Автор рисунка: Stinkehund
Новое лицо в Понивилле Акт третий

Акт второй

Честность не порок?

Для Колд Ская утро выдалось вполне неплохим. Он нашёл неплохой домик, где его и приютили на время, к тому же за небольшую плату. Комната была не на солнечной стороне, впрочем, пегаса вряд ли разбудили бы слепящие лучи солнца, потому что когда оно взошло, тот уже спускался по лестнице, готовый к предстоящему дню. Прямо возле выхода он встретил хозяйку, добродушную, милую, косоглазую пегаску-почтальона, Дитзи Ду, кажется. Однако в городе она была более известна под другим именем.

— Привет, Дерпи! – улыбнулся Колд Скай. – Уже собираешься?

— О, привет Скай! – один из глаз пегаски посмотрел чуть выше, а другой чуть ниже собеседника. Такая привычка вначале ввела пегаса в смятение, но он уже немного свыкся с этим. – Конечно собираюсь! Письма ведь кто-то ждёт! А ты куда пойдёшь?

— Не знаю, — пожал плечами пегас. – Прогуляюсь по городу, осмотрюсь немного…

— Ясно, — улыбнулась Дитзи. – Ладно, я полетела! Удачи!

— Эм, Дерпи? – Пегаска повернулась, чтобы посмотреть на пегаса, указывающего на распахнутую дверь.

— Ой, точно! – Дитзи тут же прилетела обратно, взяла ключи, заперла дверь и улетела. Колд Скай посмотрел ей вслед, а затем обратил свой взор на землю. Усмехнулся, подобрал ключи и положил на крыльцо.

— Так точно не потеряет, — заключил пегас и, удовлетворённый своей работой, начал свою прогулку. Собственно, планов у него на сегодня не было, Инсэйн он понадобится нескоро, а Тизер так и не указал ни времени, ни места встречи, и вполне возможно, что подойдёт он, как и в прошлый раз, неожиданно. Поэтому он решил заняться своим любимым делом: наблюдением. Это и интересно, потому что всегда узнаёшь нечто новое, и полезно, ведь никогда не знаешь, что и когда тебе может пригодиться.

Пройдя пару кварталов, Колд Скай вышел на дорогу, бывшую некогда одной из тупиковых, но недавно ставшей центральной. Вообще многое в Понивилле поменялось после появления замка, но нельзя было сказать наверняка, изменения привели к лучшему или к худшему. Во всяком случае, пока что принцесса Твайлайт Спаркл не горела желанием превратить этот милый провинциальный городок в некое подобие Кантерлота, города, полного красивой бесполезной стражи и напыщенной дворцовой знати. Одно лишь воспоминание о столице вызывало у пегаса стойкое чувство отвращения. Да, о принцессах он был совершенно иного мнения, хоть и разговаривал лишь с Селестией, да и то лишь раз, но она не производила впечатление глупой или горделивой. Иногда казалось, что не Кантерлот защищает принцессу, а принцесса Кантерлот, и отчасти это было правдой.

От дальнейших раздумий про столицу пегаса отвлекло столкновение с двумя пони.

— Ой, простите, — Колд Скай встрепенулся и помог встать пегаске, которую он нечаянно сбил.

— Ничего, — кобылка отряхнулась от пыли и посмотрела на своего спутника. – Иногда разговоры могут сильно отвлекать от дороги.

— И не только разговоры, — заметил пегас. – Мысли тоже.

— Тоже верно, — подал голос молчавший доселе единорог.

— И о чём же вы думали, если не секрет? – поинтересовалась пегаска.

Колд Скай вздохнул. В принципе, ничего плохого не будет, если он поговорит с этими пони, верно?

— Как вы думаете, какая судьба ждёт Понивилль? К чему его приведёт правление принцессы Твайлайт Спаркл?

— Если честно, не думаю, что принцесса Дружбы будет здесь что-либо кардинально менять, друг, — улыбнулся единорог. – Поверьте мне, я здесь живу давно, и я знаю, что ей это место дорого именно в таком виде, и она будет изо всех сил пытаться сохранить всё так же, как было.

— Ну а как Вы думаете? – Колд Скай повернулся к пегаске.

— Сложный вопрос, — кобылка задумалась. – Я знаю её не настолько хорошо, как мой приятель, но я всё же придерживаюсь его мнения. А что заставило Вас задуматься над таким вопросом? И кстати, может лучше на «ты»?

