Принцесса на день

Твайлайт узнает что никто из ее подруг не помнит о принцессах.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Как поймать...

Вайт помогает ЭплДжэк с проблемой...

Эплджек Биг Макинтош

История одной пони

Однажды обычная пони попала в необычную ситуацию: она проснулась прямо на улице заброшенного города и совсем ничего не помнила. Ей нужно было найти ответы, и найти быстро, ведь с заходом солнца улицы перестанут быть пустыми.

Luna's Descent

Краткий очерк о ночи, предшествовашей превращению Луны в кошмарное воплощение тьмы. Туман прошлого слишком долго покрывал многие детали - пора их раскрыть!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

RPWP-1: "У Селестии выходной"

Впервые за века Принцесса Селестия получает выходной. Этот день будет просто идеальным!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Инсайд Меджик

Cаркастический рассказ. Имея большой опыт жизни на земле, рандомный чухан попадает в мир каней. Станет ли он добрым сопляком водовозом или заставит всех протирать свои стальные яйца до блеска?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Другие пони Человеки

Хроники Первого Круга

Эквестрия – воистину райское место. Но стоит лишь зайти за её границы и становится понятно: страшные, чудовищные события происходят по всему Эквусу. Всегда происходили.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Между нами целый космос

Их разделяет бескрайний космос. Но для истинной любви не существует границ...

ОС - пони Человеки

Четыре кобылки и одно недоразумение

Четыре кобылки мило попивают в баре. Что может пойти не так?

Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия

День зимнего солнцестояния

Зарисовка из жизни пегаса, что выпускает снег. (пролетать мимо)

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Пролог Глава 2. Сиделка на один день

Глава 1. Знакомство со Спарклами

Курсант Шайнинг Армор и принцесса Каденс встречаются уже год. В конце весны семья Шайнинга приезжает в свою кантерлотскую резиденцию, что означает прекрасную возможность для долгожданного знакомства с его родителями и сёстрами. Юная аликорна весьма заинтригована, так как сам Шайнинг рассказал о них до смешного мало.

Дверь в уютный особняк по адресу Сумеречный переулок, 3, была сделана из дуба, и украшена лишь символом лежащей луны. Ничего особого.

"Шайнинг так мало говорит о своей семье, как будто стесняется, — думала Каденс, — Ладно, я бы поняла, если бы он был младшим ребёнком из обедневшей дворянской семьи. Но он старший сын, а судя по реакции тёти на слово "обедневший", то материально положение семьи описывается его антонимом. Что он скрывает?"

Впрочем, её любимый жеребчик сейчас стоял с ней перед крыльцом. Сейчас всё станет ясно. Один звонок. Далёкий голос... знакомый голос. Перестук подков. Открывшая дверь жёлтая единорожка сразу же застыла в шоке, увидев Каденс. Сама Каденс застыла в таком же ступоре. Перед ней стояла исчезнувшая три года назад прямо из Замка Сансет Шиммер.

— Каденс?!

— Сансет?!

— Вы знакомы? — спросил Шайнинг.

Каденс могла бы сказать, что волны удивления, исходящие от троих, могут сбить любого эмпата с копыт, но по понятной причине её способности к анализу были парализованы.

— Да! — хором ответили они, продолжая сверлить друг друга взглядами. Тут раздался женский голос из глубины дома:

— Санни, дорогая, кто там? Шайнинг?

— Да, мам. С другом, как и обещал.

— Уже лечу! — раздался ещё один женский голос, а затем из-за спины Сансет вылетел... вылетела кремовая фестралка средних лет, с красной гривой, в которой имелось несколько цветных прядей. Она удивлённо посмотрела на Каденс, облетела её, а затем чуть не уткнулась носом в её крыло, от неё шли волны удивления и интереса. А затем она крикнула:

— Вельвет, скачи сюда, посмотри какой необычный друг у нашего Шайни!

— Не надо так кричать, а то вся улица сбежится посмотреть на него... неё, — сказала ещё одна пони-единорог серого цвета с конфетной гривой, выходившая из дома. Это была по всей видимости Вельвет Спаркл, родная мама Шайни и матрона Спарклов. А фестралка, по всей видимости Флауэр Мун, вторая мать в табуне. Это, а так же имя его отца: Найт Шайнинг Лайт — всё, что Каденс удалось вытянуть из своего любимого жеребчика за почти год отношений.

Пока она вспоминала всё их разговоры о семье Шайни, серая пони пристально рассматривала её, а затем обратилась к ней:

— Принцесса Ми Аморе Каденция Гармоника, как я полагаю? Шайнинг Армор, поздравляю, ты меня удивил. Скрывать под выражением "мой добрый друг" целую принцессу! Однако, пройдёмте внутрь. Кантерлотский дом Спарклов пустовал почти девять месяцев, и мы ещё не закончили уборку. Несмотря на защитные чары, пыль всё равно проникает в дом. Но если Ваше Высочество подождёт...

