Автор рисунка: aJVL
Жаждущая. Разборки.

Ночные посиделки.

Не стоит просить поцелуев.
Уважаемые читатели, хотел бы порекомендовать вам обратить внимание на одну, в недостаточной степени оцененную работу, а именно "Счастливица" пользователя Tabris. Надеюсь, он не будет против такой жалкой попытки рекламы. На мой взгляд, весьма достойное произведение.

Из тьмы раздался голос, которым мог бы говорить мертвец.

— Ты опоздал.

Жеребец застыл.

Сердце пропустило удар, а затем забилось в удвоенном темпе.

Глаза лихорадочно забегали по окружающему его ночному городу.

Мышцы напряглись, но нечто внутри подсказывало, что они в данной ситуации бесполезны.

Вперед выступила странно знакомая фигура.

Ощущение достигло пика.

Чтобы упасть за мгновение узнавания.

Биг Мак облегченно выдохнул.

— Уже слишком поздно – тем же пугающим тоном продолжила Бон-Бон.

— Агась? – чувствую, что краснеет, поинтересовался заместитель мэра.

Это ж надо – он, ветеран войны, отвечающий за безопасность всего Понивилля, испугался…

— Полчаса, как отбой – перейдя на нормальный тон, пояснила кобылка, сбив его с мысли – так что ужин тебе уже не светит.

Как будто поняв эту ужасную новость, желудок предательски громко выразил свое возмущение. Биг Мака, конечно, звали пообедать сослуживцы и просто знакомые, однако он был куда больше заинтересован в исполнении своих обязанностей, чем в набивании брюха. К тому же по какой-то невероятной причине ему все время казалось, будто дома есть нечто съедобное. Глупая надежда и жестокое разочарование.

Самое же обидное, что он все равно не успел сделать и половины запланированного на сегодня. А все Арчер и Док. С первой-то все понятно: у нее просто шило в…не важно. Заместитель мэра уже, в общем-то, привык, хотя нельзя сказать, будто очередной раунд их противостояния прошел для него безболезненно. Впрочем, разве можно было ожидать чего-нибудь другого? Типичный случай «молодые да ранние» против «заслуженные» с традиционным результатом.

А вот второму он поначалу был несказанно рад, так как единорог заявил, что проведет все процедуры прямо за рабочим местом и Макинтошу не придется тащится в госпиталь. Это казалось такой замечательной экономией времени ровно до того момента, пока врач не начал, покачиваясь, разговаривать на какие-то совсем уж посторонние темы, вроде отношений между кобылой и жеребцом или места каждого отдельного индивидуума в мире. Нашел эксперта.

Умеют же некоторые нагрузить мозг и растравить душу…

В животе снова забурчало. Бон-Бон, все это время ожидающе смотревшая на него, выдала привычную ироничную ухмылку и потянула жеребца внутрь, предварительно предупредив, чтобы тот соблюдал тишину. Надо сказать, что подниматься по лестнице в корсете – тяжкий труд, но восходить по ней же бесшумно – вовсе одно мучение. В который уже раз Биг Мак про себя порадовался наличию пони, на которую можно опереться.

Проведя его в комнату, медсестра сняла верхнюю часть громоздкой медицинской конструкции, оставив Макинтоша в лечебном аналоге ночнушки, а сама удалилась куда-то вниз. Сказала, будет минут через десять. Это звучало настолько многообещающе, что он даже взбодрился. Правда, как оказалось, ненадолго. Дабы смочь перенести тяжкую разлуку и не обратится за утешением к прямо-таки зовущей в свои объятья кровати, главный по безопасности постарался утрясти в голове результаты сегодняшней работы.

Ну что можно сказать – все почти великолепно. Как-то слишком давно он подобного не говорил. Да и вряд ли в ближайшее время Биг Мак действительно произнесет вслух нечто подобное. В конце концов, пессимизм и вечный поиск недостатков уже давно стал его торговой маркой. Однако даже такому мастеру, каковым является заместитель мэра, будет сложновато найти коровьи лепешки на этом поле подсолнухов. Впрочем, разве трудности когда-либо пугали Эпплов?