— Охотно, — согласился пегас. Неформальное общение было приятно и ему. – Просто я думал, а вдруг Понивилль ждёт судьба нашей столицы…

— Не приведи Селестия, — засмеялся единорог. – В Эквестрии станет одним тихим уголком меньше.

— Гм, глубокоуважаемый… как к вам лучше обратиться?

— Проксимат, можно просто Прокс, — улыбнулся единорог.

— Так вот, Прокс, не пойми меня неправильно, но принцесса Твайлайт вроде раньше жила в Кантерлоте? Почему ты так уверен, что она не захочет перенести частицу родного города сюда?

— Единственное, что она захочет сюда перенести – это принцессу Селестию, — ответила за своего друга пегаска.

Все трое дружно расхохотались.

— А куда ты идёшь? – первым успокоился Проксимат.

— Да никуда особо, просто гуляю, — ответил пегас.

— Так давай пойдём вместе! – предложила кобылка. – Меня, кстати, Торнадо зовут.

— Колд Скай, — приветственно хлёстнули крылья.

— Слушай, Скай, а ты давно здесь живёшь?

— Нет, недавно… А что такое?

— Ну, у меня тут с жильём небольшая проблемка… — тут пегаска смущённо отвела взгляд.

— А я её приютить пока не могу, — добавил Прокс. – Ну, точнее, я-то могу, но она не согласится.

— В смысле? – Пегас насторожённо поднял уши кверху.

— Да я возле Вечнодикого живу, — объяснил единорог. – Там желающих пожить мало.

— Как ты сам там жить-то умудряешься? – покачал головой Колд Скай.

— Сноровка, и все дела, — просто пояснил Прокс. – Ну и талант, конечно…

«Да уж, мог бы и сам догадаться», — подумал пегас. Силуэт пони за парой скрещенных веток – идеальная метка для военного разведчика, либо для искателя. Первых в Эквестрии днём с огнём не сыщешь, а вот вторые всё же встречаются.

— То есть ты пока снимаешь жильё? – Пегаска вновь обратила внимание Ская на себя.

— Ну, можно сказать и так, — кивнул пегас.

— Может, поговоришь со своим хозяином…

— Ну ты смотри, только познакомилась, а уже клеиться начинает, — засмеялся Прокс, заслужив уничтожающий взгляд от спутницы.

«Право, что за кобылка», — размышлял Колд Скай, — «ей лень искать дом самой? Хотя, в принципе, что я теряю? Поговорить с Дитзи я смогу, а там посмотрим…»

— Хорошо, поговорю, — кивнул наконец пегас.

— Большое спасибо! – пегаска улыбнулась такой очаровательной улыбкой, что Колд Скай не смог не отметить про себя, что она очень даже милая.

— Торнадо! – раздался крик впереди по улице. Пегаска повернулась и с неверием посмотрела в сторону, откуда донёсся крик. Оттуда как раз шли изумрудная пегаска и лавандовый аликорн. Видно было, что они о чём-то разговаривали до тех пор, пока не увидели шагающую по улице троицу.

— Лиф? Неужели… Как ты…

Смех принцессы и пегаски заставили пегаса и единорога недоумённо переглянуться и внимательно вглядеться в знакомую Торнадо. И к величайшему своему удивлению, они не смогли увидеть ничего, что могло бы потрясти подругу.

— Эй, Торнадо? – помахал копытом у лица пегаски Прокс. – Эквестрия вызывает Торнадо…

— Нет, пока ещё не вызывает, — улыбнулась принцесса, вызвав очередной приступ смеха у изумрудной пегаски.

— Но как? – только и смогла вымолвить поражённая кобылка.

— Твоей подруге, Торнадо, очень повезло, потому что я недавно начала изучать лечащие заклинания, — ответила Твайлайт Спаркл. – И ещё я должна отметить, что она довольно смелая, если решилась быть первой испытуемой.

— Так что теперь всё просто здо…

— Нет, не так всё здорово, как кажется, — улыбка принцессы исчезла, как только она повернулась к Лиф. Та уже как раз готовилась воспарить над землёй, но, столкнувшись со взглядом Твайлайт, медленно опустила передние копыта и сложила крылья. – Да, кости я срастила, но лучше на денёк-другой с полётами повременить. Помнишь, что я тебе говорила?