— Просто Каденс, леди Вельвет, я не люблю церемоний.

— Что же, Каденс, можешь в таком случае звать меня Вельвет, а мою сестру по табуну Флауэр. Думаю, с Сансет, нашей воспитанницей, вы знакомы, — утвердительно закончила матрона, двинувшись к двери дома. Сансет последовала за ней, предварительно мрачно оглянувшись на принцессу Любви и Шайнинга.
Каденс посмотрела на Шайнинга, он сглотнул и жестом пригласил её идти спереди. Что она и сделала. Впрочем, едва войдя в дом, она столкнулась с фиолетовой кобылкой, вылетевшей из-за угла с криком "СБДН!".

— Твайли, ты в порядке? — тут же подлетел к ней Шайнинг.

— Я в порядке, — сказала кобылка, вставая. Затем она в замешательстве уставилась на Каденс, а аликорна на неё.

— Это моя младшая сестра Твайлайт, — сообщил ей Шайнинг, который затем оглянулся. Каденс проследила его взгляд и увидела троицу жеребят примерно одного возраста, выглядывающих из-за угла. Самая крупная и, по-видимому, старшая, напомнила Каденс древний портрет, изображавший её тётю в детстве.

— А это мои остальные сёстры, — продолжил её жеребчик сердца, — Твинклшайн, Дансер и Минуэтт. Они тебе понравятся, — закончил он, явно нервничая. Каденс, при всей своей эмпатии так и не смогла понять причину его тревоги.

"Он что, думает, что я не люблю кобылок? — подумала она, и тут её осенило — конечно же, он боится, что мне не понравится его большая семья. Аристократки требуют от супругов моногамии и часто рожают лишь пару жеребят. А здесь целых четверо. Плюс Шайни — пятеро. Хотя почему они одного возраста?"

Тем временем кобылки вышли из своего укрытия и подошли к Твайлайт, не отрывая взгляды от Каденс. Старшая хотела что-то сказать, но её опередила лавандовая сестра, буквально светившаяся любопытством:

— Ты настоящая аликорна — принцесса Любви? — спросила она.

— Да. А ещё я член общества медсестёр-добровольцев и участница Группы Помощи и Присмотра. Мы помогаем детским домам.

— Я тебя помню, — вдруг сказала старшая белая единорожка, — ты приезжала к нам в приют, когда мы с Миной только туда попали. Ты ещё рассказывала нам сказку. Это было... — задумалась кобылка, — четыре года назад.

"Вот в чём дело! В это семье два приёмных ребёнка! Да, редкий дворянский дом возьмёт приёмыша. Снобы, одно слово," — пронеслось у неё в голове, прежде чем она начала вспоминать.

— Четыре года... четыре года. Моя первая поездка, Винниаполис... значит ты Твинклшайн! И с тобой была Минуэтт, твоя сестра! Это были вы! Я вас помню! Я вам сказала, что такие милые кобылки обязательно найдут любящую маму! Так ведь и произошло, правда?

— Да! — подхватила разговор синяя сестра, Минуэтт. — У нас лучшая семья, — две мамы, папа Найт Лайт, который учит нас делать фокусы и три новые сестры! И Шайнинг, но с тех пор как он уехал учиться мы его видели только на День Согревающего Очага. Нам без него грустно, он хороший и добрый, и всегда защищает нас. Он сказал, что едет учиться защищать нас ещё лучше, а пока мы останемся с Сансет, которая о нас позаботится, как старшая.

— Так Сансет ваша самая старшая сестра?

— Технически, — вступила в разговор единорожка кремового цвета с такой же красной гривой как у Флауэр, в которой затесалась фиолетовая прядь. От неё шли волны недоверия, явно направленные на принцессу Любви, — она воспитанница нашего Дома. Но мы любим её как сестру. А ещё она любимая кобыла Шайнинг Армора.

От этого заявления Каденс стало не по себе. У неё есть соперница, уже вписавшаяся в табун Спаркл.
"Стоп, — подумала она. Табун? Вот и ответ на возникший вопрос! Мне же надо когда-нибудь помириться с Санни. Это будет весело... Я надеюсь."

— Я тоже его девушка. Надеюсь, однажды мы с Санни тоже станем такими же хорошими сёстрами, как и вы, девочки.

Все четверо улыбнулись, но улыбка Твайлайт вдруг стала ещё больше. Кобылка подпрыгнула и крикнула:

— Вы поняли?! Вы всё поняли?! Принцесса Каденс хочет тоже быть нашей старшей сёстрой! Как Сансет!
— и фиолетовая единорожка подпрыгивая закружила вокруг Каденс, приговаривая: — У нас будет сестра-принцесса, сестра-принцесса!

