Автор рисунка: aJVL

Как всё устроено

В этой главе Анъюжуал с помощью Чейнмейла будет собирать сведения о окружающем мире, там позорно проспанные им на лекциях, во время учёбы в Университете Таинств.Это что-то наподобие пробничка. Сама глава еще не готова, а я жадный до славы... Кхм, я хочу еще мнений. Идея кажется хорошей — но её можно сделать лучше!

Эта история произошла в далёкие времена, когда небо было выше, магия была сильнее, сидр был слаще, и тому подобное. Хотя, по правде, это не совсем история. Скорее, это груда историй, связанных одной компанией… Хотя нет, группкой разгильдяев. Да, так будет правильно.

Итак, наша история начинается не очень глубоко под землёй. В склепе, неподалёку от маленького городка, под названием Чайный Лист.

Знакомьтесь — наш герой. Единорог бежевой масти, с серой гривой и кьютимаркой в виде фиолетовой магической сферы. А зовут его — Анъюжуал.

… Итак, наш будущий герой, и просто хороший пони спустился в склеп, но склеп не пустой, отнюдь. В склепе жила нежить. Такой вот парадокс. Зачем он сделал это?

Заработок. Нынешняя Эквестрия совсем не такая, какой она будет потом. До рождения Селестии еще 724 года. Нынче балом правит оружие и магия. И всё же — пора начинать историю. Историю о дружбе и разгильдяйстве, о звоне мечей и треске огня, о том, что даже группка из семи самых разных пони может натворить дел, если у них будет такое желание. Да сколько можно?

В склепе было… Темно? Единорог двигался вдоль стены. Стараясь не производить лишнего шума и не попадаться на глаза покойникам. Он не любил нежить. Она мерзкая, мёртвая, и еще и воняет частенько…

Зато в таких склепах часто можно найти сокровища в гробницах. Мёртвых частенько хоронят вместе с их пожитками — считается, что всё, что пони взял с собой в могилу, с тем он и отправится к Сачансу — ну, покровителю загробного мира. Однако, кого волнует спокойствие усопших, когда они бродят поблизости и мерзко сопят за углом?

Пока что доход был нулевым — гробницы, с которых удалось сдвинуть плинту, и слинять, прежде чем на шум притопает скелет или зомби, были пустыми. Но Анджи — ну, Анъюжуал, не унывал. Он разворошил всего около двенадцати могил, и поэтому думал, что всё впереди. И он был в чём-то прав…

В итоге, шарахаясь по углам, единорог набрёл на довольно просторный зал, посредине которого гордо стоял довольной массивный каменный гроб… А углу стоял деревянный сундук! Какая удача!

Наплевав на логику и осторожность, я побежал к сундуку, и открыл его телекинезом, одновременно раскрываю свою походную сумку. Стоп, я перешёл на первое лицо? А, ладно, никто не заметит.

Итак, что у нас за нажива? Кольчужка, продам, они слишком тяжелые, странный амулетик, барахольщик отсыплет за него денег. Мешочек. Увесистый. Ну что же. Несмотря на час пряток по тёмным углам от мертвяков, поход удался. Но если в сундуке есть добыча, то что же ждёт в гробнице?

Облизнув высохшие губы, я подошёл к гробу, напрягся, и начал медленно сдвигать телекинезом крышку гроба…

… Из которого раздался шорох и приглушённая ругань. Какого сена?!

Отпрыгнув с перепугу на приличное расстояние, я сразу начал готовить заклинание. Еще неизвестно какое. Перенервничал. Крышка гроба с грохотом упала на пол, и из гроба вылезла недовольная зеленоватая голова:

— Нет, ну почему надо обязательно лезть в гроб? Жадюги, блин.

Эээ? Говорящий мертвец? Что за?

—… Я уже и сгрузил всё, кроме меча в сундук. Так нет. Жадность понячья не знает границ. Ладно, уважаемый расхититель гробниц, сейчас я вас на ломтики нарежу.

Достав из гроба внушительных размеров меч, зомби перехватил его поудобнее, закинул себе на плечо, и внимательно меня осмотрел. Я же всё еще стоял, пытаясь связать заклинание.

— Ну, давай уже, колдуй свой огнешар, колдун.

— Это будет не огнешар, — сконфузился я.

По правде, я еще не умею вязать огненные шары.

— Ты понимаешь, что только что раскрыл мне свой план, — поднял одну бровь… Зомби?

— Ну так нападай.

— Та не. Кто знает, может ты в меня сферу ледяную кинешь, или еще что?

— Максимум — магическую стрелу.

— Блин, тогда зачем ты в склеп лезешь в одиночку? Тут бродят злые зомби, между прочим.

Стоп. Надо мной смеётся мертвец?

— Эээ. А ты зомби?

— Не уверен, — пожал плечами мой собеседник. Я же впал в ступор, случайно распустив заклинание.

— Блин, а что ты тогда?

Мой собеседник снова пожал плечами

— Ну, я не живой, это уж точно. Дыхания нет, пульса нет…

— Кого?

— Пфф. Сердцебиения. Думал, хоть тут отдохну от искателей приключений, под защитой родни, так сказать. Всё своё барахло даже в сундук скинул. Ну, кроме меча. Он всегда со мной. На всякий случай.

— Эээ. Если ты нежить — почему тогда ты разговариваешь?

— Это расизм, сэр, вы меня оскорбляете. Не надо всех равнять под одну гребёнку!

— Уээээ…

— Шучу. Такой уж я, сколько себя помню.

— Тогда почему ты такой?

— Я не знаю, — мой собеседник явно начал злится. Он присел на каменную ступеньку около гроба, и принялся колупать пол кончиком меча, — я вот такой уже «живу» 23 года. И еще 13 лет до смерти…

— Ого.

Хмм. Может вот он, шанс узнать — какова она? Ну, смерть?

— И как оно?

— Что?

— Ну. Загробная жизнь?

Не зомби почесал затылок:

— Я. Не. Знаю. Знаешь ли, у меня вопросов тоже немало. И дракон подери, если это двадцать с хвостиком лет я не пытался узнать. А шиш там.

Я переборол недоверие, и подошёл поближе к пони. Странно, от него даже не воняло гнилью. Хотя, он и не разлагался. Хотя он не врёт — он не дышит. Грудь не колеблется.

— Так а что ты узнал?

Мой собеседник повернул на меня свои жёлтые глаза:

— Знаешь, ты задаёшь многовато вопросов неизвестному мертвецу. Ты в курсе что любопытные долго не живут?

Я пожал плечами:

— Теперь — знаю. Тебя-то хоть как зовут?

— Чейнмейл. Твоё имя?

— Анъюжуал.

— Очень приятно. А где титулы?

— Что?

— Да вы, единороги, почти все же благородного происхождения. Сэр Фейсхуф фон Бугурт, или как-то так.

— А я из бедной семьи, знаешь ли. Не желанный ребёнок.

— Любопытно… Продолжай.

— Э, нет, благородный мертвец. Вопрос на вопрос. Идёт?

— Валяй.

— Что собираешься делать?

— Ничего. Да и нечего. Моя очередь. Твои планы?

— Не знаю. Нужны деньги. Пойду еще поищу чего-то в окрестностях города.

— Тут гноллы водятся. Но они тебя съедят толпой. Ты же маг, вы как котята в ближнем бою. Тебе нужен напарник.

— Ты ко мне в компанию набиваешься?

— Ну, если ты не хочешь… — показушно протянул Чейнмейл, залезая обратно в гроб.

— Я такого не говорил. Странно это просто. Я же не некромант с мертвяком по улице разгуливать

— А я мастер маскировки. Найдём мне шлем — и никто в городе не поймёт, что я уже не первой свежести.

— Хех. Ну ладно, Чейнмейл. Я согласен на компаньёнство.

Мы пожали друг другу копыта. Вот так и начинается эта странная история — с союза мага недоучки и не очень живого воина…

И наша первая совместная драка началась не выходя из склепа. Вместо того, чтобы согласится на моё разумное предложение спокойно пробежать мимо мертвяков, Мейл кровожадно ухмыльнулся, многозначительно повертел в копытах меч, и спросил, логичную, в общем-то, вещь:

— Ну ты же сюда за сокровищами спустился?

Дальнейшее описывать не стоит. Процесс шинкования, нарезания, расплющивания, сжигания, испарения и множества других способов удалить врага из того мира я описывать не буду. Вскоре это войдёт в рутинные обязанности. Вместе с Мейлом дело шло очень гладко, благо в склепе бродили только медленные зомби и хрупкие скелеты. К тому же, безоружные. Одного бедолагу-зомби, без нижней челюсти, мы вообще запинали. Тот лишь обиженно мычал, и пытался лягаться в ответ. Но с его скоростью — дохлый номер.