— Никогда не любила лекции. – Лиф посмотрела вверх, а вот троица потихоньку начала смеяться. Аликорн сначала раскрыла рот, затем успокоилась и, вдохнув поглубже, зачитала, словно наизусть:

— «Заклинание сращивания костей может быть нестабильно. Для пущей уверенности в срастании костей пациенту рекомендуется воздержаться от полётов на один-два дня, чтобы за этот срок кости в положении, откорректированном магией, успели срастись, как если бы заклинание не было применено»

— А она все книги наизусть знает? – спросил Колд Скай, вызвав взрыв смеха у своих друзей. Изумрудная пегаска, кстати, перестала смотреть вверх и тоже захохотала во всё горло. И только Твайлайт пыталась выглядеть возмущённой, безуспешно пытаясь скрыть улыбку. В конце концов ей это надоело, и она тоже присоединилась к общему веселью.

— Да уж, остры ваши языки, — заметила принцесса после того, как все угомонились.

— В общем и целом – не такие уж и острые, — возразил Прокс. – Я встречал пони и с гораздо более тонким чувством юмора.

— А то что посмеяться любим – так кто же не любит? – подмигнул Колд Скай.

— Э-э-эй, а чего тут все веселятся? Что весёлого случилось? А, Твайлайт? – Розовая кудряшка появилась, как всегда, из ниоткуда. Она словно выросла из-под земли прямо посреди компании.

— Привет, Пинки, — поздоровалась принцесса.

— Да-да, привет, Твайка-всезнайка. И тебе привет, Торнадо, и тебе привет, Лиф… Лиф? А как ты так быстро выздоровела? А ты можешь летать? А ты покажешь как ты летаешь? А ты летаешь быстрее, чем Рейнбоу Дэш? Хотя, вряд ли, потому что Рейнбоу Дэш – единственная, кто смогла сделать Радужный Удар, а до неё это была всего лишь легенда… О, а вы двое кто такие? Вы новенькие в Понивилле? Привет, я Пинки Пай…

Как ни старались пони поспеть за мыслью розовой кудряшки, это было бесполезно. Единственная, которая хоть как-то понимала, о чём говорит земнопони, была аликорн, и сейчас она просто стояла и улыбалась.

— Пинки, успокойся, пожалуйста, — смеясь, попросила Твайлайт.

— Успокоиться? Но если я успокоюсь, то тогда я не успею подготовить вечеринку для… раз, два, три, четыре – четырёх новых пони и выздоровления одной из них! А если я не успею подготовить сегодня вечеринку, то о них узнают только завтра, и много времени для веселья будет потрачено впустую…

— Пинки, успокойся на минуточку! Минута не решит организацию вечеринки! – Розовая кудряшка наконец успокоилась, но то, что она зависла в воздухе на несколько секунд, спровоцировало неловкое молчание, прерванном коротким «Что?» от Колд Ская.

— В общем, пони, Пинки решила за вас взяться всерьёз, и подготовить грандиозную вечеринку в честь четырёх новых гостей. Я права, Пинки?

— Пяти гостей, — поправила земнопони.

— И кто пят… гм, поняла. Ладно, пять гостей. И теперь, чтобы избавиться от Пинки, вам понадобится сказать свои имена. Да-да, джентлькольты, именно вам!

— Колд Скай, — отчеканил пегас.

— Проксимат! – выкрикнул единорог.

— Чудненько! – улыбнулась кудряшка. – И да, помните: эта вечеринка, — тут земнопони пристально всех осмотрела, посмотрела вокруг, убедилась, что её никто не мог подслушивать, и прошептала, — СЮРПРИЗ!!! Ну, я побежала!

Только её и видели! Как появилась – так и исчезла эта розовая аномалия.

— Так, стоп, — первым опомнился Колд Скай. – То есть нам сказали, что вечеринка – сюрприз для нас???

— Это же Пинки Пай, привыкай, — усмехнулась Твайлайт. – Кстати, вечеринка для вас действительно окажется сюрпризом, уж поверьте мне.

— Сложно поверить в такое, — простонал Проксимат. – Если бы я не видел её раньше – сказал бы, что у нас массовая галлюцинация…

— Подожди, а где ты её видел раньше? – удивилась принцесса.

— Ну, я вообще давно тут живу… Не конкретно тут, возле Леса…

— А почему я никогда твой дом не видела? – подняла бровь Твайлайт.