Начнем с самого важного – безопасность. Две полноценных, проверенных временем и чудовищами стены плюс одна новая. Опыта в строительстве укреплений у местных со времен беззащитности явно прибавилось и таких ляпов, как прежде, наверняка не будет. Главное – не думать об их последствиях, а то ведь все настроение испортишь. Да и кошмары наверняка…

У третьего частокола не хватает ворот. Дело вроде нехитрое, вот только их мастер-столяр ушел с орденским отрядом. Да и с железом сейчас большие проблемы. Ну да ладно – можно просто установить примитивные ставни, только на ночь и в случае опасности баррикадировать их как следует. В конце концов, не первый день на этом свете живем и на крайняк просто переберемся за второй частокол. Территорию, которую какие-то несознательные и чересчур оптимистичные граждане уже начали ее окультуривать, конечно жалко, но жизни дороже.

Это приводит нас к другому очень важному вопросу: прогнозу, кто будет противостоять понивилльцам. Первыми на ум приходят кликуши, однако этих летунов бояться не стоит, пусть даже их кладка в полной сохранности: им придется лететь через обширное пустое пространство, а у нас есть и пегасы и кое-какие стационарные орудия. Они способны на рывок и впечатляющую скорость, но только на коротких дистанциях. Тварей изрешетят еще на подлете, а их крылья пойдут на плащи и покрытия для крыш.

Брюхоноги, ползучки, гусеницы и прочая мелочь в расчет не берется – при закрытых воротах они бессильны. В принципе, сюда же можно отнести и собачек, если их там не десятки. Куда хуже мысли о втором генерале: ведь чтобы получилось трое, или, как в их случае, семеро, должны сперва встретится один и одна. А может одно и одно? Не суть. Важно, что они завалили только одного гиганта, а второй все еще где-то в лесу. Впрочем, бояться не стоит – чудище, вполне вероятно, вообще не пойдет на городок, а отправится вглубь леса на поиски нового партнера. Хотя тут он, пожалуй, чересчур оптимистичен. Ладно, качественно построенная оборона свое дело сделает, не говоря уже о наверняка вернувшихся к тому времени ветеранах.

В целом, если не случится ничего экстраординарного, то за безопасность можно не волноваться. Понивилльцы переживут сезон. Потом съездят на ярмарку, отлично расторгуются, прикупят сахара для Бон-Бон и какую-нибудь забавную хреновину для Арчер, чтобы кобылка наконец оставила мысль о страже. Вернуться домой, перезимуют и так далее. Все путем.

Он прислонился к спинке кровати и мечтательно зевнул.

До чего же это приятно – жить без страха и иметь перспективы.

Почти сразу Биг Мак услышал из-за двери знакомые звуки, которые лишний раз подтвердили этот тезис.

— Ты ничего не видишь – первым делом сказала Бон-Бон, протискиваясь в дверь с подносом, при виде которого у него снова начал высказываться живот.

— Агась – он яростно закивал, не сводя голодных глаз с угощения.

— Стоп – остановила она его подвижки – сперва гигиена.

-
— Я твой тайный недоброжелатель – задумчиво произнесла кобылка, глядя в ночную тьму за окном.

На его недоуменный взгляд она ответила с обычной слегка ироничной улыбкой:

– Заставляю тебя наедаться на ночь глядя, сбиваю весь режим и привожу к мыслям об анархии и неподчинении. Проще говоря, пытаюсь перетащить на темную сторону.

— За такие печеньки – хоть дважды – отозвался Биг Мак.

Он был уверен, что упомянутый деликатес – ее копыт дело. Судя по искорке в глазах и появившемуся румянцу, не ошибся.

— Ага! Ты раскрыл мне свою слабость и теперь я знаю, как можно манипулировать тобой – злобная улыбка была разрушена зевком.

— Агась – не стал спорить Биг Мак – прости, что задерживаю. Можешь идти спать – я вполне сыт.