В конечном итоге, мы вылезли обратно на свет с потяжелевшими сумками. В других залах тоже были сундуки, а с пары скелетов я снял отличные медные браслеты. Мародёрство? Ничего подобного, это всего лишь добытые в бою трофеи.

В конечном итоге, мы уселись на небольшой полянке, неподалёку от разваленного входа в гробницу. Птички щебечут. Благодать!

Мой «напарник» улёгся на траву, зажевав в зубах травинку. Я же уселся неподалёку, и принялся его разглядывать.

А в принципе, ничего так. Сразу в нём мертвяка не различишь, если не приглядываться. Зелёная масть, коричневая грива, жёлтые глаза. Но если присмотреться, то некоторые детали пугают. Вот уже около минуты его грудь не поднимается, он не моргает, а в его глазах течёт слабый потусторонний свет. Вены на ногах явно видно, но они не подают признаков жизни, если можно так сказать. Даже его кьютимарка какая-то… Тусклая?

Впрочем, его голос напомнил мне, что пялиться — не очень-то и вежливо.

— Я, конечно, подозреваю, что я очень интересен, но вместо того, чтобы поедать меня глазами, лучше спроси что-то.

Конечно, у меня куча вопросов. Но не буду же я, как на ярмарке жеребята лезут к дрессировщикам всяких экзотических тварей, с одним вопросом на губах, тут же продумывая второй. Но если ты уж сам спросил…

— Как ты вообще функционируешь?

Он выплюнул травинку, и привстал с земли:

— До конца неясно. Большую часть своей нежизни я пытался изучать себя. Так как наши университеты, скорее всего, с удовольствием приняли бы меня в качестве дважды неживого экспоната, пришлось идти к одного поля ягодам.

Я вопросительно на него уставился. Он посмотрел на меня, как на идиота, и продолжил:

— К личам, — он подозрительно на меня покосился, — Ты хоть знаешь, кто такие личи?

Я же пожал плечами. Чейн вздохнул, и прикрыл морду копытом:

— Ладно, ладно. Потом я исправлю этот пробел в твоих знаниях. Короче говоря, трое из них меня изучали по несколько месяцев, и пришли к выводу, что мою полужизнь поддерживает магия, как и классическую нежить, однако мой дух будто застрял в теле. Сачанс словно потерял его, поэтому не нужно заклинание, поддерживающее его в теле.

— То есть, — я не до конца всё понял, — Ты всё-таки нежить?

— Скорее да, чем нет. Сложно сказать наверняка. В моём теле не происходит куча важных процессов. Вот например, зачем нам есть?

— Ну… Потому что проголодаешься?

— Ну… Ладно, не так поставим вопрос. Почему проголодаемся?

— Потому что без дела не сидим, — эти наводящие вопросы начали потихоньку меня раздражать. Впрочем, ответом Чейн остался доволен:

— Именно! Нормальные пони едят. Чтобы восстановить энергию. Через меня же постоянно текут магические потоки, которые меня и питают. Впрочем, есть я могу, вкус я продолжаю ощущать, а сама еда, судя по всему, расщепляется всё той же магией. И никаких отходов!

— То есть… Тебе не надо ходить в нужник?

— Мог бы и менее грубо сказать, — Чейн скорчил ехидную физию,- Но, мысль ты уловил. А еще я могу бесконечно находится под водой, не могу умереть от кровопотери — хотя, при ранениях она из меня хлыщет, практически невосприимчив к ядам, приглушённо чувствую боль…

Этот его ответ стал куда больше похож на крики зазывал на рыке. «Эй, рогатый, купи этот плащ, не пожалеешь! Непромокаемый, удобный, а карманов стало на 20 больше!» Хвастун Чейн, короче говоря.

… — А еще я шью, могу петь, и не умру от скромности. Ну ладно, хватит обо мне. Итак, Анъюжуал, что можешь про себя рассказать?

Вот оно как. Ну ладно, мне скрывать нечего…

Есть… Хотя уже скорее, была на этой земле деревня, с названием Терновник. Пони там жили простые, работящие. Земные, конечно, разве будут единороги жить в деревне, да еще и с названием «Терновник»? Хотя я же сам единорог… Впрочем, это неважно. Так или иначе, помимо трудолюбивости народ там был очень тёмный и суеверный, поэтому когда у моих родителей родился сын с рогом посреди лба, это восприняли не как какой-нибудь дар свыше, или просто шутку природы, а как наказание от богов. Измена была исключена, у них там такая любовь была, что по всей деревне гул ходил. Да и внешностью я в мать пошёл. Если не считать рога. Сначала меня хотели назвать Сюрпризом, в честь, собственно, неожиданности, но из-за проблем с копирайтами я стал Анъюжуалом. Еще бы, единственный единорог в деревне.

И, в общем, пошло моё детство. Дружить со мной особо не любили, я был белой вороной. А потом я научился вязать элементарные заклинания, и друзей у меня поприбавилось. Естественно, не каждый может достать телекинезом папин меч с верхней полки, а потом случайно им отрубить хвост любимой овце в отаре. А я…

А что я? Я популярностью наслаждался. Это был мой час. Но, потом наступило юношество. И тут жизнь повернулась ко мне хвостом. Родители начали брать меня на поле, работать, а я был к этому ну совершенно не приспособлен. И пытался править всё магией. А всего одной искры рядом со снопами сена достаточно, чтобы тебя закрыли дома, и начали мыслить, куда сплавить.

А сплавить было несложно. Поспрашивав заезжих торгашей, оказалось, что неподалёку есть город с университетом для одарённых, и не очень, единорогов. Берут туда бесплатно, а все заботы о попечительстве берут на себя. В конечном итоге, меня отдали не очень доброму на вид земному пони, и попрощались. А маман уже с немаленьким пузом была, на тот момент…

Потом был самый неинтересный фрагмент моей жизни. Обучение. Вначале, я с трепетом думал об обучении магии. Контроль над стихиями, материализация объектов, мощь, невообразимая, непонячья мощь!

Вместо этого почти два года приходилось читать и записывать невообразимо скучные лекции. Вести конспекты, учить историю единорогов, изучать теорию Сопромагии и ТИПМ (Теорию и Практику Материализации). И еще кучу всякой невообразимой скучноты. Поэтому, я решился на побег.

Никого в свои планы особо не посвящал. Ученики были или снобьём, из богатых семей, или просто полными идиотами, которых взяли на учёбу явно потому, что больше брать некуда — везде отказываются. Следовательно, связей я там не завёл, и особо меня ничего не держало.

Я же хотел изучать магию, но не таким способом. Лучше практики вариантов быть не может. Убегая под покровом ночи из университета, завернувшись в плащ, позаимствованный из кладовки, я решил — что стану доблестным искателем приключений. Только вот это оказалось куда сложнее, чем я думал. Вязать заклинания самостоятельно оказалось куда сложнее. Худо-бедно я освоился с магической стрелой, и научился не спать по ночам, надеясь, что меня обойдут стороной дикие звери. Плюс, мне был нужен источник дохода. А как оказалось, в честном бою добыть денег не так-то и просто. Звери с собой кошельки не носят, а то, что может поделиться монетами, или же ценными внутренностями — или слишком опасно, или бродит большими толпами. Вот я и решил пошуршать по склепу.

Чейн задумчиво потёр подбородок:

— А метка?

— В смысле? — опешил я.

— В прямом. Ты не упомянул получение своей метки. Это важная вещь, знаешь ли. Стесняешся?

— Вот еще. С ней всё просто и даже скучно. Своим первым заклинанием я связал фиолетовый пузырь, отдалённо напоминающий сферу, которая красуется у меня на крупе. Не знаю, что это значит, но для меня это что-то типа напоминания.

— Угу.

Чейн не убирал копыто от подбородка. Немного почесал его, зевнул, и снова улёгся на спину, принявшись меня поучать:

— В это и проблема. Самоучение магии, конечно, открывает большие горизонты, Анжи. Ты не против, если я буду так тебя называть? — не дождавшись моего согласия, мертвец продолжил, — Но старт будет очень сложный. Именно поэтому в академии ты должен был проходить теорию. И там же ты должен был изучить огромное количество деталей про окружающий нас мир. Оглядись. Вокруг Дикие Земли. Пусть пони живут здесь уже около восьмидесяти лет, но мы тут еще далеко не правим. Вокруг нас горы, леса, подземелья, странные руины. И везде кипит жизнь, для которой мы — или источник протеина, или просто чужак, вторгнувшийся на их территорию. И без знаний шансы выжить стремятся к нулю. У тебя есть дневник?

— В смысле?

— Уфф, — он потёр копытом лоб, — У тебя есть большая книга? Полная пустых страниц?

Как бы это странно не звучало, но — да.

— Предположим. А что?

— Так вот, Анжи. Заведи себе дневник, и вписывай в него всё подряд. Твои задачи, монстров, пони, которых ты встречал. Это поможет, Анжи. А потом, когда-нибудь кто-то снимет его с твоего мёртвого тела и получит прорву опыта!