— Пока не захочу – никто кроме меня не увидит, — ухмыльнулся Прокс.

— Кого не увидит? Вон ту маленькую хибарку?

Единорог подпрыгнул на месте и обернулся. Прямо за ним стоял минотавр, вот только какой-то щупленький и без рогов, к тому же улыбающийся слишком искренне. Реакция на появившегося была неоднозначна. Торнадо и Твайлайт выглядели обрадованными, Проксимат и Лиф Виспер его увлечённо рассматривали, и лишь Колд Скай остался внешне спокойным.

— Что ты такое? – спросила наконец Лиф Виспер.

— Эх, никогда я, наверное, не привыкну к такой постановке вопроса… — засмеялся не-минотавр. – Человек я. Не знаю, жили ли подобные в Эквестрии, и остались ли хоть какие-то упоминания о них… Но не суть.

— Вот и тот самый Харбинджер, о котором я говорила, — улыбаясь, сказала Торнадо.

Мы разве знакомы? – услышала синяя пегаска в голове голос Харбинджера. – А, стой

— Я тоже рад тебя видеть, Торнадо, — улыбнулся Харбинджер. – Ну, с тобой, Твайлайт, мы уже знакомы, — полупоклон в сторону принцессы. – Остальные… что ж, давайте устраним некие недосказанности в смысле наших имён! Дарк Харбинджер, — поклон трём оставшимся друзьям.

— Лиф Виспер, — ответила изумрудная пегаска.

— Проксимат, — пролепетал всё ещё ошарашенный единорог. Тут же он заслужил насмешливый взгляд человека.

Правда? Очень, очень интересно… — голос в голове Проксимата не мог принадлежать никому, кроме человека. – Надеюсь, мы сможем о многом поговорить в более, так сказать, личной обстановке…

Пока единорог пытался подавить в себе неведомо откуда взявшееся чувство страха, оставшийся пегас решил представиться:

— Колд Скай.

— Что ж, замечательно!

— А что ты имел под «хибаркой», Харбинджер? – наконец выдавил из себя Проксимат.

— Да, простите за то, что немного подслушал ваш разговор… — человек едва заметно кивнул на вопросительное выражение лица Торнадо, а затем продолжил, — Помнится, вы говорили, что…

— Может, лучше на «ты»? – поморщился единорог.

— Как хочешь. В общем, если ты думаешь, что твой дом незаметен, то ты ошибаешься. Хотя, может, его заметил только я, — тут Харбинджер задумался. – Твайлайт, скажи, а какие заклинания ты накладывала на линзы?

— Только заклинание смены формы, — неуверенно ответила принцесса.

— Хм, — человек посмотрел вверх. Через полминуты он снова опустил взгляд на аликорна.

— Твайлайт, ты ведь представляешь себе, какие возможности предоставляют эти линзы?

— Догадываюсь, не только корректировка зрения… — проговорила задумчиво принцесса. Остальные лишь переводили недоумённый взгляд с Твайлайт на Харбинджера и обратно.

— Определённо не только корректировка зрения, — кивнул человек. – Если значительно менять форму линзы, к примеру, изменить кривизну в два-три раза…

— Ты хочешь сказать, что меняющиеся линзы могут заменить микроскопы и телескопы? – Твайлайт выгнула бровь дугой.

— Нет, не заменить, — улыбнулся Харбинджер. – Но как компактный бинокль их использовать вполне можно. А если сделать такие линзы в корпусе телескопа…

— Я извиняюсь, конечно, но, может, вы обменяетесь своими идеями потом? – предложил Колд Скай.

— Конечно, — кивнул человек. Затем он взглянул на наручные часы и продолжил. – Тем более, я сейчас немного спешу. Было приятно поболтать! Ещё встретимся!

Харбинджер помахал своей рукой и побежал дальше.

— Куда это он? – нахмурилась Торнадо.

— Не уверена… — сказала Твайлайт.

— Что такое? – подключилась Лиф Виспер. В тот же момент синхронно вздохнули принцесса и единорог, а Торнадо весьма успешно подавила такой же вздох. Колд Скай призадумался. Какого…?

— Выброс магической энергии на ферме «Сладкое Яблоко»! – так же синхронно завопили Прокс и Твайлайт.

— Оставайтесь здесь, — твёрдо сказала принцесса. – Я должна выяснить, что произошло.

В тот же момент она взмахнула крыльями и улетела в ту же сторону, в которую убежал Харбинджер.