За её примером последовала Минуэтт, а затем и неуверенно подошедшая Твинклшайн тоже присоединилась к хороводу. Розовая аликорна расслабилась и огляделась. Шайнинг смотрел на это с облегчением, Сансет с задумчивостью, а старшие кобылы с улыбками. Вдруг хоровод кобылок прервался, а к ноге принцессы прислонилось крошечное копытце, после чего раздался голос Дансер:

— Ты будешь?

Каденс встретилась с кобылкой взглядом, потом посмотрела в глаза Твайлайт, стоящей вполоборота за своей сестрой. Она заколебалась, но в тот же миг вспомнила прошедшие месяцы с Шайнингом. "В омут, так с головой!" — подумала она и ответила:

— Да, я буду вашей с Сансет сестрой.

— Ура! — крикнули три детских голоса, а Дансер улыбнулась. Каденс почувствовала, что её недоверие если и не рассеялось, то по крайней мере сильно ослабло. Однако усилилось напряжение со стороны Сансет, её эмоциональный подчерк Каденс узнавала безошибочно. Как-никак, но Сансет — тоже её семья, хоть они так и не стали близки.

Сцену прервал мужской голос:

— Дорогие мои, я всё понимаю, но обед стынет. А у нас в прихожей жутко голодная магическая аликорна, которой, если верить легендам, нужно питаться по часам, иначе она начнёт жевать деревянные перила и траву на газонах, — произнёс синий жеребец с темно-синей гривой и кьютимаркой в виде двух месяцев, вышедший из-за того же угла, что и кобылки ранее. От него так и веяло надёжностью и доброжелательностью.

Каденс решила поддержать шутку:

— Да, у меня уже начинают течь слюнки! Вы ведь не хотите Слюнного Потопа!

Девочки, все четверо, дружно затрясли головами, а затем потащили её в столовую, где всю семью ждал обед.


После обеда, перед уходом Каденс подошла к Сансет и задала вопрос, который мучил её весь день:

— Сансет, тётя Селестия знает, что с тобой случилось?

Невинный вопрос вызвал бурю страха, гнева и прочего недовольства от юной волшебницы:

— Нет, по крайней мере я ей ничего не говорила. И не буду! — отрезала Сансет.

— Но...

— Никаких но, Каденс, если ты не хочешь испортить со мной отношения. Я... я не могу... не хочу больше попадаться ей на глаза. Всё!

Аликорна Любви не смогла больше ничего сказать единорожке, в душе которой смешались страх и раскаянье. Хоть Каденс была и молода, но её опыт уже подсказывал ей, что такие травмы так просто не лечатся. Нужно будет поговорить с тётей.


Уже поздно вечером, вернувшись домой в замок, молодая аликорна прошла к покоям тёти. Пройдя мимо стражников в золотых доспехах, без вопросов пропустивших младшую принцессу, Каданс оказалась в личной комнате принцессы Солнца, где та устало сидела на подушке, потягивая свой неизменный чай.

— Как прошло знакомство с родителями твоего друга? — спросила Селестия.

— Ты знала про Сансет? — ответила младшая принцесса вопросом на вопрос.

— Да. Удивительно, не правда ли? Я выгнала Сансет, и в тот же день её наставницей стала другая пони. И кто? Действительно, Вельвет Спаркл обладает довольно серьёзным авторитетом в научных кругах. Она лучший преподаватель Университета Ванхуфер. С учётом её возраста, интенсивность её работы впечатляет. Нет, Сансет сменила наставницу на лучшую из доступных. Возможно, даже лучшую, чем я. Ведь она дала Санни то, чего не смогла дать я — семью.

В уголке глаз Солнечной пони блеснула слеза. Каденс подошла к тёте и обняла её:

— Не во всём твоя вина, — меньшая аликорна попыталась утешить большую.

— Но я дала ей цель, а затем, вместо того, чтобы наставить её на правильный путь, стала ставить палки в колёса на том пути, который она нашла сама. Это моя вина, я провалилась как наставница.

— Ещё есть шанс всё исправить, — Каденс не сдавалась. — Вернуть если не прежние отношения, то хотя бы дружбу.

— Ты действительно думаешь, что она захочет со мной разговаривать после всего, что между нами произошло?

— Да. Нужен только маленький толчок в нужный момент. — ответила Каденс, а затем попрощавшись с тётушкой, направилась в свои покои. По пути её мысли постоянно возвращались к одному и тому же моменту — почему она почти не ощущала никаких эмоций от Вельвет Спаркл?