— Ну ладно. С чего предложишь начать?

— Да хоть с меня! И, заодно, придумай какую-то систему распознавания пони по физическим характеристикам. Так будет проще, поверь.

Ну…

Ладно. Что мы имеем?

Чейнмейл. Земной пони, мертвец, 13 лет до смерти, 23 после. Зелёная масть, коричневые волосы, жёлтые глаза с тусклым свечением. Кьютимарка — шлем с забралом (Класс брони +3, и +1 за каждые два уровня)
По его словам (будет доказано на практике), пребывание нежитью даёт свои плюсы. Он слабовосприимчив к ядам (+66% сопротивления), не дышит, не ест, очень странно спит, хоть и не нуждается во сне, и прочее. Впрочем, как потом мы увидим, большая часть заклятий, обычно используемая против нежити, действует на него иначе. И лечащие заклятия действую не так.

Ну и ладно. А вот на счёт физических характеристик… Ладно, придумаем что-то, за норму возьмём десятку.

Что же… На что мы первым делом обращаем внимание? Назовём это Харизмой. Это внешность, и всё прочее. Когда ты уболтал шайку недовольных бандитов, тут имеет место именно Харизма.

На счёт Чейна… Пожалуй, 11. Он приятен в общении, но ничего особенного.

Потом, пожалуй, то, что и даёт возможность оценивать. Восприятие. То, с какой скоростью ты схватываешь всё на лету, применяешь на практике. Ну и оцениваешь, конечно. Если, проведя полдня за чтением книги, ты почерпнул из неё немало ценного, тебе помогло Восприятие.

Чейн, как оказалось, довольно глазастый тип. 15. Собственно, большую часть своих познаний я, в итоге, почерпнул из его наблюдений…

Потом… Как бы это назвать… Пусть будет Оборотливость. Это слово я подслушал в таверне, когда впервые упился дешёвым пивом. А слово запало в голову. Это, в принципе, ловкость копыт и тела. Если ты уклонился от пачки ножей, стоя на бревне, скажи спасибо Оборотливости.

Копыта у Чейна в норме, лучше обычных пони, хотя ничего из ряда вон. 13.

Конечно, еще важна Сила. Каждый искатель приключений таскает на спине своё барахло, и машет оружием (если он, конечно, не маг). Более тут добавить нечего. Когда провалились переговоры, и одним ударом молота ты отправляешь соперника к Сачансу — всё дело в Силе.

У Мейла силы в достатке. 16 единиц. Не зря же он двуножником машет…

Косвенно, вытекает телосложение. В зависимости от того, как отыгралась на тебе природа при рождении, ты и будешь оценивать своё здоровье. Если от удара горного тролля ты просто почесался, и побрёл далее — у тебя всё в порядке с Телосложением.

Телосложение у Мейла выше среднего — 12 единиц, но для воина, как он и сам сказал «немного не сложилось».

Что еще? Пожалуй, Интеллект. Это не совсем то, что и Восприятие, но косвенно связано. Это то, как ты можешь использовать свои знания, память и логика. Когда ты вспоминаешь, как связал огнешар некророг, и запустишь его в зомби по памяти — Интеллект у тебя что надо.
13 единиц у Мейла. Он не дурак, но всё же и не профессор.

И… Пожалуй всё. Хотя и нет. Не менее важная вещь — Карма. Или Удача или Везучесть — не суть как важно. Очень странная вещь. Но она никогда не бывает лишней. Когда ты попадаешь маленьким кинжалом в щель между бронёй и вызываешь у противника обширное кровотечение — насчёт Кармы можешь не беспокоится.

Ничего особенно у моего напарника. 10. Как он сам сказал — Карма безразлична к мертвецам.

Итого

Х 11
В 15
О 13
С 16
Т 12
И 13
К 10
Впрочем, со временем, себя всегда можно улучшить. Но пока что мы лишь на пороге приключений.

Несмотря на свой возраст Чейнмейл не очень-то опытный воин (1 уровень). Его прошлое наёмника закончилось на втором задании, а в бытие мертвецом меч он с собой таскал исключительно для вида. Впрочем, пользоваться он им умеет (Специализация на двуручных

мечах).

Меч

вполне себе обычный, железный, двукопытный, в отличном состоянии. На себя Чейн напялил полукольчугу и мой капюшон. Вот так и начинаются подвиги…

— Записал?

— Ну да, — ответил я, и закрыл книгу. Первые пару листов. Потом будет еще. И еще. А потом я её немного подошью. Толстый, зараза, выйдет.

— Итак… Дашь почитать?

— Не думаю, — я засунул журнал в сумку. Чейнмейл ухмыльнулся:

— Гадости, небось, писал? Ладно, как знаешь. Так что… Идём ловить гноллов?

— Ага, — Я подождал, пока Чейн поднимется, и отряхнется от травы. Когда мы пошли, я продолжил:

— Ну что, эксперт, что можешь рассказать про них?

Чейн ухмыльнулся:

— Достаточно. Во-первых — гноллы — твари территориальные. Живут они стаями, по шесть-десять голов. Те объединяются иногда в стаи покрупнее, до сорока голов. Когда как. Главной у них, как правило, является самка. Альфа-самка, во. Она у них и распределяет обязанности, пока они не налетают на деревни. Плодятся они тоже быстро, а так как они хищники — гнолли одна из наибольших проблем в Диких Землях. Если их не уничтожать, они расплодятся, пожрут всю дичь в лесах, а потом начнут на деревни налетать. У пони мясо не хуже кролячьего… Также, у них есть пальцы, так что инструменты у них, несмотря на качество металла, не хуже наших. И магией они владеют, несмотря на отсутствие рога. Хотя шаманы у них, всё же редки. И тоже поголовно самки. Что еще… Ах да! Жутко любят блестяшки. Камни, ожерелья, всё такое. При их виде у них остатки разума и так утекают. Кстати — воняют они жутко — поэтому их всегда слышно издалека. И кстати — потише топай. Мы уже в лесу довольно глубоко — они могут тут бродить.

Следующие десять минут мы шли, пригнувшись к земле. Со временем мне это надоело, и я предложил топать нормально — нас двое, в конце концов. Чейн подумал, и согласился. Еще через пять минут мы наткнулись на широкие кусты, мешающие пройти вглубь леса.

— Полезли? — флегматично поинтересовался мой напарник?

— Полезли…

С ругательствами и треском, мы проломились через кусты. В итоге я оставил на ней большую часть свой «мантии», чем остался очень недоволен.

Но это было ягодками, по сравнению с тем, что предстало нашем глазам, когда мы в итоге выбрались. Огромный костёр, посреди деревни, вокруг готорого сидит порядка двух десятков тварей с собачьими головами. Чейн, когда вылез из кустов, просто молча прислонил копыто к морде.

— Чейн?

— Да?

— Какой план?

— Валим?

Хммм. Ближайшая дорога — ворота в конце деревни. Сквозь двадцать песиглавцев… Нет, спасибо.

— Не канает. Еще варианты? Гноллы способны на переговоры?

— Только если не голодные.

— Тихо!

Нас прервал властный, хотя и с тявкающими нотками голос. С центральной хижины к нам шла высокая самка. Одетая в совершенно бредовые одеяния, и с посохом в лапах.

Вот так мы и получили наше первое задание…

— Проклятье, Чейн, как мы ввязались во всё это?

Итак, наши приключенцы, использовав силу слова (вернее смиренно выслушав шаманку племени, и согласившись на её условия) идут обратно в Чайный Лист, чтобы…

— Купить три коровы? Анжи, без обид, но это будет серьёзным ударом и по без того отсутствующему капиталу.

Единорог скорчил недовольную физиономию.

— Ну да. Только альтернативой было остаться и самостоятельно покормить щенят. Поэтому — топаем в Лист. Может, купим со скидкой?

— Кто знает, Анжи. Ладно, мы уже почти пришли. Кстати, ты тоже это слышишь?

Единорог навострил уши. Да, что-то не так, определённо. По крайней мере, если громкий ор со стороны деревни не входит в список привычных вещей. Герои ускорились, перейдя с ленивой трусцы на лёгкий галоп.

И чутьё их не подвело, так как вещи, творящиеся в деревне, нельзя было назвать привычным раскладом дел. Начать можно с горящего сарая, в который усердно тыкали факелами два не очень умных на вид пегаса. Также, еще парочка земных пони с шестопёрами, пристёгнутыми на поясе, гоняющих фермеров по деревеньке. И в центре этого бедлама — единорог, зажавший у другого сарая, вполне себе целого, кобылку, вполне приличного вида. А как реагируют на такую несправедливость настоящие герои (пусть даже молодые и неопытные)? Конечно же, горячо, решительно. И не очень-то осмотрительно.