— Мир не таков, каким кажется – видно от сонливости в ней проснулся философ – на самом деле это я тебя задерживаю – у меня-то ночная смена. Проще говоря, использую некоего жеребца, который завтра, как всегда рано, поспешит на работу, для того чтобы скоротать время. Или ты думаешь иначе бы я тут сидела?

— Агась – кивнул заместитель мэра – скажи тогда, разве служебное место дежурной медсестры находится под фонарем у входа?

— Ну…- Бон-Бон открыла рот, затем закрыла его и отвернулась к окну — я имею право хранить молчание.

Биг Мак залюбовался ее профилем на фоне только что вышедшей полной луны. А также поймал себя на мысли, что хочет продлить эти ночные посиделки как только возможно дольше. Да и спать что-то расхотелось.

Кобылка явно проявила намеренье не дать этой маленькой мечте сбыться, вновь повернувшись к пациенту и начав собирать тарелки, тут же получив всю возможную помощь в этом тяжком деле с его стороны. Увы, все в этом мире заканчивается, в том числе и посуда. Несмотря на все аккуратные и максимально незаметные усилия Макинтоша уже минут через пятнадцать поднос был собран в первоначальное состояние, стол вытерт, а кобылка – готова покинуть помещение и вернуться к своим обязанностям. Нужно срочно что-то предпринять.

— А как же сказка на ночь? – вырвалось у него, когда она уже пожелала ему спокойной ночи и взяла поднос.

Ответом был недоуменный взгляд и сильно накренившаяся гора посуды.

Действительно, не то. Нужно что-нибудь другое, быстро. А в голове, как назло, пусто.

Уходит. Переступает порог.

— Ну а хотя бы поцеловать?

-
Утром его «одевала» уже другая медсестра, что было вполне понятно – ведь Бон-Бон тоже нужно когда-то спать. Откровенно говоря, это обстоятельство его нисколько не расстроило. Их ночные посиделки вряд ли можно было назвать удачными и дело тут даже не в том, что Биг Мак не выспался или что она так его и не поцеловала. Просто речь зашла об Арчер.

Заместитель мэра тяжко вздохнул, слегка обеспокоив как раз затягивавшую ремень на животе пегаску. Через минуту ей действительно пришлось сильно ослабить корсет, а жеребец смог вернуться к своим невеселым мыслям.

Нет, он бы понял, если бы нечто подобное высказывала Лира, да будут Твайлайт и Принцессы к ней милосердны. Зеленая единорожка всегда витала в облаках и лишь прагматичность лучшей подруги удерживала ее от полного поглощения своим внутренним миром. Она бы наверняка была всеми копытами за эту чушь, представляя себе лучницу в сверкающих доспехах, героически поражающую золотыми стрелами чудовищ одно за другим.

Вот только в жизни все иначе. Сколь бы ни была Арчер искусна со своей палкой, ей все равно не успеть пристрелить собачку в прыжке, а оборониться вблизи луком вряд ли удастся. В то время как крупные твари, вроде того же косаря, при всем ее желании и умении даже не заметят попавших в них стрел. Разве что в глаза, но Биг Мак искренне сомневался…

Да о чем вообще здесь думать?

У них нет боеприпасов для лука, как нет никакой тактики или методов тренировки. Это оружие вообще в армии не применялось. Во всяком случае, не-стационарный вариант. Народу пока хватает, а когда орденские вернуться, вообще придется большую часть теперешних отправить на мирные работы. И главное — кобылкам не место на войне. Тот факт, что Орденом управляют Магистрессы, а Эквестрию спасла Твайлайт, является позором для жеребцов. Они просто не справились с от рождения данной им задачей: служить и защищать. И провалиться ему на этом месте, если он когда-нибудь…

Копыто не нашло опоры и Биг Мак чуть покатился вниз головой по лестнице. Спасибо пегаске – удержала.

Подсознание ехидно усмехнулось.

Это не считается, ведь место-то уже было не то.

Все. Хватит об этом. И о Страшиле тоже думать не хочу.