— Ну, чего стоим? Побежали! – Торнадо ринулась вдогонку. Прокс побежал следом.

— Стойте, а как же приказ принцессы Твайлайт? – закричала Лиф Виспер.

— Плевать я на них хотела! – ответила Торнадо. – Там что-то происходит, и я не собираюсь оставаться в стороне!

Лиф Виспер лишь вздохнула, а затем поднялась в воздух и последовала за подругой. Последним полетел Колд Скай, внезапно очнувшийся от нахлынувших мыслей. Что-то с Торнадо было определённо не так. Но что?

***

Из дневника Дарк Харбинджера

Я привык всегда и везде спешить. Надо мне на занятия или в город – я всегда бегу, либо быстро иду. Весело иногда слышать вслед нечто вроде «Беги, Форрест!» Но всё же, скорость и спешка – это те вещи, к которым я начал приучать себя ещё со школы. И хоть мне все говорили «поспешишь – людей насмешишь», я чихал на чужие советы и продолжал спешить. И наконец настал момент, когда моя привычка, моя страсть к скорости начала приносить плоды.

Всплеск произошёл почти сразу же после моего расставания с Твайлайт, Наликрис, Лиф Виспер, Колд Скаем и чейнджлингом, представившимся как Проксимат. На этот раз я почувствовал высвобожденную энергию. Такое ощущение, будто на тебя несётся огромная волна, а затем сбивает с ног и погребает под огромной толщей воды. Я ненадолго остановился и отдышался. Энергии было очень много! Я явно это чувствовал. Если каждый Всплеск будет всё сильнее и сильнее, последним снесёт пол-Понивилля как минимум. Но лучше не отвлекаться. Свист воздуха привлёк моё внимание. Я поднял голову и увидел в небе Твайлайт. Нет, она ни за что не должна увидеть Эпплджек в том виде, в котором она находится сейчас!

Я сконцентрировал всю магическую энергию, что у меня была, на кончиках пальцев и начал чертить в воздухе. Каждый росчерк тут же вспыхивал ярко-синим пламенем, постепенно приобретая нужную форму символа телепортации. Осталось лишь вдохнуть жизнь в символ…

Моё появление на ферме должно было остаться незамеченным. А как иначе? Всплеск такой силы должен был заставить потерять сознание всех пони в радиусе примерно полкилометра. Тем больше было моё удивление, когда рядом с Эпплджек я увидел…

— Инсэйн?

Заплаканная единорожка повернулась ко мне.

— Харбинджер? Я… я не специально! Честно!

Не обращая на её крики ровно никакого внимания, я легко отодвинул её в сторону. Вот она, хранитель Элемента Честности, Эпплджек. По выражению её лица можно было сказать, что она спит, если бы не дыхание. Один вдох и один выдох за минуту… Да уж, сказать «замечательно» в таком случае – всё равно, что закатить вечеринку на могиле усопшего.

Я глубоко вдохнул, посчитал до пяти и выдохнул. Спокойно, Харбинджер. Это не самое худшее, что могло произойти. Пора достать книгу. Оранжевая закладка. Ох, Дискорд, ну ты и хитрец… Вновь расшифровка? А почему бы и нет? Алфавит я помню. Блокнот и ручка. Краем глаза я заметил, что Инсэйн перестала плакать, и теперь она лишь безмолвно наблюдает за моими действиями. Неважно. Шифр Цезаря – на три назад. Выходит ещё одно заклинание. Книга занимает своё законное место в сумке, а блокнот оказывается перед глазами. Как будто со стороны глядя на себя, начинаю читать:

Начало всех историй

Как будто бы одно:

Есть две извечных стороны -
Всегда добро и зло.

И если меня спросите:

«А есть ли во лжи прок?»

Одно смогу ответить:

Что Честность – не порок.

Отметив про себя, что смысл стиха немного смазан, я замолчал. Вокруг меня и Эпплджек замерцали оранжевые искры. Вспышка – и темнота.

***

Так, теперь осталось самое сложное: подобрать правильные слова. В прошлый раз всё получилось чисто интуитивно, но хочется полагаться не только на удачу. А для этого надо оценить обстановку…

— Здаров, Харбинджер! – услышал я голос фермерши. Оглянулся. Тихо охнул. Дела плохи… Рядом с Эпплджек стояли пять полупрозрачных фигур.