Под шум, наша компания из двух пони зашла в центр бедлама. На них даже никто не обратил внимания. Недоумённо переглянувшись, они продолжили разговор:

— Ндааа. Походу, наши покупки отменяются, — начал единорог, — С чего начнём?

— Всё просто, мой начинающий приключенец, — Чейн кровожадно оскалбился, и снял меч со спины, — В таком случае первым делом надо вырубать мага.

Без лишних слов, он подошёл к главарю «банды», и деликатно постучал его по плечу, под любопытный взгляд Анъюжуала. Впрочем, единорог лишь отмахнулся, продолжая прижимать кобылку к стене. Но, надо отдать должное Чейну и его терпению — он снова постучал нахала по плечу, а потом еще раз. В конце концов, тот не выдержал, отпустив даму, и обернулся с недовольным возгласом. Впрочем, сразу же заступорился, увидев перед собой ухмыляющуюся фигуру в капюшоне, и с двуножным мечом в копытах, которая добавила перед ударом «Ну как оно?». А потом опустила этот меч ему на голову…

Во избежание криков матерей и плача их детей, было решено напихать цензуры в этот рассказ. В основном — во все детали битвы. Так что — он просто опустил меч на голову единорогу, а тот упал. Прилёг отдохнуть. Да, не было острия, разделывающего череп с резким хрустом. Кровищи, брызнувшей на стену. Мозгов, оставшихся на мече. А потом не будет внутренностей, упавших на землю от кинжалов, распоровших живот. Или открытого перелома от удара молотом, который говорит о себе окровавленной костью, торчащей из ноги. Нет, всего этого не было. Ведь война, или скорее, бой — это просто обмен ударами. И нанесение ран. И создание трупов. Опустим всё это.

А вот на звук упавшего тела бандюки отреагировали. Под шумок слиняла и спасённая Чейном дама, но взамен в нашу сторону двинулись четыре не очень довольных таким резким поворотом дел пони. Впрочем, Чейн только перехватил меч поудобнее, и сплюнул на землю. Я подошёл к нему, и прошептал:

— А теперь каков наш план?

Он ухмыльнулся:

— Я рублю их на части, ты испепеляешь. Если окажутся слишком близко — ори, и бегай кругами, помогу как смогу.

Не очень-то тактичный план. И ладно, ибо я разнервничался, я впервые буду драться с такой толпой пони. И вообще — я снова пишу от первого лица? А давно ли? Хотя, какая разница…

Хотя, нервы были лишними. Бандиты были уже пьяными, поэтому грации в их движениях не было, как не было и логики в их действиях. Они все попытались навалиться на Чейна, который сразу же как следует вспорол бок одному из пегасов, пока я готовил магическую стрелу, которую запустил во второго пегаса. А потом началась свалка. И пока я готовил вторую стрелу, чтобы добить летуна, Чейн уже прибил одного из земных, и первого пегаса, которому досталось первым делом. И, вот когда меч опустился на голову последнему из смутьянов:

— Готово, — Чейн опёрся на меч, и вытер пот, вперемешку с кровью со лба, — Профаны. Им бы даже фермеры бока натолкли, если бы не были такими трусами. Ну и ладно, нам больше славы, а, напарничек?- он подмигнул мне

Знаете, для пони, который три минуты назад прикончил четверых, он слишком спокоен. Нет, на моих копытах тоже есть одна душа, но она того заслужила. Но как-то это несколько странно. Остаются осадки, понимаете ли.

Чейн опёрся на меч, и огляделся. Да… Деревня не в лучшем состоянии. Впрочем, недомертвец не унывал, поэтому, оставив меч в земле, принялся осматривать сумки свежих покойников. Я, немного поколебавшись, сделал то же самое.

Два гнутых шестопёра, симпатичный плащ с узором, кинжал с резьбой, и парочка странноватых бутылочек с жидкостью красного цвета — это наш улов за спасение деревни. Денег разбойники при себе, увы, не держали. Что довольно странно для такого рода личностей…

А между тем, из домов и подвалов начали вылезать спасённые не очень-то благородными героями жители деревни. Приметив это, Чейн засунул в свою сумку то, что он насобирал, встал на две ноги, и принялся толкать речь:

— Жители Чайного Листа! Разбойники, разорявшие вашу деревню, повержены! Но такие благородные герои, как мы, не просим денежную награду! Впрочем, если у вас есть три ненужные коровы…

Впрочем, договорить воину не дали, так как ему в голову неожиданно прилетела подкова, от которой он, впрочем, уклонился. И от второй. Толпа зашумела:

— Какого сена вы творите! Герои, блин! В сарай их!

Чейн пыталс перекричать толпу, но — безуспешно. Я же стоял поодаль, обдумывая происходящее. Слишком уж всё быстро происходит.

Однако, вскоре все затихли, так как из толпы вышел немолодой пони с залысинами. Обведя поутихшуюю толпу взглядом, он подошёл к Мейлу, и тоже начал читать речь:

— Кобылки и джентелькольты! Без сомнения, эти двое старались нам помочь, но оказав нам помощь, они и оказали нам медвежью услугу! Господа, — он повернулся к нам, — зачем вы так поступили?

Кстати, всё это время Чейн пятился, причём на этот раз, оказавшись возле меня, он пихнул меня в спину. Я оказался перед толпой пони, готовых порвать меня на кучу пони поменьше, и перед старцом, с умными глазами. Что-же…

— Уважаемые жители Чайного Листа! Мы лишь желали помочь вам, неспособным защитить вас в трудную минуту! Если у вас есть проблема с разбойниками, то мы её решим. Стоит лишь попросить.

Толпа снова начала шуметь, по нарастающей. Старик аккуратно отвёл меня в сторону, и прошёптал на ухо:

— Это не разбойники были. Ладно, герои, идёмте ко мне, решим все вопросы…

***

Спустя несколько минут мы сидели на небольших деревянных стульях в доме старейшины деревни, пока он нам вкратце обрисовывал ситуацию:

—… И вот так повелось, что пони местного графа раз в месяцок-другой ужираются, приходят сюда, палят случайное здание, портят случайную кобылку, и удаляются. А теперь, когда несколько стражников и сын одного из генералов не вернуться домой, нас с землёй сравняют, понимаете?

Упс… Неувязочка вышла…

— Да мы как лучше хотели…

— А получилось как всегда, — он нервно провёл копытом по лысине, после чего задумчиво уставился в окно на тушение сарая. Немного понаблюдав за земными пони, с трудом забравшимися на крышу, и поливающими всё вокруг водой, он лишь вздохнул, и снова обратился к нам:

— Что же, винить вас бесполезно, но понимаете — после того, что вы натворили, я не могу вас так просто отпустить. Меня старейшиной сделали не за красивую гриву. Поэтому — вы должны обеспечить безопасность Листа.

— Или? — вкрадчиво поинтересовался Чейнмейл.

— Или жители сначала изобьют вас дубинками, а потом свяжут и сдадут графу в качестве подарка.

— На том и порешили! — а актёр из Мейла неплохой. Это при том, что он надел и не снимал капюшон еще на подходе в деревню, — Только можно один вопрос, господин старейшина?

— Батик.

Странное имя, по правде.

— Господин Батик… А где здесь у вас можно купить корову?

В карих глазах пони можно явно было прочесть слово «Идиоты». Впрочем, Батик удержался, но вопрос всё-таки задалЖ

— Зачем вам сдались эти коровы?

— Надо, — отрезал Чейн.

— Пффф. Ладно, на окраине деревни наш коровник. Здание с рогами, прибитыми к крыше, не ошибётесь.

Чейн встал со стула, улыбнулся и потопал к выходу, в процессе ухватив меня за шиворот, таща за собой. Я сделал вид, что так и надо, и поплёлся следом, стряхнув его копыто со своей шеи. Выйдя на улицу, я, было, открыл рот, но напарник меня опередил:

— Ладно, идём к кузнецу.

Я недоумённо уставился на него:

— А коровы?

— Подождут. Зачем таскать лишнее барахло на загривке?

Нууу… В этих словах есть доля правды. На самом деле, я почти ничего не тащил на себе, но всё-таки ходить в поход голым, даже если ты маг, не самая умная идея. Поэтому я лишь кивнул, и побрёл в сторону кузницы.

… Только вот разговор в ней не заладился, так как кузнец отказался торговать с «Недогероями, подставляющими простых пони». Выслушивать оправдания он тоже не стал, а просто вытолкал нас из дома, заперев за нами дверь.

— Ладно, пошли за коровами, — ответил Чейн на мой немой вопрос.

… И в коровнике нас тоже ждала неудача. Всё прошло точно так же, как и в кузнице, разве что несколько меняя слова пастуха на более цветастые. А я всегда думал, что кузнецы много сквернословят. Ну ладно, век живи…

А вот Чейн преизрядно похмурнел. Немного посидев на траве, он поднялся, и бросил мне:

— Ладно, я без понятия. У тебя есть план?