Работы полно.

-
Собрание закончилось.

Он и не собирался вставать, зная, что сейчас произойдет.

— Мистер Эппл, не могли бы вы остаться на минутку? – разумеется. Забавно: за все время ее мэрства, она ни разу не попросила кого-нибудь другого «остаться на минутку». Хотя, может ему только так кажется.

— Как вы себя чувствуете? – кобылка подсела ближе.

— Агась – не надо наглеть – в смысле, нормально. Хотя Док сказал, что еще неделю придется пожить в госпитале.

— Рада это слышать – серая грива переборола неудачно прицепленную застежку и небольшой шелковистый водопадец скрыл ее лицо. Все-таки она не настолько верна традициям, чтобы отстричь свои бережно хранимые на протяжении многих лет волосы – ой, простите.

Пара минут ушла на восстановление прически, а затем допрос продолжился:

— Судя по представленным мне отчетам, ваш поход завершился прямо-таки удивительно успешно: очень много добычи, ни одного погибшего, и только один тяжело раненный. Все правильно?

— Агась – чего ради спрашивать? Ведь только что же все это слышала – почти. Страшила также надолго выбыл из строя.

— Ну, раз уж вы сами о нем заговорили…– ага, вот значит для чего.

Биг Мак был вынужден выслушать очередную порцию ныне общеизвестных «фактов». Иностранцу, скорее всего, понравилось бы: все-таки, чтобы тебя боялся целый город нужно немало потрудится. Странно, что он еще не ест детей, хотя это наверно только пока – в конце концов, слух о его привязанности к мясу тварей уже в наличии, значит и до пони недалеко. А уж несравненное мастерство во владении ножами и нереальное родство с лесом…

Мэр, естественно, была в своем репертуаре, то есть просто пересказывала услышанное без лишний эмоций и битья себя в грудь. Как будто это ее не касалось. Вот, что значит хорошее воспитание. Даже по ее лицу далеко не всегда можно угадать, что она чувствует, и это как раз один из таких случаев.

— Зачем вы все это мне рассказываете? – наконец не выдержал Макинтош.

— Чтобы услышать ваше мнение касательно создавшейся ситуации – мгновенно отреагировала она – а также узнать, что мой заместитель по безопасности намерен предпринять.

— Агась – он задумался над формулировкой ответа.

Судя по всему, размышлял слишком долго.

— Хотя бы скажите: правдивы ли эти слухи? – с тенью раздражения поинтересовалась кобылка.

— Агась – не стоит испытывать судьбу – частично. Парень завалил генерала одними ножами, причем изнутри. Он действительно маньяк, испытывающий страсть к пыткам. Хотя, учитывая, ЧТО твари сделали с его домом — он покачал головой — с дисциплиной также большие проблемы, но меня пока слушался.

— Ключевое слово «пока», не так ли? – криво улыбнулась мэр – что же вы намерены предпринять?

— Выгнать его – лучше называть вещи своими именами – но не просто так — ведь город в долгу у него. Лечение, деньги, советы и только после этого в добрый путь.

— Вот так просто? – подняла она брови.

Кивок.

— Жаль. Мне бы хотелось видеть другой вариант развития событий. Все-таки это опытный лесовик, да и воин не из последних – кобылка покачала головой – я надеялась, что вы знаете какой-нибудь способ укротить этого зверя. В любом случае – вам виднее.

— Агась – снова кивнул Биг Мак – все?

— Нет. Это было только начало – улыбнулась мэр – теперь поговорим о приятных вещах. Я бы даже сказала, праздничных.

Макинтош попытался сделать глубокий вдох для траурного вздоха, но корсет не позволил. В итоге получилось лишь жалкое подобие приличествующего случаю стона. А он-то надеялся, что все забыли об этом. В конце концов, они ведь опоздали с походом на целых две недели, уже, в сущности, надвинулся сбор урожая, да и вообще…

— Вижу по вашему мученическому виду, что вы догадались – улыбка стала откровенно хитрой – все правильно. Будем вас чествовать.