— Привет, ЭйДжей! – немного запоздало бросил я. – Как дела?

— Та вот, сейчас с подругами пойдём к Замку. Грят, там снова какая-то Дискордщина творится…

— С подругами? – переспросил я. – Ты ведь одна.

Непонимание появилось в глазах фермерши, но искра сомнения была посеяна, и без того фантомные её подруги покрылись лёгкой рябью. Нельзя медлить, нужно действовать!

— Порой ложь самому себе настолько мастерская, что ты не видишь разницы между вымыслом и реальностью. Настала пора покинуть мир иллюзий, ЭйДжей. Ты нужна друзьям.

Фермерша колебалась. Для неё подруги наверняка выглядели настоящими, но я уже видел серьёзнейшие помехи в их силуэтах. Для убедительности я протянул руку.

Пожалуйста, шагни на встречу. Всего лишь шаг…

ЭйДжей неуверенно занесла копыто…

Ну же, осталось совсем чуть-чуть…

— Коснись моей руки, Эпплджек, — неожиданно тепло сказал я. – А потом коснись своих подруг.

Эта фраза убедила фермершу. Она коснулась моей ладони, и я легонько приобнял её копыто. Затем она протянула копыто к призракам, и те улетели, словно их унёс внезапно поднявшийся ветер.

— Настало время, Эпплджек, — повторил я. – Проснись…

***

Рывок – и я сижу на земле, глубоко дыша и оглядываясь вокруг. Инсэйн переводит потрясённый взгляд на меня, затем на Эпплджек.

— Что тут произошло? – это подлетела Твайлайт.

— Всё в порядке, Твай, — ответила ЭйДжей. – Я, походу, немного задремала…

Я незаметно подмигнул принцессе. Взгляд, посланный мне, имел миссию узнать от меня всю историю Эквестрии со времён Большого Взрыва… или какая хрень у них тут созданием мира считается? Инсэйн, кстати, успела слинять, так никем и не замеченная. Что ж, эдакая единорожка-загадка. И что мне с ней делать?

— И что тут было? – а вот и Наликрис-Торнадо. Замечательно. Вот он псевдо-Проксимат, вот Лиф, вот Скай…

— Вот уж все и в сборе, — подытожил я. – Давно не виделись.

Когда от меня наконец отстали с расспросами, на которые я большей частью отшучивался, я смог посмотреть на свою добычу. Идеальной формы янтарное яблоко создавало невероятную игру света.

— Второй этап пройден.

***

— Так что же там всё-таки произошло? – Наликрис приняла свой обычный облик и сидела рядом со мной, заинтересованно глядя прямо в глаза.

— Я ведь говорил ещё при Твайлайт: я не могу об этом говорить, — в который раз повторял я. – И дело не в том, насколько я вам доверяю. Будь моя воля – я бы сам это из своей памяти вырезал, для пущей безопасности.

— Ой, да неужели? – хитро подмигнула Лиф Виспер. Удивительно, но эта кобылка вполне уютно себя чувствовала в компании человека и двух перевёртышей. Я даже проверил её магические способности – ничего, что указывало бы на перевёртыша или на Избранного. Как же она познакомилась с Наликрис?

— Наликрис, а как вы познакомились с Лиф Виспер? – Судя по всему, не одного меня мучил этот вопрос. Шэдоушейп, так звали этого чейнджлинга, был, насколько я понял, одним из мощнейших магов. Даже в своём обычном виде он имел метку, что уже является необычным, и кроме того, он умел принимать форму тени! Просто невероятно!

— О, это долгая история, — улыбнулась перевёртыш, превращаясь вновь в Торнадо. – Однако мы уже рискуем задержаться. Солнце уже низко.

— И то верно, — поддержал её Шэдоушейп-Проксимат.

— Ну что, идём? – усмехнулся я.

— Конечно! На вечеринку! – взвизгнула Лиф.

Путь до «Сахарного Уголка» был недолгим и пустынным. Ещё бы, уже вечер, все либо дома, либо в кондитерской. Только на входе мы встретились с Колд Скаем и Инсэйн. Последняя смотрела на меня с восхищением, смешанным с обвинением. Интересно бы поболтать ещё и с ней. Но не сегодня. Сегодня – официально день знакомств.

Я вышел вперёд и потянул на себя ручку двери. Только для того, чтобы поймать на себя всё конфетти и услышать оглушительное:

— Сюрприз!