— Какой план? — я немного опешил. По правде, именно Мейл был как-то поактивнее в нашем сегодняшнем приключении. Интересно, если бы так долго не соображал, мы бы оказались в такой ситуации?

Пока я размышлял, оказалось, что Чейн уже порылся в моей сумке, и достал из неё журналдневник, который он, собственно, и чатил. Я попытался было отобрать его, но он ловко увернулся от моих копыт (надо было телекинезом), после чего менторским тоном сказал:

— Ладно, Анжи, я всё понимаю. Но бестиарий надо было бы начать именно с пони. Дай сюда перо Я еще и тебя впишу. В твоём же виде.

— Отдай журнал!

Чейн снова увернулся от моего броска. Зараза!

— Анжи, не трать время. Я у гуся выдерну, а чернила у меня, не поверишь, но есть. Так что?

Я надулся, но протянул нахалу перо. Тот улыбнулся, схватил его в зубы, и принялся писать.

Анъюжуал. Единорог, бежевая масть, серая грива. Глаза зелёные. Ничего особенного.

Кьютимарка — странная фиолетовая сфера (заклинания Изначальной Магии на 20% эффективнее).

У самого Анжи на этот момент есть одна интересная особенность — он Вызывающий Доверие (Во время разговоров Харизма растёт на уровень8, базовый бонус +2). Его язык еще не раз сослужит нам хорошую службу, и вытащит из трудных ситуаций. И это я написал уже позже, просто стащил ночью у него дневник. Правда, меня видела Харти, но она меня не сдаст.

***

Чейн ненадолго оторвался от дневника, и несколько секунд просто смотрел на меня с довольной улыбкой, после чего сказал:

— Хвостик? Да ты оригинален. Правда, первый начавший делить пони на физические атрибуты, был Феррус Хуфкарт, но у него они по-другому назывались. Да и он эту идею не родил, а лишь массово продвигал.

— Ты с дневником закончил?

— Еще пару минут

***

Итак, ХВОСТИК. Ладно, попробуем.

Итак, Харизма. Не уверен, подозревает ли об этом сам Анджи, но в нём есть странная изюминка, которая буквально притягивает пони к нему. Пускай даже он не особо красноречив (пока что), но ему достаточно своего природного обаяния. 17.

Восприятие у него неплохое, но не слишком завышено. Кое-какие детали он воспринимает далеко не сразу. 13.

Оборотливость. Пффф, ну и слово. Ладно, 10. Ничего особенного. Хотя у единорогов так обычно и случается…

Сила. Аналогично, 10. Магам не нужна.

Телосложение. 12. Видимо, гены дают о себе знать. Родня-земнопони, если что, не думаю, что ты знаешь это слово.

Интеллект — 16. Анжи совсем, совсем неглуп. Хотя, всё-таки профессора, например, Франкхуфского университета всё же, его уделывают.

Карма… Сложно оценить. Но ему везёт чаще обычного. Пусть будет 12.

Итого

Х17
В13
О10
С10
Т12
И16
К12
Да, пока что именно так. Потом сам подправит цифры, если что-то изменится.

***

Сделав последний взмах пером, Чейн закрыл дневник, и перебросил его мне. Потом выплюнул перо, и протянул его мне:

— Вот, держи. Плевать на слюну, ты же магией пишешь?

Я засунул перо вслед за дневником:

— Ну а чем еще?

— Зубы, копыто. Ладно, но, кстати, дневник ты рано спрятал. Впереди всех у тебя должны быть не гноллы. Какое самое опасное существо на Диких Землях?

— Драконы?

Мой ответ явно выбил его из колеи. Он надулся, и принялся занудствовать:

— Нет, ну в принципе, ты прав. Но я о нас. Пони! Мы короли этих земель! Просто мы этого еще не поняли. Мы учимся, размножаемся, строимся. Вот увидишь, через какую-то сотню другую лет на месте Вечнодикого Леса будет стоять шикарный замок!

Я скептически на него посмотрел, после чего вздохнул, достал дневник, и снова принялся писать под диктовку:

Пони. Самое опасное существо Диких Земель. Очень разносторонни. Могут быть крайне сильны, иметь интеллект гения и чудовищную везучесть, в то же время как другой будет слабаком-идиотом, которому дорогу постоянно перебегают чёрные кошки с пустым ведром. Строят, воюют, пытаются выжить…

У каждого пони со временем проявляется специальная метка, которая показывает его способности, и значительно влияет на его судьбу.

Всеядны, но мясо практически не едят — это считается запрещённым.

Ходят на четырёх ногах, способны развивать значительную скорость. Но в бою легко встают на задние ноги.

Всего их можно условно разделить на три вида.

Земные пони — самые многочисленные. От природы сильнее и выносливее других(+2 к силе и телосложению). Также они, как ни странно, менее восприимчивы к магии (сопротивление +15%)Живут везде, в основном, в деревнях и небольших городах, так как среди других пони считаются низким классом. Из них, как правило, выходят отличные воины.

Пегасы — дети неба. Отличить их помогает пара крыльев. Размеры крыльев могут меняться. Как правило, пегасы наиболее ловкие (+ 3 оборотливость) и чуть более наблюдательны, чем другие (восприятие +1). Крылья позволяют им кратковременно развивать огромную скорость, но это сильно истощает, как и продолжительные полёты. Живут в крупных городахх и своих небесных крепостях. Довольно вспыльчивы.

Единороги — загадка природы. Считаются наименее распространёнными. Всё по причине старания сохранить чистоту крови. Они сейчас пытаются править на Диких Землях. Выходит не очень… Только единороги могут быть магами. И чернокнижниками, и некророгами. Магия есть в любом пони, но контролируют её только единороги. Умны (интеллект +4). Встречаются повсеместно, но редко. Могут быть довольно заносчивы.

— Погоди, а зебры?

— Не, Анжи, зебры это несколько другой вид. Вот как будет время, или как встретим зебр, тогда и расскажу.

Я пожал плечами, и опять спрятал дневник.

— Ладно, Чейн, какие идеи?

— Идеи? Без понятия. Мы успели нажить себе кучу врагов. Можем просто слинять. Ну что нам будет с кучи голодных собак и разозлённых селян?

— Но они же рассчитывают на нас!

— Ооооох… Ладно, Анжи, каков твой план?

— Да я не уверен… Объясним гноллам текущую ситуацию, и попросим прикрыть Лист в обмен на жратву?

Чейн на пару секунд застыл (мы уже шли к окраине деревни), а потом посмотрел на меня с уважением:

— Мирное решение? Поздравляю, Анжи, неплохая идея. Но если в меня начнут тыкать саблей я буду их в капусту крошить.

И вот так началась вторая часть нашего первого задания. Выполним мы его? Узнаем в следующей серии!

— Это не серия, а глава.

— Кому какое дело? Всё равно наш автор ленивая жопа.

Обидно то, что Анжи прав. Ничего, он своё получит.

Однако, деревню мы покинули не сразу. Около ворот нас ждала кобылка, которую «зажимали» у сарая. Хм. Хочет что-то сказать?

Увидев меня с Чейном, она сразу же бросилась в нашу сторону, и принялась тараторить:

— Клянусь Шестёркой! Это же они, мои спасители! Передать не могу, насколько я вам благодарна!

— Да ладно, мы же не могли бросить кого-то в беде, — я начал бормотать, старательно выбирая слова. Неохота мне выслушивать про то, как мы отлично разбросали группку пьяных раздолбаев. А кобылка продолжала:

— Я бы и хотела вас вознаградить, но мы тут не очень богаты…

— Ничего, ничего, хватит и простой благодарности, — натянуто улыбнулся я.

— Хотя… Если ваш друг не против, то можем зайти ко мне домой, может быть там я смогу дать вам что-то полезное…

Так, стоп. Я догадываюсь к чему она клонит.

— Простите, но не можем. У нас есть еще одно важное, неоконченное дело, которое не терпит промедления.

Краем глаза я заметил улыбку, которая начала медленно растягиваться на всю морду Чейна, хотя капюшон и должен, по идее, прикрыть это дело.

— Очень жаль… — крестьянка опустила свои глаза. Хотя она не выглядит расстроенной. Скорее, разочарованной.

— Знаете что… — неожиданно, не убирая улыбки с лица, начал Чейн. Я заткнул его рот копытом, вторым обняв его за шею, и потащил за ворота, приговаривая «Нам тоже жаль».

Вырываться он начал уже ближе к лесу. там я его и отпустил

— Воу, Анжи, что такое? Тебе же предлагали награду за доброе дело!

-Да как-то не хочется такую награду принимать.

