный голос – почти все наши крылатые и рогатые братья бросили нас и закрылись в своей Главной части. Защитный купол на месте. Но почему-то еще не стреляют.

— И что? С чего такая паника? Вы же не просто так строили эти Хреновины?

— Без единорогов нет энергии и снайперов. Без пегасов – наводчиков и отвлекающих. Наши шансы на выживание…невелики – эх, все равно не могу понять, что такого красивого в восходящем солнце?

— Но ведь у тебя есть какой-то план? Ты же не боишься! Тебе только…

— Больно – а чего ты-то нервничаешь? – и обидно. Я разочарован. Даже сейчас…неужели враг недостаточен? Или просто мы безнадежны? План? Есть. Просто жду, когда все поуспокоятся.

-
— Ага – протянула кобылка – ну, может пока ждешь объяснишь мне, что значит твой Знак?

Прелестно, удалось его расшевелить, а то и так одни отрицательные эмоции вокруг, да еще и он сидит, как памятник несправедливости мира.

— Вы в курсе, что это весьма личный вопрос?

— Ну, кобылке, которая только этим утром встала из твоей постели, ты можешь рассказать и не такое – замечательно, хоть что-то интересное.

— Почему нет? – давай-давай, только не так безразлично – хорошее, «каноничное» толкование таково: за огненной бурей моих страстей лежит холод и тьма моих дум, но дух мой суть – чистое золото. Самое приятное, что толковать толкование можно как хочешь. К примеру: дух мой маленький желтый холодный и не могущий сойтись ни с кем иным по причине своей гордыни…

— Как точно! – ноль эмоций, чувствую себя обманутой – а другие?

— Есть. Но, увы, хотя, на мой взгляд, к счастью, время вышло – народ созрел…

-
— Прекрасный план, капитан! – фер, надо было записать, чтобы научился подходить заметней.

— Лентус! – фух, все-таки не будет обнимать – искренне рад тебя видеть. Но что ты тут делаешь? Ведь Волькен улетел вместе со всем своим штабом?

— Я служил не Верховному Главнокомандующему, но Революции! – ну, когда как не сейчас начинать говорить с пафосом? – к тому же, когда я дошел до здания штаба, они все уже эвакуировались. Скажите, не нужен ли вам адъютант?

— Ну…- Принц повернулся к «леди» Диане – вновь предлагаю вам оставить меня. На тех же условиях. Поймите, я спрашиваю ради вашего же блага – мой путь лежит в пекло, причем почти буквально.

— Даже не мечтай от меня отделаться, пока я не увидела твою смерть – как романтично.

— Как это романтично — приятно думать как начальство, а это уже мне – вы сейчас на вес золота. Было бы неслыханной наглостью с моей стороны забрать вас у страждущих. Однако, есть кое-что, о чем я хочу вас попросить перед уходом…

-
— Не знаю – честно ответил сержант – но уверен, что он что-нибудь придумает…

— Кто? ВЕРХОВНЫЙ!? – с истерическими нотками в голосе спросил капрал – да он, скотина, сбег вместе со всем своим долбаным штабом еще ночью, с…

Да они все…! Надо было к цитадельцам идти, этих крылатых…! Да ну их всех в… ! У серебряных хоть кормят…

И так без конца. Все. Отряд ветеранов, каждый из которых прошел не одну битву, превратился в стадо галдящих идиотов. Жалкое зрелище.

Но самое печальное – что возразить почти нечего. Он сам служил черному верой и правдой вот уже пятый месяц. Был награжден за храбрость. И выброшен, как только пегас почуял жареное.

Их тысячи. Десятки тысяч. Брошенных игрушек. Земных пони. Рогоносцев и крылатых он, говорят, увел с собой. Но, быть может, есть еще один…

— Заткнуться! – несмотря ни на что, приказ был выполнен – слышите?

Громоподобное покашливание и нарочитое кряхтение и похрюкивание сошло на нет:

 — Я двенадцатый Принц земли…

-
— Все-таки у него мания величия – заметили справа.

— «Тот, чье копыто на большой скорости соприкоснулось с подбородком Лорда» — процитировал Ферос – я так смотрю, скоро ему придется-таки их записывать. Или опускать незначимые. Не думаю, скорее это просто его врожденная ирония ко всему на свете.

— «Драконоспасатель», «слегка зависимый от снотворного и стимуляторов», «и просто очень болтливый пони». Он что, бредит? – раздалось слева.

— Мало что так успокаивает, как осознание себя лучше и умнее кого-то другого. Так, что публично говоря глупости, вы порой приносите больше счастья, чем…Не суть. Хотя, может это действительно следствие приема упомянутых препаратов – ответил Лорд земли.

— Скорее всего, последнее…

-
— И долго он еще будет пропускать звук? – поинтересовался Хеилст.

— С полчаса – отозвался Рефел – а еще час – и наша защита будет абсолютной.

— Да – мрачно ответил пегас – а он?

— А что он? – презрительно взбрыкнул единорог – сам же слышишь – сумасшедший. Кто еще стал бы успокаивать свои войска словами: «все равно вы, ваши жены, мужья, дети, родные, близкие рано или поздно умрут и смерть в драконьем пламени – далеко не худший вариант. Во всяком случае, никто пока не жаловался». Не могу поверить, что этот идиот когда-то имел шанс стать Лордом.

— Но он там, со своими войсками, пытается воодушевить их, а ведь легко может сбежать. – заметил Принц воздуха – он никогда этому не учился, его уделом должен был стать мир. И, кстати, шанс у него есть до сих пор.