Чейн было еще раз открыл рот, но увидев мой взгляд, сделал вид что зевает. Но, спустя несколько метров, он всё-таки продолжил:

— Ты не можешь, или тебе просто не захотелось? Я тоже не прочь такую награду получить.

Увидев, что у меня разгорается рог — по правде, я еще не придумал, что именно запустить в Чейна, он резко стартовал, и побежал с идиотским смехом. Я погнался за ним, но быстро устал — вязать заклинания на бегу довольно сложно. Приметив, что я устал, он вернулся, и сел неподалёку от меня.

— Ладно, Анжи, пока ты сидишь… Знаком с религией?

— А тебе зачем?

— Ну, наши боги довольно странная компания. Как и мы. Думаю, мы с ними еще пересечёмся, так или иначе.

— Ладно, я записываю…

Достав книгу и перо, я снова принялся писать:

Начнём с Сачанса. Повелитель загробного мира, в принципе, не самая популярная личность. Ему не возводят храмов, не читают молитв. Главное — снарядить покойника перед последним походом, ибо душам еще надо дойти до входа в Тартар, которые стережёт Цербер. Только тогда они смогут отдохнуть. Неприяканные призраки и нежить некророгов — то, чего в природе быть не должно. Поговаривают, шаманы зебр и некоторые пони могут видеть духов всё время, и это частенько сводит их с ума. А вот некророги, до воплощения их в призраков, чувствуют лишь связь с Миром Теней, им даже не надо их видеть. Не восхваляй Сачанса, но помни о нём.

Линноя — хранительница мудрости и всего такого прочего. И в придачу — главная среди других богов. Ей поклоняются все политики, учёные и прочие незаурядные личности. И единороги, конечно же. Ведь она сама — единственный единорог в Пантеоне.

Кэйра — покровительница домашнего очага. милосердия, любви, и прочего, прочего, прочего… Типичная богиня для кобылок. Но вот только её популярность среди жеребцов не менее обширна. Всем же хочется любви и ласки, верно? Вот и создаётся по пять-шесть орденов в день по всей стране. И столько же распадается, так все забывают одну простую истину — относись к своему ближнему так, как хотел бы, чтобы он относился к тебе. К счастью, она еще и всепрощающая.

Фейпос — бог войны. Вот так просто и незаурядно. Его храм — поле боя, его молитва — боевой клич, а приношение — кровь врага. Излишне пафосно, не находишь? Хотя это враки. У него есть и храмы, и алтари, а сам Фейпос очень благосклонно относиться к оружию в качестве приношения. И тупой резнёй всё не ограничивается. Он повелевает и тактикой, и всем таким прочим.

Айрум — покровитель торговли, заработка и подобного, на него молятся почти всё. Но кое кто особенно тщательно. Пегас. В некотором роде популярен и среди воров, хотя те в основном доверяют свои жизни госпоже Удаче. Имеет самую большую сокровищницу в мире — но никто не знат как туда попасть.

Аша — богиня вдохновения, творчества и искусства, Великая Муза. Можно считать любого барда её жрецом. Существует поверье, что самых достойных творцов она вознаграждаем 222 минутами с ней Саду Наслаждений. Неплохой стимул, да? Но, судя по байкам этим пройдох, почти каждый из них уже знаком с этой богиней лично.

И Лолз, бог Веселья и Отдыха. Когда земнопони отдыхает после трудового дня, воин опрокидывает кружку в таверне или кто-то отплясывает на танцах — это всё его стихия. Он же очень часто появляется на земле в понячьем обличье, и подшучивает над смертными. И он тоже пегас.

— Успел записать?

Я закончил выводить последнюю букву, и уставился на Чейна:

— Это всё?

— Пока что — да, — ответил мне пони, — мы уже почти пришли, кстати. Ты уверен, что уговоришь песью шаманку?

— А выбора много?

— А меня они, наверное, отпустят. Мою мясо уже безвкусно, да и вообще.

— Чейн. Помолчи. Я думаю.

Мой напарник послушно захлопнул рот. А вот и деревня гноллов. Вот интересно, а если шаманка не согласится на мои условия?

У ворот стояло два крепких пса с здоровенными цепами в руках(лапах?). Множество шрамов, и явно откусанное ухо у одного из них заставило меня нервно глотнуть слюну — хорошо, что мы не полезли драться с этими молодцами. Увидев нас, левый лениво задёргал ухом, и кивнул в сторону ворот — мол, проходите. Ну мы и прошли — сюда же за этим всё-таки припёрлись?

Пока мы дошли до палатки шаманки, испытали кучу неприятных эмоций — не каждый день тебе в спину таращится десять пар голодных глав. Или десять с половиной — у одного старого гнолла, кажется, не было глаза. Отодвинув такую штуку. которой уличные предсказательницы закрывают свои входы в шатры, я зашёл внутрь. Чейн был позади.

Вот чем может заниматься предводительница племени полупсов у себя в палатке? Мы застали её как раз в тот момент, когда она начала вылизывать правую ногу. Судя по всему, я аж позеленел от этого всего. А вот Чейн молодец — у него на морде ни один мускул не дрогнул.

— Путешественники. Вернулись. Где мясо?

— Мяса нет.

Увидев расширяющиеся ноздри и зрачки шаманки, я поспешно закончил:

— Но есть кое-что получше. Ваше племя никогда не будет голодным, если вы договоритесь с местными фермерами.

Рафика(так её звали) прищурилась, и пролаяла:

— Слушаю.

— Ну… Суть в чём — вы охраняете деревню — они иногда дают вам мясо, и вы съедаете тех, кто нападет на фермеров. так нормально будет?

По правде, я не особо продумывал детали.

От глаз Рафики осталось лишь две узкие щелочки. Шаманка долго думала. И в итоге:

— Согласна. Что делать?

Я незаметно выдохнул. Справились.

— Я обговорю детали со старейшиной деревни.

Интересно, как он отреагирует?

***

— Охрана? За две коровы или три свиньи в месяц? Господа герои, да где же вы раньше были?

Как оказалось, предложение кормить чудищ. чтобы те охраняли деревню от солдат лорда было просто замечательным. Нам сразу же выделили пять свиней в подарок и по пятьдесят монет на морду в качестве награды. Остался мааааленький штришок…

***

— Мясо. Еда. Отлично.

Первая свинья отправилась в загон к щенятам. Потом еще полминуты был слышен дикий визг, и в итоге — только хруст и довольно чавканье. Покойся с миром.

Шаманка повернулась к нам:

— Чужеземцы. Не убийцы. Помощники. Отлично. Друзья гноллов. Заслужили награду. Держите.

С этими словами она протянула мне… карту?

— Спасибо.

Шаманка кивнула и принялась смотреть на молодняк. Чейн толкнул меня в бок. Надо валить отсюда. За воротами мой напарник оглянулся, и принялся говорить:

— Охохо, Анжи. Это одна из чёрной колоды.

-Какой колоды? — переспросил я.

— Ох, — пони прислонил копыто ко лбу, — ладно, записывай:

Чёрная колода, созданная Пантеоном — в перспективе — один из самых могучих артефактов на нашей земле. она состоит из 37 карт, и по поверью — каждый из богов приложил своё копыто к созданию хотя бы одной. Известно, что полколоды сделала Линноя. Карту номер тридцать семь — Лолз. Её особенность в том, что даже по отдельности каждая такая карта — очень мощный магический артефакт, но увы, несмотря на то, что всё колода уже не тайна, возможности отдельных карт практически неизвестны. Учёные смогли изучить всего две. Но у них есть другая проблема — они притягиваются друг к другу. если ты нашёл одну — в радиусе сорока двух километров есть еще одна. И ты её получить. Или же её владелец получит твою. Но если ты погибнешь более, чем с одной картой — исчезнут все. останется только одна. Смерть.

— А если у меня её не было?

— тогда не останется никакой. Всё особенность в том, что карты начинают притягиваться только в тех копытах, которые про это знают. Я рассказал тебе достаточно, так что — это твои проблемы.

— Эй!

— Ну прости. Ты же у нас лидер группы. Ну ладно, дай взглянуть, что нам дали

Я протянул Чейну карту. Тот повертел её в копытах, и вернул мне:

— Голод. Вполне очевидно. Эти карты — те еще пройдохи.

— А что случится, если собрать всю колоду?

Чейн пожал плечами:

— Никто не знает. Такого не случалось.

— А сколько карт ты знаешь?

— Все. Записывай:
1.Гордыня
2.Жадность
3.Чревоугодие
4.Лень
5.Гнев
6.Зависть
7.Похоть
8.Любовь
9.Смирение
10.Милосердие
11.Честность
12.Щедрость
13.Надежда
14.Верность
15.Мор
16.Голод
17.Война
18.Смерть
19.Сапфировый валет
20.Изумрудная Дама
21.Рубиновый Король
22.Топазовый Туз
23.Призрак
24.Пирамида
25.Дракон
26.Меч
27.Роза
28.Гроб
29.Затмение
30.Голубь
31.Доспех
32.Песочные часы
33.Инферно
34.Кодекс
35.Летуая мышь
36.Темница
37.Джокер

— Ты закончил?

Я старательно вывел последние буквы в дневнике. Да уж, информации за этот день было очень много. Но, в общем, мы справились, да и награду получили… Но…

— Что будем делать дальше, а, Чейн?

Мой напарник хитро ухмыльнулся:

— Спокойствие, друг мой. За те несколько лет, что я находил по земле, у меня накопилось куда больше, чем рваная кольчуга и ржавый меч. предлагаю поболтать с местными, сходить к кузнецу, переночевать и идти на запад. Тут неподалёку есть один из моих тайников.

— Да будет так.

И вот так почти закончился день наших славных героев. Они принесли мир в окрестности Чайного Листа, получили немало опыта и первую карту из Чёрной Колоды. Но это только начало приключений! И далеко не последнее за этот день.

У наших героев было еще полно желания, времени и сил для свершения добрых дел. Да и денег в сумках было и не так уж и много. Хотя нет. Их просто недостаточно.

— Какие идеи, а, Чейн? — единорог решил обратится к своему напарнику. Именно он последние несколько часов выдвигал идеи. Почему бы не повторить?

— А всё просто. Сначала дуем в кузницу, потом — в таверну. Покупаем у кузнеца что-то острое, — он критично осмотрел единорога, — а тебе какие-нибудь тряпки, потом берём два номера на ночь. После этого ходим по Листу и спрашиваем каждого встречного — не нужна ли ему помощь?

Единорог коротко кивнул земному пони. А что, план вполне логичен. Хотя, честно говоря герои, которые ходят по деревне, и спрашивают каждого пони — а не нужна ли ему помощь — выглядят довольно странно со стороны.

***

— Сколько у нас денег?

Герои снова толклись около кузницы, размышляя о своей материальной ситуации.

— Сто с лишним монет.

Чейн цыкнул зубом:

— Не густо. Ладно, тебе на что-нибудь хватит.

Единорог скептически уставился на своего напарника. Тот пару секунд просто стоял, а потом переспросил:

— Чего?

— Во-первых, я не надену ничего тяжелого. Во-вторых, мне казалось мы идём тебя экипировывать. В-третьих, сильно сомневаюсь что у кузнеца найдётся что-то для меня.

На второй части Чейн показательно воткнул меч в землю. Дождавшись окончания монолога, он ответил:

— Напялим на тебя плащ. У меня и так есть, что одеть. И поверь мне — у кузнецов можно найти всё что угодно.

Единорог было и хотел что-то возразить, но воин уже зашёл в кузницу. Анъюжуал вздохнул и зашёл за ним, бурча «Это я тут лидер, ага.»

Кузнец, увидев наши морды, сразу же опёрся о наковальню, всем своим видом показывая заинтересованность. Деньги — лучшая рекомендация.

Дальше было скучно. Я осматривал разнообразные колюще-режуще-дробяще-выкручивающие-кудато засовываемые приспособления, пока Чейн выбирал их же, и торговался. В конечном итоге я стал «счастливым обладателем» рваного плаща, такой же шляпы (она рваной не была, но рог не влез) и странного деревянного посоха с железным набалдашником. И всё добро обошлось нам в…

— Тридцать пять монет? Уважаемый, да это грабёж! Разве мы не заслужили скидки?

Это было стартовой точкой. Пока эти двое спорили о качестве снаряжения, я стоял с недовольной мордой около зеркала. Но, продавец и покупатель были слишком заняты священной войной за десять монет, и не обращали на меня внимания. Я стал манекеном. Поэтому решил встрянуть в разговор:

— Ммм. Господин кузнец?

Эти двое уже вперились друг в друга взглядами, поэтому, услышав мой голос, синхронно ко мне повернулись. Увидев, что я завладел вниманием, я продолжил:

— Понимаете, у нас в планах было остаться в вашем славном городе на несколько дней. Наверняка, мы еще принесём вам довольно много трофеев войны, да и вообще — мы уже обеспечили вашему городу независимость от графства. Разве это не стоит небольшой скидки.

Надо было видеть довольную рожу Чейна, когда кузнец пробурчал:

— Ладно. Двадцать две монеты. Не хочу терять выгодных клиентов.

Покинув кузницу я стал обладателем пары дырявых вещичек, а кузнец (который, как оказалось, просто стырил эти вещи из таверны, где их забыл какой-то выпивоха) — немного разбогател.

Кстати, о таверне. Как оказалось, цены там еще долее невнятны. а хозяйка — дородная кобыла с мордой жеребца, — непробиваемой на переговоры. Поэтому мы взяли один номер. На двоих. Почему?

— Там одноместная кровать.

— Успокойся, в ней будешь спать ты.

Я подозрительно поднял бровь:

— А ты будешь стоять надо мной, и таращиться на мои мирные сны? съязвил я. Впрочем, он не обиделся:

— Неа. Мне же спать не нужно. Сяду себе на стульчик, и позалипаю до утра.

Я невольно поёжился.

— Ты не спишь… То есть, ты просто просидишь на стуле до рассвета?

Теперь он немного смутился. Видно.

— Да ну… Понимаешь, это чуток другое. Это скорее. как транс. Если я буду смотреть в одну и ту же точку слишком долго, то практически перестаю ощущать время вокруг себя. Но, если что-то меня потревожит — я уже на страже. Удобно. И зевать я перестал. Если только не намеренно.

Я пожал плечами. В принципе, половину дел мы сделали. Пора бы и поискать работу.

***

Как вы думаете, привёл ли нас к чему-то метод Чейна? Вообще-то, да… Уже третий пони, которому мы предложили помощь, заулыбался во всю морду, и потащил нас к своему дому, попутно рассказывая нам что-то про насекомых в подвале. Я невольно поёжился. Чейн это заметил:

— В чём дело? Проблемы?

— Да есть. Не люблю насекомых.

Чейн пожал плечами:

— Ну. Пауки в пещерах селятся обычно. Муравьёв дальше муравейников тоже не найти. Осы обычно живут в лесу или пустынях, там где теплее. Так что… Думаю, обычные тараканы.

— Обычные тараканы? А он сам их подавить не в состоянии?

Чейн приложил копыто к морде:

— Так. Напомни мне завтра прочитать тебе обширную лекцию по магии. А сейчас — доставай перо. Надо тебе записать еще кое-что:

***

Магия — штука, вне сомнения, полезная. Но за всё надо платить. Практически невозможно взять из источника энергии столько, чтобы вложить в заклинание столько же. И остатки оседают. А магия очень сильно воздействует на всё вокруг себя…

Особенно восприимчивы к магии насекомые. Сейчас по всем Диким Землям можно найти огромных пауков, червей, сколопендр или тараканов. Последних особенно много. Размеры сильно разнятся. От большой кошки, до дракон раздери чего. Чем дольше жуки живут в заляпанном магическими осадками месте, и чем там сильнее фон, тем больше они становятся. А им надо чем-то питаться, понимаешь?

К примеру, возьмём тараканов. Бич фермреов. Едят всё. А магтараканы — едят еще больше. Но, к счастью, они почти не опасны, крайне редко нападают первыми, и кроме покусать — ничего не могут сделать. Однако, часто эти тварюшки переносят всяческие болезни, поэтому после драки с ними лучше навестить лекаря. Что-то еще? Не думаю. Увидел? Дави, коли, сжигай. Все средства хороши. Разве что — где есть один, наверняка будет и другой. И да — у них есть что-то типо вожака. Его узнать просто — самые длинные усы. такой обычно самый крупный из стаи, и нападёт первым. Впрочем, если он погибнет — остальным тараканам как-то фиолетово. Так что — бей всех, если попадёшся.

***

— А как так вышло, что в подвале завелись насекомые?

Единорог окончил писать, и решил узнать у хозяина дома все подробности, прежде чем спустится вниз, в тёмный подвал, наполненный подозрительными шорохами. Хозяин, молодой земной пони потёр затылок, и виновато опустил глаза:

— Да я жратвы заготовил кучу, и оставил в подвале. А сам уехал в город. Ну и загулял там на месяц. Прихожу, лезу в подвал с факелом — а там тараканы, смотрят на меня, и усами шевелят, буто совещаются. Ну, я тихонько попятился, вход заколотил, и сижу — думаю. Живу я тут давно, да и тараканы — не такая, чтобы большая проблема. Но сам я с ними не справлюсь — я же обычный фермер. Нет у меня опыта.

— Большие? — Чейн задумчиво жевал травинку, создавая видимость большого специалиста и одновременно плохого парня. С учётом того. что его морды не было видно, смотрелось это минимум забавно.