— Брат, это – бунтари – устало отозвался собеседник – воплощение анархии и зла. Они отвергли самое святое — данную им свыше власть. Тебе нужно наконец понять это и идти дальше. Неужели ты и правда веришь, что эти машины смогут... Ха! А ведь правда – вряд ли можно представить себе более качественную и престижную кремацию. Видишь, в их положении тоже есть свои плюсы. Да еще и бесплатно!

— То ли еще будет…

-
— Не так громко, Спайк! – шикнула Рейнбоу в мешок, хотя это вроде было пока излишне – все собравшиеся на стене сосредоточено слушали Принца.

— А ты говори громче и переводи быстрее – отозвался сверток, ставший чуть тише.

— Просто мне сложно поверить, что я слышу это – пегаска вздохнула и продолжила – сейчас он описывает им грядущее падение цен на жилье и радуется за вложившихся в грибные фермы: у них, де, будет «горячее время».

— Цитату, пожалуйста.

— Ладно, вот: «…эта встреча также окажет значимое влияние и на развитие ткацкой промышленности, причем, скорей всего, негативное. Однако наши станки, будучи погребены в подвалах под слоем пепла и, вследствие этого прекрасно сохранившиеся, станут заманчивыми объектами как для музеев, так и для частных коллекционеров…» — Даш сглотнула.

— Ага. Он все время говорит в этом стиле?

— Да. Прости, мне надо чуть-чуть передохнуть – главное – случайно не перевести что-нибудь вроде этого: «…мумифицированные под воздействием высоких температур тела детей станут интереснейшей…

-
— И долго мы еще будем слушать эту ахинею? – спросил сын друга.

— Ты мог бы быть и радостней, учитывая, что он не забыл о наших заслугах – улыбнулся в усы Старейшина.

— «…поскольку это обусловлено одной из статей договора о предоставлении в пользование адаптеров и генераторов, я упоминаю о наших спонсорах – недавно открытом акционерном обществе «Цитадель»: ваши газы – это наши проблемы…» — процитировал внучатый племянник – у меня одного возникло желание убить этого идиота?

— Детишки! Тихо! – раздался стук посоха об пол – главное – что он упомянул о нас, а так оно даже лучше – они хотя бы запомнят. А ведь кое-кто – не буду показывать копытом – пытался убедить меня сбежать из Города. Все просто идеально…Эх, до чего же хорошо выводит, шельмец…

— Да, неплохо проповедует – согласился сын – но, по-моему, сейчас это несколько не к месту, особенно если учесть, что две из трех частей «этого гигантского механизма» только что сбежали. И они не дети, чтобы не нести ответственности. Неужели он настолько слеп? Эти подонки нам и не нужны. Прости, отец, что ты хотел сказать?

— Все очень хорошо получилось: Правительство и Верховный совершили политическое самоубийство. Горожане примут наши идеи и Город расцветет. Нам даже не придется избавляться от кровопийц – в конце концов, от них тоже может быть польза…

Ничего себе, просьбочка.

Снова начались колебания. Лентус с трудом выправился.

Чтобы он еще хоть раз…

А, да что там — он все равно бы выполнил приказ. Ведь это его долг.

Странно, что так мало рассказано собственно о плане действий, хотя…

Основные указания даны – добровольцам все объяснят на месте.

Сейчас действительно куда важнее объяснить ситуацию и ободрить народ. Да и речь о разности и единстве определенно поспособствует урегулированию отношений после кризиса.

Забавно – уже такое чувство, будто Дракон побежден.

Не хочу умирать.

Откровенно говоря, хотелось бы верить, что все идет по плану.

И что тот, кто его составил, желает нам добра.

Знать бы еще, где этот голос совести.

И разве можно жить без лжи? Ведь она повсюду.

СТОП. ЧТО?

-
-…выпьем за это, сограждане! – наконец-то – у меня, увы, только вода. Надеюсь, у вас есть что-то повкуснее.

Да, хорошая речь. Могу быть собой доволен. Осталось немного.

— Слышу первый комментарий на речь и сразу по поводу последнего предложения: «С этого надо было начинать!» — Принц хмыкнул – на этом все, мои уважаемые слушатели. Поступайте в соответствии со своей совестью и да благословит вас Единый!

Лентус, увидев мой взмах, благодарно кивнул и прекратил трансляцию.

— Капитан! Скажите…- тяжело дыша, поинтересовался он – это правда? Вы действительно не исцел?

— Этот обман терзал меня весьма долгое время – горло саднит – и я счастлив, что наконец исповедал его перед миром.

— Но как же вы тогда? – единорог закашлялся и просипел – зачем?

— Во славу Истинной Веры, естественно – улыбнулся изгнанник – на, выпей.

— Благодарю – а я-то уже начинал думать, что это зелье не пригодится. Ишь, как его трясет – чт-то эт-то?

— Изделие одной очень милой монохромной леди. Специально для магов – колба мне еще пригодится – желаю успехов.

— Признаю – более идиотской речи я не могу даже представить – заметила Диана.

— А то! – гордо выпяти грудь Принц – ведь это вы меня вдохновили. Частично, по крайней мере. Находясь рядом с вами, начинаешь видеть, сколько плюсов в смерти. Что ж, нам пора идти.

— Куда собираешься, о «дважды неудавшийся самоубийца»? – подкатился Унвер – может, подвезти?

— Давай: Сили-4…

-
— Разрешите обратится! – что еще?

— Да, слушаю вас…сержант – целая толпа – вы что, тоже добровольцы?

— Так точно! – ну, выглядят бывалыми.

— У нас уже полный комплект обслуги. Двойной, если быть точным. Рогатых и крылатых с вами, естественно, нет? – как и ожидалось – смотрите, ближайшие установки в квартале Каменьщиков и у Синего моста – может там еще нужны желающие «умереть с огоньком, но при этом красиво, а заодно нахаляву хапнуть себе славы»…