— С пса размером. Не думаю, что зерно удастся спасти. Что поделать, господа. Прошу вас — у меня осталось немного накоплений после поездки, я отдам вам всё за очистку подвала!

Чейн выплюнул соломинку, и вытащил меч. А железяка уже начала ржавчиной покрываться. Хм.

— Конечно, мы поможем. Анджи, я иду первым, ты за мной. Они начнут нападать только если их в угол загоним. Оценим обстановку.

Даже не дождавшись моего согласие, Чейн пафосно полез вниз. Я же поднял магией факел. и побрёл вниз за ним. Дверь скрипнула. Я вдохнул затхлый воздух, и наткнулся на его зад, стоящий почти на входе. Сам владелец зада старательно разглядывал шевеление в другом углу подвала. Я вставил факел в стойку, вытащив оттуда потухший, и присоединился к разглядываниям. Ну да. таракан. толстый, усатый. Фу. Ладно…

— Что делать будем?

Земной пони улыбнулся, и поудобнее перехватил меч. Ладно. Всё понятно.

А тараканы сидели себе в углу, шевеля усами, словно понимая, что сегодня день явно не задался.

Спустя минут десять всё закончилось. В принципе, бой свёлся к тому, что Чейн бегал от одного жука к другому, после чего тыкал в них мечом. Тараканы в ответ его кусали, а я кидал в них магическую стрелу. Повторить шесть раз. Несложная работёнка, в общем.

Чейн вытащил клинок из последнего таракана, отёр пот со лба, и критично себя осмотрел. Ноги искусаны в кровь, а он только поморщился.

— Ладно, Анжи, пришло время собирать трофеи.

Я брезгливо посмотрел на четыре продырявленных тараканьих трупа, и на двух оплавленных — от магической стрелы:

— Из тараканов? А что ты там надеешься найти?

Чейн провернул меч в ногах, и закинул его на плечо. С учётом того, что он весь в тараканьей… тараканьих… Тараканах, в общем, и с него аж капает — получилось не очень:

— Тараканы всеядны. Поверь, может что и найдём.

Я скептически его осмотрел:

-Давай ты сам.

— Да легко. Тогда всё, что найду — моё, — ухмыльнулся пони.

Я молча кивнул, и принялся смотреть. Чейн явно не из брезгливых. Закинув меч на спину, он просто разорвал остатки таракана, и начал ковыряться в его внутренностях. Мне резко поплохело.

Эх. А дальше нам придётся и не в такой гадости ковыряться.

Чейн, закусив язык, вытащил на свет маленький кошелёк, который довольно подкинул его в копыте, многозначительно взглянув на меня. Я же сделал вид, что мне как-то пофигу. Хотя было немного обидно. Ладно, еще пять…

Раз за разом Чейн жестом фокусника доставал из внутренних глубин тараканов маленький амулет, гнутый кинжальчик, изрядно пожёванную книгу, еще один кошель, два факела, и…

— Какого сена?

Чейн и я уставились на здоровенную двуножную алебарду, которая появилась из таракана.

Мы медленно переглянулись:

— Чейн? Это как вообще возможно?

— Да, как тебе сказать… Я тут давно заметил, что наш мир очень нелогичен. Не обращай внимания. Бывает.

— Чейн. Это полутораметровая алебарда, которая была в приблизительно метровом таракане. Это, блин. абсолютно бредово. Как он в него влез? Или вылез? И вообще…

Чейн положим мне копыто на плечо. Буэээ. Всё в слизи. Я аккуратно убрал его с себя. Ну вот. Теперь и мне надо в ванную.

— Анджи. Спокойно. Такое случается, поверь мне. Просто прими это за должное. Я схватился за голову. Странное окончание дня.

— Ну что, Чейн, идём?

А мой напарник не отвечал. Вместо этого, он уставился куда-то в дальний угол подвала. Я обратил свой взор туда же. Оу.

Коровья голова, прибитая к стене, потроха под ним, крупное сердце на тарелке, и её же глаз, с воткнутой туда иглой. Мы переглянулись…

… Наш заказчик уже ждал нас наверху:

— Вы справились?

— Угу, — у Чейна плохо получается спокойно говорить. Ладно, тогда я…

— Да. Там было шесть тараканов. Очень жаль, но пожрано всё. Они даже стены погрызли.

На морде хозяина дома появилась печаль:

— Эх… Жаль. Ну ладно. Сам виноват. Головой думать надо было. И на том спасибо. Прошу вас, примите кое-что в знак моей благодарности.

Он метнулся к шкафчику около кровати, и вытащил оттуда небольшой кошель. Чейн с натянутой улыбкой взял его, и покинул помещение, задом открыв дверь. Я же коротко поблагодарил хозяина, и пошёл за ним.

Чейн задумчиво уставился на дом, подбрасывая в ноге факел.

— Спрячь.

Он недовольно на меня покосился, но засунул факел обратно в сумку:

— Анджи, да он поехавший. Давай лучше дом спалим?

— Нет. Поступим логично. Как думаешь, кто тут копыто закона?

Чейн насмешливо на мня посмотрел, после чего показательно обвёл взглядом окрестности. Ну да… Какая стража в этой глуши?

— Ладно, пошли к Батику… Думаю, он обрадуется тому, что кто-то из его селян крышей двинулся.

***

Переговорив с мэром и намекнув на то, что коровы в селе пропадали не из-за гноллов, мы получили устную похвалу и еще несколько монет. Можно было бы снова навестить кузню, или наведаться к местной знахарке, только вот всё уже закрыто было, да и вечерело… Пора бы и в кровать.

Предлагать свою помощь еще кому либо мы решили завтра. В таверне было довольно тихо. Кто-то пил пиво, после трудового дня. Кто-то… Не, пьют все. Сурово и беспощадно. Видать, то последняя радость в этих краях. В принципе, а как еще в деревнях развлекаться? Пить, и бить кобыл. Или портить их же.

Мы расположились в небольшом сыром номере на втором этаже. Вещи можно пересчитать по паль… Мало их. Кровать, стол, стул и сундук. Ну и ладно. Не худший вариант. Да и вообще. Деньги теперь есть — надо будет взять раздельные номера. В следующий раз.

Чейн расположился на стуле, и уставился в одну точку. Не моргая. Я смотрел так на него минут пять. Жуткое зрелище. В итоге, я отвернулся к стене, и начал пытаться спать. Что же… Сегодня пожелания спокойной ночи не будет?

И вот так прошёл первый день наших героев. Они неплохо заработали, нашли новых друзей, новые вещички и пару разрывов шаблона. И эта история далека от своего завершения. По правде, не закончилось даже начало.

Как-то так.

Это Чейн. Анджи хреново пишёт иногда. Ладно, читайте дальше, там веселее будет, я гарантирую это.

Продолжение следует...

Комментарии (8)

0

Сейчас почитаем "Копыта, меч и рот". Идея хороша.

andrew0404 #1
0

оч интересно , но вопрос будет ли продолжение?

Ответ автора: Да, будет. Скорее всего, нескоро, есть два других проекта, а потом долгое отсутствие интернета. Но идей еще полно

ерикос #2
0

Оно все же будет? Продолжение :)

Ответ автора: Да, надеюсь на неделе приступить. Вторую главу я продумал, просто был творческий кризис. Так что — постараюсь написать побыстрее, ну и не теряя качество

Kapel #3
0

Ожидание продолжения затянулось...

Не бери пример с Джорджа Мартина :)

Тильда Йоргенсен #4
0

Продолжения! Хочу, хочу, хочу! :)

Хеллфайр #5
0

"и не умру от скромности" — всё, дальше можно не читать! Плюс однозначно!
"Хотя уже скорее, была на этой земле деревня" — ему всего 23 года после смерти, неужели там мало понячьи поселения существуют?
"но из-за проблем с копирайтами" — ну почему нельзя поставить больше одного плюса? Эта фраза бы на второй потянула
"Я же не некромант" — в дальнейшем, используется термин "некророг"... на мой взгляд, второй круче на 20%
"творцов она вознаграждаем 222 минутами" — уж тогда "вознаграждает". И... почему 222 минуты? Не, просто интересно.
"И ты её получить" — это предложение? Или что?

Так, а в целом... В целом — достаточно интересно, кроме описаловок характеристик. Честное слово, даже в Сталкере не читаю характеристик оружия — только по "полоскам" сравниваю. А уж РПГ — вообще не люблю именно из-за этого... у кого какая устойчивость к пулям, магии, удару_ногой_в_рыло, какие бонусы... тьфу! Выделяйте хотя бы другим шрифтом эти описалки. Мне проще их игнорить будет. Спасибо заранее.

GHackwrench #6
0

Университет Таинств? Где-то я это уже слышал...

Rezver #7
0

*Хмуро тыкает веточкой в дохлый труп очередного мёртвого фанфика* Как же вы все задолбали, недописцы сякие-такие...

Лунный Жнец #8
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...